На повестке дня - международное расследование методов борьбы правящего режима Беларуси с протестным движением

Information
[-]

***

Тихановская предлагает силовикам перейти на сторону протестующих

Совет ЕС по иностранным делам готов рассмотреть третий пакет санкций в отношении белорусских властей. Процесс ускорил террор, развернутый силовиками против граждан. Лидер протестующих Светлана Тихановская призывает международную общественность признать правящий режим террористической организацией.

Совет ЕС планирует обсудить введение санкций в отношении властей Белоруссии. Заседание планируется в режиме видеоконференции. Об этом в аккаунте в соцсети сообщил журналист европейской службы Радио «Свобода» Рикард Йозвяк. «Убийство Бондаренко ускорило процесс», – сказал он. Речь идет о 31-летнем Романе Бондаренко, которого до комы избили силовики за то, что он попытался не дать срезать бело-красно-белые ленточки, развешанные на заборе. Акцию в память Романа власти также жестоко подавили, бросая в густую толпу людей светошумовые гранаты.

С просьбой ускорить принятие санкций в отношении причастных к насилию в Белоруссии на прошлой неделе выступила лидер протестующих экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская. «Индивидуальные санкции против граждан Беларуси, причастных к фальсификациям на выборах и политическим репрессиям, стали важным первым шагом ЕС. Этот список следует расширить и рассмотреть вопрос о санкциях против бизнеса, поддерживающего режим», – заявила она, выступая на международном форуме по безопасности и политике Riga Conference 13 ноября.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

В ходе встреч с руководством прибалтийских республик Светлана Тихановская попросила их поддержать международное расследование в рамках универсальной юрисдикции и объявить организации ГУБОПиК (Госуправление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией) и ОМОН экстремистскими. Также шла речь об отмене проведения в белорусской столице Чемпионата мира по хоккею – 2021, который должен пройти в Минске и Риге. Тихановская призвала Нацбанк Латвии остановить сотрудничество с госбанками Беларусьбанк и Белагропромбанк, ввести экономические санкции против госпредприятий, которые увольняют бастующих работников, отказаться от закупки белорусских нефтепродуктов, металла, алкоголя и др. Экономические санкции, по ее мнению, должны быть наложены на бизнесы, связанные с Александром Лукашенко и приближенными к нему олигархами.

В понедельник 16 ноября меры воздействия на режим Александра Лукашенко обсуждали послы стран ЕС в Минске. Светлана Тихановская также пообщалась с дипломатами. «Ожидается, что уже на этой неделе страны ЕС введут новый пакет индивидуальных санкций и обсудят введение экономических санкций», – сообщает телеграм-канал Светланы Тихановской. «Также послы поддержали инициацию международного расследования преступлений против народа Беларуси в рамках универсальной юрисдикции», – говорится там. После ухода Лукашенко Белоруссия присоединится к Международному уголовному суду, что гарантирует непредвзятое расследование преступлений белорусских властей и позволит не избежать наказания, заявила Тихановская.

На прошлой неделе Светлана Тихановская объявила новый дедлайн для белорусских протестов – 20 декабря. Напомним, что предыдущий был 26 октября, на этот день была назначена общенациональная забастовка. Она не состоялась в полной мере, однако активизировала протесты, отмечали эксперты. Тогда Тихановская объявляла Лукашенко народный ультиматум. Сейчас она объявила народный трибунал.

Народный трибунал исходит из того, что международное сообщество поддержит идею объявления Лукашенко и его силовиков террористами и займется расследованием их преступлений. В связи с этим Тихановская предлагает окружению Лукашенко и в особенности представителям силовых структур сообщать об известных им преступлениях режима, присылать доказательства. Затем на специальной платформе будет организован процесс народного обвинения по этим материалам. «Каждый белорус сможет проголосовать за обвинение подозреваемых. Мы не выносим приговор до честного суда, но все люди, за обвинение которых проголосует народ Беларуси, первыми будут привлечены к ответственности», – обещает Светлана Тихановская. «Если большинство голосует за то, что эти люди должны быть преданы суду, то по статье 109 УПК РБ каждый гражданин имеет право захватить и принудительно доставить в орган власти лицо, застигнутое при совершении преступления или попытке скрыться после его совершения. Это касается не только Александра Лукашенко, но и всех, чьи преступления будут засвидетельствованы народом», – поясняет она. Тем из окружения Лукашенко, кто решится на захват главных преступников, она обещает амнистию или серьезное смягчение ответственности.

Экспертное сообщество скептически оценивает значимость внешнего воздействия на Лукашенко в виде санкций, а также и реализацию объявленного Тихановской народного трибунала. «Народный трибунал мог бы сработать при условии наличия каких-то других факторов. Например, если бы Александр Лукашенко объявил сроки проведения конституционной реформы, проведения новых выборов и своего ухода. Это заставило бы многих генералов задуматься, что они будут делать дальше», – прокомментировал «НГ» инициативы Светланы Тихановской политолог Валерий Карбалевич. Однако таких обещаний Лукашенко не дает, а, наоборот, постоянно повторяет, что никуда не уйдет. «Силовики в минувшее воскресенье без каких-либо сомнений выполняли указания Лукашенко», – напомнил эксперт. Это значит, что пока рассчитывать на то, что они будут раскаиваться и переходить на сторону народа, нет смысла, полагает он.

Скептически Валерий Карбалевич оценивает и возможное воздействие санкций ЕС. «Во-первых, пока это лишь предложение штаба Тихановской, а от предложения штаба Тихановской до конкретной реализации ЕС – дистанция большая», – сказал он в комментарии «НГ». Эксперт отмечает, что ЕС сейчас ведет себя более осмотрительно и осторожно в отношении воздействия на Лукашенко, чем в 2011 году, потому что «за это время произошел Крым». Что касается экономических санкций, то их введение – еще более сложный процесс, поскольку «это обоюдоострое оружие, которое одинаково болезненно для обеих сторон». Говоря о возможных триггерах белорусского протеста, Валерий Карбалевич предположил, что ситуация внутри страны и в особенности действия властей, провоцирующие гнев и возмущение, оказывают куда большее влияние на развитие ситуации в Белоруссии.

Как сообщалось, в минувшее воскресенье силовики вели «боевые действия» в двух противоположных концах города – на месте гибели первой жертвы белорусских протестов – Александра Тарайковского (убит выстрелом в упор), в районе метро «Пушкинская» и на улице Червякова, вокруг так называемой площади Перемен, откуда увезли Романа Бондаренко. Действия были действительно боевыми: использовались светошумовые гранаты, людей брали в оцепление, а затем задерживали. Облава продолжалась всю ночь, поэтому сумевшие спрятаться 45 человек вышли из окружения только утром, когда силовики покинули зачищенную территорию.

Всего, по данным правозащитников, было задержано примерно 1300 человек, среди них около 20 журналистов. Суды над ними начались в понедельник. Кроме того, многих, в том числе журналистов, обвиняют по криминальным статьям (организация массовых беспорядков). «В эту ночь задержанных мирных граждан содержали в настоящем плену, над ними зверски издевались. Говорящим на белорусском языке ставили метки на лицо. Все это уже не просто преступления, это фактический государственный террор», – оценил произошедшее лидер Народного антикризисного управления Павел Латушко.

В понедельник был 100-й день белорусских протестов. Несмотря на страшные события последних дней, на свою традиционную акцию вышли пенсионеры. По разным оценкам, их было примерно 1–2 тыс.

Автор Антон Ходасевич, собственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2020-11-16/1_8015_belorussia.html

***

Что госСМИ Беларуси говорят о протестах

Государственные телеканалы Беларуси, освещая ситуацию в стране, демонизируют протестующих и рисуют черно-белую картину мира, считают эксперты. Однако сторонников властям это не добавляет.

Дубинки, водометы и светошумовые гранаты - это неполный список средств, с помощью которых белорусские власти борются с протестами, не стихающими в стране уже более трех месяцев после проведения президентских выборов 9 августа. Впрочем, чтобы разрешить политический кризис, власти применяют еще одно средство - пропаганду.

На государственном телевидении демонстрантов называют радикалами и бандитами, не способными сформулировать цели протеста, и всячески подчеркивают, что протест не мирный. Какие пропагандистские приемы используют гостелеканалы Беларуси для освещения протестов - у DW.

Не мирные протестующие, а "бандиты из 90-х"

Кадры с горящей машиной, демонстрантами в сцепке и стычек с силовиками - так государственный канал "Беларусь 1" начинает репортаж "Немирный протест" о воскресном марше 11 ноября. "Вы говорите мирный протест? Белые ленточки? Дамы с цветами и улыбающиеся белорусы? Нет, мои дорогие. В то время, когда действительно мирные жители столицы по привычке готовились к новой рабочей неделе, укладывали детей и сами собирались отдыхать, под покровом ночи на улицы города собирались выйти те самые группировки "боевого звена", у которых с 9 по 11 августа провалилась попытка цветной революции", - под тревожную музыку комментирует видеоряд автор 10-минутного сюжета.

Протестующих в Беларуси госсСМИ пытаются представить как "радикальных молодчиков"

Как доказательство радикализма протестующих в сюжете показывают скрины сообщений из телеграм-чатов, где призывают делать закладки из воспламеняющихся жидкостей и блокировать дороги. Протесты госканал сравнивает с "бандитизмом в 90-е", а протестующих представляет как "радикальных молодчиков" и "отморозков".

Ближе к концу сюжета показывают мужчин с избитыми лицами, называющих свои имена и дату рождения - "реальные лица протеста", которым "грозят реальные сроки". "Кто решится дестабилизировать обстановку в стране, рискует оказаться в местах не столь отдаленных. И силовики дали им последнее предупреждение", - так репортаж заканчивается.

Подобные сюжеты на государственном ТВ Беларуси в последнее время стали центральными, особенно ужесточилась риторика их авторов после президентских выборов. Такими выводами делится аналитик Максим Стефанович. Он с июля анализирует контент государственных телеканалов для проекта "Мониторинг нарративов государственного телевидения в Беларуси", который реализуется Sense Analytics в партнерстве с проектом Media IQ Пресс-клуба Беларусь.

Как госканалы дискредитируют протест в Беларуси

Говоря о структуре информационных атак и объяснительной модели, которую применяет государственное ТВ, Стефанович выделяет три уровня: "Первый - геополитический. Телеканалы стремятся лишить происходящие в стране события внутреннего содержания и утверждают о наличии могущественных внешних сил, которые ведут свою игру".

Вторым уровнем аналитик называет изобличение технологий протеста - госСМИ не раз атаковали телеграм-каналы, независимые медиа и отдельных политиков, которые, по их версии, являются главными координаторами протестов. На госканалах выходили сюжеты про "7 стадий Беломайдана" и "методичку Шарпа" как доказательства применения проработанных технологии протеста.

"Третий уровень, - продолжает Стефанович, - это лишение оппонентов власти субъектности, маргинализация протестующих, использование утверждений, что они действуют не самостоятельно, агрессивно и в целом неадекватны". Усиливают эффект, по словам эксперта, кадры покаяний и извинений протестующих, а также акцент на то, что демонстранты не понимают цели протеста.

Сюжеты под копирку и политические стендапы

В ходе исследования анализировались передачи трех главных белорусских телеканалов - "Беларусь 1", ОНТ и СТВ. Зачастую тональность сюжетов о протестах на этих каналах была одинаковая, а иногда доходило и до полного совпадения. Так, каналы показали идентичные репортажи о марше 25 октября, в которых использовались практически одинаковые фразы.

Но отличия между госканалами все же есть. "У СТВ максимально агрессивная риторика и доминируют авторские рубрики - политические стендапы. Похожая ситуация на "Беларусь 1", только без такого авторского напора", - рассказывает Артем Шрайбман, политический аналитик и координатор проекта мониторинга. А ОНТ, добавляет Шрайбман, в обычные дни пытается держаться в профессиональных рамках, но когда нужно "мочить" протест, берет на вооружение такую же риторику, как и другие.

Пропаганда не добавляет сторонников белорусским властям

Авторы мониторинга констатируют, что сейчас гостелеканалы перешли к баррикадной журналистике и создают черно-белую картину мира. "Противопоставляются идеологемы: созидающее государство и хаос революции, акции неравнодушных сторонников мира и радикальный протест", - отмечает Максим Стефанович. Кроме того, в телесюжетах истинные патриоты Беларуси противопоставляются протестующим, для характеристики которых используют следующие эпитеты - "молодчики", "псевдогерои", "бчб-зомби". Но чаще всего в описании демонстрантов используется слово "змагары" (в переводе с белорусского "борцы". - Ред.)

Однако Артем Шрайбман уверен, что эти пропагандистские приемы не добавляют властям сторонников: "Такая пропаганда лишь поляризует общество. Электорат властей заряжается ненавистью к протестующим, а оппоненты властей либо не смотрят телевидение, либо сами радикализируются от такого к себе обращения". Кроме того, Шрайбман сомневается, что аудитория белорусских гостелеканалов действительно велика: "Мы не знаем реальных цифр, но есть большие подозрения, что средний пост в популярных оппозиционных телеграмм-каналах набирает больше просмотров, чем все вечерние выпуски новостей вместе взятые".

Автор Богдана Александровская

https://p.dw.com/p/3lMTJ

***

Атаки на защиту

Методы преследования адвокатов в Беларуси заслуживают внимания российских коллег. Что такое «диктатура закона» во главе с Лукашенко.

Интернет-проект «Голос адвоката», объединяющий часть российской адвокатуры, активно занимающейся в том числе правозащитной деятельностью, совместно с Московской Хельсинкской группой провел дистанционную конференцию на тему положения коллег в Беларуси. В ней также приняли участие адвокаты из Украины, Казахстана и европейских стран.

При массовых задержаниях и возбуждении уголовных дел в Беларуси, где на 9,5 млн населения приходится чуть более 2 тыс. адвокатов, защитников просто не хватает. Отнюдь не все они готовы браться за дела с политической составляющей, а тем, кто все же берется, в судах и силовых структурах чинятся многочисленные препятствия. Адвокат Минской городской коллегии Дмитрий Лаевский, защищающий в том числе задержанного в июне после попытки выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Виктора Бабарико, рассказал, что к задержанным на публичных акциях в большинстве случаев защитникам до суда попасть не удается. Звонить адвокатам, как и родным, им чаще всего не разрешают, но даже когда удается узнать, где находится задержанный, к нему не пускают под предлогом эпидемии.

В суды по административным делам задержанных чаще всего не доставляют, они вынуждены давать показания по скайпу из изоляторов, и в таких случаях адвокатам предоставляется возможность поговорить с ними из зала суда в течение нескольких минут, но о конфиденциальности нет и речи. В основу выводов суда зачастую ложатся показания свидетелей со скрытыми лицами и измененными именами, в качестве которых выступают сотрудники силовых структур, хотя белорусское законодательство не предусматривает изменения анкетных данных свидетелей в административном процессе. Видеозаписи суды исследовать отказываются, на расхождение данных административных протоколов со сведениями о местоположении граждан не реагируют.

Чаще всего за юридической помощью задержанные обращаются уже после освобождения, но тогда проблемой становится подать заявление о возбуждении уголовного дела по факту избиения: для этого надо попасть в районный отдел Следственного комитета, а туда тоже могут не пустить. Граждане, подвергшиеся избиениям и пыткам со стороны силовиков в августе, массово получают отказы в возбуждении уголовных дел. Не лучше обстоит дело с теми, кто содержится в СИЗО по уголовным обвинениям, связанным с политической деятельностью. В СИЗО КГБ, где содержится Бабарико, долгое время адвокатов не пускали под предлогом эпидемии или «по техническим причинам», сейчас туда можно попасть, но надо занимать очередь рано утром и без гарантий, что удастся встретиться с подзащитным.

Конфиденциальность общения в СИЗО КГБ вызывает большие сомнения, поскольку за беседой адвоката с подзащитным наблюдает видеокамера. В СИЗО МВД, где содержится другой подзащитный Лаевского — его коллега, адвокат Максим Знак, им предоставляется для свиданий один и тот же худший кабинет, разгороженный надвое, так что им приходится разговаривать через «кормушку». Адвокат Знак задержан 9 сентября, его обвиняют в публичных призывах к действиям, которые могут нанести ущерб национальной безопасности страны. Высказывания, которые можно было бы так интерпретировать, до сих пор не конкретизированы. По мнению защиты, которая изучила все публичные выступления и комментарии в СМИ, Знак не выходил за пределы выражения профессионального мнения по правовым вопросам и разъяснения действующего законодательства, а настоящей причиной преследования стала его работа в предвыборных штабах Бабарико и Тихановской, которую он осуществлял как адвокат по договору. Наряду со Знаком и по тем же причинам был помещен в СИЗО и адвокат Илья Салей, но позже он отправлен под домашний арест.

Выступивший вслед за Лаевским адвокат Александр Пыльченко сам был лишен лицензии министерством юстиции за комментарий по действующему законодательству, который он дал журналистам интернет-портала Tut.by. До этого он защищал Виктора Бабарико и активистку его штаба Марию Колесникову. Также Пыльченко рассказал о факте преследования второго защитника Колесниковой — адвоката Людмилы Казак, которая смогла пробиться к подзащитной после того, как Колесникову похитили и пытались против ее воли вывезти в Украину, и рассказала об этом публично. Вскоре адвокат Казак была также похищена сама: днем в центре Минска некие не предъявившие документов силовики запихнули ее в гражданскую машину и увезли сначала в РУВД, потом в Центр изоляции правонарушителей. Также публично рассказавшая о применении незаконных методов к ее подзащитному адвокат Юлия Леванчук отделалась лишением лицензии.

Третий докладчик — Валентин Стефанович (он же один из лидеров правозащитного центра «Весна») рассказал, как устроена белорусская адвокатура. По советскому образцу самоуправление здесь формально, зато обширными полномочиями в отношении адвокатуры наделено министерство юстиции: оно выдает, приостанавливает и прекращает лицензии на адвокатскую деятельность, утверждает этические правила, может инициировать дисциплинарное преследование через Квалификационную комиссию, где большинство представляют судьи и силовики, может инициировать внеочередные аттестации адвокатов, контролирует руководство республиканской и региональных коллегий адвокатов.

Понятно, что не сами по себе адвокаты являются целью репрессий, но таким образом процессуальных гарантий лишаются те, кто в уголовном и административном порядке преследуется по мотивам несогласия с политикой Лукашенко. Сложно сказать, кто у кого заимствует «передовой опыт», но мы можем понять, каковы в случае обострения политической обстановки могут быть действия по нейтрализации адвокатов со стороны российских силовиков, и к этому следует готовиться.

Коллеги из Беларуси придумали для ситуации определение «правовой дефолт» — этот термин как раз и ввел в оборот до своего заключения под стражу Максим Знак, но это, пожалуй, звучит слишком мягко. Лучше выразился один из европейских коллег, сказавший, что режим Rule of Law сменился режимом Rule by Law — для россиян это узнаваемо: «Диктатура закона».

Вместе с тем со свойственным всему белорусскому протесту оптимизмом коллеги из Минска отметили, что репрессии постепенно ведут к консолидации активной части адвокатского сообщества и переосмыслению роли адвокатуры в обществе: лично поручиться за своего коллегу Знака для изменения ему меры пресечения в суде выразили желание более 50 белорусских адвокатов, а последняя петиция с требованием его освобождения собрала уже 143 подписи, что еще несколько месяцев назад казалось немыслимым. Официально действующие коллегии адвокатов также пытаются хотя бы в части случаев спасать свою репутацию: так, хотя это никого и не уберегло от преследования, Минская городская коллегия не дала согласия на лишение лицензии Александра Пыльченко.

В дискуссии, последовавшей за докладами, были высказаны различные точки зрения, также знакомые российским коллегам. Попытки отстоять самостоятельность и самоуправление могут привести к обратным результатам: власть, имея в руках законодательные инструменты и в разной мере имея возможность оказывать давление на руководство адвокатских палат, может еще более ослабить этот уже наполовину «спящий институт».

Автор Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ

https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/16/87975-ataki-na-zaschitu


Infos zum Autor
[-]

Author: Антон Ходасевич, Богдана Александровская, Леонид Никитинский

Quelle: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 17.11.2020. Aufrufe: 41

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta