Как Китай совершил чудо в экономическом развитии

Information
[-]

Важнейшие составляющие китайского экономического чуда

Факторы удивительных успехов китайской экономики — повышение жизненного уровня населения, продолжение политики открытости, стимулирование частного предпринимательства, инвестиций и инноваций.

Экономическое чудо, сотворенное Поднебесной за четыре десятилетия реформ, демонстрирует высокую эффективность таких шагов. На прошедшей в марте ежегодной сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) были подведены итоги развития Китайской Народной Республики за предыдущие пять лет и принята стратегия развития на ближайшую XIV пятилетку. Интересно, что экономика Китая по итогам 2020 коронавирусного года стала единственной в мире, показавшей рост валового внутреннего продукта — на 2,1%. Поставленная цель на текущий год — достижение шестипроцентного роста.

Понятно, что бурный экономический рост Китая в первые два десятилетия реформ можно объяснить эффектом низкой базы. Однако успехи в развитии экономики и социальной сферы Поднебесной оказались весьма внушительными и в XXI веке. Новый импульс к развитию страна получила за прошедшую XIII пятилетку. Попробуем разобраться, какие факторы этому способствовали и сможет ли КНР в перспективе развиваться такими же высокими темпами.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Не просто расти, но качественно

Одна из важнейших составляющих китайского экономического чуда — политика реформ и открытости, которая начала проводиться в стране с 1978 года. Она была нацелена на то, чтобы использовать глобальные возможности (за счет привлечения иностранных инвестиций и получения валютной выручки) для осуществления целого ряда внутренних реформ в Китае, среди которых — устранение экономических и социальных диспропорций между городом и деревней, между провинциями, отраслями национальной экономики и т.д. Таким образом, страна открылась для иностранных инвестиций — сначала в рамках особых экономических зон, но затем эта модель была распространена и на другие части КНР.

Иностранные инвесторы с помощью использования китайской рабочей силы значительно сократили себестоимость продукции, в итоге КНР получила и деньги, и современные технологии, обученных инженеров, рабочих и менеджеров.

В результате вступления Китая во Всемирную торговую организацию, предоставления налоговых льгот и сокращения регулирования в отношении иностранных инвесторов в Поднебесную переехали многие промышленные производства из развитых стран. Иностранные компании также привлекала в Китае дешевая рабочая сила. Но сегодня эта приманка уже исчезла с повышением жизненного уровня населения КНР. На современном этапе политика открытости корректируется: копирование иностранного опыта и привлечение зарубежных инвестиций для обретшего экономическую мощь Китая уже не так важно. Теперь главное — повышение качества иностранных инвестиций в Китай (они должны быть «зелеными» и высокотехнологичными) и стимулирование китайских инвестиций на зарубежные рынки. Поднебесная создает уже собственные инновационные производства. За последние годы, например, в стране разработана собственная операционная система, есть в КНР и свои соцсети и мессенджеры, которые куда мощнее и удобнее для китайцев, чем Facebook или Twitter. Есть свое производство станков, оборудования, спутников и ракет, собственное автомобилестроение.

— Политика открытости сыграла положительную роль и показала свою эффективность. Но сейчас эта открытость обретает другое наполнение, — прокомментировал нашему изданию профессор кафедры востоковедения Уральского федерального университета Вадим Кузьмин. — На первоначальном этапе реформ китайцам требовалось активно использовать передовой зарубежный опыт, перенимать иностранные технологии. Этот подход до сих пор присутствует, но уже не является главным. Все законы, которые регулируют иностранные инвестиции в страну, продолжают действовать. Но, усилившись экономически, теперь Китай, наоборот, инвестирует в другие страны. Этому процессу содействует реализация выдвинутой председателем КНР Си Цзиньпинем масштабной внешнеэкономической инициативы «Один пояс и один путь», призванной развивать транспортные сухопутные и морские пути и логистику. Не только сопредельные с Китаем азиатские страны, но и Африка, и Европа становятся сферой активного внимания китайского капитала.

Не менее важный фактор успехов современного Китая — стремительное повышение жизненного уровня населения. Это также стало прямым следствием политики реформ и открытости. В 2021 году будет отмечаться столетие образования правящей Коммунистической партии Китая (КПК). Для страны это очень значимое событие, которое оказывает влияние на развитие китайского общества. Примечательно, что в преддверии этого юбилея Китай объявил в феврале 2021 года о полной победе над абсолютной нищетой. Только за последние восемь лет из состояния нищеты вывели все бедное население сельских районов — почти 100 млн человек и 128 тыс. деревень в 832 уездах. Для более чем 25 млн малоимущих отремонтировали ветхие дома, а примерно 9,6 млн человек переселили из бедных районов. Всего с конца 1970-х годов черту бедности преодолели 770 млн человек.

Богатеющее население Поднебесной, переселяющееся из сельской местности в города, постоянно подогревает гигантский внутренний спрос, благодаря чему китайские компании и национальная экономика стремительно развиваются, даже несмотря на глобальные кризисы типа пандемии коронавируса. Но и в этой сфере требуется корректировка стратегии, что уже происходит.

— Дальнейший рост благосостояния возможен за счет повышения производительности труда и новых технологий, а также захвата новых рынков, — высказал мнение в интервью нашему изданию президент Русско-Азиатского Союза промышленников и предпринимателей Виталий Манкевич. Китайские компании стали транснациональными и многие из них успешно ведут бизнес, в том числе в России. В стратегии на XIV пятилетку обозначен принцип «двойной циркуляции» — сочетание роста внутреннего спроса и экспорта. Китай будет развивать масштабные фискальные стимулы в экономике и продолжать проводить мягкую монетарную политику для развития внутреннего рынка и роста благосостояния граждан.

Еще одна причина успеха — поощрение частного предпринимательства, которое не остановилось даже в пандемию. В развитии малого и среднего бизнеса китайские власти видят проявление инициативы народных масс, поэтому предоставляют таким предприятиям всевозможные льготы. Тем более что для многих людей создание собственного бизнеса — это как раз и есть один из путей преодоления бедности. Сегодня частный сектор обеспечивает около 60% ВВП Китая и половину всех налоговых поступлений. В Китае развивается множество частных компаний, которые входят в Fortune 500: Alibaba, Tencent, Huawei, JD, CITIC — это и есть ответ на то, насколько эффективна политика поощрения частной инициативы в Поднебесной.

«Двумя китами» ближайшей пятилетки призваны стать инновации и рост внутреннего потребления, причем это взаимосвязанные процессы. Становление компаний — национальных чемпионов в высокотехнологичных отраслях стимулирует разработки и внед­рение инноваций. Успехи на этом пути — огромные. По данным японской деловой газеты Nikkei, в 2019 году КНР заняла самую большую долю мирового рынка в 12 высокотехнологичных секторах, включая производство электронных компонентов. У находящихся на первом месте США этот показатель равен 25, а у расположившейся на третьей строчке рейтинга Японии — семи. Китайские компании за год превзошли японские в сегменте используемых в смартфонах жидкокристаллических дисплеев малого и среднего размера, компонентов для литий-ионных батарей и других.

— Нельзя игнорировать научные успехи Китая. Си Цзиньпин постоянно подчеркивает, что инновации — движущая сила развития, — отметил Вадим Кузьмин. — Китайцы неизменно увеличивают инвестиции на научные исследования. По объему этих инвестиций уже сейчас Китай занимает второе место в мире после США. И уже есть результаты. Например, у них практически создана своя спутниковая навигационная система «Бэйдоу», не вызывают сомнений успехи в цифровизации.

На сессии ВСНП провозглашен лозунг «Развитие — ключ к решению всех проблем». Но Китай уже не гонится за стремительным ростом ВВП, отдавая приоритет качеству развития. «Двумя китами» ближайшей пятилетки призваны стать инновации и рост внутреннего потребления, причем это взаимосвязанные процессы. В сфере инноваций руководством КНР ставится задача превратить страну уже в ближайшие пять лет в технологическую супердержаву. Ежегодное финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок китайцы намерены увеличить по сравнению с преды­дущей пятилеткой в 17,5 раза!

От юбилея до юбилея

Главный вопрос, который сегодня задают эксперты, рассматривая развитие Китая, сможет ли эта страна продолжить успешное развитие и сохранить высокие темпы экономического роста? Общее мнение — сможет. И хотя темпы роста китайского ВВП в ближайшие годы ожидаются ниже, чем в начале XXI века, они все равно будут значительно превосходить другие передовые страны мира.

— Среди экономистов ведется полемика относительно того, когда Китай по экономическому развитию перегонит США — в 2028 году или к 2050-му. Но никто не сомневается, что это обязательно произойдет, — убежден Вадим Кузьмин. — Один из главных факторов — поддержка КПК от народа. Китайский народ верит партии. И если она на своем съезде или пленуме что-то решила, это не вызывает сом­нений в обществе. Наоборот, есть убежденность в том, что такое решение хорошо продумано, научно обосновано и точно будет выполнено, ведь это происходило все последние сорок лет реформ.

Схожей позиции придерживается и Виталий Манкевич:

— Китай — пример, когда государственная политика реализуется в интересах общества, и каждый житель страны может почувствовать на себе результаты этой политики. Хорошо поработал губернатор — появились новые заводы и новые рабочие места, выросли доходы. Центральное правительство построило скоростные дороги — появился трафик, на котором можно зарабатывать, просубсидировало выставки — получилось найти зарубежных покупателей. Общество доверяет китайскому правительству. Это один из факторов, почему рост продолжится. Драйверами станут рост внутреннего спроса и результаты научно-технической деятельности, перехода к Индустрии 4.0 и цифровизации, которые являются важными приоритетами в рамках программы развития страны.

Вполне вероятно, что высокие темпы экономического роста в Китае удастся сохранить за счет дальнейшего развития транспортно-логистической инфраструктуры (как внутри страны, так и за ее пределами, в рамках реализации инициативы «Один пояс и один путь»), продолжения доказавшей свою эффективность политики открытости и поощрения частного сектора, наращивания инвестиций в высокотехнологичные отрасли экономики.

При этом важнейшей идеологической составляющей, которая определит социально-экономическое развитие Китая на несколько ближайших десятилетий, должен стать следующий после столетия КПК великий юбилей — сто лет со дня образования Китайской Народной Республики, который будет отмечаться в 2049 году. «К середине XXI века мы построим сильное, богатое, демократическое, цивилизованное и гармоничное современное социалистическое государство и осуществим мечту всех китайцев о великом возрождении китайской нации», — так сформулировал цель развития страны ее лидер Си Цзиньпин. Он обозначил три условия для реализации китайской мечты. Первое — обязательно идти по китайскому пути, то есть по пути социализма с китайской спецификой. Второе — необходимо возвышать китайский дух, сердцевина которого — патриотизм, а также дух эпохи, сердцевина которого — реформы и новаторство. Третье — необходимо объединять силы нации, которые рождаются великой сплоченностью 56 национальностей.

Таким образом, в основе масштабных изменений в социальной и экономической сферах китайского общества заложена мощная духовная и идеологическая составляющая. Она вдохновляет китайцев на новые свершения — и мало кто сомневается, что китайская мечта осуществится в намеченный срок.

Автор Илья Бахарев

https://expert.ru/ural/2021/14/kak-kitay-sovershil-chudo-v-ekonomicheskom-razvitii/

***

Комментарий: Почему Китай продолжает идти к социализму, а Россия отступилась от него?

В год столетия КПК народный Китай подводит итоги создания в стране общества среднего достатка, что стало результатом огромной партийно-государственной работы по выводу из бедности и преодолению нищеты в самых сложных, отдаленных районах, преимущественно сельских, а также в национальных автономиях. Именно на этих достижениях эта социалистическая страна строит свои дальнейшие планы, главный из которых – создание к 2049 году, к столетию КНР, современного социалистического общества.

В Китайской Народной Республике дан старт общенациональной кампании, посвященной столетнему юбилею Компартии Китая, под знаком которого в стране проходит весь нынешний год. Путь, пройденный за прошедший век, равен многим столетиям, и он особенно наглядно предстает на фоне крайней отсталости дореволюционного Китая, которая и стала главной причиной «столетия унижений», начавшегося с Опиумных войн середины XIX века. Синьхайская революция 1911−1912 годов, которая смела монархию, не смогла решить основных проблем. Переход к республиканской форме правления в условиях развала центральной власти и сохранения классовой эксплуатации, не мог привести и не привел ни к чему другому, кроме появления центральной и региональных милитаристских диктатур, разрывавших страну на лоскутки местечковых интересов. В рядах самих революционеров произошла целая череда расколов. Реставрация в 1915 году квазимонархии в образе военной диктатуры завела страну в тупик, выход из которого показала Великая Октябрьская социалистическая революция в России. Под ее влиянием в июле-августе 1921 года на окраине Шанхая был созван исторический I съезд КПК, который, проходя нелегально, в силу ряда обстоятельств через несколько дней сменил дислокацию и был перенесен в соседнюю провинцию Чжэцзян, где проходил в лодке на озере Цзясин. Рассказывая российскому читателю об истории правящей партии Китая, превратившей страну за годы своего правления в одну из мировых сверхдержав, нынешний посол КНР в Российской Федерации Чжан Ханьхуэй именно с этого эпизода, овеянного романтикой революционного героизма, начал свою статью, опубликованную на днях «Российской газетой». И подчеркнул, что общая численность партии в момент ее создания составляла всего полсотни коммунистов (уточним — 53 чел.), представлявших семь партийных кружков. От северного Пекина и приморского Шанхая до крайнего юга Гуанчжоу, центра провинции Гуандун, которая при власти КПК из глубокого и дальнего захолустья превратилась в крупнейший промышленный и научный центр не только страны, но и мира. А ведь сто лет назад если кто о Гуанчжоу и слышал, то в основном в связи с Гонконгом, расположенным поблизости, на берегах Большого залива.

Почему статья Чжан Ханьхуэя привлекает наше особое внимание? Не только потому, что народный Китай — наш ближайший и наиболее тесный друг и союзник, с которым мы вместе отстаиваем идеалы международной справедливости, противодействуя силам экспансии и гегемонизма, пытающимся любой ценой сохранить свое лидерство, превратив его в полное господство. История социалистического Китая, а посол фокусирует внимание читателя именно на социалистическом характере современной китайской государственности, настаивая на этом и связывая с социализмом провозглашенное лидером КПК и КНР Си Цзиньпином великое возрождение китайской нации, это проекция и нашего собственного исторического опыта. Движения по пути, на котором случаются временные провалы и отступления, но который самой Историей предначертан нашим странам. Ибо он доказал свою эффективность, и именно с ним связаны самые выдающиеся наши победы — от военного разгрома главных сил мирового зла — германского нацизма и японского милитаризма — до успешного решения острейших социальных проблем, создания ракетно-ядерного щита, прорыва в космос и воспитания по-настоящему нового человека. Не будем забывать, что в СССР этот феномен, в который многие сегодня верить не хотят, стал реальностью, и тем же путем движется современный Китай.

Посол КНР в России в своей юбилейной статье очень тонко обращает наше внимание на то, что сегодня Китай вплотную занимается вопросами развернутого социалистического строительства. В год столетия КПК наш ближайший сосед подводит итоги создания в стране общества среднего достатка, что стало результатом огромной партийно-государственной работы по выводу из бедности и преодолению нищеты в самых сложных, отдаленных районах, преимущественно сельских, а также в национальных автономиях. Именно на этих достижениях социалистический Китай строит свои дальнейшие планы, главный из которых — создание к 2049 году, к столетию КНР, современного социалистического общества, промежуточным этапом на пути к которому согласно провозглашенным партийным задачам, является 2035 год — рубеж полноценной социалистической модернизации.

Чжан Ханьхуэй не случайно несколько раз повторяет в своей не такой уж большой по объему статье тезис о китайском социализме, социалистическом строе, социалистической народной государственности КНР. На наш взгляд, это ответ на определенные внешние попытки объяснить уникальные успехи Китая, позволившие занять ему одно из ведущих мест в современном мире, превратившись не только в драйвер экономического роста, но и в маяк социального развития, якобы «отступлением от социализма». Нет ничего более далекого от действительности, чем это заблуждение.

Во-первых, не углубляясь в конкретные цифры, которые в материале, посвященном юбилейным событиям, в целом ни к чему, отметим, что в Китае не было приватизации, подобной той, которую прозападные силы провели в России после разрушения СССР. В КНР бизнес строил свои проекты не вместо или на месте государственных и народных предприятий, а рядом с ними. Именно в этом был подлинный смысл открывшего теперь уже сорокалетнюю эпоху реформ и открытости афоризма Дэн Сяопина насчет «черной или белой кошки, которая главное, чтобы ловила мышей». И не случайно тот же Дэн вместе с будущим лидером КПК и КНР Цзян Цзэминем в свое время жестко осудили перестроечную горбачевщину, видя и понимая, что дело в СССР идет, точнее, ведется к реставрации капитализма.

То, что В. И. Ленин во времена НЭПа именовал «командными высотами», которые при любых экспериментах с экономическими моделями необходимо обязательно оставлять в руках советской власти, в Китае, как и в Советском Союзе ленинских и сталинских времен, сохранилось в собственности у народа. Уточним: в последние годы, когда проявились было тенденции чрезмерной самостоятельности ряда предпринимателей, партией были приняты решительные меры по наведению порядка, которые выразились в более жестком контроле над частником и сокращении удельного веса частных компаний в структуре экономики. Приватизации же в стране как не было, так и нет, и ее проведение не планируется. Поэтому разговоры о том, что в Китае будто бы произошла «реставрация капитализма» надо оставить на совести тех, кто эти байки сочиняет и распространяет; они совершенно не соответствуют действительности.

Во-вторых, сам факт постановки во главу угла партийных задач искоренения бедности, на решение которой были брошены беспрецедентные силы и ресурсы, и за выполнение которых в партии была установлена жесткая, персональная ответственность руководителей всех уровней, говорит сам за себя. История капитализма, ни в его классическом виде, ни в мутационных вариантах, не знает подобных примеров, если не считать вынужденной политики welfare state, проводившейся на Западе в годы холодной войны на фоне существования СССР и мирового социалистического содружества, в рамках конкуренции противоборствующих социально-политических систем. Это как нельзя лучше видно сейчас, когда все эти социальные завоевания западных трудящихся начали неумолимо свертываться. Все понятно: Советского Союза не стало, до современного подъема Китая, в который Запад откровенно не верил, было еще немало времени, а когда это произошло, инерция не позволила своевременно перестроиться, что наглядно демонстрируется в тех же США шельмованием социальной политики Дональда Трампа.

В-третьих, как уже неоднократно приходилось отмечать, КПК, в отличие от поздней КПСС, нашла в себе внутренние силы и ресурсы преодолеть отрыв от народа, по пути которого некоторое время шла, подобно нашей Компартии. И развернув беспощадную борьбу с коррупцией, доказала, что трудности социализма имели субъективные причины и носили временный, преходящий характер. И были успешно преодолены; потребовались лишь честность в диалоге с народом и политическая воля. Именно поэтому цифру в неизменные 90% поддержки КПК и ее политического курса китайским обществом, которую посол Чжан Ханьхуэй не впервые приводит в своей статье, никто не возьмется брать под сомнение. Включая политических оппонентов, которые, и это в-четвертых, совсем не случайно именно на фоне китайских успехов принялись нападать на КПК, развернув против партии без преувеличения подрывную, дискриминационную пропагандистскую кампанию. И то, что у этой кампании нет шансов на успех, и что она захлебывается даже в самих США на фоне переживаемых этой страной беспрецедентных трудностей убедительно доказывается тем, что со сменой администрации Белого дома эту кампанию, осознав тупик, в который она ведет, заокеанские политические стратеги начали постепенно свертывать.

Важный вопрос, не менее, а даже более актуальный для нас в России, чем для Китая. Откуда эти предубеждения против китайского пути социализма произрастают, и почему им подвержены даже многие те, кто хранит верность коммунистическим идеалам и с симпатией относится к китайским успехам? Причины, на наш взгляд, находятся в плоскости идеологии, точнее, недостаточных ее знаний, непонимания глубоко научного содержания марксистско-ленинского учения, о котором в своей статье четко заявляет посол Чжан Ханьхуэй, а также не диалектического, схематического, даже догматического восприятия марксизма как чего-то застывшего, окаменевшего и не наделенного динамикой развития. Приведем два наиболее ярких, лежащих на поверхности, аргумента.

Первый: после трагических событий на Тяньаньмэнь, в которых, наряду с молодежью, активное участие приняла интеллигенция, в КПК задумались над причинами этого. Проанализировав опыт СССР, где интеллигенция также оказалась одной из первых в перестроечных рядах, и значительная ее часть выступила против социализма и против сохранения Советского Союза, вспомнили о решениях XXV съезда КПСС. В них черным по белому было записано, что наука превратилась «в непосредственную производительную силу». Но если так, то тогда интеллигенция — полноценный класс, а никакая не «прослойка». В КПСС эту дилемму так и не решили, не рискнув поднимать статус интеллигенции. В Китае же в 90-е годы при правлении Цзян Цзэминя была успешно внедрена концепция «трех представительств», которая дополнила союз рабочего класса и крестьянства представительством интеллигенции, а также поддержала нарождающееся предпринимательство. Результат известен: большая часть тех и других повернулась лицом к КПК, покинув ряды стихийно складывавшейся оппозиции. Другой пример еще более фундаментален. Когда в 40-е годы прошлого столетия Мао Цзэдун выдвинул свою теорию «новой демократии», которая стала важной вехой эволюции марксизма применительно к опыту восточных стран, она одновременно послужила фундаментом национально-освободительного союза трудящихся классов с некоторыми национально ориентированными буржуазными элементами. Благодаря этому национальная буржуазия сыграла важную роль в революционных событиях 1945−1949 годов; ее участие в гражданской войне на стороне народа существенно изменило расстановку сил в пользу КПК, что в итоге ускорило ее победу и поражение гоминьдановского режима Чан Кайши.

Вот эти вещи, связанные с особенностями восточных революций, которые В. И. Ленин в свои поздних трудах именовал «восточным своеобразием», отмечая, что уже русская революция в полной мере явила такое своеобразие, вопреки европейскому опыту, у нас нередко не до конца понимаются даже среди тех, кто хорошо знаком с теорией марксизма. Но впитав эти знания, не проникся духом этого учения и потому по-прежнему мыслит штампами, которые были хороши для своего времени, но в современности, требующей новых подходов в развитии марксизма-ленинизма, себя исчерпали. Провозглашаемая КПК китайская специфика социализма при ближайшем рассмотрении есть не что иное, как соединение социально-классового фактора с цивилизационным. Советский строй в России, которым наша страна была обязана победе Великого Октября, с точки зрения европейских догматиков или, как называл их В. И. Ленин, «мещан», также был спецификой, но уже русской. Те цивилизационные инновации в марксизме, которые вождь Октября осмыслил и не успел внедрить в России, его последователи в Китае с успехом перенесли на собственную национальную почву, показав себя грамотными и последовательными учениками, критически мыслящими, способными действовать творчески, применяя теорию на практике сообразно национальным особенностям.

В своей статье посол Чжан Ханьхуэй не углубляется в теорию этих вопросов, однако выводы, которые он предлагает российскому читателю, именно об этом. Китайская специфика, как и любые другие национальные особенности других стран и народов, — это ключ к пониманию истоков и причин успехов КПК и тех прорывов в своем развитии, которые под ее руководством совершил дружественный китайский народ. Поздравляя 92-миллионную партию с ее замечательным столетним юбилеем, вслед за автором обсуждаемого материала выразим уверенность в нерушимости российско-китайской дружбы и сотрудничества. Ведь именно в нынешнем, 2021 году исполняется еще один знаковый юбилей — 20-летняя годовщина подписания между Москвой и Пекином Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, который в обеих столицах уже условились продлить, наполнив новым содержанием в целом ряде важнейших международных аспектов. Поэтому трудно не согласиться с Чжан Ханьхуэем в уверенности, что «под стратегическим планированием и руководством двух глав государств, китайско-российские отношения всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия в новую эпоху будут еще более богатыми, их фундамент будет еще глубже и прочнее, а перспективы еще более обширными, что позволит внести огромный вклад в развитие и возрождение двух стран, а также в процветание и спокойствие во всем мире».

Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/3233506.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Илья Бахарев, Владимир Павленко

Quelle: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 13.04.2021. Aufrufe: 37

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta