Новый геополитический расклад в Закавказье после карабахской войны

Information
[-]

На распутье

После поражения во второй карабахской войне, трехстороннего соглашения от 9 ноября, вывода армянских войск и гражданского населения из бывшей «зоны безопасности» вокруг Нагорного Карабаха и ввода в регион российских миротворцев Республика Армения и непризнанная Нагорно-Карабахская Республика (НКР) оказались на историческом распутье. Без какого-либо ясного пути или «дорожной карты» дальнейшего развития, с деморализованным военно-политическим руководством, разоренной экономикой и разбитой армией.

Когда у народа сразу столько проблем, то невольно хватаются как-то решать все сразу, — это лишь усиливает общий хаос и разруху. Враждующие армянские политические силы согласны в одном: разгромленную на поле боя армию надо срочно восстанавливать и перевооружать. Но в разоренной стране мало денег. Азербайджан одержал победу, закупив беспилотники, высокоточные ракеты, системы связи, боевого управления и целеуказания в Турции, Израиле и Южной Корее. Армении будет трудно найти аналогичных поставщиков, даже если деньги найдут. Шансы сократить технологический разрыв и тем более добиться превосходства на поле боя в обозримом будущем выглядят призрачно.

«Платформа шести»

Турецкий президент Эрдоган предложил создать региональную организацию безопасности и экономического развития в Закавказье, или «платформу шести» в составе Азербайджана, Грузии, Армении, а также России, Турции и Ирана — трех держав, которые уже несколько столетий с переменным успехом оспаривают друг у друга влияние в регионе. Эрдоган объявил, что обсудил идею с Владимиром Путиным, который, мол, не возражал. Поскольку эрдоганова «платформа» исключает из закавказских дел западные державы, в частности — сопредседателей минской группы ОБСЕ по Карабаху — США и Францию, идею и вправду могли найти небезынтересной и в Москве, и в Тегеране.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Конечно, подобная региональная структура институционализирует влияние и присутствие Турции в Закавказье, в то время как Россия уже больше 200 лет пытается ее оттуда выпихнуть. Впрочем, в соседней бывшей российско-советской Средней Азии Москва согласилась создать ШОС вместе с Пекином и терпит нарастающее китайское влияние в регионе, очевидно решив, что лучше так, чем терпеть американцев.

Транспортные коридоры

Эрдоган предлагает открыть закрытые границы и строить новые транспортные коридоры, которые должны превратить Закавказье в зону экономического процветания. Нефть и газ из каспийского региона пойдут на запад, а навстречу им, на восток — турецкие товары. Армянам тоже пообещали открытие закрытых границ, если они признают поражение и откажутся навсегда от любых притязаний на исторические земли, а также согласятся с фактической ликвидацией непризнанной НКР.

По соглашению о перемирии армяне ушли из тыловых районов бывшей «зоны безопасности» — Лачинского и Кельбаджарского и сдали противнику развалины азербайджанского города Агдам, а вместе с ним — основные укрепленные позиции на центральном участке фронта, много лет прикрывавшие Степанакерт с востока. От НКР остался территориальный огрызок без бывшей «зоны безопасности» и без южной части самой довоенной автономии вплоть до Шуши, которую отвоевали азербайджанцы.

Остаток НКР окружен постами российских миротворцев. Они контролируют дорогу из Степанакерта в армянский Горис — так называемый «лачинский коридор», отвоеванный армянами в 1992 году. Но внутри урезанной НКР все пока по-прежнему: есть свое правительство, парламент, президент, армия обороны, вооруженные ополченцы, и остаются армянские добровольцы, прибывшие на войну из разных стран и собственно из Армении.

Дальнейшая судьба НКР непонятна. Президент Ильхам Алиев утверждает, что в «многонациональном и многоконфессиональном Азербайджане» армяне — уроженцы Карабаха, родившиеся до 1992 года, и их потомки смогут спокойно трудиться и жить, получив азербайджанские паспорта или вид на жительство. У них может быть некая национально-культурная автономия, но без собственной армии, правительства и т.д. Остаток НКР теперь, как и до мая 1992-го, отделен от остальной Армении. Российские миротворцы пропускают через «лачинский коридор» людей и товары, но не оружие. В межвоенный период армяне построили еще северную дорогу из Степанакерта через Кельбаджар на Ереван, но теперь она под контролем азербайджанцев. В соглашении о перемирии предусмотрено, что в течение трех лет будет построена новая дорога из Гориса в Степанакерт, в обход Шуши и Лачина. Идея, очевидно, в том, что российские миротворцы будут контролировать новую дорогу, а город Лачин, населенный до 1992-го курдами, перейдет под полный контроль Баку.

Соглашение о перемирии также предусматривает открытие транспортного коридора между Нахичеванью (азербайджанский анклав, граничащий с Турцией, Арменией и Ираном) и основной территорией Азербайджана через Зангезурский район Армении. Контролировать движение по этой дороге должны погранвойска ФСБ РФ, которые остались в Армении после распада СССР. До сих пор связь между Нахичеванью и основной территорией Азербайджана была через Иран. Баку и Анкара, впрочем, настаивают, что эта Зангезурская дорога должна стать именно экстерриториальным транспортным «коридором» по примеру лачинского. Ереван при поддержке Москвы пока отказывается дать Турции прямой экстерриториальный выход в Каспийский регион.

До сих пор железная дорога, а также отстроенная при Михаиле Саакашвили современная автомобильная трасса и нефте- и газопроводы шли из Азербайджана к Черному морю, в Турцию и через нее к Средиземному морю через Грузию, которая одновременно давала Армении транзитный выход к морю и в Россию. Тбилиси с ходу отверг эрдогановскую «платформу шести», объявив, что не будет входить ни в какие региональные альянсы с Москвой, пока российские войска остаются в Абхазии и Южной Осетии.

Что делать Армении?

Можно продолжить сопротивление: партизанить под прикрытием российских миротворцев в Карабахе и вдоль границы бывшей «зоны безопасности НКР», где теперь по старым советским административным картам пытаются провести армяно-азербайджанское размежевание. В НКР и Армении есть желающие повоевать с «турками». Никакого военного смысла в подобном партизанстве нет, но если удастся втянуть в стычки российских военных (миротворцев), то общий баланс сил может кардинально поменяться и, скажем, вдруг получится как в Южной Осетии.

Но пока миротворцы соблюдают строгий нейтралитет. Целый месяц после перемирия 10 ноября армянские отряды (карабахские ополченцы и пришлые добровольцы) удерживали пару селений в глубине азербайджанских позиций в Гадрутском районе. В ходе стремительного наступления на Шушу азербайджанцы обошли с фланга села Хцаберд и Хин-Тахер. Армяне сумели наладить какое-то снабжение этого аванпоста по горной дороге. Когда азербайджанцы начали операцию по вытеснению партизан, армяне запросили помощь миротворцев, которые вошли в Хцаберд и Хин-Тахер, остановили столкновения, разъединив враждующие стороны. Потом в Москве было принято политическое решение: миротворцы разоружили и вывели армянских бойцов из этого района и сами ушли, чего азербайджанцы, собственно, и добивалась. Теперь горная дорога на Хцаберд и Хин-Тахер, которую премьер Никол Пашинян сгоряча назвал «стратегической», для армян закрыта.

Российских военных в Карабахе до двух тысяч, но у них чисто миротворческий мандат — наблюдать и разъединять. Легкое стрелковое оружие и бэтээры. Использовать можно только для самообороны. Против азербайджанской армии, да еще с турецкой поддержкой, это вообще ничто — чисто символическое войско. Впрочем, Россия не собирается ссориться и тем более воевать с Азербайджаном или Турцией, а армянским партизанам трудно будет втянуть ее в серьезный конфликт. Поэтому путь героического вооруженного сопротивления выглядит сегодня для Армении тупиковым, как горная дорога на Хин-Тахер. Искать другие пути выхода из тупика тоже не очень получается. Не видно пока в Армении национального лидера, способного вытащить страну из глубокой ямы поражения.

Автор Павел Фельгенгауэр, oбозреватель «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/17/88415-na-rasputie

***

Почему Путин спасает Пашиняна?

После того как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в Баку выступил с предложением о создании «платформы шести» стран, которые должны сотрудничать ради поддержания мира в Закавказье, и призвал Армению присоединиться к этому проекту, который, по его мнению, сулит Еревану «значительную выгоду» и может «открыть новую страницу в отношениях Турции и Армении», мало кто предполагал, что Ереван отреагирует на это столь быстро.

Однако на заседании Совета безопасности Армении премьер-министр Никол Пашинян заявил, что «нужно улучшить отношения с Турцией и Азербайджаном, пытаясь найти точки соприкосновения». По его словам, «произошло изменение, азербайджанцы сейчас сильнее, следовательно, он вынужден смириться с этой ситуацией».

Объективно рассуждая, после соглашения между Баку, Ереваном и Москвой о прекращении карабахской войны, одним пунктом которого предусматривается разблокирование всех региональных коммуникаций и создание транспортного коридора через территорию Армении между Азербайданом и Нахичеванью, появляются главные предпосылки и для нормализации отношений между Ереваном и Баку и Ереваном и Анкарой. Более того, нормализация отношений с Турцией выводит Армению из региональной изоляции (сегодня эта республика из четырех межгосударственных границ имеет две закрытые), превращает ее в страну с транзитным статусом и выходом в Европу. Прежние попытки (Цюрихские протоколы октября 2009 года) разорвать связь восстановления отношений между Анкарой и Ереваном с разрешением нагорно-карабахского конфликта не увенчались успехом, как и последовавшее попытки Пашиняна реанимировать этот процесс «без предварительных условий».

Как указывает российский кавказовед Сергей Маркедонов, Декларация о независимости Армении (считающаяся составной частью Основного закона страны) содержит пункты о необходимости международного признания Геноцида армян и упоминание «Западной Армении», то есть указывает на факт территориальной проблемы. Не случайно Эрдоган в своем заявлении в Баку указывал на необходимость принятия со стороны Армении соответствующих решений, поскольку в уравнении «нагорно-карабахский конфликт и турецко-армянское примирение» первая часть фактически определена, если иметь в виду возврат под контроль Азербайджана утраченных ранее районов. Что касается армяно-турецкого примирения, то двум сторонам придется преодолеть существующие сложные исторические барьеры, чтобы начать писать новую главу в истории своих отношений.

В сложившейся ситуации после карабахской войны Пашиняну сделать это в одностороннем порядке будет чрезвычайно сложно из-за образовавшегося в армянском общественно-политическом сознании негативного азербайджано-турецкого шлейфа. Поэтому логичен был бы ход на этом направлении со стороны Анкары или Баку вместо стремления загнать Пашиняна в угол, что потенциально сохраняет конфронтационный сценарий. Сейчас проблема для Еревана, Анкары и Баку в способности «пройти через порог новой открывшейся двери и начать политику смены вех». Турция могла бы заявить о начале процесс ратификации Цюрихских протоколов, двух протоколов об установлении дипломатических отношений и развитии двусторонних связей, которые ранее приостановил президент Армении Серж Саргсян, но не вышел из мирного процесса полностью. В то же время ясно, что решение обозначенных проблем связано со сложным внутриполитическим дискурсом в Армении, Турции и Азербайджане.

Более того, как пишет Маркедонов, «примирение двух исторических противников уже не раз имело место быть, и Армения с Турцией не открывают здесь ничего принципиально нового. На сегодняшний день существует и опыт греко-турецких отношений, и болгаро-турецких, и польско-украинских, и польско-литовских, и германо-российских, и венгерско-румынских, не говоря уже об израильско-германском примирении и превращении в ближайших союзников в ЕС таких исторических противников, как Германия и Франция». Естественно, историческое примирение должно, прежде всего, соответствовать национальным интересам примиряющихся сторон, а также быть политически и экономически рентабельным.

В то же время необходимо понимать, что после карабахской войны в Закавказье и ряде соседних ближневосточных странах началась новая «большая игра», главным признаком которой является сенсационная для многих экспертов кооперация России с Турцией. В нее уже вписался Азербайджан, а теперь такая возможность появляется и у Армении. Вопрос только в том, дадут ли Пашиняну реализовать задуманное и не придут ли в Ереване к власти силы, которые заявят, что соглашение по Нагорному Карабаху — всего лишь перемирие, а «главная война еще впереди». Что касается России, то, как полагает болгарское издание «Дума», она «взяла под свою защиту Пашиняна, опасаясь делигитимации власти в Армении», а не заняла позицию «так ему и надо» в качестве мести за антироссийскую риторику, заигрывание с США и НАТО.

Москва не стала «заигрывать с массовым недовольством, а сохранила политическое хладнокровие и протянула ему руку помощи». Президент России Владимир Путин похвалил Пашиняна за то, что в своем трагическом обращении к народу в связи с подписанием мирного соглашения он «сказал всю правду». «Мне нечего добавить, — подчеркнул российский лидер. — Было ли это правильно или нет — другой вопрос, но ни о каком предательстве речи быть не может». Подписав трехстороннее соглашение, Пашинян взял на себя ответственность разбираться с последствиями на практике, как бы больно это ни было. Одним словом, «большая игра» продолжается.

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3141850.html

***

Союзники с большой дороги

Многолетняя преданность России дорого обошлась Армении. Причем дорого во всех смыслах — в том числе и в долларовом эквиваленте.

Летом 2015 года в Ереване вспыхнули протесты против роста цен на электричество. Компания «Электрические сети Армении» собиралась поднять их сразу в полтора раза, потом сторговалась с правительством на 17 процентов, но люди все равно вышли на площадь Свободы в Ереване. По производству электричества Армения к этому времени уже была региональным лидером, там вновь, после долгой остановки, работала АЭС, работали и ТЭС, и ГЭС, они вырабатывали электричества больше, чем требовалось стране. Его себестоимость эксперты тогда оценивали как самую низкую на постсоветском пространстве, но платежи армянских домохозяйств и бизнеса были выше, чем в соседних странах. После повышения один киловатт-час должен был стоить 10 центов (в пересчете с драм на доллары). В Петербурге, например, в то же время тарифы были ниже почти вдвое.

Армяне адресовали проклятия своему правительству. И в целом справедливо. Но мало кто на площади Свободы мог рассказать о том, что правительство с подорожанием связано опосредованно. На самом деле цены на электричество в Армении подняла российская госкомпания «Интер РАО ЕЭС». «Электрические сети Армении» — ее 100-процентная дочка. Председатель совета директоров — Игорь Иванович Сечин. Генеральным директором в 2010 году стал 32-летний Борис Юрьевич Ковальчук (ближайший родственник Юрия Валентиновича Ковальчука), он и сейчас, по данным СПАРК, возглавляет компанию.

Помочь по-русски

Армения считается страной очень и очень бедной. Выхода к морю нет, нефти нет, с недрами вообще не очень. А в 1988 году она еще и пострадала от чудовищного землетрясения — и до сих пор от удара не оправилась.

Город Спитак, оказавшийся в эпицентре катастрофы, за несколько секунд просто перестал существовать, еще 300 населенных пунктов — в первую очередь Ленинакан (сейчас — Гюмри), бывшая культурная столица Армении, — были разрушены на 80 процентов. Волна мощностью 6,25 балла докатилась до города Мецамор в центральной части республики, а там находится Армянская АЭС, производящая треть всей электроэнергии в стране. Станция, рассчитанная на 9-балльные толчки, выдержала. Но происходило это спустя два года после Чернобыля, в разгар атомофобии. И Совмин СССР решил остановить АЭС. Потом началась война за Карабах, из строя постоянно выходили ГЭС на горных реках и магистральный газопровод. И после развала СССР в Армении начался настоящий энергетический голод.

Россия по-братски протянула уже независимой Армении руку помощи. Армения восстанавливалась после землетрясения и войны, у нее и на это средств не хватало, поэтому электроэнергию ей Россия поставляла в долг. В 1993 году армянское правительство решило все-таки восстановить АЭС, в 1995-м ее запустили. Но станции требовалось ядерное топливо, которое тоже поступало из России и тоже в долг. К 2001 году набежало 100 миллионов долларов. Ежегодно 18 миллионов из экономики Армении выедало обслуживание долга. Обслуживание кредитов на 800 миллионов, полученных от стран Запада, обходилось в полтора раза дешевле.

Для справки.

В том же 2001-м Россия простила 4 миллиарда долларов долга Эфиопии.

В 2000-м — 9 миллиардов Вьетнаму.

Всего с 2000 по 2005 год Россия списала около 30 миллиардов Танзании, Ираку, Лаосу, Бенину, Гвинее-Бисау и другим близким друзьям.

У Армении, как бы ни была она бедна, имелись созвездия предприятий, которые могли приносить доход. Самые лакомые — это ВПК времен СССР. Химзавод «Наирит» (основная продукция — каучук), завод «Марс» (электроника), НИИ математических машин, Каджаранский медно-молибденовый комбинат и ряд заводов помельче, Севан-Разданский каскад гидроэлектростанций — восемь ГЭС.

В 2001 году президент Владимир Путин посетил Ереван. «Россия хочет инвестировать в предприятия Армении», — сообщил тогда о цели визита вице-премьер Илья Клебанов. Это было преподнесено как еще одна рука братской помощи. То есть с этого момента Россия протянула к Армении уже обе руки. Объятия назвали программой «Имущество против долга», соглашение было подписано в 2002 году. Завод «Марс» оценили в 56 миллионов долларов, три НИИ и химзавод — меньше чем в 7 миллионов, Разданский каскад — в 31 миллион.

Потом и другие предприятия, которые могли приносить хоть какой-то доход в бюджет Армении, почти вся ее энергетика, железные дороги, золотоносные и молибденовые рудники, — все стало собственностью российских компаний, наиболее близких государству: «Роснефти», «Газпрома», РЖД и других, помельче.

Достояние республики

По данным Статистического комитета Республики Армения, на 60 процентов энергетика страны зависит от природного газа. Его поставки и распределение обеспечивает компания «Газпром Армения». Ее прежнее название — ЗАО «АрмРосГазпром». Компания создавалась в 1997 году, 45-процентным пакетом акций владело правительство Армении, еще столько же принадлежало российскому «Газпрому», 10 процентов — компании «Итера», подконтрольной «Роснефти». И тогда предполагалось, что партнерство с Россией поможет восстановить разрушенные газопроводные сети, модернизировать их, вернуть газ в жилые дома. Со временем доля Армении сократилась до 20 процентов.

В январе 2013-го и этот пакет перешел к «Газпрому», он стал с тех пор стопроцентным владельцем газового хозяйства Армении. Оформлено это было как сделка купли-продажи, которая, как объявил тогда глава «Газпрома» Алексей Миллер, «полностью соответствует духу стратегического сотрудничества между Российской Федерацией и Арменией». «Газовый договор», подписанный президентами Путиным и Саргсяном, предполагал, что газ Армении будут поставлять по внутрироссийским ценам.

На практике получалось так: «Газпром» действительно продавал газ по внутрироссийским ценам своей 100-процентной «дочке». Но «на границе» Армении газ вдруг дорожал — и «дочка» продавала этот газ потребителям дороже вдвое. «Электрические сети Армении» — монополист в области распределения электроэнергии в стране. Компания, как уже было сказано, принадлежит российскому «Интер РАО». Ему же принадлежат «Разданская энергетическая компания» — ГРЭС, которая вырабатывает 10 процентов электричества в стране. И ему же, по данным СПАРК, — «Международная энергетическая корпорация», владеющая восемью ГЭС Севан-Разданского каскада (в прессе есть данные о продаже компании российской же группе «Ташир»).

Железнодорожная сеть Армении — «Южно-Кавказская железная дорога» — принадлежит российскому ОАО «РЖД». В 2018 году, уже при премьер-министре Пашиняне, власти Армении провели аудит ЮКЖД, поводом было очередное повышение тарифов. В итоге было возбуждено уголовное дело, руководство компании заподозрили в искусственном завышении расходов по программе инвестиций, в проведении фиктивных тендеров и в уклонении от уплаты налогов. Это так возмутило российских собственников компании, что они пригрозили от собственности отказаться. Но, по данным СПАРК, пока не отказались.

Как рассказывал «Новой» глава пресс-клуба «Аспарез» Левон Барсегян, по специальности — геофизик, его страна богата рудниками цветных и драгоценных металлов. — Техутский рудник — самый большой медно-молибденовый рудник на постсоветской территории, — говорил он. — В нем содержится еще 11 видов металла, в том числе — золото. Стоимость запасов меди и молибдена на этом руднике оценивается примерно в 30 миллиардов долларов.

Разрешение на разработку рудника правительство Армении на 30 лет передало российской компании «Валекс Групп». В договоре, утверждает Левон Барсегян, указано, что доход Армении от этого рудника — 600 миллионов долларов, то есть если даже приплюсовать заработки людей и инфраструктуру, то доход Армении составит не больше 5 процентов от стоимости руды.

Российские собственники, компания «Геопромайнинг», ведут добычу золота и на Сотском золоторудном месторождении. До недавнего времени в собственности Армении оставался Воротанский каскад ГЭС: три крупные станции на реке Воротан.— Роль Воротанского каскада в энергосистеме Армении сравнивают с ролью печени в организме, — характеризует этот актив армянский политолог Степан Сафарян. — Когда, например, поднимается напряжение в системе, он помогает ее сбалансировать.

Понимая, что такую драгоценность долго в собственности не удержать, что Россия со временем и на нее положит глаз, армянское правительство в 2015 году решило быстро, пока российские братья не опомнились, продать каскад американской компании, чтобы хоть как-то диверсифицировать энергетическую стратегию и создать конкуренцию. Летом 2015-го, когда в Ереване бушевали «энергетические» протесты, говорили, что этот поступок армянского руководства сыграл роль в повышении тарифов.

Союзники

Власти Армении долго пытались сидеть на двух стульях: дружить и с Россией, и с Западом. С Россией сотрудничать в ЕАЭС политически, а в Евросоюз интегрироваться экономически. С Россией вели переговоры о вступлении в Таможенный и в Евразийский экономический союзы. При этом альянс экономически ничего хорошего Армении не сулил. По простой причине: отсутствие общей границы с другими членами будущего ЕАЭС сводило на нет предполагаемую выгоду от общего экономического пространства. Более того: Армению ожидал серьезный рост цен, пришлось разрабатывать целый перечень «чувствительных товаров», чье подорожание придется компенсировать из бюджета. Но два слова — Нагорный Карабах — заставляли Армению идти на любые уступки, а от России ждали, что она будет «зонтиком» для Арцаха.

Параллельно Армения вела переговоры с Европой — по Соглашению об ассоциации. В июле 2013-го они увенчались успехом, ожидалось, что осенью стороны подпишут соглашение. Тогда же, в июле, стало известно, что Россия подняла цену на газ для Армении: раньше поставляла по 180 долларов за тысячу кубометров, теперь — по 270 долларов. Говорят, что президента Сержа Саргсяна, который был тогда в отпуске, срочно вызвали в Москву, чтобы сообщить об этом. В сентябре он снова встречался с президентом Путиным — и объявил, что евроинтеграции пока не будет, и Армения выразила желание вступить в Евразийский союз.

В начале 2014 года этот вопрос считался решенным. Правительство республики пыталось получить от альянса хоть какую-то выгоду. Во время зимней Олимпиады премьер-министр Армении приехал в Сочи, чтобы в обмен на это выторговать у России инвестиции, но пораньше, не дожидаясь самого вступления. Ему отказали. Тогда Армения попросила, чтобы ей разрешили выступить в роли основательницы союза. Для этого она должна была вступить первой. Но на заседании Высшего экономического совета Евразийской комиссии 5 марта 2014 года ее в союз вообще не приняли. Никто не захотел удовлетворить ее условие о компенсации роста цен на «чувствительные товары».

В мае 2014 года, во время очередного заседания Евразийской комиссии в Минске, Армению не приняли опять. Теперь препятствием стал Карабах: Армения настаивала, чтобы его тоже взяли в союз, и Россия вроде бы даже обещала, но выяснилось, что это невозможно. Потому что Карабах, объясняла Россия, не признан международным сообществом. Повторим: Россия говорила это в мае 2014-го, то есть через два месяца после присоединения Крыма. А Армения, заметим в скобках, была одной из очень немногих стран, приветствовавших референдум в Крыму. В Степанакерте, столице Карабаха, по этому поводу проходил праздничный концерт.

Тогда в республике всерьез возникли настроения, что, мол, не нужен этот ЕАЭС, уж лучше Европа. И тут «Электрические сети Армении» объявили о повышении тарифов на электроэнергию, тогда — на 4 драма. Объясняли тем, что газ для ТЭС приходится покупать задорого. Армяне не могли понять, как это возможно, если подписан пресловутый «Газовый договор». Вскоре в Астане состоялось заседание Высшего Евразийского экономического совета. И там в присутствии армянской делегации зачитали письмо президента Азербайджана Ильхама Алиева, просившего принять Армению в союз «лишь в рамках ее международно признанных границ». То есть — без Карабаха. Армяне восприняли это как унижение.

Следующим ударом стала продажа Россией очередной партии оружия Азербайджану. Но и это Армения стерпела, потому что ей продолжали обещать главное: «зонтик» для Карабаха. Армяне верили: случись там что — Россия придет и поможет. В нужную минуту не пришла и не помогла.

Автор Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/18/88427-starshiy-brat-s-bolshoy-dorogi


Infos zum Autor
[-]

Author: Павел Фельгенгауэр, Станислав Тарасов, Ирина Тумакова

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 20.12.2020. Aufrufe: 39

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta