Многие участники акций протеста в Беларуси подверглись штрафам, судебному преследованию, насилию и пыткам

Information
[-]

***

"Твари, я здесь власть": что пережили женщины в ходе протестов в Беларуси

После президентских выборов сотни женщин в Беларуси подверглись насилию и пыткам, утверждают правозащитники. С чем столкнулись многие участницы акций протеста - в трех историях от DW.

В отношении белорусских женщин применялось откровенное насилие, различные формы бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения, но ни одного уголовного дела по заявлениям о пытках после 9 августа так и не было возбуждено, - подчеркивается в отчете Международного комитета по расследованию пыток в Беларуси. Подтверждают это и рассказы участниц протестов.

"На стене была чья-то засохшая кровь"  

Нине Приваловой 61 год. У нее российское гражданство, и за два административных правонарушения ее депортировали из Беларуси. Первый раз женщину задержали 11 октября. Тогда в районе стелы "Минск - город-герой" женщины встали в сцепку и пошли на ОМОН, который избивал мужчин. На какое-то время силовики отступили, но потом приехало подкрепление. "В луже крови лежал парень, без сознания, рюкзак в крови, флаг в крови. Мы подбегаем, а омоновцы его уже бросают в микроавтобус. Потом подъехали следующие - с газовыми баллончиками. Один из них распылил мне в лицо, как написано в медицинском заключении, газ неизвестного происхождения", - вспоминает Привалова.

Несмотря на то, что она уже тогда почувствовала себя плохо, все равно решила идти с протестующими дальше: "Подошла колонна - и опять силовики со всех сторон. Я стояла на тротуаре и внезапно получила удар в спину, меня схватили за куртку и затащили в микроавтобус". Там, по словам Приваловой, было пять омоновцев и трое задержанных мужчин, потом в микроавтобус в буквальном смысле слова забросили девушку, которая случайно задела силовика ногой. "Он подскочил и встал коленом ей на грудь, левой рукой схватил за горло, а правой бил по лицу и голове. Я кричала, просила перестать. Он сказал: "Молчи, с.. а, сейчас и ты получишь". Девушка стала хрипеть, омоновца оттащил его сослуживец", - делится Привалова.

Потом задержанных пересадили в автозак, в "стакане" (камера в автозаке. - Ред.) не хватало воздуха: "Вентиляцию включили только тогда, когда мы начали бить в дверь. У меня слеп глаз, было ощущение, что легкие разрываются на куски. Привезли в Заводское РУВД, вначале поставили к стенке, потом отвели в комнату дознания, долго не хотели вести в туалет. Один худой и высокий кричал: "Твари, я здесь участковый, я здесь власть!".

Нину Привалову выпустили ближе к полуночи, на следующий день она из-за отравления газом попала в больницу, где провела больше недели. 8 ноября женщину задержали второй раз: "Зашли со спины, удар по спине и силовик поднял меня за руку, было ощущение, что я ногами перебираю воздух. Завезли в Московское РУВД, ночевали там же, в камере предварительного заключения, утром нас повезли в Жодино. Там, под маты и крики, прогнали по коридору, выстроили возле стены. Рядом девушка просто рыдала - на стене была чья-то засохшая кровь". Привалова, прежде чем ее отпустили, оказалась в четырехместной камере, где было 17 человек, в том числе женщина с эпилепсией и больная коронавирусом.

Семь часов у железного забора в РУВД

Евгению также задержали в Минске 8 ноября: "Задерживали сестру, она в тот день плохо себя чувствовала, я решила не отпускать ее одну, сказала, чтобы забрали и меня. Хочешь - давай в автозак. Меня и еще трех девушек посадили в "стакан". Не было воздуха, специально не включали вентиляцию, стучали по двери дубинками". Евгению привезли в Советское РУВД. Там, по ее словам, всех поставили лицом к забору, а тех, кто хотел, повернуться, били.

"Милиционерам не понравилось, что мы между собой переговаривались, меня поставили в растяжку - заставили широко расставить ноги, - говорит девушка. - Ноябрь, на улице холод, ты стоишь возле железного забора. Когда я пыталась тихонечко надеть перчатки, ко мне подошел человек в балаклаве и с дубинкой, выглядел как бандит, и ударил меня по рукам, перчатки пришлось снять. Там мы стояли семь часов". В автозаке, в котором задержанных перевозили в изолятор в Жодино, на ступеньках лежал бело-красно-белый флаг. По словам Евгении, она не хотела на него наступать, отодвинула в сторонку, за это омоновцы поставили ее на колени, но через какое-то время разрешили сесть на скамейку.

Бело-красно-белый флаг - символ белорусского протеста

В Жодино девушке все же пришлось идти по бело-красно-белым флагам - их расстелили по всему пути следования задержанных. "К 9 вечера я попала в четырехместную камеру, куда поместили 19 человек - женщины от 21 до 59 лет. Там не было ничего, кроме двухэтажных железных нар. В глаза очень сильно бил свет, его не выключали никогда. На следующий день нас никто не кормил, лекарства надо было просить полдня, прокладок, в лучшем случае, давали три на всю камеру", - рассказывает Евгения. Через три дня ее снова перевезли в изолятор временного содержания на улице Окрестина для проведения суда. Но до этого, добавляет девушка, с пяти утра держали в прогулочном дворике.

"Мы очень замерзли, начали стучать, нас вывели, отправили на досмотр, потом в камеру. У меня суд был после обеда, дали штраф в 20 базовых величин (около 170 евро в пересчете. - Ред.). Сестре дали 15 суток и отправили в Барановичи. Там сказали, что для "политических" будут создавать худшие условия. Она оказалась в старой части тюрьмы, похожей то ли на конюшню, то ли на барак: на полу была лужа, на стенах - плесень, в здании бегали крысы", - говорит Евгения.

"Попросила о вежливости - получила удар в висок"

Минчанку Дарью (имя изменено по просьбе собеседницы) задержали в ночь на 10 августа - она с подругами сидела в машине. "У нас забрали паспорта и телефоны и, ничего не объясняя, увезли в Советское РУВД. Во дворике было человек 70, в том числе около 15 женщин, стояли лицом к стене, под утро женщинам разрешили сесть. В туалет водили, но он был на улице, грязный, дверь толком не закрывалась. Воду давали из-под крана - одну бутылку на всех, несмотря на эпидемию коронавируса", - рассказывает девушка. В РУВД она пробыла до трех часов дня. Женщин, которые согласились подписать протоколы, отпустили. Дарья не согласилась, ее отправили в ИВС на Окрестина. Там, по словам Дарьи, прибывших поставили в так называемый "стакан" - железную камеру площадью метр на метр.

В двухместной камере, в которую девушка попала еще через несколько часов, было шесть человек. Для "политических" на пол бросили один матрац и одно одеяло, кормить в тот день не стали. "Туалетную бумагу надо было выпрашивать, прокладок тоже не давали, в лучшем случае можно было получить кусок ваты", - вспоминает девушка. Но самое ужасное, по ее выражению, это крики мужчин, которых постоянно избивали, некоторых из них из соседних камер выносили на носилках.

"Где-то в 2-3 часа ночи, к тому моменту прошло больше 72 часов после моего задержания, нас выгнали во двор, поставили лицом к стене. Пришел какой-то невысокий квадратный человек в гражданском. Он очень грубо говорил с одной из девочек, я не сдержалась, попросила быть вежливее и получила удар в висок, - продолжает Дарья. - Потом силовик в черном схватил меня за горло, отвел в коридор, поставил на так называемую растяжку - ноги максимально широко, руки в стороны, голова к стене - и ударил по ноге".

Через какое-то время Дарью все-таки решили отпустить: "Выхожу, там три тропинки, руки за спину, голова вниз, говорят, вот твое направление, беги. Я бегу, не знаю, куда". Рядом с ИВС на Окрестина Дарья наткнулась на волонтеров и, признается, что в тот момент осознала весь ужас происходящего: "Я села на скамейку и просто не могла прекратить рыдать. Вдруг кто-то из волонтеров говорит, бежим, я вскочила и побежала, не понимая, куда и зачем. У меня была только одна мысль: если побегу в кусты, меня найдут и заберут снова".

Автор Татьяна Неведомская

https://p.dw.com/p/3qLX9

***

Суды и штрафы: как наказывают критиков Лукашенко в Брестской области

Как люди из белорусской провинции выражают свое отношение к политическим событиям, поддерживают ли протесты и что им за это грозит? DW собрала несколько историй из Брестской области.

Березовский район долгое время считался одним из самых благополучных не только в Брестской области, но и в целом в Беларуси, благодаря наличию крупных предприятий. Однако экономические и социальные проблемы, вызванные пандемией, сказались на уровне доходов местных жителей, а избирательная кампания лета 2020 года лишь подогрела протестные настроения.

"Город небольшой, недовольных после выборов было много"

Владимир Зубрицкий прославился в городе Белоозерске Брестской области, в котором проживает более 11 тысяч человек, тем, что после президентских выборов в августе 2020 года, стал одним из рекордсменов среди местных жителей, которые привлекались к административной ответственности за участие "в несанкционированных акциях". Всего на него составили семь протоколов: как за выходы на площадь города, так и за коллективное фото, опубликованное в интернете (в милиции и суде назвали это пикетированием).

Всего Владимира оштрафовали почти на 4850 белорусских рублей (около 1500 евро). Часть штрафов он оплатил сам, иногда помогали жители города. При этом оппозиционером себя Зубрицкий не считает: говорит, что жил обычной жизнью, но не мог оставаться равнодушным, когда в стране творилось насилие.

"Город у нас небольшой, и когда люди узнавали, что их голоса просто фальсифицировали, недовольных было много. Через три дня после выборов в Беларуси заработал интернет и настоящим шоком стали новости из Минска и других крупных городов Беларуси о том, как расправлялись с протестующими", - рассказывает житель Белоозерска.

Сам Владимир Зубрицкий работает автослесарем. По району пошел слух, что после выборов и подавления протестов он отказался ремонтировать автомобили местных сотрудников милиции. "Да, это так: я постоянно предлагал им ехать в другое место", - говорит Владимир и свою принципиальную позицию не меняет.

"В акции не участвовала, а все равно оштрафовали"

В районном центре Береза большой резонанс вызвал суд над 45-летней Валентиной Медведь. Женщину обвинили в том, что она разместила в одном из Telegram-каналов сообщение, которое содержало оскорбление в адрес местного начальника инспекции по делам несовершеннолетних. Валентина Медведь написала, что этот милиционер - "гнилой и скользкий тип", сравнила его с полицаем, добавив еще несколько неприятных слов.

Обвиняемая в суде пояснила, что не была знакома с начальником инспекции по делам несовершеннолетних, пока он после выборов в августе прошлого года не пришел к женщине домой и не предупредил "о недопустимости противоправных действий". "Перед этим я оставила в мессенджере сообщение с приглашением к жителям Березы встретиться в городском парке и поговорить по интересам. Я уже 8 лет как разведена: думала, может, с кем познакомлюсь", - рассказала Валентина Медведь.

По ее словам, через несколько дней у магазина она встретила подругу и попалась на глаза тому же милиционеру. В результате на женщину составили протокол за участие в несанкционированном массовом мероприятии. Валентина Медведь пыталась доказать, что ни в какой акции не участвовала и предъявила чек покупки в магазине, однако ее все равно оштрафовали. На эмоциях женщина оставила в интернете ту самую фразу про "скользкого типа", за что суд наказал жительницу Березы двумя годами ограничения свободы и обязал выплатить потерпевшему милиционеру 1500 рублей (около 485 евро) в качестве моральной компенсации за "подрыв авторитета".

Закрасить балкон, чтобы не попасть в изолятор

Еще одна необычная история произошла в агрородке Малеч Березовского района, где сотрудники милиции поставили местного жителя Геннадия Климашевича перед выбором: закрасить бело-красно-белый рисунок на балконе или попасть в изолятор. "Я отдыхал после ночной смены, но пришли милиционеры, разбудили и заявили, что надо изменить цвет балкона. Кто раскрасил балкон снаружи дома - не знаю, мне это не мешает. Сказал сотрудникам милиции, чтобы вызывали коммунальные службы, пусть они и закрашивают, раз это общественное место", - вспоминает Геннадий Климашевич.

Однако силовики дали понять, что если мужчина добровольно не согласится закрасить "нежелательные" цвета, то его обвинят в пикетировании и отправят в изолятор до суда. Оказавшись перед таким выбором, сельчанин согласился закрасить балкон при сотрудниках милиции. Спустя несколько дней Геннадию Климашевичу пришло уведомление о прекращении административного дела за несанкционированную акцию.

Кстати, ранее в Березе суд уже штрафовал местного жителя Дмитрия Трутько за то, что на своем балконе он вывесил бело-красно-белый флаг. До выборов 2020 года подобные меры не применялись, и некоторые жители города вывешивали эту символику в День Воли - 25 марта. Милиция вызывала граждан на профилактические беседы, но до штрафов дело не доходило.

Ждали Тихановскую, а митинг отменили

Рассказывая о том, как минувшая избирательная кампания преобразила настроения в городе, жители Березы вспоминают события за неделю до выборов, когда кандидат в президенты Светлана Тихановская совершала агитационную поездку в Брестскую область. Вслед за многотысячными митингами в Барановичах и Бресте ее ждали и в Березе.

Старожилы говорят, что такого скопления людей в городе в тот день не помнят с 90-х годов прошлого века, но визит Светланы Тихановской в Березу в последний момент был отменен: тогда поступила информация о готовящихся на митинге провокациях. "Милиции и подозрительного транспорта в городе в тот день было действительно много. И хотя люди очень хотели вживую увидеть Тихановскую, известие об отмене митинга восприняли с пониманием", - вспоминает женщина из Березы. Еще одной примечательной особенностью считается тот факт, что вскоре после выборов в Березовском районе сменили главу исполнительной власти. Местные жители убеждены, что это тоже стало свидетельством протестных настроений в регионе.

Автор Алесь Петрович  

https://p.dw.com/p/3qeoO

***

Расплата за протесты: что происходит в Беларуси с уволенными рабочими

Сотрудники белорусских предприятий, уволенные за участие в протестах и забастовке, судятся с работодателями. В их числе "Беларуськалий", "Гродно Азот", МЭТЗ. Но пока это безуспешно.

Участников забастовок и акций протестов массово увольняют с белорусских предприятий. Экс-работники с этим не согласны и оспаривают законность увольнений в суде. DW собрала несколько историй.

Забастовка "Беларуськалия": аресты и увольнения рабочих

Бывшему шахтеру "Беларуськалия" и по совместительству вице-председателю Белорусского независимого профсоюза (БНП) Сергею Черкасову за активную гражданскую позицию пришлось отбыть в общей сложности более полутора месяцев административного ареста. "Я был шахтером, присоединился к забастовке. После того, как суд признал ее незаконной, я вышел на работу, на следующий день меня арестовали. Потом было несколько административных арестов, фактически я отбывал "сутки" с 13 сентября по 4 ноября".

Черкасова уволили с предприятия без согласования увольнения с профсоюзом, хотя это противоречит белорусскому законодательству, поскольку работник состоит в коллегиальных выборных органах профсоюза. Но это не единственное нарушение работодателя, говорит мужчина: "Некоторых работников, присоединившихся к забастовке в августе, уволили еще до того, как суд признал ее незаконной. Тем не менее ни один человек не был восстановлен на прежнем месте".

"Гродно Азот" и общенациональная забастовка: уволенные сотрудники подали в суд

Уволенные работники судятся и с предприятием "Гродно Азот". 26 октября они одними из первых присоединились к общенациональному страйку, объявленному Светланой Тихановской. Сейчас 13 бывших "азотовцев" подали коллективный иск о незаконном, как они считают, увольнении. Среди уволенных - Алексей Сидор. "26 октября я даже не пошел на рабочее место, на следующий день не стал принимать рабочее место и смену из-за неполадок оборудования. Забастовка не удалась, и я хотел в правовом поле добиться остановки работы", - вспоминает мужчина.

Начальство предложило ему уйти домой, но Сидор с помощью председателя первичной организации БНП связался с замдиректора завода, тот заверил, что все починят: "Работать я не отказывался, а лишь хотел, чтобы устранили нарушения. Но через какое-то время на замену мне пришел другой специалист, вызвали охрану, которая вывела меня с территории завода. Мне поставили прогул и уволили". Сейчас Сидор оспаривает законность своего увольнение: "Один суд мы уже проиграли, но теперь подаем апелляцию".

Страйк на МЭТЗ. Увольнения за нанесение ущерба предприятию

Бывшего работника Минского электротехнического завода (МЭТЗ) Виталия Чичмарева также уволили за участие в забастовке 26 октября. "Статья у всех уволенных была одинаковая: за нанесение ущерба предприятию в размере не менее 3 минимальных зарплат. 16 человек оформили иски о восстановлении на работе и возмещении морального ущерба. У каждого из нас было по несколько заседаний в районном и городском суде - и прокуроры, и судьи решили в исках отказать. Но мы намерены добиваться правды дальше", - говорит Чичмарев.

Ни он, ни его коллеги не смогли ознакомиться с материалами, которые в суд прислал МЭТЗ, - их направили как документы для служебного пользования. "Бумаги нам не показали, но озвучили сумму, на которую мы якобы нанесли ущерб предприятию, - 150 тысяч белорусских рублей (более 48 тысяч евро), в нее включили маржинальный доход и утерянную прибыль. Это не соответствует понятию "ущерб", которое есть в Трудовом кодексе. По нашим подсчетам, он не мог превысить 14 тысяч белорусских рублей (4,5 тысячи евро). Если это разделить на всех участников страйка, то, выходит, что каждый нанес ущерба на сумму гораздо меньшую, чем 3 минимальные зарплаты, о которых написано в статье в наших трудовых", - аргументирует Чичмарев. Мужчина также рассказывает, что несколько уволенных с МЭТЗ пошли на мировую с заводом: "Мировую подписали, но на работу их не взяли. Предложили записать покаянное видео, тогда, сказали, возьмут. Ребята на это не согласились".

Тюремные сроки за участие в забастовке

"Ни одного судебного заседания мы еще не выиграли - ни по восстановлению на работе, ни по снятию каких-то серьезных дисциплинарных взысканий. Закон защищает исключительно интересы нанимателя. Так, суд в Гродно не посчитал административный арест, уважительной причиной, по которой человек не смог выйти на работу", - комментирует председатель Белорусского независимого профсоюза Максим Позняков. Также, по его словам, некоторые работники предприятий, например, Белорусского металлургического завода, подержавшие забастовку, получили тюремные сроки - за "незаконные групповые действия, грубо нарушающие общественный порядок и сопряженные с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекших нарушение работы транспорта и организации". "Эти люди понесли уголовную ответственность по трудовым отношениям, что, с нашей точки зрения, просто недопустимо. Конфликт должен был рассматриваться в сфере трудового законодательства", - говорит Позняков.

Автор Татьяна Неведомская  

https://p.dw.com/p/3qdhN


Infos zum Autor
[-]

Author: Татьяна Неведомская, Алесь Петрович

Quelle: p.dw.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 19.03.2021. Aufrufe: 36

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta