Экологические проблемы Украины и способы их решения

Information
[-]

***

Kак стихийные свалки в Украине распространяют коронавирус

Почему отходы ковидных больниц не утилизируются должным образом и к чему это может привести. Проблема медицинских отходов во время пандемии стала прожектором, который еще раз напомнил: Украина превращается в большую свалку.

Мусорный коллапс - давний дамоклов меч Украины. Коронавирус не только обострил проблему, но и показал ее масштабы, отмечает Экономическая правда. Пока надлежащей утилизации не подвергали бытовые отходы, содержащие использованные аккумуляторы, электронику, ртутные лампы, чиновникам удавалось скрывать недостатки в своей работе. Когда же под открытым небом из инфекционных отделений больниц начали выбрасывать зараженные коронавирусом материалы, проблема приобрела более угрожающие формы. Свалки и полигоны в Украине занимают более 9 тыс га - это площадь Кременчуга или Хмельницкого. Из них треть не соответствует нормам экологической безопасности.

Почему отходы ковидних больниц не утилизируется?

Небытовые отходы

Медицинские отходы после обслуживания пациентов в медицинских учреждениях делятся на четыре категории: А - эпидемически безопасные, В - эпидемически опасные, С - токсикологически опасные, D - радиоактивно опасные. Окружающей среде и человеку угрожают медицинские отходы категории В - шприцы, пробирки, хирургические инструменты, средства индивидуальной защиты, которые использовались в инфекционных отделениях.

По словам председателя Государственной экологической инспекции Андрея Малеваного, медицинские отходы категории В нужно обязательно обеззараживать: собирать в герметичные контейнеры и отдавать на сжигание предприятиям, имеющим соответствующие мощности и лицензию. Такие отходы уничтожают в специальных печах при высоких температурах. Несмотря на это опасные отходы из больниц все чаще оказываются не только на полигонах, но и под открытым небом.

"Мы начали получать большое количество жалоб от граждан, которые выявляли несанкционированные свалки с медицинскими отходами или факты попадания таких отходов в обычные мусорные контейнеры", - говорит Малеваный. По словам руководителя Госэкоинспекции, в условиях карантина объем генерируемых медицинских отходов увеличился почти вдвое, но на безопасную утилизацию попадает только половина. Одно из последних обращений граждан в инспекцию касалось выявления свалки с использованными иглами, шприцами, капельницами на территории зернохранилища в Сумской области, отмечает Малеваный.

Аналогичный случай произошел на Киевщине в апреле 2020 года: СБУ разоблачила деятельность столичной фирмы, которая вывозила на свалки и полигоны для твердых бытовых отходов шприцы, медицинские маски, халаты из медучреждений с госпитализированными больными COVID-19. Работники фирмы незаконно вывезли более 4 тонн опасных медицинских отходов на один из полигонов в Киевской области, хотя договоры с больницами были заключены на услуги по утилизации. Остатки медицинских отходов в начале 2021 года были обнаружены в лесопосадке вблизи автодороги "Львов-Пустомыты".

Проблемы с контролем

Причина - в недостаточном финансировании медицинской отрасли, убежден председатель Ассоциации предприятий в сфере обращения с опасными отходами Кирилл Косоуров. Средства на утилизацию государственным медучреждениям выделяют из государственного или местного бюджетов. На тендере медучреждения выбирают те подрядные организации, которые предлагают низкие цены. В среднем на вывоз и утилизацию килограмма мусора больницы тратят 15-32 грн.

Поэтому в тендерах часто побеждают недобросовестные предприятия, которые, например, имеют разрешение на транспортировку отходов, однако не имеют мощностей для их уничтожения. Поэтому вместо утилизации они вывозят материалы на полигон или прячут в лесу. Например, за 4 тонны вывезенных на полигон под Киевом отходов больница оплатила минимум 60 тыс грн. В то же время, стоимость услуг за прием такого количества обычных отходов составляет примерно 1 тыс грн.

Проверяет лицензии перевозчиков и утилизаторов отходов, в том числе медицинских, Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов. "В период, когда министерство то соединяли, то разъединяли с Министерством энергетики, качество контроля значительно ухудшилась. Минэкологии было парализовано, и недобросовестные утилизаторы за это время значительно активизировались", - говорит Косоуров.

Законодательство также возлагает контроль в сфере обращения с отходами на Госэкоинспекцию. Она имеет право проверять, соблюдают ли компании-утилизаторы определенные стандарты и выполняют ли взятые на себя обязательства. Однако во время пандемии государство связало контролерам руки: из-за режима карантина были запрещены плановые проверки. Госэкоинспекция может проводить проверки только на основании жалоб граждан или по поручению премьер-министра. По словам Малеваного, он обратился к главе правительства с инициативой проверить 61 предприятие по утилизации и получил соответствующее поручение премьера.

С 20 ноября инспекция проверила пять таких предприятий: ООО "Укрекологистика", ООО "Укрекосервис", ритуальная служба СКП "Киевский крематорий", ООО "Эко транс оил" и ООО "Акрос". Результаты проверок пока не объявлены. "Часто предприятия, нарушающих природоохранное законодательство, не допускают инспекторов на свои мощности. Штраф за недопуск - всего 750 гривен. Бизнесу выгодно оплатить его", - говорит Малеваный. Уже год в Верховной Раде ожидает рассмотрения законопроект, который повышает штраф за недопуск контролеров до 100-200-кратного размера минимальной зарплаты (0,6-1,2 млн грн).

Еще одна проблема - в Украине нет полноценного учета отходов. До пандемии каждая больничная койка генерировала 2-10 кг медицинских отходов в день или около 3 тонн в год. По данным Госстата, в 2017 году в Украине насчитывалось около 300 тыс больничных коек. Как изменился объем отходов сейчас - неизвестно, но, скорее всего, он вырос. В марте 2020 года китайские газеты писали, что мощности по утилизации не могут справиться с нагрузкой. Только в Ухане, в эпицентре коронавируса, объем медицинских отходов увеличился в четыре раза до 200 тонн в день.

Почему это опасно

На полигонах бытовых отходов опасность попадания коронавируса в жидкости, которые выделяет помойка, минимальна, учитывая то, из скольких слоев они состоят. Высота мусора на некоторых из них достигает восьмиэтажного дома. Однако есть опасность, что в контакте с отходами будут работники полигона или бездомные, которых неофициально привлекают к сортировке мусора. Через них вирус попадает в населенные пункты. Угрозу представляют и медицинские маски, которые украинцы, в том числе больные, используют каждый день.

Ассоциация предприятий в сфере обращения с опасными отходами призвала граждан складывать использованные маски в пластиковые пакеты и перед выбрасыванием хранить их 10-12 дней залитыми антисептиком, ведь большинство масок не сжигается - они едут на полигоны и даже в лесопосадки. Сейчас за несанкционированное размещение отходов нарушители несут административную ответственность - штраф 850-1700 грн.

Украина страдает от мусора: что делать

Проблема медицинских отходов во время пандемии стала прожектором, который еще раз напомнил: Украина превращается в большую свалку. Главные причины две: отсутствие надлежащего контроля и действенных санкций и низкий тариф на утилизацию мусора, который едва покрывает расходы на его захоронение на полигонах. Однако бытовые потребители не готовы к повышению тарифов даже несмотря на осознание опасности. Тратить больше на мусор не хотят ни украинцы, ни государство.

Почти 22% населения Украины до сих пор не охвачены услугами по вывозу бытовых отходов. Свалки и полигоны в Украине расположены на более чем 9 тыс га. Еще большую площадь занимают несанкционированные свалки, точная площадь которых точно неизвестна. Ежегодно Украина производит 470 млн тонн отходов, из них бытовых - лишь 2,5%. 93% бытовых отходов вывозят на полигоны и 2% - сжигают. Лишь 4,5% идет на заготовительные пункты вторичного сырья и мусороперерабатывающие заводы, сообщили в ГЭИ.

93% мусора попадают на свалки и полигоны и только 7% идут на переработку. В странах ЕС перерабатывают в среднем 70% мусора, а в Швеции - 98%. По данным ГЭИ, в Украине за эти годы накопилось более 1,6 млрд тонн опасных отходов. Среди них - химические вещества, токсичные бытовые отходы (батарейки, аккумуляторы, электроника, ртутные лампы), а с недавних пор - еще и медицинские отходы, образовавшиеся после лечения COVID-19 и других заболеваний. Все эти вредные вещества просачиваются в атмосферу, почву, подземные воды и поверхностные водоемы.

Изменить это может новое законодательство, уверены в ГЭИ. Как отмечает Малеваный, надо начинать с повышения штрафов за засорение земель. Ведомство подготовило изменения, которые вдвое увеличивают суммы возмещений, а в случаях сильного и особенно сильного загрязнения - в четыре-шесть раз. В июле 2020 года только в первом чтении депутаты приняли законопроект "Об управлении отходами", который устанавливает порядок сбора, вывоза и обработки муниципальных отходов, обеспечивает их раздельный сбор и повторное использование.

Не заработали и предыдущие инициативы. Так, с марта 2017 года в каждом населенном пункте должны работать схемы санитарной очистки, которые предусматривают сортировку и утилизацию различных видов отходов. Однако многие города и поселки до сих пор не разработали такие схемы. Среди них - Киев. Соответственно, перевозчики сами решают, как утилизировать отходы, и нередко их решение противоречит закону.

Автор Елена Голубева, опубликовано в издании Экономическая правда

http://argumentua.com/stati/smert-na-obochine-kak-stikhiinye-svalki-rasprostranyayut-koronavirus

***

Проблема загрязнения Днестра фекалиями

Сороки - райцентр на севере Молдовы, который ежедневно сливает в Днестр без какой-либо очистки более 2,5 тыс. тонн фекалий. Что же попадает в водопроводы городов Молдовы и Украины; что пьют жители Одессы и Кишинева?

Днестр — крупнейшая река Молдовы и Западной Украины и самый крупный источник воды в Молдове. Ежедневно около 26,8 млн кубометров идет на обеспечение почти 8 млн жителей, в том числе таких крупных городов, как Одесса и Кишинев. Но эта вода, говорят эксперты, может быть непригодна для питья. Особенно остро проблема стоит в Сороках. Этот райцентр на севере Молдовы ежедневно сливает в Днестр без какой-либо очистки более 2,5 тыс. тонн фекалий. В издании   NewsMaker разбирались, что же попадает в водопроводы городов Молдовы и Украины.

Проблема загрязнения Днестра фекалиями в Сороках существует уже на протяжении 20 лет. Там фактически нет очистных сооружений, единственный фильтр для канализации — резервуар, где отстаиваются крупные фракции. Остальное попадает в реку, вода из которой поступает в водопровод 10 крупных молдавских и украинских городов на обоих берегах ниже по течению, в том числе — в Кишинев и Одессу.

В 70-е годы прошлого века очистные сооружения в Сороках построили на территории украинского села Цекиновка. Сточные воды туда поступали по трубопроводу, который после распада СССР постепенно вышел из строя. С 1993 по 2001 год неочищенные стоки из Сорок периодически попадали в грунт, подземные и наземные воды, колодцы, расположенные возле коллектора, и реку Днестр. Денег на ремонт не было, и с 2001 года использование комплекса было приостановлено. Стоки из Сорок после первичной обработки стали сбрасывать прямо в Днестр.

В период 2001-2006 годов Украина и Молдова вели переговоры о ликвидации загрязнения бассейна реки Днестр и эксплуатации очистных сооружений. Договорились о ремонте либо строительстве в Сороках очистных сооружений и вывозе молдавской стороной загрязненного ила с территории Украины. Однако вывоз так и не организовали, ссылаясь на отсутствие средств. За это время в городе шесть раз сменилось руководство. «Это проблема переходит от одного руководства Сорок к другому. Вопрос нужно решать на национальном уровне. Мэрия не обладает достаточными финансовыми ресурсами, чтобы справиться самостоятельно с этой проблемой», — говорит пресс-секретарь мэра Сорок Стелиана Соловей.

В мэрии уточнили, что речь идет о сумме около 5 млн евро. Но пока на технико-экономическое обоснование очистных сооружений в Сороках заложили в госбюджет на 2021 год лишь 192 тыс. леев (9,1 тыс. евро). «В 2011 году, став мэром, я неоднократно пыталась решить этот вопрос, но правительство меня не слышало, — рассказывает Елена Боднаренко, которая была мэром Сорок с 2011 по 2014 год. — Дошло до того, что через социальные сети я предупредила о голодовке, если меня не примут в Кишиневе. Встреча состоялась, и даже были сдвиги: договоренности с внешними партнерами, но вскоре правительство сменилось, и о нашей проблеме снова забыли».

С 2001 года Украина относит сорокские очистные сооружения (по сути отсутствующие) к объектам, которые могут привести к экологической катастрофе на Днестре. С этим согласны и местные экологи. По их словам, ситуация дошла до предела, но местные жители уже просто опустили руки, и не верят ни в обещания властей, ни в то, что можно что-то изменить. «Как можно так относиться к своему городу, к реке? Кишинев пьет, Одесса пьет эту воду. Вы пьете нашу канализацию в чистом виде! Дно нашего Днестра не похоже на дно реки. Оно похоже на дно канализации», — возмущается экоактивистка Элона Болгарь.

Молдова, по мнению экологов, больше загрязняет реку сточными водами, чем Украина, хотя протяженность Днестра на молдавской территории меньше, чем на украинской. Из украинских городов больше всего органических отходов в Днестр сбрасывают Каменец-Подольский, Львов, Ивано-Франковск, Тернополь. Из молдавских — Бельцы и Кишинев.

Как Молдова и Украина загрязняют Днестр?

Как отмечается в Плане управления трансграничным речным бассейном Днестра, подготовленным экспертами Молдовы и Украины, в 2017 году со сточными водами коммунальных предприятий в бассейн реки попало:

   1,446 тыс. тонн азота аммонийного (0,222 тыс. тонн – Украина и 1,224 тыс. тонн – Молдова);

   2,328 тыс. тонн нитратных соединений азота (2,252 тыс. тонн и 0,076 тыс. тонн соответственно);

   0,047 тыс. тонн азота в нитритной форме (0,021 тыс. тонн и 0,026 тыс. тонн соответственно);

   0,537 тыс. тонн фосфора ортофосфатов (0,235 тыс. тонн и 0,301 тыс. тонн соответственно).

«Эта вода опасна для здоровья людей»

В Сороках вода в реке непригодна даже для купания и не соответствует санитарно-эпидемиологическим нормам. При этом, по заверению государственной экологической службы, уже через 20 км вниз по течению от Сорок Днестр самоочищается с помощью элементов естественной экосистемы — рыб, микроорганизмов, растений, камышовых зарослей. Воду для Кишинева и Одессы качают ниже по течению. И по оценке кишиневского водоканала, вода из крана соответствует норме. Так ли это на самом деле?

«Если анализировать гидрохимические показатели, то действительно, вода Днестра достаточно хорошая — относится ко второй, иногда к третьей группе загрязнения, — говорит глава организации Eco-TIRAS Илья Тромбицкий. — Но если мы возьмем бактериологические показатели, то они находятся на четвертом-пятом уровне европейского класса. То есть это грязная и очень грязная вода. Она просто опасна для здоровья людей».

По словам бывшего госсекретаря по вопросам сельского хозяйства и окружающей среды Юлианы Кантаражиу, система оценки качества воды в Молдове не соответствует европейским стандартам. В законодательстве, по ее словам, нет термина «экологический статус», и нет возможности выявить опасные химические вещества в воде.

«Не определяются порошки в составе питьевой воды. Это большой минус, так как есть химические элементы, которые очень плохо распадаются естественным путем или не распадаются вообще, годами попадая к нам в кран. Если биологические отходы могут съесть рыбы, то химические субстанции не распадаются настолько быстро», — отмечает Кантаражиу.

Она сомневается, что ту воду, которую в Молдове и Украине квалифицируют, как «питьевую», действительно можно пить. «У меня есть большие сомнения, стоит ли пить воду из-под крана. Но это решать каждому», — резюмировала эксперт.

(При поддержке «Медиасети»).

Автор Дарья Слободчикова, опубликовано в издании NewsMaker

http://argumentua.com/stati/vy-pete-iz-nashei-kanalizatsii

***

Экологическую повестку необходимо вносить в миротворческий процесс по Донбассу 

19 ноября 2020г. состоялась онлайн-конференция участников «Инициативы 16 июля», посвященная обсуждению темы: «Экологическое измерение процесса мирного урегулирования на Донбассе».

Дискуссию модерировал - директор «Института глобальных трансформаций» Алексей Семений. В дискуссии приняли участие:

***

Доктор экономических наук, основатель Института зеленой экономики, директор Национального природного парка «Голосеевский» Потапенко Вячеслав

Экологическая ситуация в зоне военного конфликта на Донбассе в результате боевых действий сложилась непростая. На сегодняшний день на подконтрольной Украине территории Донбасса утрачено 30% лесов, а на не подконтрольной около 40%. Учитывая, что это степная зона и природный лес там не произрастает, а высаживался там в 50-60 годах, часть этих территорий заминирована, под частью находятся затопленные шахты, которые изменяют структуру почвы - восстановить утраченную лесную зону фактически невозможно, а до трети территории Донбасс становится непригодной для любого использования.

Поэтому мы должны говорить о комплексе мер, которые связаны с оценкой и определения тех территорий, где еще можно что-то восстановить, и определить ту часть территории, которую временно нужно вывести из эксплуатации. Необходимо организовать на всей территории систему мониторинга и потом уже говорить о какой-то новой экономической деятельности уже с помощью новых экологических технологий. Это задание можно реализовать с помощью коммуникации и дополнительного финансирования на всей территории. Где, по сути, произошла техногенная катастрофа.

Актуальность этих вопросов связанна прежде всего с выживанием населения, которое проживает на этой территории. Поэтому было бы не плохо, если бы и международные организации, и руководство страны обратило внимание и начали финансировать не отдельные точечные исследования, а сделать общий экспертный мониторинг ситуации, чтобы понять, что можно сделать и как нужно организовывать ситуацию, в том числе и не на подконтрольной территории. По факту сейчас Донбасс превратился в техногенный Чернобыль. Очень важно чтобы и политики, и международные организации уделили внимание экологической проблематике именно как системной проблеме.

***

Доктор технических наук, главный научный сотрудник, Институт телекоммуникаций, глобального информационного пространства НАН Яковлев Евгений Александрович

Экологическое равновесие Донбасса всегда держалось на снижении уровня подземных вод до 1,5 км., то есть до подошвы горных работ. Сегодня этот процесс имеет инверсионный характер. В результате существуют риски затопление ряда угольных шахт. На сегодня закрытие угольных шахт происходит в условиях военных действий. А 80% из них находятся на неподконтрольной территории.

Существует семь эколого-формирующих параметров среды горнопромышленных районов.

  • Ландшафтный.
  • Литологический.
  • Гидрологический.
  • Гидрогеологический
  • Инженерно-геологический.
  • Геофизический.
  • Газогеохимический.

Территория Донбасса в период своего промышленного развития в основном являлась техногенной химической провинцией, перенасыщенной опасными химическими элементами по всему разрезу грунтов. С горизонтальной и вертикальной деформацией, которые активизируются при затоплении шахт. Что часто приводит к деформации жилого и промышленного фонда. Плотность Донбасса в части потенциально опасных промышленных объектов (около 4000) в три раза выше, чем в среднем по Украине.

При этом имеет место негативное экологическое влияние загрязненных шахтных вод из стихийных шахт «копанок» (больше 2500), которое оценивается на региональном уровне. А уровень подземных вод сейчас является главным эколого-формирующим элементом территории Донбасса. В настоящее время наблюдается стопроцентное загрязнение грунтовых вод. В сотрудничестве с датской геологичной службой, мы выполнили т.н. топографичный прогноз положения уровня грунтовых вод при полном закрытии шахт. Приблизительно 40% переходили в состояние подтопления и затопления. 30% процентов переходили в состояние подтопления до 5м., что уже является опасным, для жилых домов и промышленных комплексов. При этом влияние негативного качества питьевых вод таково, что заболеваемость населения (в частности дети до 4 лет) происходит в 68 раз чаще по официальным данным. В основном применяется метод очищения воды – гиперхлорирование.

При этом происходит переход загрязненных грунтовых вод с неподконтрольной территории на подконтрольную территорию Украины, что усложняется тем, что в некоторых шахтах находятся опасные химические отходы. Стоит также учесть, что на не устойчивом подгрунтье у нас увеличатся риски деформации жилищного и промышленного комплекса. А дополнительные зоны трещиноватости тектоники вызовут скопление взрывоопасных газов. В европейских странах при закрытии шахт тратят до 35 тыс. евр. в год для сохранения в нормальном экологическом состоянии 1км2.

Сейчас экологическое состояние Донбасса, динамика экологического переформирования должна быть императивом и трехсторонней контактной группы, а также тех решений, которые принимают по Донбассу руководство страны, только в таких условиях можно выйти на стабилизацию экологических условий жизни населения.

***

Философ, эксперт SG SOFIA, главный редактор журнала «Горизонты событий» Ермолаев Дмитрий.

В настоящее время есть сложившаяся научная картина, которая описывает происходящие экологические процессы уже многие года. А также описывает необходимые императивные мероприятия, которые позволили бы сохранить экономический и витальный потенциал этой территории. Но это все игнорируется, при том не из глупости, а с определенным умыслом.

Нужно обратить внимание каким образом описывается проблема в официальном дискурсе. Например, проблема часто описывается в очень простых красках: существует враг, который допустил экологическое разрушение территории, но нет описания, как эту ситуацию можно разрешить в быстрые сроки. Это проблема, как стихия, с которой нам придется иметь дело, и возможно бороться только путем требования компенсаций, на сумму которой потом, можно будет что-то восстановить или выстроить. Нет описания текущего положения или решения проблемы. Это означает, что никто не собирается на официальном уровне заниматься экологией Донбасса. Поэтому и нет проблемы информационно донести власти всю проблематику. Можно предположить, что на шестой год разрушения комплекса Донбасса., обе стороны начинают рассматривать эту проблему в разном масштабе, как определенное экологическое оружие. Поэтому решение в описанных нами инструментах никто не будет осуществлять.

Возможно, целенаправленно допускается разрушение каких-то экономических структур, возникновение поток беженцев, что будет иметь катастрофические последствия. Решать вопрос экологического состояния Донбасса сейчас означает разрушение идеологического языка, на котором выстроена легитимность текущей внутренней политики и сложившихся структур нынешней власти. Решение реальных вопросов будет означать реальное взаимодействие на уровне инженеров, рабочих, строителей. Что повлечет за собой разрушение образа демонизированного, абсолютного врага. Это будет означать мирный процесс на основе совместной деятельности по восстановлению экологии Донбасса. По причине того, что таким образом будет происходить демифологизация языка, на котором описывался военный конфликт на протяжении всего времени, в том числе, толкает элиту простым купирующим эту тему способом вести тему мирного процесса, снимая проблематику экологии. При этом понимая все её возможные последствия, но вынося её за скобки.

В тоже время, негативные экологические последствия могут затронуть и подконтрольные Украине территории. Поэтому повестку экологии необходимо вносить в миротворческий процесс и решать эти проблемы уже сегодня.

***

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины, 1-й заместитель Министра иностранных дел Украины и Государственный секретарь МИД Украины по вопросам европейской интеграции (1998-2004), советник Президента Украины по вопросам внешней политики (2006-2008) Чалий Александр Александрович:

С каждым годом экологический вызов становится более опасным, и фактически мы приближаемся к серьезной экологической катастрофе. Нужно обратить внимание внимание на повышении уровня грунтовых вод, что экологически является очень опасным и влечет за собой разрушение инфраструктуры Донбасса. Поэтому экологичный императив должен стать ключевым методом мирного урегулирования конфликта. А также способствовать привлечению миротворческих усилий на глобальном региональном уровне. Перемирие является способствующим фактором для образования диалога обсуждения экологических проблем, которые уже сложно игнорировать. Никто не может гарантировать, что перемирие не прекратится.

Необходимы некоторые прорывные идеи, которые могли бы сегодня обсуждаться на глобальном и региональном уровне. Международное сообщество должно соответственно реагировать на разрушение серьезных химических, металлургийных и ядерных объектов. Необходимо создание миротворческих компонентов для их охраны. Возможно точечное создание миссии на более опасных объектах на базе Будапештского меморандума. И здесь возможно найти консенсус и с Россией и с коллективным Западом. То есть необходимо трансформировать экологический императив в конкретные дипломатические шаги. И объединить миротворческие инициативы на охрану наиболее опасных объектов и привлечения иностранных инвестиций. Украинское гражданское общество должно привлечь внимание власти к этой проблематике. При этом угроза экологической катастрофы дает возможности вступать во взаимодействие с теми структурами, которые контролируют определенную территорию.

***

Директор Strategic Group Sofia Андрей Ермолаев: В сложившейся ситуации достаточно преступно ничего не делать. Часть территорий на Донбассе может оказаться нежизнеспособной.

Государство, по сути, декларируя одно, создает условия для разрушения условий инфраструктуры жизни собственного народа. Необходимо настоять на восстановление не просто императива экологического, а императива гуманитарной повестки дня.

Ключевыми здесь являются три аспекта: Ситуация пандемии, когда повестка войны должна была бы отойти на третий план. Поскольку эта проблема не имеет национальности и границ, поражает множество людей. В то время, как государство не обеспечивает и не отвечает за права своих граждан, в дополнении они еще и не получают необходимой помощи в условиях пандемии. Второе, это экология и техногенные угрозы, которые несут угрозу не только Донбассу. В случае точки невозврата проблема может коснуться соседних областей и более сложных объектов. И третий блок, связанный с не военной повесткой мирной дипломатии — это гуманитарный блок. Речь идет и о попранных правах человека миллионов людей, о правах детей, которые в условиях войны получают образование. И этот гуманитарный комплекс должен рассматриваться в не контекста военных действий.

Вопросы помощи населению в условиях пандемии, вопросы предотвращения экологических бедствий, гуманитарная повестка – это та самая повестка дипломатии и мира, которая могла бы существенно повлиять на организацию политико-дипломатического процесса. Поэтому стоит начать работу и расширяя круг, привлекать наших коллег за рубежом по поводу организации и проведения на постоянной основе конференций по безопасному развитию Донбасса. Поскольку теперь эти вопрос касаются всех и не имеют границ. Вопрос экологии и превращения Донбасса в «Чернобыль-2». Вопрос гуманитарной проблематики постоянно находится в фокусе внимания европейского сообщества. Вопрос пандемии, которая уже коснулась многих семей. Необходимо формирование площадки дипломатии мира, в которую можно вовлекать и привлекать экспертов, ученых, журналистов, общественных деятелей, представителей самоуправления с неподконтрольных территорий, наших визави с Российской Федерации, представителей Центральной Европы и представителей государств, которые участвуют в дипломатическом процессе, в частности в «Нормандском формате». Идея создания такой площадки очень актуальна. Поскольку эти вопросы объединяют.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/ekologicheskuyu-povestku-neobhodimo-vnosit-v-mirotvorcheskiy-process-po-donbassu


Infos zum Autor
[-]

Author: Елена Голубева, Дарья Слободчикова, УИАМП

Quelle: argumentua.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 08.02.2021. Aufrufe: 96

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta