Какой мировой порядок будет строить новый президент США Джозеф Байден?

Information
[-]

***

Байдену предстоит залечить глобальные внутриполитические раны

Администрация Байдена должна стремиться возглавить мировые демократии в их конкуренции со всё большим численно авторитарным блоком, одновременно поддерживая многосторонние институты и структуры, наиболее важные для сохранения мира.

Менее чем за четыре года своего правления президент США Дональд Трамп смог добиться того, что исторически делали только разрушительные войны: перекроил мировой порядок. Из-за своего изоляционизма, авторитарных замашек и вопиющей капризности Трамп как кувалдой прошелся по международным институтам и многосторонним организациям, построенным после Второй мировой войны его предшественниками, которые с тех пор делали всё для их сохранения.

Многие надеются, что, когда к власти придет избранный президент Джо Байден, либеральные международные договоренности можно будет спасти и даже вдохнуть в них новую жизнь. Такое развитие событий, безусловно, было бы желательным. К сожалению, подобные надежды ни на чём не основаны: посттрамповский миропорядок, по-видимому, будет больше походить на межблоковую конкуренцию 1945 года, чем на либеральную эйфорию, начавшуюся после холодной войны, пишет бывший министр иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами в статье, вышедшей 18 ноября в The Strategist.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Прежде всего перед администрацией Байдена встанет грандиозная задача — залечить внутриполитические раны, нанесенные Трампом, а также исправить опасные слабые места США, которые обнажила пандемия коронавируса. После такой администрации, чье правление было сопряжено с самыми острыми в истории США противоречиями, восстановление страны не будет ни быстрым, ни безболезненным. Без выполнения главного условия — реформирования США — ни о каком возвращении Вашингтона на роль глобального лидера речи быть не может.

Даже если бы администрация Байдена имела безграничные возможности, вернуть время вспять невозможно. Прежний статус-кво возник из определенной начавшейся после холодной войны эйфории, вдохновляемой верой в то, что западная либеральная демократия одержала окончательную победу над остальными формами правления, а мир достиг, по известной формулировке Фрэнсиса Фукуямы, «конца истории».

В 1990-е и 2000-е годы, когда Соединенные Штаты были непревзойденной экономической, военной и дипломатической державой в мире, логика либеральной гегемонии была убедительной. Но в сегодняшнем быстро меняющемся многополярном мире это уже не так. Подобная ситуация наблюдается уже более десяти лет, поэтому США стали отказываться от глобального лидерства задолго до того, как в должность вступил Трамп. Хотя изоляционизм Трампа часто изображается чем-то аномальным, он представляет собой определенную американскую идеологию, восходящую к временам основания страны. Если бы немецкие подводные лодки не атаковали американские торговые суда в 1917 году, США вполне могли бы остаться в стороне от Первой мировой войны.

Опять же, США вступили во Вторую мировую войну, только когда в декабре 1941 года Япония напала на Перл-Харбор. А после войны усилия США по сохранению мира (путем размещения войск) и восстановлению процветания в Европе (путем реализации плана Маршалла) были вызваны страхом перед советской экспансией, а не чувством морального долга. В интересах Америки также были те шаги по сокращению масштабов внешнеполитического проекта американской гегемонии, которые предприняли предшественник Трампа Барак Обама, в администрации которого Байден был вице-президентом, и даже Джордж Буш — младший до него. Как и Трамп, Обама и Буш выражали недовольство в связи с недостаточным разделением бремени финансирования обороны со стороны союзников Вашингтона по НАТО.

Определенный отказ США от гегемонии является фактом, изменить который Байден не может. За этим отказом стоят потеря доверия к Америке в результате ее долгих, дорогостоящих и безрезультатных ближневосточных войн, а также мировой финансовый кризис 2008 года, который обнажил обратную сторону глобализации и недостатки неолиберальной ортодоксии. Стало ясно, что идеология свободного рынка последних нескольких десятилетий не только не оправдывала обещания всеобщего процветания, но и способствовала возникновению позорного неравенства и краху среднего класса.

Эта комбинация нескончаемых войн и всё большего неравенства спровоцировала националистическую реакцию, которая обеспечила Трампу победу в ноябре 2016 года. Те же разочарования отразились на голосовании по вопросу выхода Соединенного Королевства из ЕС, протестах «желтых жилетов» во Франции в 2018 году и даже в вызванном пандемией COVID-19 кризисе. Казалось бы, пандемия — это возможность для сотрудничества, которую нельзя упустить. Тем не менее вспышка заражений опасным патогеном была встречена закрытием границ и конкуренцией за поставки медицинских и иных товаров, за будущие дозы вакцины, не говоря уже об ограничении гражданских свобод и расширении возможностей наблюдения, в том числе в демократических странах. Проще говоря, как раз тогда, когда глобальное сотрудничество было нужно сильнее всего, из-за несовершенной многосторонней системы мир оказался отброшенным обратно в лоно национальных государств.

Итак, кажется, что мир возвращается к Вестфальской системе, в которой суверенитет отдельных стран преобладает над международными правилами. Позиция Трампа «Америка прежде всего» прекрасно вписывается в такой миропорядок. И хотя Китай говорит о международном сотрудничестве в некоторых сферах, многосторонность является для него принципиально чуждой концепцией. Пекин выступил бы против возрождения мирового порядка, основанного на либеральных принципах. Другие крупные националистические державы (такие как Бразилия, Индия, Россия и Турция) и более мелкие в Восточной Европе (Венгрия и Польша) в целом движутся в том же нелиберальном царстве.

Администрация Байдена должна стремиться возглавить мировые демократии в их конкуренции со всё большим численно авторитарным блоком, одновременно поддерживая многосторонние институты и структуры, наиболее важные для сохранения мира. Для этого ему пора положить конец попустительству, с которым администрация Трампа относилась к деятельности президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, а также необходимо заменить воинственную стратегию в отношении Ирана попыткой заключить новое и прочное ядерное соглашение. К счастью, Байден, похоже, настроен делать и то и другое.

В то же время администрации Байдена необходимо будет вновь начать относиться к американским альянсам как к коллективным предприятиям, в рамках которых США выступают в качестве духовных лидеров, а не доминируют. Со стороны союзников этот сдвиг уже начался. Так, лидеры стран Европы, особенно президент Франции Эммануэль Макрон, всё больше осознают необходимость взять обеспечение безопасности региона в свои руки. США должны работать с более ответственным за свою безопасность Европейским Союзом, чтобы сдержать ревизионизм России на границах НАТО и положить конец гибридной войне Москвы с западными демократиями.

Точно так же, чтобы эффективно вести нынешнюю стратегическую конфронтацию с Китаем, США должны будут работать со своими азиатскими союзниками, такими как перевооруженная Япония и Южная Корея. Поскольку Китай практически отказался от своей стратегии «мирного подъема», чтобы не допустить вооруженного конфликта, потребуются острожные действия по нахождению баланса.

В более широком плане США необходимо будет стимулировать мировые либеральные демократии к созданию блока, способного противостоять авторитарным странам мира. Такой шаг должен включать в себя усилия по противодействию силам дезинтеграции внутри ЕС и, возможно, по превращению НАТО в более широкий союз демократических стран в области безопасности.

Важно отметить, что два блока также должны будут эффективно сотрудничать в ключевых областях, представляющих общий интерес, таких как торговля, ядерное нераспространение, изменение климата и глобальное здравоохранение. Это потребует дипломатических навыков, которые Трамп и представить себе не мог, не говоря уже о том, чтобы обладать ими.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3118374.html

***

Чего ожидать от Джо Байдена на Ближнем Востоке? 

Одним из ключевых направлений работы новой администрации станет Ближний Восток. В отличие от Трампа, Байден, скорее всего, в решении проблем этого неспокойного региона пойдет по стопам своего предшественника-демократа Барака Обамы.

Если оставить в стороне необоснованные сомнения действующего американского президента Дональда Трампа в легитимности прошедших в стране выборов, можно смело утверждать, что избранный президент Джо Байден намерен встать на курс корректировки как во внутренней, так и внешней политике США. На международной арене от него можно ожидать того, что он будет выступать в качестве многостороннего и либерального реалиста при продвижении глобальной роли Америки, пишет профессор социологии Университета Западной Австралии Амин Сайкал в статье, вышедшей 17 ноября в The Strategist.

Одним из ключевых направлений работы новой администрации станет Ближний Восток. В отличие от Трампа, Байден, скорее всего, в решении проблем этого неспокойного региона пойдет по стопам своего предшественника-демократа Барака Обамы. Есть четыре области, в которых он мог бы попытаться изменить ситуацию.

Первое — это историческое ядерное соглашение с Ираном, заключенное в июле 2015 года и ставшее известным как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Давний критик этой сделки, Трамп отказался от неё в мае 2018 года. Он обрушился на иранский исламский режим с яростной критикой, назвав его агрессивным и дестабилизирующим фактором в регионе и за его пределами и развернув политику максимального давления. Его цель состояла в том, чтобы заставить «непослушный» Тегеран пересмотреть СВПД и сократить свой ракетный потенциал и региональное влияние, что также понравилось бы главным соперникам Ирана в регионе и любимым союзникам Трампа и США Израилю и Саудовской Аравии.

Трамп проигнорировал тот факт, что СВПД был многосторонним соглашением. Другие подписавшие его страны — Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай — выступили против его мер и продолжали выполнять взятые на себя в рамках соглашения обязательства, имеющие важное значение для международной безопасности, что привело к серьезному расколу в трансатлантическом альянсе. Подход Трампа успехом не увенчался: иранский режим сопротивлялся давлению Вашингтона и пережил его, хотя иранскому обществу и был нанес тяжелый урон.

Байден отмечал, что он вернет США в число стран, подписавших СВПД, и обратится к Ирану, как это сделал Обама, и добьется успеха соглашения и, таким образом, также устранит одно из препятствий в отношениях Америки с ее традиционными европейскими союзниками. Новый глава Белого дома также столкнется внутри страны с сильной оппозицией со стороны Республиканской партии, в которой доминирует Трамп, а также со стороны Израиля и арабских государств региона, возглавляемых Саудовской Аравией. Но он должен иметь возможность отвергнуть их возражения, как это сделал Обама.

Благодаря определенному сближению с Ираном Байден смог бы сосредоточиться на более крупных внешнеполитических вопросах, таких как отношения с Китаем, который является развивающейся конкурирующей сверхдержавой, и Россией, которая становится все более агрессивной державой.

Второй областью, в которой Байден смог бы исправить сложившуюся ситуацию, является израильско-палестинский конфликт. Трамп пошел на беспрецедентную дружбу с Израилем ценой борьбы палестинцев за свободу и независимость. Байден, вероятно, будет придерживаться подхода Обамы. Он ясно дал понять, что будет соблюдать международное право и резолюции Организации Объединенных Наций, не признавая израильские поселения на оккупированных территориях законными, выступая против любой аннексии Западного берега и поддерживая решение о создании двух государств как лучший вариант для политического урегулирования конфликта.

Учитывая двухпартийную поддержку Израиля в Конгрессе США, Байден вряд ли сможет отменить некоторые меры Трампа, такие как перевод американского посольства в Иерусалим. Но у него были бы хорошие возможности для возобновления мирных переговоров для урегулирования конфликта дипломатическим путем.

Третья область — отношения Америки с Саудовской Аравией. Трамп относился к богатому нефтью королевству с большим пиететом, высоко ценя покупку Эр-Риядом американского оружия. Он установил очень тесные отношения со скандальным наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммадом бин Салманом и решительно поддерживал военные операции возглавляемой Саудовской Аравией арабской коалиции в Йемене. Он отмел озабоченность Конгресса и выводы ООН о причастности наследного принца к зверскому убийству саудовского диссидента и обозревателя Washington Post Джамаля Хашогги в Стамбуле в октябре 2018 года. Он приложил невероятные усилия, чтобы защитить бин Салмана. Более того, Саудовская Аравия стала центральным звеном в его плане создания антииранского арабо-израильского фронта.

Трамп не выказал никакого неудовольствия в связи с тем, что авиаудары, наносимые Саудовской Аравией по народу Йемена, стали причиной огромных человеческих жертв и разрушений. В отличие от Обамы, который прекратил поддержку таких ударов США в последний год своего пребывания у власти, Трамп обеспечил Эр-Рияду материально-техническую поддержку. Байден и его демократическое окружение настроены иначе взглянуть на Саудовскую Аравию. Не отказываясь от сотрудничества с королевством полностью, новая администрация США попытается рационализировать отношения с ним, насколько это возможно. Такой шаг будет включать в себя отказ от безусловной поддержки Вашингтоном наследного принца как по политическим, так и по моральным причинам, а также сокращение поддержки операций в Йемене.

Четвертая область — это господство авторитаризма на Ближнем Востоке, от арабских монархий в Персидском заливе до Египта в Северной Африке. Все они союзники США. Будучи авторитарным популистом, Трамп испытывал восхищение автократическими правителями. Напротив, у Байдена будет возможность подчеркнуть необходимость антиавторитарных реформ во всем регионе. Это не означает, что он сделает демократизацию центральным элементом своей внешней политики, как без особых успехов это пытался сделать его предшественник-республиканец Джордж Буш — младший. Он, скорее всего, будет выступать против нелиберальных сил в отношениях своей администрации с автократиями.

Ближний Восток не оправдал ожиданий США как традиционно доминирующей державы в регионе в прошлом. Однако негегемонистский подход Байдена имеет больше шансов внести свой вклад в региональную стабильность, чем политика Трампа «разделяй и властвуй» внутри страны и за рубежом, которая лишила регион всякой возможности для конструктивного регионального сотрудничества. Конечно, все это будет зависеть от того, к чему приведет отказ Трампа признать поражение на выборах и насколько успешным будет Байден в решении внутренних проблем, особенно если он столкнется с республиканским большинством в Сенате.

Автор Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/3117459.html

***

Чего Ближний Восток может ожидать от президента Байдена

США, вероятно, возобновят сотрудничество с палестинцами, возьмут на себя права человека в арабском мире и вернутся к иранской ядерной сделке, об этом пишет Джейсон Айзаксон, главный специалист по политике и политическим вопросам Американского еврейского комитета в издании Times of Israel.

Со времен Джорджа Буша — старшего, чья карьера на государственной службе включала в себя посты директора ЦРУ, посла в Китае и два срока в качестве вице-президента до вступления в должность президента в 1989 году, Соединенные Штаты не избирали главу исполнительной власти с чем-либо, приближающимся к внешнеполитическому послужному списку избранного президента Джо Байдена. Эти данные дают нам ключ к принципам и программам, которые будут определять подход администрации Байдена к международным делам. Судя по тому, что нам известно, мы должны ожидать более прочных отношений с европейскими союзниками, восстановления дипломатических норм (с изменениями политики, передаваемыми в консультациях и через коммюнике, а не через твиты), более полного многостороннего взаимодействия и большей оценки НАТО — хотя и с постоянным акцентом США на выполнении обязательств по расходам на оборону.

Что касается политики США в отношении Ближнего Востока, то почти полувековая история пребывания избранного президента на этом посту и его заявления в ходе предвыборной кампании указывают на ряд существенных изменений в политике, а также на преемственность в конкретных областях. Можно ожидать преемственности в американской поддержке недавнего резкого расширения круга арабо-израильского мира, опираясь на достижения президента Трампа в содействии нормализации отношений между Израилем и тремя арабскими государствами.

Байден приветствовал «Соглашения Авраама» и, вероятно, найдет готовых партнеров для продления линии предшественника в данном направлении. Можно также ожидать преемственности в поддержке растущего стратегического и экономического сотрудничества между государствами Восточного Средиземноморья, включая разработку и распределение подводных энергетических ресурсов — проект, начатый при президенте Бараке Обаме и получивший значительный импульс при его преемнике. Вопрос о том, перестанет ли Турция угрожать притязаниям своих соседей на эти ресурсы, а также их безопасности и сможет ли она быть вовлечена в региональный «газовый форум», станет главной проблемой, ожидающей президента Байдена в начале его срока полномочий. Его жесткие разговоры в прошлом году о турецком президенте Реджепе Тайипе Эрдогане и его давняя дружба с Израилем, Грецией и Кипром предполагают суровый ответ на дальнейшие попытки сорвать сотрудничество.

У администрации Байдена может быть мало стимулов резко менять курс в Сирии и Ираке — если только курс не изменится кардинально в последние два месяца президентства Трампа, преследуя выполнение обещания положить конец «вечным войнам Америки».»

Сохранение американского военного присутствия при Байдене с целью помешать возрождению ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и одновременно дать отпор России и Ирану является более вероятным развитием событий, чем оставление этого присутствия или амбициозный рост войск. Аналогичным образом существует мало свидетельств, позволяющих предположить широкое переосмысление развертывания американских сил на Ближнем Востоке и в Северной Африке, которые являются стабилизирующими факторами и важными инструментами в продолжающейся борьбе с терроризмом, иранским авантюризмом, торговлей оружием и людьми, а также пиратством.

Изменения в политике США в регионе при президенте Байдене можно ожидать в трех областях: израильско-палестинский конфликт, права человека и Иран. История решительной поддержки Байденом безопасности и благополучия Израиля — на протяжении шести сроков его пребывания в Сенате и двух в должности вице-президента — не оставляет места для сомнений в его понимании насущных стратегических проблем еврейского государства. Однако, в отличие от своего непосредственного предшественника, он также был непоколебимым сторонником урегулирования израильско-палестинского конфликта на основе переговоров с участием двух государств, считая, что немилитаризованное Палестинское государство — явно, амбициозная цель — может наилучшим образом служить интересам как палестинского народа, так и демократического еврейского государства Израиль, а также интересам региональной стабильности. Таким образом, мы можем ожидать возобновления взаимодействия США с палестинцами, включая возобновление работы миссии ООП в Вашингтоне и возобновление американских взносов в давно проблемное агентство ООН, предоставляющее широкий спектр услуг поколениям потомков палестинских беженцев, с целью возобновления (в «энный» раз) израильско-палестинского мирного процесса.

Однако на этот раз будет отличаться облегчение, забота администрации Трампа от ныне опровергнутого представления о том, что разрешение этого горького конфликта было необходимым предикатом для более широкого арабо-израильского мира. Эти две цели, как мы теперь знаем, могут быть достигнуты независимо. Во-вторых, мы можем ожидать более четкого и последовательного американского голоса в защиту прав человека в арабском мире, выступающего против произвольных задержаний, подавления даже самых мягких проявлений инакомыслия и терпимости к экстремистской риторике. Администрация Трампа уделяла значительное и соответствующее внимание защите религиозной свободы за рубежом. Мы можем ожидать, что администрация Байдена в прагматических рамках вернется к американской традиции защиты свободы в более общем плане — трудное предложение, как мы видели в годы Обамы—Байдена, в таких случаях, как египетские «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

В-третьих, мы можем ожидать, что Байден будет добиваться возвращения Соединенных Штатов к ядерной сделке с Ираном, заключенной при Обаме. Но когда и при каких условиях — это большой вопрос, который будет постоянно находиться в центре внимания пропаганды и энергичных дебатов Американского еврейского комитета и других заинтересованных сторон, включая не только трех европейских союзников, сотрудничавших с Вашингтоном, но и союзников Америки на Ближнем Востоке, а также Израиль, к которому теперь публично присоединились по крайней мере два партнера по Персидскому заливу. Угрозы, не затронутые соглашением 2015 года, включают пагубное влияние Ирана в регионе и его разработку баллистических ракет.

В дополнение к другим недостаткам сроки действия некоторых ограничений неприемлемо близки. Теперь Байден пообещал работать с союзниками США, чтобы сделать сделку «более длительной и прочной». Выполнение этого обещания потребует сохранения значительных рычагов давления на Тегеран; в прошлом дипломатические открытия происходили только благодаря такому давлению. Перед новой администрацией США стоит целый комплекс внешнеполитических задач. Преодоление их потребует не только творческого подхода, твердости и мудрости президента, имеющего сильные внешнеполитические полномочия и опытную команду, но и тесной координации с давними союзниками Америки. Как неоднократно говорил Байден в этом трудном году: «мы все вместе в этом участвуем».

Aвтор Игорь Юдкевич

https://regnum.ru/news/polit/3127890.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Белов, Игорь Юдкевич

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 30.11.2020. Aufrufe: 119

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta