Кто несет ответственность за вторую войну в Нагорном Карабахе? Обеспечение безопасности армян в регионе

Information
[-]

Признаки военных преступлений в войне против Нагорного Карабаха

В известной «триаде» международных принципов два из них подтвердят, что у каждой стороны этого конфликта есть своя правда. Для одних свято право народов на самоопределение, для других – территориальная целостность государств. Но важнее всего третий принцип: неприменение силы и угроз силой. Он всеобщий.

Эта повторная война против Нагорного Карабаха привлекла к себе особое внимание регулярными обстрелами и варварскими бомбежками городов и поселений, убийством мирных жителей, вопреки всем нормам гуманитарного права. Признаки военных преступлений увидела в новом конфликте и верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет. Безусловно, надо заняться и этим.

Но почему-то не обращают должного внимания на вероломный срыв бессрочного перемирия (с 12 мая 1994 г.) и слишком частые нарушения той или иной стороной соглашений о прекращении огня и военных действий (даже в самых умеренных, гуманитарных целях). Договорённости о прекращении боёв трижды сорваны за две недели. Это становится чуть ли не нормой в этом конфликте, начиная с невыполнения четырёх резолюций Совета Безопасности ООН. Должно ли международное сообщество не замечать или терпеть такое?

Особый позор, не иначе как преступление — это разрыв давнего перемирия ради второй войны в Карабахе с тысячами жертв. За истекшие годы было немало инцидентов (кто-то даже нуждался в них и был против их расследования), но в целом перемирие держалось 26 лет. Можно отметить, что выросло «полтора поколения» азербайджанцев и армян, не ведавших лично ужасов современной войны. И вдруг разом перемирие взорвано! Внезапные смерти и кровь тысяч людей. Разве руководители сторон конфликта не должны отвечать за это?

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Жаль, что пока нет трибунала, как в Нюрнберге. В этом вихре событий нельзя забывать виновных в новой войне, в стольких бедах обоих народов. Военные преступления надо ещё прояснять. А ответственность, хотя бы моральная, за срыв перемирия должна быть возложена, но не потом, а сразу же, в эти дни. Ибо всё, что произошло и происходит далее, — прямое следствие этого грубого акта одного из лидеров воюющих сторон. Всё роковое и зловещее есть лишь производное от того, что учинено им в ту дату, 27 сентября 2020 года.

Стороны конфликта винят друг друга в начале военных действий. Могли ли армяне покуситься ещё на одну высоту, полосу или район к семи бесспорным районам Азербайджана? Им пора думать, как и за что освободить их. А если бы вздумали, могли получить отпор другой стороны на том же участке. Но Азербайджан развернул свое контрнаступление (лексика Баку) по всей линии соприкосновения сил сторон. А это требовало немалой подготовки загодя и всюду.

Как поверить в «контрнаступление», столь внезапное и повсеместное? А как забыть при этом десятилетия воинственных угроз Баку, которые не раз обсуждались и осуждались? Вспомните откровения самого президента Азербайджана Ильхама Алиева на военном параде, что война не кончена, будет продолжена? А целая серия инцидентов, чтобы обнадёжить соотечественников? Красноречив и уход Баку от ряда предложений сопредседателей Минской группы ОБСЕ… Или всё это, вместе взятое, вовсе ничего не значит?

Хорошо помню ряд аналогов и по первой войне в Карабахе. Азербайджан имел и тогда явное превосходство в потенциале, рассчитывал одолеть армян силой, даже не желал выполнять резолюции СБ ООН. Но терпел неудачи, теряя район за районом. Срывы прекращения огня тоже чаще допускал Баку. Помню курьёз, как азербайджанский президент Гейдар Алиев открыто отчитывал своих нарушителей кратких перемирий тех лет.

Как и прежде, стороны конфликта предпочитают не комплексный подход к спорным проблемам, а выборочный. Выхватывают из резолюций СБ ООН лишь то, что им выгодно. Ильхам Алиев берёт из них лишь требование освободить оккупированные территории. И ни слова о том, как выполнял Азербайджан их требования прекратить огонь, военные действия и враждебные акты. А Баку и не желал выполнять их, не раз срывал, продолжал военные действия, чем фактически помог армянам занять и районы Азербайджана, но никогда не признается в этом. К резолюции 822 были заняты лишь два из семи районов Азербайджана. Когда Россия, США, Италия (как председатель МГ СБСЕ) и даже Турция призвали стороны выполнить эту резолюцию, Армения и Нагорный Карабах дали согласие, Баку даже не стал отвечать.

В трёх резолюциях 1993 г. СБ ООН не хотел уличать виновных в их невыполнении, но в четвёртой назвал нарушителя, хотя для баланса армянам указано на «чрезмерное применение силы в ответ на эти нарушения». Сознавая ненадёжность версии о «контрнаступлении», Баку хочет оправдать новую войну давней оккупацией своей территории (хотя сам помогал армянам боями тех лет). Алиев усиленно подчёркивает, что готов завершить войну, если армяне освободят занятые территории. Случайно ли это? Недавно, подрывая собственную версию, он оспорил, будто у конфликта нет военного решения («мы доказали, что это не так»). Из этих слов тоже понятно, кто начал войну.

В известной «триаде» международных принципов два из них подтвердят, что у каждой стороны этого конфликта есть своя правда. Для одних свято право народов на самоопределение, для других — территориальная целостность государств. Но важнее всего третий принцип: неприменение силы и угроз силой. Он всеобщий. Международное сообщество призвано отвергать и считать преступным пренебрежение к этому принципу, чем бы оно ни прикрывалось. И вовсе не задним числом, а уже в эти дни и ныне.

Автор Владимир Казимиров — посол, глава посреднической миссии России в нагорно-карабахском конфликте в 1992—1996 гг., заслуженный работник дипломатической службы РФ.

https://regnum.ru/news/polit/3114029.html

***

Ереван оставил Карабах с демографическими проблемами

По мере того, как Вооруженные силы (ВС) Азербайджана демонстрировали успехи в освобождении районов Нагорного Карабаха и соседних территорий, все более остро в мировых СМИ звучал вопрос об обеспечении безопасности местного армянского населения.

Нередко обозреватели говорили о якобы существующих рисках для армян Карабаха, оставляя за скобками обещания Баку сделать все возможное для них. Однако серьёзные проблемы, связанные с демографической политикой, в этом районе, похоже, создает вовсе не азербайджанская политика. Президент Азербайджана Ильхам Алиев не раз говорил об озабоченности проблемами армянской общины. Так, в интервью итальянской газете La Repubblica он отметил, что «все жители Нагорного Карабаха будут продолжать жить там мирно и достойно» и что армяне – такие же граждане, как и остальные. «Их материальное положение станет лучше, они будут жить лучше, так как сегодня находятся под давлением режима хунты в Нагорном Карабахе», – уверял азербайджанский президент. Более того, в разговоре с японской Nikkei он высказал идею о создании в Нагорном Карабахе культурной автономии для этнических армян. «У самоопределения есть несколько видов, есть разные типы общин», – обратил внимание Алиев.

Тем не менее, само понятие «армяне Нагорного Карабаха» предполагает мозаичность. Кажущаяся на первый взгляд целостной община, на самом деле, включает в себя само армянское население, которое проживало здесь до конфликта, внутренне перемещенных лиц из других районов, «ближневосточных» переселенцев, а также различных пришлых армян. По оценкам Баку, проблема обеспечения безопасности и интеграции может касаться исключительно местного населения этого района и внутренне перемещенных лиц, но никак не приезжих, которые, по мнению азербайджанской стороны, сознательно были переселены сюда для изменения демографической карты Нагорного Карабаха в нарушение всех правовых принципов.

В результате боевых действий решение покинуть территорию Карабаха приняли фактически представители всех этих групп. Однако не всех корректно называть беженцами: это, по правовым оценкам, точно не те люди, которые являются обладатели паспортов Республики Армения. Армянское правительство приводило в начале этого месяца статистику, согласно которой в результате нынешнего обострения район покинуло около 90 тыс. человек. Большинство отправилось в более безопасные районы Нагорного Карабаха или Армении. Замминистра труда и социальных вопросов Татевик Степанян приводила данные, согласно которым в Армению из Карабаха прибыли около 40 тыс. человек (при общей численности населения района в 150 тыс. человек). Впрочем, статистика показывает различия: МИД Армении еще 24 октября называл цифру в примерно 90 тысяч человек, покинувших Карабах.

Во время боевых действий транзит из зоны конфликта был крайне затруднен. Так, с проблемами вокруг выезда из Карабаха, где шли бои, столкнулись примерно 80 журналистов, некоторые из которых были иностранцами. Причиной стало то, что ВС Армении перекрыли маршрут между Ханкенди и Арменией через Лачинский коридор. Тем не менее, жертвами халатности Еревана стало и мирное население. Известна история двух пожилых людей – 85-летней Жени Павловны Бабаян и 84-летнего Миши Мелкумяна, которые остались без какой-либо помощи во время отступления армянских сил в Гадруте. Они были обнаружены ВС Азербайджана и отправлены в Баку, где им оказали медпомощь. Спустя некоторое время азербайджанская сторона попыталась передать их вместе с военнопленными. Тем не менее, Ереван отказался забирать мужчину, вероятно, из-за тяжелого состояния.

В Баку предполагают, что армянская сторона сознательно рассчитывала, чтобы пожилой мужчина скончался на территории Азербайджана, и хотела превратить это в скандал. Вскоре он действительно скончался. Не секрет, что трудности возникли и у многих из тех армян, кто в 1990-е годы покинул Азербайджан и получил от Армении предложение отказаться от статуса беженца и пройти процесс «добровольной натурализации». Тем не менее, по оценкам армянских СМИ, те беженцы, которые приобрели таким путем гражданство Армении, верят в то, что натурализация стала ловушкой миграционной политики Армении. Их можно понять: надежды на то, что приобретение армянского гражданства радикально изменит их финансовое и социальное положение, не оправдались. Факт в том, что и натурализованные граждане, и беженцы по-прежнему остаются наиболее маргинализованной группой населения в Армении. В связи с этим сомневаться в том, что с аналогичными проблемами могут столкнуться и армяне, которые укрылись в Армении на фоне последних боевых действий, оснований нет.

Дополнительным катализатором проблем с беженцами станет непростая демографическая карта Карабаха. Проблема заключается в том, что Ереван заселял район не только приехавшими из Армении армянами, но и выходцами из ближневосточного региона – Ливана и Сирии. Интересно, что после разрушительного взрыва в порту Бейрута 4 августа армянская сторона взяла курс на прием семей оставшихся без дома ливанских армян. Так, на этом фоне в Армению прибыли более 1100 армян, из которых 10-15% - дети. До самого инцидента в порту на 4 авиарейсах прибыло еще 280 ливанских армян. В Баку считают, таким образом армянская политическая элита пыталась увеличить число «своих» людей на проблемных территориях, изменив их этнокультурный облик – в нарушение международных норм, и, в частности, Женевской конвенции 1949 года и ее протоколов.

Не случайно МИД Азербайджана еще в середине сентября выразил решительный протест сопредседателям Минской группы ОБСЕ и другим международным организациям в связи с проблемой переселения армянских семей из Ливана в Карабах. «Эта незаконная деятельность представляет собой грубое нарушение норм и принципов международного права со стороны Армении, в том числе нарушение Женевской конвенции 1949 года и ее дополнительных протоколов, а также обязательств, взятых на себя самой Арменией, – говорилось в заявлении дипведомства. – Мы призываем международное сообщество предпринять практические шаги по привлечению к ответственности правительства Армении, которое держит азербайджанские территории под оккупацией и осуществляет незаконную деятельность на этих землях».

Не вызывает удивления доказанный многими влиятельными СМИ факт, что многие армяне арабского происхождения с началом боевых действий втянулись в военную активность. Большой поток фиксировался с сентября. Поэтому данную проблему поднимал в своих публичных выступлениях сам Ильхам Алиев. «Если иностранец воюет на стороне одной страны против другой, то он считается наемником. Кроме того, у нас нет стопроцентных аргументов относительно того, что все они армяне. Нам известно, что есть и другие», – говорил азербайджанский лидер. Этот вопрос поднимали и его помощник Хикмет Гаджиев, помощник первого вице-президента Эльчин Амирбеков, а также депутат Национального собрания Азербайджана, доктор юридических наук Низами Сафаров, который отметил в интервью изданию «Росбалт», что у Баку были свидетельства о контактах Еревана с курдскими леворадикалами еще в июле.

После мирной сделки по Карабаху демографический вопрос стоит гораздо острее. «Внутренне перемещенные лица и беженцы возвращаются на территорию Нагорного Карабаха и прилегающие районы под контролем Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев», – гласит 7-й пункт мирных договоренностей. Не исключено, что эта формулировка относится как к армянам Карабаха, так и к азербайджанцам, которые покинули в первой половине 1990-х свои дома из-за оккупации ВС Армении. Однако имплементация этого принципа все равно требует проработки. Тем более, что Ереван вряд ли пойдет на то, чтобы повернуть вспять направление своей демографической политики в Карабахе.

Если говорить об остальных армянах, то их проблема будет решаться в рамках правового оформления и безопасности. Не случайно в разговоре с «Би-би-си» Ильхам Алиев заявил: «Вы знаете о том, что в Грузии есть села, где армяне и азербайджанцы живут вместе? Они живут вместе в России, Украине, живут вместе в Азербайджане, в других уголках мира. Если вы понаблюдаете за ситуацией в мире, то увидите, что положение между армянами и азербайджанцами на Западе спокойно, исключая некоторые проармянские митинги. Почему там они могут жить, а здесь нет?»

Автор Георгий Бондарев

https://www.ng.ru/cis/2020-11-13/100_131120.html

***

Армяне и Нагорный Карабах: безысходность исхода 

Поэтому императив, на чём следовало бы сосредоточить внимание мировой общественности – это сохранение армянских памятников на землях Нагорного Карабаха. Иначе в лучшем случае их постигнет та же участь, что и рушащиеся под грузом времени и запустения храмы в захваченной Турцией Западной Армении.

Те в России, кому не безразлично происходившее в Нагорном Карабахе, будь то в силу политических или хотя бы гуманитарных соображений, явно вздохнули с облегчением. В регион ввели российских миротворцев, от которых ожидают установления тишины от выстрелов и разрывов снарядов. Внимание перекинулось на протесты в Ереване, на опасения развёртывания на политической сцене в Армении радикальных, а то и разрушительных, экстремистских сценариев. Но это утрирование происходит от любви к сенсациям, острым колебаниям политической амплитуды и непременным желанием наблюдателей высказаться, хотя и без должного знания внутриармянских реалий. Как и вообще понимания и ощущения Востока и Кавказа, особенностей менталитета его народов.

Много разговоров и о том, что выиграла и чего в будущем должна опасаться или учитывать Россия, у кого к какой теме больше аппетита. Но всё же для ясности и сокращения дистанции в диспутах до истинного положения дел, после оседания информационной пыли военной стадии конфликта приходит пора опуститься на землю и заглянуть вперед, как будет выглядеть гуманитарная сторона достигнутого урегулирования. Есть совершенно очевидная сегодняшняя реальность и нехитрая предсказуемость, которую не стоит наряжать в многочисленные одежды на разные вкусы.

Нельзя не коснуться и происходящего сейчас в Армении: премьер-министр Никол Пашинян будет всячески удерживаться в своём кресле (со сломанными ножками в прямом и переносном смысле), хотя той степени безоговорочной подчиненности и терпимости общества к его эскападам в той или иной сфере уже быть не может. Авторитет новой «народной» власти ещё не успел подняться на должную высоту за отсутствием обещанных заметных улучшений в жизни Армении, а теперь и вовсе упал. Состояние в обществе в духе «кто в лес, кто по дрова» будет ощущаться только острее. То, что Пашинян, бездарно подготовившись и проиграв борьбу за Нагорный Карабах, разъединил общественное сознание и надежды применительно и к другим сферам вместо обещанного национального единения, очевидно.

Однако нынешние требования оппозиции уйти в отставку Пашинян проигнорирует, будет тянуть время в ожидании, когда общественное возмущение сдуется. Оппозиция раздроблена, не организована, переполнена внутренними противоречиями, нет крупных, солидных фигур (во всяком случае на поверхности), что не сулит упорного и долгоиграющего противоборства с нынешней властью-клоунадой. Но даже, если свершится маловероятное чудо и Пашинян сдаст свои полномочия, не стоит бояться, что к власти придут некие воинствующие радикалы, кто сможет повернуть вспять достигнутые договоренности по Нагорному Карабаху и возобновить военные действия, а уж тем более преуспеть в них.

Любому новому лидеру очень быстро станет ясно, что вооружённые силы Армении, как и показал конфликт, нуждаются в углубленном анализе, переосмыслении многих установок и факторов, совершенствовании во множестве аспектов, модернизации, переоснащении. Мы уже убедились, что к победным маршам они готовы только на бумаге и в публичных выступлениях. И бросать войска в их нынешнем состоянии в реальный бой означает неминуемый проигрыш с неприемлемыми жертвами, да и конец карьеры любого политического или военного авантюриста. К тому же реальная, доказавшая себя вспомогательная внутрикарабахская сила — местное ополчение, которое в основном и приняло на себя тяжесть азербайджано-турецкого удара, по существу перестает существовать. Все расходятся по домам, точнее, по машинам для отъезда.

Стоит учитывать и то, что военно-техническая материальная поддержка России в новом походе на Карабах абсолютно необходима и в равной степени абсолютно нереальна. Это уже будет война не за некую непризнанную республику, а прямая война между Арменией и Азербайджаном. Реанимация этого очага напряжённости, перевод его в активную обновленную боевую фазу однозначно не в интересах Москвы. Тем более, что в России явно и не без оснований считают, что Ереван из-за своего же недалёкого упрямства не раз упускал предлагавшейся ей шанс на более выгодную развязку карабахского узла.

Так что вывод однозначен — второго витка вооружённого противостояния с Баку ни в ближайшей, ни в отдаленной перспективе не предвидится, несмотря на выкрики из толпы митингующих на ереванских площадях. К тому же миссия российских миротворцев состоит в том, чтобы охранять спокойствие как от вылазок одной, так и другой стороны. Нельзя рассчитывать на то, что образуется некая негласная брешь в пользу армян, что миротворцы поступятся своим авторитетом и авторитетом своего главнокомандующего — президента России. А от возможных, даже случайных жертв среди миротворцев уже по-хорошему не отмоешься.

Отсюда первое: вопрос возвращения под армянский контроль исконных армянских земель Нагорного Карабаха можно теперь уже считать закрытым. Ждать и собирать в кулак силы, рассчитывая, что после окончания пятилетнего мандата российских миротворцев можно пойти на реванш, будет означать ту же самую бездумную, безответственную и гибельную недооценку противника, которая так ярко проявилась в этом конфликте. Нет никаких сомнений в том, что Азербайджан серьёзно, с учетом современной военной науки, своих финансовых возможностей и турецких менторов, создаст на карабахских рубежах крепкий заслон против массированного вторжения. А возможные вылазки партизанских групп армянских фидаинов его будут лишь щекотать, но по-крупному не беспокоить. И заодно помогать поддерживать в азербайджанском обществе армянофобию, в чем так преуспела за последние десятилетия семейная династия Алиевых.

Второе, касательно непосредственно Нагорного Карабаха: записанное в трёхсторонней договорённости возвращение беженцев подразумевает главным образом возвращение бывших азербайджанских жителей Нагорного Карабаха, да и всех тех, кто имеет статус беженца в Азербайджане, или кто хочет, подобно американским переселенцам времен Дикого Запада, попытать счастья на новых землях. Именно для стимулирования наплыва такой категории людей президент Азербайджана Ильхам Алиев обещает превратить этот регион в «цветущий рай». И не исключено, что отдельные примеры этому, пусть даже в качестве витрины, можно будет увидеть в недалеком будущем. Скорее всего начнётся с города Агдам, который находится всего в 17 километрах от Степанакерта. Само собой разумеется, что восстановление разрушенного, да и вообще прогресс в населённых пунктах и районах, по-прежнему населенных армянами, Алиев на себя не возьмёт. Его идеологию предугадать нетрудно: хотите самоуправляться — справляйтесь, пока можете, со своими проблемами сами и за свой счёт.

Баку недаром уже предупредил, что готовит финансовые претензии к Армении за разрушения и общий упадок в прежнем «поясе безопасности». Подтекст такой: пока не выплатите, ничего армяне Нагорного Карабаха в смысл финансирования нормальной жизни и инфраструктуры не получат. Хотя в этой дискриминации заложено и противоречие: ведь все земли без изъятий в Баку признаются единой и неделимой территорией Азербайджана. К этому примыкает и другой вопрос: а кем считать теперь армян Нагорного Карабаха — гражданами Азербайджана? Но у большинства там армянские паспорта, то есть они превращаются лишь в жителей со временным статусом. И не будь Лачинского коридора в руках российских миротворцев, проникать в Нагорный Карабах они смогли бы лишь при наличии азербайджанских виз или вида на жительство, да и то временного.

Дать или не дать такие разрешения — полностью в руках азербайджанских властей и никакие международные гуманитарные организации здесь не помогут. Баку станет уверять, посмеиваясь в усы, что никаких притеснений нет и вообще, «Азербайджан — апофеоз цивилизованности, гуманности и толерантности». В лучшем случае в ответ на обвинения армянской диаспоры будут учинять фейковые «проверки» (как это было недавно с расстрелом безоружных военнопленных) для наивной и поверхностной американо-европейской публики, которые предсказуемо приведут к самым положительным и успокаивающим выводам. Арсенал чисто восточного иезуитства, изворотливости и говорливости до соловьиных трелей у Баку обширен и на этот счёт не должно быть никаких иллюзий.

Задача Баку понятна — в быстрые сроки произвести «впрыскивание» человеческого контингента, лавинообразно создать подавляющий перевес азербайджанского населения как на всей территории Нагорного Карабаха (за незначительными, да и то временными изъятиями) так и на его равнинной части. Это создаст новый пояс, но уже не прежний «пояс безопасности» для армян, а напротив — их зажатости и подчинённости на оставшихся клочках былой территории до такой степени, чтобы никто не посмел пикнуть. Все намёки Алиева о возможности создания для армян некоей культурной автономии, что называется, «в пользу бедных», к этому всерьез относиться нельзя. Да он и сам, посмеиваясь перед телевизионными камерами, издевательски вопрошал: «Ну, что Пашинян, где теперь твой статус Карабаха? Улетел к чёрту! И не будет никакого статуса, пока я президент».

Другой инструмент политики предстоящей тотальной азербайджанизации Нагорного Карабаха — принуждение армянского населению к исходу. Движение армянского населения будет не обратно к своим жилищам, покинутым в спешке от опасности быть погребенными под их обломками, а наоборот — из Нагорного Карабаха в никуда. Часть в Армению (где нет ни жилья, ни работы, ни реальной заботы властей о переселенцах). А большая часть, пойдет по городам и весям различных стран мира. Фактически все армяне-мужчины молодого и среднего возраста Нагорного Карабаха во время как первой, так и этой войны воевали в том или ином качестве, практически у каждого сохранилось вещественные доказательства: раны и личное оружие.

Ясно, что они и сейчас и в будущем будут рассматриваться азербайджанскими властями как «террористы-сепаратисты», и спокойно, а то и на свободе жить им не дадут. Не зря же Алиев именует президента Нагорного Карабаха Араика Арутюняна не иначе как «главарем местной хунты». Конечно, можно допустить, что отдельные, особенно пожилые люди (но не полноценные семьи) от безысходности останутся, но это общей трагической картины не изменит. Армяне на своей шкуре знают, что притеснения со стороны азербайджанцев не обязательно могут быть лишь в виде физического насилия или даже угрозы смерти, что, кстати, не исключается и сейчас.

В советское время в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) — тогдашней территории полного запустения и уныния для армян, всевозможные ограничения и унижения по национальному признаку практиковались с завидной изощренностью, прикрытой восточным лицемерием Баку. Да и не только в Нагорном Карабахе. Недаром же в Нахичеване, родине и вотчине Гейдара Алиева, отца нынешнего президента Азербайджана, за время его правления из 43% армянского населения не осталось ни одной армянской семьи. Более того, не осталось ни одного объекта культурного наследия, даже кладбища с армянскими крестами — всё перепахано и уничтожено.

Младший Алиев похваляется сейчас тем, что выполнил обещание, данное отцу, вручившему ему власть — вернуть весь Нагорный Карабах, но умалчивает, что это обещание подразумевало и другое — выгнать, выдавить оттуда всех армян. Сроки этой в лучшем случае плавной депортации можно предугадать — пять лет на сборы, пока в регионе будут стоять российские миротворцы, в чью задачу входит и пресекать насилие над местными жителями. Но, во-первых, у каждого дома полицейский пост не поставишь. А во-вторых, выдавливание может происходить не обязательно откровенно-силовыми методами, а так, чтобы не подавать миротворцам повода вмешиваться, вставать на защиту гонимых. А если же армяне начнут «бузить», защищая себя и своих близких, то «переводить стрелки» и жаловаться миротворцам на «выходки вечно-агрессивных» армян. После вывода миротворцев никаких тормозов к насильственной эмиграции уже вообще не будет, и армяне это прекрасно понимают.

Поэтому логично ожидать, что они, скорее всего, и сами «помогут» ради сохранения своих жизней, начнут покидать навсегда Нагорный Карабах самостоятельно уже в ближайшее время, не дожидаясь, когда исчезнет хоть минимальная гарантия со стороны российских миротворцев. Это отъезд в никуда, без нового жилья, без работы, на заработанное от которой можно кормить и одевать свои семьи, растить детей, и, как это ни печально, без финансовой или какой-то иной действенной, эффективной помощи по репатриации со стороны Республики Армения.

Мы уже видим в телевизионных репортажах, как сельчане, люди без мягко говоря, даже среднего достатка, собрав свои многочисленные семьи, собирают скромный скарб, отвинчивают краны и снимают унитазы, оконные рамы, грузятся на чудом доставшийся на последние деньги транспорт и покидают навсегда свои селения, где они выросли и где остаются могилы их предков. Мотивация к оседлости, как в поселках, так и в городах рассыпается на глазах, перспективы в плане работы, обучения и социально-культурной жизни, использования своего языка армянам небезосновательно кажутся тупиковыми. Иначе говоря, 150-тысячное армянское население Нагорного Карабаха ждёт настоящая гуманитарная катастрофа исхода — фактически она уже началась. Нагорный Карабах скорее быстро, чем медленно, снова превратится для армян в «медвежий угол».

Показателем восприятия своего будущего при азербайджанских пришельцах служат начавшиеся поджоги домов, которые армяне сами же для себя когда-то и построили. Они имеют все основания не верить, что после всех лет вооружённого противостояния, после зверского уничтожения армян в Сумгаите, Баку, Гяндже, других городах и населенных пунктах Азербайджана, после грабежей и убийств в самих деревнях Нагорного Карабаха, после целенаправленных варварских артиллерийских обстрелов мирного населения, враждебной индоктринации Азербайджаном своего населения, все эти раны затянутся, что их ждёт иная участь и пришельцы проявят образцы человеколюбия.

Да и откуда ему появиться, если официальный Баку во главе со своим президентом ежедневно, на протяжении многих лет, беззастенчиво, открыто воспитывает в своем народе ненависть и пренебрежение до презрения к соседнему народу?! Достаточно почитать центральную азербайджанскую прессу и реплики в соцсетях, чтобы получить «удовольствие» погрузиться в тину всевозможных эпитетов по любому поводу. Не клял Армению и армян каждый день там только ленивый. И более того, проклятья считаются обязательным атрибутом, хорошим тоном и признаком истинного патриотизма. Посмотрите на азербайджанскую трактовку всех зол и человеческих пороков — и вы получите насаждаемый коллективный портрет армянина.

Участь армян Нагорного Карабаха предрешена. Их борьба не столько за сами земли, сколько за свое спокойное, самостоятельное, комфортное и безопасное существование на них, исчерпана. «По воле Аллаха», как провозглашают азербайджанцы, или в результате преступного попустительства и зазнайства Армении — не меняет сути дела. Возможностей к мирному сосуществованию с пришельцами-улюлюкающими победителями армяне не видят и имеют для этого серьезные основания. Сделать что-то для кардинального облегчения их участи в долгосрочном плане по сути нельзя, да и некому — люди предоставлены сами себе. Параллельно будет набирать обороты процесс тотальной азербайджанизации, что станет сказываться повсеместно: в новых названиях населенных пунктов, в преобладании азербайджанского языка, в ведении именно на нем любой деловой переписки, в преподавании в школах и всё в таком роде.

Единственное, на что можно ещё повлиять — хоть на какую-то сохранность исторических, культурных и религиозных памятников, которые входят не только в чисто армянский, но и в мировой цивилизационный фонд. Среди них великолепная церковь Святого Христа-Всеспасителя в городе Шуши (теперь уже полуразрушенная артобстрелом), древние отреставрированные монастыри — жемчужины зодчества Гандзасар и Дадиванк с его уникальными фресками, монастырь Амарас, где в V веке основал первую армянскую школу создатель армянского алфавита Месроп Маштоц, другие культовые сооружения. Кощунством было бы закрыть глаза и на сохранность армянских кладбищ.

Нет никакой уверенности в том, что в ответ на толерантность и уважение армян к иной религии, сохранивших в неприкосновенности мечети Шуши и Агдама, пришельцы ответят взаимностью. Комплекс монастыря Дадиванк до того, как туда после первой карабахской войны вернулись армяне, был превращён в скотный двор. А как же иначе — это же храм неверных! Сейчас в ожидании такой же участи осквернения армяне снимают с его куполов кресты и увозят древние хачкары — резные камни-кресты. Но ведь сам монастырь и его роскошные фрески, восстановленные с помощью итальянских мастеров, не перевезёшь!

Поэтому императив, на чём следовало бы сосредоточить внимание мировой общественности — это сохранение армянских памятников на землях Нагорного Карабаха. Иначе в лучшем случае их постигнет та же участь, что и рушащиеся под грузом времени и запустения храмы в захваченной Турцией Западной Армении. Чтобы заострить и перевести эту задачу в конкретную плоскость было бы правильно создать, возможно под эгидой ЮНЕСКО, специальную международную авторитетную наблюдательную комиссию и соответствующий частный фонд. Не помешало бы и обращение-призыв патриарха Московского и всея Руси по поводу сохранения христианских святынь Нагорного Карабаха. Это, пожалуй, единственное, что можно было бы сделать всем миром для сохранения отчётливых и ярких следов культуры армян Нагорного Карабаха на своих уже бывших землях.

Автор Владимир Микоян

https://regnum.ru/news/polit/3115421.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Владимир Казимиров, Георгий Бондарев, Владимир Микоян

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 14.11.2020. Aufrufe: 35

Kommentare
[-]
 Anusha | 16.11.2020, 18:03 #
I Was Eagerly Looking For Content Like This, Right To The Point And Detailed As Well Accordingly Depending Upon The Matter/Topic. You Have Managed This Greatly For Sure. Chris Evans Leather Jacket
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta