Над миром нависла "зеленая дубина". Энергодобывающим странам грозит разорение

Information
[-]

Новая жизнь Парижского соглашения по климату

На фоне склок по поводу выхода из единой Европы Британии, ареста оппозиционера Алексея Навального и очередного импичмента уже власти не имеющего экс-президента Дональда Трампа как-то в стороне осталось четко скоординированное и грамотно проведенное оглашение одних и тех же постулатов в трех различных форматах. Сделано это было в программе новой администрации США, установках ООН на будущее пятилетие и с новой силой вдохнувшего в себя новую жизнь Парижского соглашения по климату.

Но стоит посмотреть на этот глобальный вызов (похлеще вирусной истории и гонки ядерных вооружений) в международном масштабе. И задуматься над тем, к каким важным последствиям он приведет в области внешней политики.

Как известно, альтернативные источники энергии дешевле углеводородов, плюс они чище с точки зрения загрязнения окружающей среды. Так вот, основная задача принятых США, Евросоюзом и ООН документов – до конца нынешнего десятилетия максимально снизить зависимость от традиционных энергоресурсов. Обосновывается это важностью обеспечить чистое и незагрязненное будущее для следующих поколений и борьбой со всемирным потеплением.

Если же посмотреть на проблему с другого угла, то суть навязываемой зеленой революции – перекрыть «нефтяной кислород» энергоэкспортерам, странам, живущим в основном за счет их продажи. А поскольку большая часть из них, по западным понятиям, «недемократические», то перевоспитывать их можно не только цветными революциями, но и весомой «технологической дубиной». Которая будет находиться исключительно в «правильных руках» и применяться выборочно по «воспитательному назначению».

В подготовленной Международным энергетическим агентством (МЭА) «дорожной карте» к 2050 году предполагается полностью добиться запрета на промышленные выбросы в атмосферу всеми странами. На это будет заряжена и ООН, для которой главенство зеленой экономики станет определяющим в работе (то есть будут приняты обязывающие все страны правила поступать именно так, а не иначе). А тех, кто будет нарушать принятые перед ООН обязательства, примерно и под международным контролем станут наказывать.

Многие и в России, и в ряде других стран, кстати, до сих пор считают, что вся эта «зеленая блажь» – прихоть каких-то чудаков, добытчиков бензина из сахарного тростника или свеклы. На самом же деле это вовсе не прихоть экологов, а серьезное решение, принятое на самом высоком уровне. Причем далеко не факт, что только первыми лицами преимущественно западных государств. Вопрос в том, кто будет все эти распоряжения выполнять и что будет тем, кто посмеет «международного общественного мнения» ослушаться.

Ведь существует в конце концов ОПЕК, где пусть и частично манкируются, но все-таки по основным параметрам соблюдаются квоты и нормы добычи нефти и ее поставок на экспорт. Но существуют и страны вне ОПЕК (Россия, Мексика, Норвегия, Азербайджан), которым сколько и чего на мировой рынок выбрасывать указывают не какие-то надгосударственные органы, а собственные первые лица. И кто им может приказать что-то делать вопреки их воле?

Другое дело – можно ли вне процесса перехода на зеленые правила игры оставаться, и если да, то как долго? Вероятно, можно, но остающихся на нефтеугольных заработках будут заставлять хозяевам зеленой экономики подчиняться. Поставки нефти, к примеру, будут на рынки постепенно блокировать и заставят сокращать. А затем и вовсе запретят в пользу того, что имеется из передового технологического и зеленого. А это зеленое и очень технологически передовое будет в распоряжении только у избранного числа стран. И даже если ты не захочешь, то будешь просто вынужден по общепринятым правилам играть. Причем это самое новое и передовое будешь просто вынужден у сильных и влиятельных покупать (это если еще продадут, а то ведь могут ввести и санкции).

В той же сфере гражданской авиации существуют самолеты компаний Airbus и Boeing. Выбор с виду имеется – бери либо то, либо другое. А если кто-то захочет строить свое, сугубо национальное? Попробуй: ведь вся начинка (пример нынешней авиастроительной промышленности РФ – тому красноречивое подтверждение) поступает извне. И либо ты все будешь производить самостоятельно (что практически невозможно), либо даже если у тебя что-то и получится, то твоим «неправильным самолетам» запретят полеты туда, где делают и закупают и Boeing, и Airbus (что с Россией уже не раз происходило).

Или автотранспорт на чистом топливе, а не на бензине-дизеле. В Великобритании принято решение к 2035 году перевести весь автотранспорт на альтернативные виды топлива. Все автопроизводители уже сегодня обязаны отказываться от двигателей, работающих на бензине, в пользу «чистого топлива». Покупать эти технологии могут и другие страны. Да, они будут стоить очень дорого, но расчет как раз на то, что других вариантов просто никому не оставят.

Сейчас в США 9,5 млн человек работают в сфере зеленой энергетики, а это всего 4% рабочей силы страны. Ее объем производства составляет почти 1,5 трлн долл., или чуть выше 7% ВВП. Во всем мире же зеленая экономика составляет 16,5%, но после прихода к власти в Вашингтоне Джозефа Байдена и возвращения Соединенных Штатов в Парижские соглашения по климату ситуация очень резко изменится.

Самыми пострадавшими в этом случае окажутся нефтедобывающие компании (кстати, вирусная пандемия сократила доходы нефтяного бизнеса в мире, включая российский, почти на 70%), и в первую очередь тех стран, которые являются теоретически основными противниками единой западной коалиции. Россия, Иран, Венесуэла, да и нефтедобывающие государства Персидского залива неизбежно окажутся в числе попавших под раздачу. В Абу-Даби бывший правитель Зайед аль Нахайян говорил о том, что нефти у ОАЭ хватит еще на 180 лет безбедной жизни. Однако ведущие западные страны будут делать все возможное, чтобы этот срок очень сильно сократился.

Это напрямую касается именно тех государств, у которых нефть занимает львиную долю экспортных поступлений в госбюджет. И которые считают, что ее главным потребителям – Китаю, Индии и всему «цивилизованному Западу» – все равно никуда не деться. Так или иначе, но придется нефть и уголь покупать. А «зеленым энергоразвлечением» пусть занимаются географические малыши – скандинавы, Исландия, Сингапур, Швейцария или Новая Зеландия.

Вот только правила диктовать в мире, как это было на последних президентских выборах в США, будут крупные технологические компании, сосредоточенные именно в Соединенных Штатах и странах ЕС. Можно будет этим возмущаться, можно даже протестовать. Но стратегия перекрытия «энергетического кислорода» всем тем, кто «неправильно развивается», уже принята. И продвигать ее будут как отдельно взятые страны, так и подконтрольные им международные организации.

Главная же задача для ведущих западных стран – это создание собственной новой ресурсоемкой и очень дорогой по стоимости экономики. А потом уже «предлагать», а точнее, навязывать эти инновации всему остальному миру. Не случайно Китай, которому и новая администрация Белого дома ничего вменяемого предложить пока не в состоянии, столь активно делает ставку на расширение технологического сотрудничества с Евросоюзом. Именно в Европе Пекин намерен либо покупать, либо «по случаю заимствовать» те самые передовые технологии в сфере зеленой экономики, которые ему так или иначе, но будут в ближайшие годы навязываться коллективным Западом.

В этом, если обратиться к истории человечества за последние 100–150 лет, и состоит суть любого «технологического прогресса». А вместе с ним и обладание тесно связанным с ним притязанием на мировое господство. Как быстро пойдет данный процесс в этот раз, пока предсказать трудно, но одно ясно уже сегодня. Надежда на надежные и богатые недра с нефтью, углем и газом постепенно уходит в прошлое.

В Москве, да и ряде других нефтедобывающих столиц пока, судя по всему, на это не особо обращают внимание. А зря. Зная, как настойчиво умеют работать сторонники зеленой экономики (вспомните раскрученный на ровном месте феномен Греты Тунберг), можно предположить, что защита климата от всего, что дает возможность зарабатывать энергодобывающим государствам, не только лишит их конкретных денежных доходов, но и полностью разрушит их экономику. Причем намного быстрее, чем на это сегодня можно надеяться.

Автор Юрий Сигов

https://www.ng.ru/courier/2021-02-14/9_8082_world.html

***

Приложение. O роли природного газа в переходе на "зеленую энергетику" в Германии

Коронавирус помог Германии достичь в 2020 году ее природоохранных целей. На роль природного газа в переходе на "зеленую энергетику" в правительстве ФРГ и научных кругах смотрят по-разному.

Цель немецкого правительства была амбициозной: в 2020 году суммарная эмиссия СО2 должна была быть в Германии на 40% меньше, чем она была в 1990-м. Цель достигнута, но, как признала 16 марта на пресс-конференции в Берлине министр охраны окружающей среды и ядерной безопасности ФРГ Свенья Шульце (Svenja Schulze), только благодаря экономическому спаду, вызванному пандемией коронавируса.

Тем не менее в будущее она смотрит с оптимизмом и считает, что к 2030 году выбросы парниковых газов станут в Германии на 55% меньше, чем в год воссоединения страны, а к 2050-му экономика станет полностью СО2-нейтральной. Дополнительным объемам российского газа, которые, как ожидается, начнут поступать в Германию после введения в эксплуатацию трубопровода "Северный поток - 2", Шульц отводит при этом роль переходного энергоносителя.

Самое крупное сокращение эмиссии СО2 с 1990 года

В ноябре 2016 года правительство Германии приняло стратегический план "Защита климата 2050", предусматривающий целый ряд законодательных и рыночных мер, поощряющих переход на природоохранные технологии.

В результате, отметила Шульце, сокращение эмиссии парниковых газов пошло все быстрее и быстрее: в 2018 году - на 31% по сравнению с 1990-м, в 2019 - на 35%, в 2020 - на 40,8% или на 70 млн тонн. "Это самое большое сокращение выбросов СО2 с момента воссоединения Германии, означающее, что мы все-таки достигли наших климатических целей, поставленных на 2020 год, - заявила министр. - При этом, разумеется, пандемия коронавируса сыграла свою роль, она усилила сокращение выбросов СО2".

Тише едешь - чище воздух

При этом наибольший - положительный с точки зрения защиты климата - эффект коронавирус имел в немецкой автотранспортной сфере. Легковой транспорт снизил в 2020 году эмиссию СО2 на 11% - за счет резкого из-за локдауна уменьшения поездок на длинные дистанции, грузовой - на 10%, что было обусловлено спадом производства и соответственно спроса на грузоперевозки.

На 54% в 2020 году сократился в Германии расход авиационного керосина, а число авиаперевозок уменьшились на 60%, что также способствовало сокращению выбросов СО2. Эти цифры привел на пресс-конференции в Берлине глава Федерального ведомства по охране окружающей среды (UBA) Дирк Месснер (Dirk Messner). По его оценке, в общей сложности эмиссия СО2 в транспортной сфере оказалась в 2020 году на 19 млн тонн или на 11,4% меньше, чем в 2019-м. "Без коронавируса мы, скорее всего, не достигли бы поставленных на 2020 год климатических целей", - признал и он вслед за министром.

Вклад энергетической сферы в защиту климата

Но самый весомый вклад в защиту климата внес в прошлом году все-таки не коронавирус, а немецкая энергетика, которая, по данным Месснера, уменьшила эмиссию СО2 в 2020 году на 38 млн тонн или на 14,5% по сравнению с предыдущим годом. Директор UBA объясняет это, в частности, заметным подорожанием в 2020 году эмиссионных сертификатов до 40 с лишним евро за тонну, что побуждает владельцев энергетических концернов переходить с угля на газ.

А в будущем, подчеркнула Свенья Шульце, еще более заметный эффект даст принятое в прошлом году в Германии решение о постепенном отказе от угольной энергетики и поэтапном закрытии электростанций, работающих как на буром, так и на каменном угле.

"Первые угольные станции были отключены в конце 2020 года, в том числе 11, работавших на каменном угле, среди них - одна из самых современных, Морбург, - рассказала министр. - В 2019 году эти станции произвели в сумме свыше 10 млн тонн СО2, так что их остановка приведет к заметному сокращению общих выбросов СО2 в 2021 году".

Нужен ли российский газ на переходный период? 

Отвечая на вопрос корреспондента DW о роли "Северного потока - 2" и газа вообще в немецкой стратегии защиты климата, Свенья Шульце заявила, что газ Германии нужен на переходный период и привела в пример сталелитейную промышленность. "Сделать ее СО2-нейтральной не так-то просто. Для этого нам потребуется очень много водорода, которого у нас пока нет в достаточных количествах. Но важно уже сейчас начинать этот процесс. И газ - это то сырье, которое нам поможет на переходном этапе, - заявила министр. - Но мы станем свидетелями и отказа от газа".

Некоторые немецкие эксперты такую точку зрения не разделяют. Чтобы достичь климатических целей, указывают, например, авторы исследования Института немецкой экономики (DIW), необходимо к 2030 году уменьшить долю газа в энергетическом балансе вдвое, а к 2040-му вовсе от него отказаться. Для такой радикальной перестройки в энергетической сфере ЕС потребуются, правда, порядка трех триллионов евро, но два из них, подсчитали в DIW, можно изыскать за счет сокращения импорта нефти и газа.

Группа ученых из созданного в 2019 году в Германии, Австрии и Швейцарии движения Scientists for Future также не считает газ подходящим энергоносителем на то время, пока возобновляемые источники не смогут покрывать все потребности. "Природный газ не может быть технологией перехода в безуглеводородное будущее", - говорится в публикации на сайте движения.

Если учитывать утечки метана при добыче и транспортировке, указывают авторы, то "при определенных условиях природный газ может иметь столь же негативный климатический баланс, как и уголь".

Новые газопроводы Германии не требуются

Что же касается конкретно "Северного потока - 2", то даже некоторые сторонники газа в качестве переходной технологии не видят необходимости в новом трубопроводе. Европейский Союз и Германия способны в любой момент удовлетворить свои потребности в природном газе, дополнительных трубопроводов для этого не требуется, указывают эксперты по вопросам энергетики из DIW Франциска Хольц (Franziska Holz) и Клаудиа Кемферт (Claudia Kemfert). Они ссылаются на имеющиеся источники поставок газа - из Нидерландов, Великобритании, Норвегии, Северной Африки, три газопровода из России плюс будущие поставки СПГ из США.

С такой оценкой согласен и Тило Шефер (Thilo Schaefer) из Института немецкой экономики в Кёльне (IW). "Для обеспечения надежного снабжения (газом. - Ред.) "Северный поток - 2" не нужен", - констатирует он.

Автор Никита Жолквер  

https://p.dw.com/p/3qhqx


Infos zum Autor
[-]

Author: Юрий Сигов, Никита Жолквер

Quelle: ng.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 17.03.2021. Aufrufe: 36

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta