Сто дней народных протестов против фальсификации итогов выборов президента в Беларуси

Information
[-]

В Беларуси уже больше тридцати тысяч репрессированных

Чиновники вечерами объединяются в банды, а спасатели снимают с веревок белье белого и красного цвета.

Тридцатитысячный рубеж мы преодолели в воскресенье. В субботу вечером белорусские правозащитники еще говорили о 29 940 задержанных за три с небольшим месяца протестов. В воскресенье очередной рубеж взят: еще 427 задержанных. 22 ноября общего марша не было. Белорусы собирались у себя во дворах, формировали районные колонны, но выйти в центр на общий марш не смогли. Зато смогли отбить у карателей больше людей, чем раньше. ОМОН и внутренние войска тоже с утра разъехались по районам, чтобы задавить протесты на месте. Нападали прямо во дворах. Но опыт дворового объединения последних месяцев оказался по-настоящему ценным: соседи бросались отбивать тех, кого пытались задержать, и общая цифра вышла меньше, чем неделю назад, когда в списке задержанных оказался 1291 человек. А в некоторых дворах и кварталах ОМОНу приходилось даже спасаться бегством.

ОМОН все злее. Белорусы все смелее. И это главный итог стодневного противостояния — на прошлой неделе круглыми цифрами стали не только тридцать тысяч задержанных, но и сто дней протестов. Минчане уже не убегают от светошумовых гранат. Юные девушки спокойно идут в автозаки. А по вечерам жители минских районов по-прежнему выходят во дворы, чтобы выгнать оттуда банду, срезающую бело-красно-белые ленточки, несмотря на убийство 11 ноября художника Романа Бондаренко. Он вышел во двор, где срезали ленточки, и был до смерти забит — то ли уродами в штатском, то ли омоновцами в автозаке. Роман умер на следующий день в реанимации. А банда по-прежнему ходит по городу.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

После убийства Романа Бондаренко в Беларуси произошел самый большой «деанон». Сначала в интернет были выложены записи, которые соседи Романа успели сделать тем вечером. Благодаря записям белорусы опознали двоих: главу белорусской федерации хоккея Дмитрия Баскова и чемпиона мира по тайскому боксу Дмитрия Шакуту. А потом в интернет были слиты телефонные разговоры Баскова и Шакуты, в которых они клялись друг другу, что в тот момент, когда Бондаренко затаскивали в микроавтобус, он был жив и в сознании. А потом разговоры полились, как из рога изобилия. Почти каждый день в течение последней недели в Сеть выкладывали запись очередного телефонного разговора. Правда, теперь с Басковым общался уже не Шакута, а некая Наташа, которую, впрочем, быстро идентифицировали журналисты как Наталью Эйсмонт, пресс-секретаря Лукашенко. После еще более тщательного изучения видеозаписей с места убийства Романа Бондаренко оказалось, что она там тоже присутствовала. А из разговоров стало понятно, что эта компания — пресс-секретарь Лукашенко, председатель хоккейной федерации, чемпион мира по тайскому боксу и пока еще неустановленные их знакомые — без всякого приказа, просто ради удовольствия вечерами ездит по минским дворам, срезает бело-красные ленточки, срывает флаги и бьет тех, кто выходит из окрестных домов отстаивать свои островки свободы. Иногда — как в случае с Романом Бондаренко — до смерти. Они всерьез обсуждают по телефону свои акции, договариваются о том, где припарковаться, и беспокоятся о том, чтобы взять с собой выпивку для сугреву, потому что два ящика «Массандры» от российского посла, о которых говорит телефонная Наталья, — это несерьезно. И это не какие-то люмпены, произошедшие от соседских титушек. Это функционеры, которые знают, что им можно все. Даже убивать. Это ощущение никакая «Массандра» от российского посла не перебьет. Хотя им следовало бы задуматься: если кто-то записывает их телефонные разговоры и сливает их в Сеть, этот кто-то — явно не уличный борец и даже не киберпартизан. Это такой же, как они. Коллега.

И нет уверенности, что он делает это по зову сердца, а не по приказу. Впрочем, задумываться и анализировать у функционеров сейчас нет времени, они слишком увлечены веселой забавой, охотой на людей и на ленточки и балдеют от вседозволенности. Им ведь действительно можно все. Это главное, что поняли они — те три процента, которые сегодня в Беларуси воюют с остальными девяносто семью. Они раздвигали границы три месяца. Сначала убивали случайно, как двадцать лет назад. Прятали трупы, как это было с Александром Тарайковским. Романа Бондаренко убивали фактически в прямом эфире, когда во дворе собирались люди и включали камеры в телефонах. Собственно, с этого убийства можно отсчитывать переход белорусских репрессий в большой террор.

Особенность большого террора, как и в тридцатые годы, в том, что никакой системы в репрессиях нет. Если пять-десять лет назад в анамнезе репрессированных были, по крайней мере, выходы на акции протеста, участие в оппозиционных движениях, статьи в медиа или посты в социальных сетях, то сейчас не осталось никаких ширм, за которыми можно спрятать террор. Человек может быть убит, просто выйдя вечером во двор. Задержан по дороге из гастронома, случайно оказавшись на пути ОМОНа. Избит, провожая девушку домой. И никакие аргументы не сработают. Хорошо, если изобьют, но не убьют. Повезло, если дадут 15 суток, а не обвинят по уголовной статье. И уж совсем счастливчик, если отделаешься штрафом.

Журналисты к счастливчикам не относятся. Их били почти на всех акциях, арестовывали, пытали на Окрестина, бросали в камеры на 10–15 суток, а потом еще и добавляли очередные сутки по новым протоколам. Теперь, впрочем, журналисты сидят по уголовным обвинениям. И рубежом для них тоже стало убийство Романа Бондаренко.

Журналистку портала tut.by Катерину Борисевич задержали 19 ноября. Именно она опубликовала справку из больницы скорой помощи, где было написано, что в крови Романа Бондаренко не обнаружено алкоголя, — на этом версия следственного комитета о пьяной драке во дворе разбивалась с громким звоном. И врача, и журналистку арестовали, обвинив по статье 178 УК Беларуси («Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия»). По версии следствия, они вступили в преступный сговор.

В воскресенье вечером Катерину Борисевич должны были освободить после 72 часов задержания. Но не освободили. Она находится в СИЗО КГБ, причем в статусе подозреваемой. Обвинение ей не предъявлено, а держать человека под стражей без предъявления обвинения можно до десяти суток. Пока еще остается надежда, что Борисевич все-таки выпустят после десяти суток. А вот ее коллегу с телеканала «Белсат» Екатерину Андрееву уже вряд ли выпустят.

Катю Андрееву схватили 15 ноября. В тот день минчане собрались на Площади Перемен, где несколько дней назад убили Романа Бондаренко. Она даже не присутствовала физически в том дворе: вела стрим для «Белсата» с балкона квартиры в доме, выходящем окнами в тот двор. Вечером после зачистки двора омоновцы и внутренние войска отправились по квартирам. Они выламывали двери и выволакивали из квартир людей, которые там прятались. Так задержали и Андрееву.

Потом был суд, «административка» и назначенные судом семь суток ареста. Но в пятницу стало известно, что в отношении Кати возбуждено уголовное дело по статье 342 («Организация действия, грубо нарушающего общественный порядок»). Мера пресечения — содержание под стражей. На этой неделе ее должны этапировать в Жодинское СИЗО. Белорусы больше не задают вопросов «за что?». И это тоже один из признаков большого террора — отсутствие вопросов. Не о чем спрашивать, незачем возмущаться (а в октябре еще звучали возгласы вроде «он же врач!», «как вы можете хватать пенсионерку!», «инвалидов-то пожалейте!»). Ответов больше, чем вопросов, — идеальная модель общества, которое уже точно знает, что делать и с чем бороться.

Но если для белорусов все понятно, и цель борьбы определена — отставка Лукашенко, освобождение политзаключенных, честные выборы, — то враг не слишком понимает, за что он с таким остервенением сражается. И потому тратит силы не только на избиения и пытки людей, но и на символы. Огромный человеческий и материальный ресурс уходит на то, чтобы уничтожать все бело-красно-белое. Летучие отряды чиновников и приближенных рыскают темными вечерами по дворам только ради того, чтобы срезать ленточки. Милиция ходит по улицам, вычисляя квартиры, в окнах которых висят флаги, а потом ломится в двери, требуя эти флаги снимать. МЧС со всеми своими подъемными кранами и пожарными лестницами героически снимает с веревок, хитроумно натянутых между домами, не только флаги, но и трусы (иногда белорусы вешают их в строгом порядке, чередуя белые с красными). Силовики всех цветов формы лезут на крыши, чтобы удочкой цеплять и тащить с балконов вывешенные на бельевых веревках белые и красные вещи. А когда в микрорайоне Новая Боровая на прошлой неделе в воспитательных целях на три дня отключили воду, коммунальные службы привезли туда биотуалеты, выкрашенные в бело-красные цвета.

Вот на этих сортирах они и прокололись. Даже скептики, которые утверждали, что момент упущен и диктатура удержалась, развели руками. Потому что так — отключая воду и крася сортиры — не ведут себя те, кто убежден в своей победе и, главное, в собственной правоте. Так ведет себя мелкая шпана, прежде чем броситься врассыпную.

Автор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/23/88076-sto-dney-protestov

***

Мнение политолога. Задавить и переубедить: что происходит в Беларуси и что может быть дальше

В конце октября вышел срок ультиматума белорусской оппозиции, которым ее представители призывали президента страны Александра Лукашенко сложить полномочия. Впоследствии в стране была объявлена всенародная забастовка, но и она оказалась безуспешной.

В целом, ситуация в Беларуси не изменилась: жители страны, которые не согласны с победой Лукашенко на президентских выборах 9 августа, все так же выходят на митинги, а власть и силовики после небольшого затишья снова пытаются остановить протесты силой.

На фоне происходящего руководство страны анонсировало подготовку конституционных изменений, обещанных еще в 2019 году. Впрочем, по мнению экспертов, о реальной политической реформе пока речь не идет. Delo.ua разбиралось в том, что сейчас происходит в охваченной протестами Беларуси и как могут развиваться события дальше.

Почему власть Беларуси снова действует жестко

По данным белорусского издания Наша Ніва, по состоянию на 22 ноября количество задержанных за время протестов в Беларуси превысило 30 тысяч человек. Наиболее массовые задержания в стране произошли в последние недели: только за два дня, 8 и 15 ноября, правоохранители схватили несколько тысяч человек. Кроме того, белорусские журналисты и оппозиционные Telegram-каналы снова сообщают о беспрецедентно жестоких действиях силовиков по отношению к протестующим. По мнению Директора Украинского института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника, сейчас белорусская власть почувствовала, что протесты идут на спад и что их можно подавить силой, не опасаясь спровоцировать этим более масштабные акции.

При этом, как объясняет эксперт программы "Международная и внутренняя политика" аналитического центра "Украинский институт будущего" Игар Тышкевич, изменился еще и алгоритм действий власти. В частности, сейчас все большему количеству задержанных вменяют не административные правонарушения, а уголовные. И если в первом случае, после уплаты штрафа или прохождения административного ареста, люди снова выходили на акции протеста, то те, кто теперь оказываются в статусе подозреваемых, опасаются того, что, выйдя из дома, они окажутся в СИЗО, объясняет эксперт. Также отдельно происходят задержания тех людей, которые работают в информационном поле оппонентов Лукашенко, например, администрируют оппозиционные каналы в Telegram. Задержание таких людей, помимо прочего, означает и то, что читатели каналов на какое-то время теряют доступ к информации и оказываются дезориентированы.

Все эти действия направлены не на попытки повлиять на протестные настроения, а на то, чтобы сократить протестную активность, объясняет эксперт.

Почему внешнее давление не может переломить ситуацию в Беларуси?

В ответ на жестокие обращения с участниками акций протеста в Беларуси страны Европейского Союза ввели санкции в отношении Александра Лукашенко и ряда других должностных лиц, причастных к происходящему. Санкционный список ЕС обновлялся уже дважды и включает 55 человек. Сейчас Евросоюз нарабатывает третий пакет ограничительных мер. Как заявил Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, новый раунд санкций будет касаться не только отдельных людей, но и организаций. Как подчеркнул представитель ЕС, ситуация в Беларуси в последнее время только ухудшилась, а Лукашенко на конструктивный диалог с обществом не идет.

Еще раз пересмотреть ограничения ЕС решил после смерти 31-летнего белоруса Романа Бондаренко. 12 ноября в Минске его избили и увезли переодетые в гражданскую одежду силовики. Спустя несколько часов от многочисленных травм мужчина скончался в реанимации. После смерти Бондаренко протесты по всей стране вспыхнули с новой силой. Впрочем, санкционный рычаг давления ЕС в этот раз оказался неэффективным. В первую очередь с силу того, что Беларусь особо и не была интегрирована в западную систему ни экономически, ни социально, ни элитарно, говорит Бортник. Более того, это давление для нее вполне компенсируется поддержкой России, Китая, Турции и других стран, признавших результаты президентских выборов. Кроме того, как отмечает Тышкевич, Беларусь вышла на новый уровень сотрудничества с Азербайджаном, активизировалась направлении арабских и африканских стран.

"Международная реакция — это общий баланс. Санкции ЕС дают потенциальное сокращение доступа к кредитным ресурсам из Европы. Но это будет компенсировано большим доступом к кредитным ресурсам с Востока, в том числе Китая и арабских стран. Есть вопрос, насколько заморозка новых инвестиционных проектов, например, с Кипра, Австрии и Великобритании активизирует китайское или индонезийское направление. Это все нужно рассматривать в балансе", — говорит эксперт.

По словам исполнительного директора Совета внешней политики "Украинская призма" Геннадия Максака, ЕС мог бы занять более активную позицию в отношении представителей белорусской оппозиции — в первую очередь, в отношении конкурентки Лукашенко на выборах Светланы Тихановской. Однако, других рычагов воздействия на Беларусь у Евросоюза нет.

Что может быть дальше?

Эксперты сходятся во мнении: на данный момент Лукашенко не откажется от власти в Беларуси. Более того, как отмечает Тышкевич, сложившаяся ситуация — патовая. С одной стороны, протесты как начались в рамках одной социальной группы — городского среднего класса, — так в ней и остались. Напомним, что эту группу представляют в большей степени молодые квалифицированные специалисты, работающие на себя. Многие годы они жили в условиях своеобразной внутренней экономической миграции и по большому счету не интересовались политикой. Однако ситуацию изменила пандемия, прогнозы относительно мирового экономического кризиса и закрытые границы, при том, что государство логику своих действий в ответ на эти проблемы не разъясняло.

С другой стороны, как объясняет эксперт, работать с этой группой власть не может, поскольку не имеет выхода в ее информационное поле. В силу этого протестные настроения этой части общества остаются прежними. В то де время и государственный белорусские, и оппозиционные СМИ перешли из формата информирования в формат пропаганды, создавая таким образом две антагонистичные группы в белорусском обществе. И, как предполагает эксперт, со временем эти группы станут равными и по размеру, и по активности. И на фоне этого белорусская власть начнет реализовывать старую идею конституционной реформы, которая была готова еще в 2019 году, "продавая" ее обществу и тем же западным партнерам под видом конституционного диалога и частично привлекая к ней оппозиционные группы.

"Таким образом власть будет пробовать создать контур политического диалога, чтобы выйти на референдум относительно Конституции. А дальше есть несколько вариантов: либо Лукашенко попробует переиграть всех и пойти на так называемое "обнуление", как президент РФ Владимир Путин (речь идет о пересмотре ограничений, позволяющем увеличить количество президентских сроков — Delo.ua), либо при транзите власти для него придумают должность, предусматривающую влияние на стратегические решения без влияния на тактические. Третий вариант: если те группы, в том числе и внешние игроки, которые поддерживают белорусскую власть, заявят, что нужны изменения, это будет означать пенсию для Лукашенко, — говорит Тышкевич, — Но если говорить о самой реформе, то я пока не вижу, чем она отличается от того, что задумывалось в 2019 году. Оппоненты Лукашенко много говорят о чем-то новом, но пока на широкое обсуждение ни одной идеи они не выдали".

Впрочем, как отмечает Бортник, такие действия могут быть элементом работы с общественным мнением и попыткой повлиять на ту часть митингующих, которые хотят изменений в целом, не привязываясь именно к отставке Лукашенко. При этом, как считает Максак, разговоры об изменениях в Конституцию Беларуси — это манипуляция, которая и сейчас негативно воспринимается обществом, и в будущем на его настроения не повлияет. Что же касается протестов, то, как предполагают эксперты, они будут затухать до тех пор, пока не произойдут новые важные социальные или политические события. И спровоцировать новый всплеск в первую очередь могут новые жертвы силовиков или продолжение их чрезмерно жестких действий.

"На самом деле Лукашенко пытается удержаться от чрезмерного насилия и жертв, но у правоохранительных органов есть мандат прессовать людей для того, чтобы они боялись. Если будут еще жертвы или насилие еще больше усугубится, это может спровоцировать волну, которую даже весь аппарат Лукашенко, несмотря на его лояльность, не сможет контролировать ситуацию в стране. Пока у них это получается, народ массово не протестует, а на акции до сих пор выходят то ядро, какое и раньше. Он это понимает, поэтому придерживается определенных рамок", — отмечает Максак.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/zadavit-i-pereubedit-chto-proishodit-v-belarusi-i-chto-mozhet-byt-dalshe

***

Приложение. «Мирный диалог — это единственная альтернатива насилию»

Письмо священников и мирян к христианам Беларуси

Дорогие братья и сестры, христиане многострадальной белорусской земли!

Мы, нижеподписавшиеся, духовенство и миряне Русской Православной Церкви, других поместных Церквей, верующие Римско-Католической Церкви, а также христиане других конфессий, живущие в России и других странах, обращаемся к вам со словами солидарности, поддержки и утешения.

Давать правовую оценку происходящих в обществе событий — дело юристов, а не церковного сообщества. Тем не менее согласно Основам социальной концепции Русской Православной Церкви, оно не может быть изолировано «от участия в решении общественно значимых задач», и не может быть лишено «права давать оценку действиям властей» (III.3.), в первую очередь — нравственную оценку.

Каждый из нас знает по опыту, что «мир лежит во зле» (1 Ин. 5:19). Каждый из нас, независимо от страны пребывания, сталкивается с несправедливостью, обманом и лицемерием. Однако события, происходящие в вашей стране последние несколько месяцев, не оставляют нам возможности наблюдать за ними молча и равнодушно. Будучи разделенными политическими границами, мы, православные люди, есть члены одного Тела Христова, а потому, по слову апостола, «страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12:26).

16 августа Синод Белорусской Православной Церкви выступил с обращением, где было, в частности, сказано: «Мы верим и надеемся, что руководство страны, которое по праву призвано уважать и охранять свой народ, остановит насилие, услышит голоса обиженных и невинно пострадавших в период противостояния, а проявивших зверство и жестокость — предаст законному cуду и осуждению». Этого не произошло. Никто из проявивших «зверство и жестокость» не был осужден; напротив, градус насилия только повышается. Задокументированные случаи травм, полученных в отделениях милиции и следственных изоляторах, исчисляются сотнями. Свидетельства пыток, унижений и издевательств над задержанными, которые подтверждаются фотографиями и видеозаписями, воскрешают в памяти зверства немецких оккупационных властей и палачей НКВД на вашей земле. Вот свидетельство священника Александра Кухты, который был в лагере волонтеров и встречал ребят, задержанных в первые дни протестов: «Я был там и своими глазами видел избитых людей, которых били при задержании, пытали в автозаке, пытали в тюрьме. Пытали кулаками, дубинками и электрошокером. Не кормили по три дня подряд, держали на улице или в камерах 5х6 метров по 40 человек (они спали стоя) и периодически избивали. Просто так. Без повода. Потому что могут… Еще был парень, которому дубинками на спине выбили крест. Зачем? Почему?» С начала августа погибли несколько человек, включая 31-летнего Романа Бондаренко, который после задержания был избит до смерти.

Накануне праздника Рождества Христова с особой остротой и болью мы вспоминаем историю об иудейском царе, который погубил множество молодых жизней, движимый боязнью потерять власть. Оживают скорбные слова ветхозаветных пророков: «Слушайте, главы Иакова и князья дома Израилева: не вам ли должно знать правду? А вы ненавидите доброе и любите злое; сдираете с них кожу их и плоть с костей их, едите плоть народа Моего и сдираете с них кожу их, а кости их ломаете и дробите как бы в горшок, и плоть — как бы в котел. И будут они взывать к Господу, но Он не услышит их и сокроет лицо Свое от них на то время, как они злодействуют». (Мих. 3:1-4)

Служители Церкви Христовой, возвышающие голос против лжи и насилия, подвергаются в Беларуси давлению и угрозам. «Государство с безразличием на это смотреть не будет», «надо, чтобы правоохранительные органы дали им оценку» — эти директивы власти выполняются. Архиепископу Римско-Католической церкви Тадеушу Кондрусевичу, который обратился к власти с призывом начать диалог и прекратить насилие, запрещен въезд в страну. За одиночный выход с плакатом с изображением портрета Ньютона и его формулой «на всякое действие возникает противодействие», а также за участие в мирной демонстрации клирик Гомельской епархии священник Владимир Дробышевский получил в сумме 25 суток ареста. Иерею Александру Богдану, клирику Гродненской епархии, было вынесено предупреждение за возложение цветов 13 сентября в память о погибшем директоре музея Константине Шишмакове, который отказался подписать итоговый протокол голосования, а после был найден мертвым.

После уничтожения импровизированного мемориала на месте захвата Романа Бондаренко в Минске 15 ноября, а также в других местах председатель Синодального информационного отдела Белорусской Православной Церкви протоиерей Сергий Лепин написал на своей странице в Facebook: «Не пойму, зачем это глумление над портретами убиенного, над цветами в его память, зачем это сатанинское попрание лампад и иконок, борьба с импровизированным мемориалом во дворе, вдоль дорог... ? В чем смысл? Не согласовано, да? А вот такое поведение и отношение — оно согласовано? С кем?» Одно лишь это вопрошание стоило священнику официального предупреждения от прокуратуры, где, в частности, было сказано, что он сознательно повышает уровень напряженности в обществе, разжигает ненависть к органам власти, побуждает к агрессии, и, кроме того, его высказывание содержит признаки клеветы. Такое же предупреждение получил Католический епископ Юрий Кособуцкий за критическое высказывание по тому же поводу.

Мы выражаем нашу солидарность, поддержку и глубокое почтение епископам, священникам и всем христианам, которые, презирая опасность, напоминают о свободе и достоинстве человеческой личности, созданной по образу и подобию Божию. Ваше служение, милосердное и праведное, проявляется в заботе и печаловании о каждом избитом, оболганном, униженном, невинном и страдающем человеке. Каждый, кто не пошел на сговор с совестью ради выгоды и безопасности, является для нас примером честности и мужества.

К сожалению, сейчас многие уверены, что Церковь всегда на стороне тех, у кого сила, что Церковь всегда приспосабливается к ним, обслуживая их интересы. Ваше служение показывает, что это не так. Проповедь архиепископа Гродненского и Волковысского Артемия, благодаря записи на YouTube, согрела сердца десятков тысяч людей. Духовенством и мирянами, мужчинами и женщинами — всеми вами движет любовь, а это самая великая сила на земле.

Думая о вас, нельзя не вспомнить слова, обращенные Святейшим Патриархом Тихоном к Совету народных комиссаров год спустя после Октябрьской революции: «Мы знаем, что Наши обличения вызовут в вас только злобу и негодование и что вы будете искать в них лишь повода для обвинения нас в противлении власти, но чем выше будет подниматься «столп злобы» вашей, тем вернейшим будет оно свидетельством справедливости наших обличений.

Не Наше дело судить о земной власти, всякая власть, от Бога допущенная, привлекла бы на себя Наше благословение, если бы она воистину явилась «Божиим слугой» на благо подчиненных и была страшная «не для добрых дел, а для злых» (Рим. 13:34). Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних, истребление невинных, простираем мы Наше слово увещения: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лк. 11:51), и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф. 26:52)».

Любое проявление вашего свободного духа будет вызывать злобу и негодование, но другого пути для христиан нет. Пусть вас укрепляют примеры святителей Амвросия Медиоланского, Иоанна Златоуста, Филиппа Московского и многих других, кто не побоялся обличать зло и неправду власть имущих. «Никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, ни под сосудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет» (Лк. 11:33).

Мы возносим молитвы о белорусской земле, в надежде на то, что больше никто не будет унижен, избит, подвернут пыткам или убит из-за своих убеждений. Мы молимся о тех, кто, исполняя приказы, имеет власть употреблять силу и оружие против протестующих. Пусть каждый, кто носит форму и оружие, сохранит совесть, честь и достоинство, ответственность перед согражданами, перед своими братьями и сестрами.

Мы верим в то, что мирный диалог — это единственная альтернатива насилию. На пути к празднику Рождества Христова мы знаем, что вместе со всеми вами, живущими в Минске, Гродно, Гомеле, Бресте, Могилеве, Витебске, в малых городах и селах, совсем скоро мы встретим Богомладенца Христа и услышим в зимней ночи слова:

Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/26/88129-pismo-svyaschennikov-i-miryan-k-hristianam-belarusi

***

Комментарий: Церковь при Лукашенко - урок патриарху Кириллу и Путину

Христианское сопротивление диктатуре стало отдельным явлением белорусской демократической революции, считает Константин Эггерт, комментируя письмо священников и мирян РПЦ к христианам Беларуси.

Молчанием встретили официальные структуры в Беларуси и России открытое письмо, которое подписали "священники и миряне Русской Православной Церкви, других поместных Церквей, верующие Римско-Католической Церкви, а также христиане других конфессий".

Молчание патриарха Кирилла

В проникнутом духом неприятия авторитаризма и государственного насилия письме осуждаются издевательства над людьми и пытки в Беларуси, а также содержится призыв к минским властям остановиться. Александра Лукашенко авторы письма сравнивают с царем Иродом, а действия его силовиков - с бесчинствами нацистских оккупантов и НКВД. Последнее обстоятельство делает особую честь авторам. В путинской России сравнивать сталинский режим с гитлеровским - не только "мыслепреступление", как у Оруэлла, но и реальный шанс попасть под суд и штраф.

На момент написания этого текста удалось найти два комментария на послание, оба ругательных - один в разделе блогов газеты "Завтра", другой в Facebook одного из сотрудников телеканала "Царьград", выступающего с националистических консервативных позиций. Церковный официоз безмолвствует.

Если бы я работал в пиар-структурах Русской православной церкви (РПЦ) или ее Белорусского экзархата, то тоже был бы растерян. Дело не только в том, что письмо подписали знаменитые и популярные люди - Борис Гребенщиков, Юрий Шевчук, лидер группы Tequilajazz Евгений Федоров, мультипликатор Михаил Алдашин, писатель Денис Драгунский. Их общественная позиция известна.

Проблема в том, что авторы послания и те, кто присоединился и все еще присоединяется к ним (текст открыт для подписания), сказали то, что должен был бы сказать своими словами еще в августе патриарх Кирилл. Вместо этого в августе предстоятель РПЦ в льстивых выражениях поздравил Лукашенко с "победой" на президентских выборах, а затем снял с должности митрополита Павла, главу Белорусского экзархата РПЦ, который отозвал свои поздравления диктатору и призвал прекратить насилие над демонстрантами.

Как и в случае с прошлогодним письмом в защиту протестующих в Москве несколько священнослужителей РПЦ, среди которых протоиереи Андрей Кордочкин, Алексий Уминский, Георгий Митрофанов, Олег Батов и другие, фактически делают работу своего священноначалия - просят власти проявить милосердие, отказаться от репрессий и вступить в диалог с собственным народом. Как и в 2019 году, меньшинство вновь спасает честь и авторитет всей церкви, нынешнее руководство которой политически слилось с путинским режимом до неразличимости.

Лукашенко "строит" священников

Как и письмо 2019 года, это тоже стало событием церковной и политической истории - теперь не только России, но и Беларуси. Я не смог вспомнить в постсоветской истории прецедента, когда православные и католики публично и едино выступили бы, в сущности, как члены церкви в исходном, новозаветном смысле слова - не иерархии, а сообщества верующих во главе с Иисусом Христом. Они призвали проявить милость и понимание не только к единоверцам, но абсолютно ко всем белорусам, вне зависимости от их отношения к христианству и вообще религии. Подписавшие письмо показали, что такое настоящий христианский гуманизм.

То, что православные и католики выступают вместе, имеет особое значение из-за религиозной специфики Беларуси. Она - особый случай среди постсоветских стран. Католиков в стране меньшинство, но заметное - около 7 процентов населения. Рождество официально празднуется два раза - 25 декабря и 7 января. На государственных мероприятиях присутствуют и выступают, как правило, священнослужители обеих конфессий, чему я сам бывал свидетелем. Лукашенко всегда использовал эту особенность своей страны, когда еще общался с США и ЕС: мол, Беларусь - наследница Великого княжества Литовского, перекресток православного востока и католического запада, островок межконфессиональной гармонии в Европе.

С начала протестов Беларусь вновь подтвердила свой особый статус, став первой страной постсоветского пространства, где священство двух, так сказать, традиционных конфессий подвергается репрессиям. Лукашенко, называвший себя "православным атеистом", больше не вещает про "религиозный мир" и "перекресток цивилизаций". В Гомеле священник Владимир Дробышевский отсидел 25 суток за одиночный пикет.

Глава белорусских католиков архиепископ Тадеуш Кондрусевич фактически изгнан из страны. Несмотря на то, что он гражданин Беларуси, Кондрусевич не может въехать на родину из Польши - его паспорт объявили недействительным. Папа Франциск направлял в Минск главу секции по отношениям с государствами Государственного секретариата - фактически министра иностранных дел Святого престола - архиепископа Пола Гэллахера. Но и тот не смог добиться от белорусских властей разрешения Кондрусевичу вернуться к пастве.

Назначенный патриархом Кириллом на место экзарха Беларуси митрополит Вениамин (Тупеко) пытается "построить" православное священство под знамена Лукашенко. Можно лишь представить себе, каким методами он это делает.

Новая "Солидарность"

Пока я писал этот текст, в отставку ушел протоиерей Сергий Лепин. Он десять лет руководил пресс-службой Белорусской православной церкви и в нелояльности линии священноначалия замечен ни разу не был. Если судить по его аккаунтам в соцсетях, отца Сергия потряс разгром милицией импровизированного народного мемориала в память погибшего от избиений участника протестов Романа Бондаренко.

Священник назвал действия силовиков "сатанинскими". Конечно, молчащих и не вмешивающихся в события в обеих церквях большинство, что, в общем-то, обычно в таких ситуациях. Однако не будет преувеличением говорить о сопротивлении христиан белорусской диктатуре как о явлении. Белорусский мирный протест вообще проникнут для многих христианским духом.

Для патриарха Кирилла и Кремля это предупреждение: попытки превратить церковь в государственный департамент по прославлению власти бессмысленны и бесперспективны даже с точки зрения режима. В эпоху политического кризиса темы, связанные с моральным выбором, становятся для общества основными, а настоящими авторитетом обладают те, кто своим примером помогает этот выбор сделан.

И тогда условные диссиденты оказываются сильнее и влиятельнее официальных структур. Происходящее сейчас в Беларуси можно сравнить с тем, что случилось тридцать лет назад в Польше, когда возник независимый профсоюз "Солидарность", и церковь вместе с христианской интеллигенцией поддержали его. Влияние церквей на постсоветском пространстве по историческим причинам слабее, чем влияние костела в 1980 году в Гданьске или Варшаве. Тем сильнее эффект от шагов, подобных тем, который сделали авторы обращения к белорусам и те, кто к ним присоединился.

Автор Константин Эггерт

https://p.dw.com/p/3lvkD


Infos zum Autor
[-]

Author: Ирина Халип, УИАМП, Новая газета, Константин Эггерт

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 26.11.2020. Aufrufe: 36

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta