12 мая азербайджанские войска вторглись на территорию Армении, и Южный Кавказ вновь оказался на грани войны

Information
[-]

«Сюни» пишем, «Москва» в уме

***

Чья земля

Армения и Азербайджан оказались на грани начала боевых действий. Причиной тому стали действия азербайджанских войск, 12 мая перешедших армяно-азербайджанскую границу и продвинувшихся на три с лишним километра вглубь армянской территории. 13 мая они перешли в наступление и на других участках границы.

По состоянию на 14 июня армянская сторона утверждает, что на ее территории остается более 200 азербайджанских солдат, находящихся на территории армянской Сюникской области. Граница между Арменией и Азербайджаном стала проходить рядом с Сюником в результате перехода осенью 2020 года под контроль Баку семи районов по соглашению о прекращении огня в Нагорном Карабахе.

По официальной версии Баку, никакого вторжения не было, поскольку все эти земли являются территориями Азербайджана, которые по ошибке находятся в составе Армении. «С момента восстановления независимости между двумя странами не было государственной границы по понятным причинам, и по этой причине мы говорим о сложном техническом процессе, который в настоящее время сопровождается разногласиями между сторонами… Мы рекомендуем армянским политическим и военным кругам не впадать в панику, принять реальность межгосударственного пограничного режима вдоль Зангиланского, Губадлинского, Лачинского и Кельбаджарского районов Азербайджана и не обострять необоснованно ситуацию в регионе. Такие случаи могут и должны решаться путем взаимных контактов между военными с обеих сторон», — говорится в заявлении азербайджанского МИД. СМИ Азербаджана принципиально не уделяют теме вторжения особого значения — пытаются показать, что происходит абсолютно естественный процесс «корректировки границы».

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

В Армении же ситуация принципиально другая. Не отошедшее еще после поражения страны во Второй Карабахской войне, население крайне болезненно воспринимает желание азербайджанской стороны занять еще и часть территории Армении. На этот раз той, которая (в отличие от Карабаха) входила в состав Армянской ССР. И в этой связи возникают вопросы к действующему премьер-министру Армении Николу Пашиняну, который в ноябре не смог (а по мнению многих, просто не захотел) защищать Карабах, а теперь не может (или не хочет) использовать имеющиеся у него возможности для защиты территории уже самой Армении. «Армения не может смириться с создавшейся ситуацией, однако первоочередной нашей задачей является разрешение ситуации посредством переговоров, в том числе дипломатическим путем. Но это один из вариантов», — говорит сам Пашинян.

Спросите с русских

Ситуация для армянского премьера складывается непростая. С одной стороны, применять вооруженные силы против азербайджанских войск он не хочет — как не хотел делать это во время Карабахской войны. С другой стороны, у него на носу парламентские выборы, на которые Пашинян и без того идет не в лучшем репутационном статусе. Против него уже сформировалась коалиция во главе с бывшим президентом Робертом Кочаряном, умеющим, как считается, находить общий язык с Москвой, поэтому Пашиняну нужно было как-то реагировать.

И премьер-министр взвинтил ставки. «Действия азербайджанцев являются провокацией, которая может иметь гораздо более широкие военно-политические цели. Я имею в виду, что азербайджанцы возможно пересекли армяно-азербайджанскую границу в этом районе не для решения локальных проблем, а для того, чтобы спровоцировать военный конфликт», — заявил Пашинян, после чего отправил официальный запрос в ОДКБ.

На это он, во-первых, имел полное право, во-вторых, автору этого шага не откажешь в логике. Если ОДКБ заставит азербайджанские войска уйти, это подтвердит правильность его действий, в ином случае ответственность можно будет переложить на Россию (главную силу в Организации) и объяснить, что «стране нужно искать новых внешних друзей».

Кандидаты в друзья уже проявляют активность в деле словесной защиты армян. Американский помощник госсекретаря звонит в Азербайджан разбираться, что к чему, а президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что азербайджанские войска «вторглись на территорию Армении, они должны быть немедленно отведены». США и Франция являются членами Минской группы ОБСЕ, которых (по их мнению) отодвинули в сторону во время заключения трехстороннего соглашения о прекращения огня и которые хотят вновь войти в мейнстрим армяно-азербайджанского урегулирования. А заодно и использовать сложность российской позиции для того, чтобы усилить свое влияние на умы и сердца жителей Армении. Но вряд ли для того, чтобы защищать суверенитет этой страны, скорее, для закрепления своего влияния на Южном Кавказе, возле Каспия и иранских границ.

Защищать свою территорию никто не запрещал

Ситуация для Москвы сложилась действительно непростая. России и без того было непросто продвигать реализацию трехстороннего соглашения о перемирии, достигнутого в ноябре. Азербайджан отказывался выполнять свои обязательства и отпускать взятых в плен армянских солдат (считая их «террористами»), а армянские власти не особо торопились решать вопрос со строительством дороги, которая должна была соединить Нахичевань и основную территорию Азербайджана. Вторжение азербайджанских войск в Армению лишь добавляет проблем.

В этой ситуации Россия проявляет чудеса дипломатической эквилибристики. С одной стороны, напоминает всем о гарантиях Армении со стороны ОДКБ. «В ОДКБ внимательно следят за развитием обстановки в приграничных районах Сюникской области Армении. По мере развития ситуации в случае необходимости будут предприняты действия, предусмотренные положениями Договора о коллективной безопасности и Устава ОДКБ», — говорится в заявлении Организации. За действиями ОДКБ пристально внимательно следят из многих географических точек. Те же страны Средней Азии (нуждающиеся в защите от угроз из Афганистана и, потенциально, из Китая) внимательно наблюдают за тем, выполнит ли Кремль свои обязательства в рамках Организации.

С другой стороны, Москва пытается не доводить до войны и без лишнего шума и истерик проводит активные консультации с армянской и азербайджанской сторонами. «Мы находимся в постоянной связи по этому вопросу с Баку и Ереваном, в том числе на высоком уровне и посредством военных и пограничных служб наших стран… Исходим из того, что все подобные случаи должны решаться исключительно политическими и дипломатическими методами», — говорит представитель российского МИД Мария Захарова.

Ряд армянских экспертов истолковали это, как прямой запрет Москвы Еревану решать вопрос с вторгнувшимися на его территорию азербайджанскими войсками военным путем, хотя речь, скорее, идет о дипломатическом политесе и призыве решать дипломатическими методами не ситуацию с вторжением, а территориальные вопросы как таковые. И это сигнал скорее Азербайджану, о том, что он своим вторжением перешел обозначенные красные линии. Сделал ли он это по своему усмотрению (в попытке еще раз испытать на прочность власти Армении) или выполнил указание Турции.

В то же время никто — ни Россия, ни другие страны — не может запретить суверенному государству отражать вторжение на свою международно-признанную территорию. Силами как собственной армии, так и, при определенных условиях, своих союзников, в данном случае в рамках ОДКБ. Если, конечно, власти этого государства готовы предпринимать такие шаги.

Автор  Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

https://expert.ru/2021/05/14/syuni-pishem-moskva-v-ume/

***

Комментарий: Баку и Ереван начинают новую игру?

Теперь главная суть интриги, связанной с нагорно-карабахским конфликтом, сводится к тому, сохранят ли в дальнейшем страны — сопредседатели Минской группы ОБСЕ единство позиций, как это было прежде, или Запад начнет наверстывать «упущенное», понимая, что «во всем регионе начался принципиально новый этап геополитических изменений, связанных с утерей там им контрольного пакета».

Белый дом сообщил, что советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан провел отдельные телефонные разговоры с лидерами Армении и Азербайджана. Указывается, что он «передал приверженность Соединенных Штатов делу мира, безопасности и процветания на Южном Кавказе» и «выразил обеспокоенность по поводу недавней напряженности в отношениях между Арменией и Азербайджаном», а также подчеркнул, что «передвижение военных вблизи недемаркированной границы безответственно и провокационно». Кроме того, Салливан отметил «необходимость проведения двумя странами официальных переговоров по демаркации их международной границы».

Напомним, что утром 12 мая под предлогом «уточнения границ» большая группа азербайджанских военнослужащих попыталась провести фортификационные работы в одном из приграничных районов марза (области) Сюник Республики Армения и пересекла государственную границу. При этом, по версии армянской стороны, они предъявили географические карты неясного происхождения, хотя по советским картам большая часть этих двух озер находится на территории Армении. Потом начались переговоры по урегулированию сложившейся ситуации. Были проведены телефонные переговоры между министром обороны России Сергеем Шойгу и исполняющим обязанности главы военного ведомства Армении Вагаршаком Арутюняном, а также между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и исполняющим обязанности главы МИД Армении Ара Айвазяном. Состоялось также заседание Совета безопасности Армении, на котором было принято решение обратиться в ОДКБ и начать консультации, предусмотренные статьей 2-й Договора о коллективной безопасности, в частности, по координации позиций стран — членов ОДКБ для принятия мер по устранению угрозы.

То есть ситуация стала подаваться таким образом, будто инцидент на армяно-азербайджанской границе направлен на то, чтобы «спровоцировать масштабный военный конфликт». При этом складывается впечатление, что Ереван пытается переложить решение проблемы на Москву при нежелании или неспособности выходить на контакт с Баку. Более того, сам ход событий стал увязываться с визитами главы МИД России Сергея Лаврова в Ереван (5−6 мая) и Баку (10−11 мая), тем, что «действия Азербайджана могли быть следствием недовольства итогами визита российского министра, инспирированными совсем иными центрами силы». Действительно, Баку не объяснил причины предпринимаемых им действий и выбор момента для их начала, поставив Москве «вилку». Некоторые эксперты связывают это с заявлением Лаврова о том, что части трехстороннего мирного соглашения от 9 ноября 2020 года, касающейся разблокирования транспортных коммуникаций в регионе карабахского конфликта, могут исполняться не по «принуждению», как полагают в Баку, а «исключительно добровольно».

Масло в огонь подбросил и Париж. Президент Франции Эммануэль Макрон призвал Азербайджан вывести войска из пограничного района Армении и выразил солидарность с Ереваном. Он также предложил, что в случае, если ситуация в Сюнике выйдет из-под контроля, конфликт нужно будет вынести на рассмотрение в Совбез ООН. Иначе говоря, ситуации в регионе стали придавать определенную критичность, за чем просматривалась попытка создать еще один параллельный механизм по нормализации отношений уже между Баку и Ереваном. Но дело не только в этом. Между госсекретарем США Энтони Блинкеном и главой МИД Франции Жан-Ив Ле Дрианом состоялся телефонный разговор, в котором обсуждался вместе с палестино-израильским конфликтом и Нагорный Карабах. В распространенном письменном заявлении по итогам переговоров официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс указал, что стороны «говорили о сотрудничестве в качестве государств — сопредседателей Минской группы ОБСЕ и подчеркнули необходимость долгосрочного политического урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе».

Термин «долгосрочное политическое урегулирование» использовался Блинкеном и в состоявшемся ранее его телефонном разговоре с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в контексте «важности продолжения усилий сопредседателей Минской группы по продвижению переговорного процесса». Прошел также телефонный разговор между главой МИД Азербайджана Джейхуном Байрамовым и Ле Дрианом, в котором обсуждались вопросы, связанные с напряженностью на азербайджано-армянской границе. При этом Байрамов говорил о «недопустимости преувеличения и политизации пограничной напряженности и важности решения таких вопросов путем переговоров». В то же время Баку отказывается от обязательств по ведению переговоров по Нагорному Карабаху в рамках МГ ОБСЕ, полагая, что этот вопрос «уже решен», хотя решения о роспуске Минской группы не было. Сопредседатели (Россия, США и Франция) не отказываются от своих функций и обязанностей по урегулированию, несмотря на определенные между ними разногласия. Так мы фиксируем два процесса с элементами кризиса. Первый: имплементация трехстороннего заявления от 9 ноября 2020 года, которое сужается до соглашения о прекращении огня, и взаимоотношения между Азербайджаном и Арменией в поствоенный период. И второй, связанный с активизацией политико-дипломатической деятельности США и Франции как сопредседателей Минской группы.

Все понимают, что проведение Баку и Ереваном официальных переговоров по демаркации их международной границы в целом, а не эпизодично, будет осложняться фактором подвешенного статуса Нагорного Карабаха. Главная суть интриги сводится к тому, сохранят ли в дальнейшем страны — сопредседатели МГ ОБСЕ единство позиций, как это было прежде, или, как пишет американское издание The National Interest, «Запад начнет через механизм группы наверстывать упущенное», понимая, что «во всем регионе начался принципиально новый этап геополитических изменений, связанных с утерей там им контрольного пакета». Вернуть его планируется через возобновление так называемых субстантивных переговоров при «полноценном урегулировании конфликта исключительно в рамках МГ ОБСЕ». Одним словом, не только вокруг проблем границы между Азербайджаном и Арменией, но и вокруг Минской группы разворачивается сложная политическая драматургия, и никто не знает, как и при каких условиях она может возобновить свою посредническую миссию по урегулированию нагорно-карабахского конфликта.

Удастся ли развести риски, связанные с пограничными проблемами, с теми, которые имеют отношение к возобновлению переговорного процесса под эгидой МГ ОБСЕ, и не являемся ли мы свидетелями начала в регионе новой дипломатической игры?

Автор Станислав Тарасов

https://regnum.ru/news/polit/3271776.html 

***

Об обращении Армении в ОДКБ рассказывает ее генеральный секретарь в 2003–2016 годах Николай Бордюжа 

Согласно сообщению пресс-службы МО РФ, 17 мая Сергей Шойгу и армянский министр обороны Вагаршак Арутюнян обсудили по телефону ситуацию в Нагорном Карабахе.

Уже двое суток после переговоров с армянской стороной при участии российских миротворцев азербайджанские военные (до 250 человек, по сообщениям СМИ) оставляют занятые ранее незначительные территории вокруг Черного озера в области Сюник. Официально азербайджанская армия проводила там картографические работы по уточнению границы. Отвод начался сразу после того, как и.о. премьер-министра Никол Пашинян написал письмо с просьбой о посредничестве Владимиру Путину, а Армения официально направила в Таджикистан (ныне председатель ОДКБ) запрос на проведение политических консультаций, предусмотренных уставом организации в подобных случаях.

О роли ОДКБ в этом конфликте, аналогичных случаях в прошлом и причинах, по которым нынешние члены военного союза продолжают активное сотрудничество, невзирая на регулярные пограничные конфликты между ними, «Новой» рассказал генерал-полковник Николай Бордюжа, генеральный секретарь ОДКБ в 2003–2016 годах.

«Новая газета»: — Николай Николаевич, почему на этот раз обращение Армении в ОДКБ сыграло очевидную роль? Все помнят, что ее прошлые попытки апеллировать к ОДКБ встречались там весьма прохладно.

Николай Бордюжа: — На этот раз впервые речь идет об армянских землях, принадлежность которых не оспаривается никем. Всем международным сообществом эта территория рассматривается как суверенная территория Армении. По своим уставным документам ОДКБ обязана отреагировать в таком случае на ввод туда вооруженных сил другого государства. При этом армянские власти обращаются не к России, а именно в военно-политический союз, призванный оберегать безопасность и целостность государств-участников.

— На месте завязались переговоры с участием российских миротворцев. Власти Армении считают, что конфликт не разрешен до вывода последнего солдата. Но переговоры все же привели к неспешному отводу войск Азербайджана. Он происходил вчера и идет сегодня. Хотя официальные политические процедуры даже еще не запущены.

— И вчера, и сегодня это происходило при самых активных посреднических усилиях России. Вспомним разговоры нашего президента и министра иностранных дел с руководством конфликтующих сторон. Это и есть ничто иное, как посредническая деятельность одного из членов ОДКБ. И не просто одного из членов, а системообразующего для ОДКБ государства.

— То есть не стали ждать, пока бумаги будут идти в Душанбе, а оттуда в секретариат организации?

— Такое случалось и ранее. Могу напомнить события в Оше. Мы вели одновременно подготовку к заседанию секретарей Совета безопасности по обсуждению ситуации на юге Киргизии, а оперативные группы уполномоченных секретариата и представителей России уже проводили работу на местах.

Аналогично развивалась ситуация во время первого конфликта между Киргизией и Таджикистаном в 2014 году — там до минометных обстрелов дошло. Я по поручению президента Путина в режиме челночной дипломатии на месте занимался разведением войск и нормализацией обстановки. В результате открыли границы, восстановили транспортное сообщение, подготовили и подписали совместный протокол, предусматривающий совместное патрулирование границ, совместное расследование инцидента, активизацию работ по демаркации границы и т. д.

— По статье 3 Устава ОДКБ «приоритет в достижении (целей. — В. Ш.) государства-члены отдают политическим средствам». А вооруженным путем участники организации подобные проблемы решали?

— Надо учитывать: Азербайджан — член СНГ, куда входят и государства — члены ОДКБ. Эта двойственность будет существовать всегда. Применение коллективных сил против любого государства, входившего ранее в СССР, — самая крайняя мера. Всегда надо стремиться решить конфликт политическими средствами, что сейчас и происходит.

— Когда ОДКБ только создавалось, все смотрели на Афганистан. Светские государства бывшей советской Средней Азии и Россия видели главную угрозу оттуда. Это и была главная причина, мотивировавшая их создать такой военный союз?

— После распада СССР все страны, по большому счету, остались с фрагментами вооруженных сил, а не с армией (округа, армии, корпуса и т.д.). Самостоятельные вооруженные силы в тот момент существовали лишь в РФ, да и то с определенными оговорками. Ни полноценных органов военного управления, ни видов и родов войск ни у кого не было. А у некоторых нет и до сих пор.

Ведь поначалу самостоятельность у всех вызвала некоторую эйфорию. Последующая оценка показала — обеспечить свою безопасность военными средствами не может никто, кроме России. События же в Афганистане всем показали, что «если вдруг…», то, по большому счету, и отбиваться будет сложно. Ведь там и полноценных, оборудованных межгосударственных границ не было. Это был один из сильнейших факторов, побудивших всех создать систему коллективной безопасности, но не единственный.

— Из-за этого, какие бы перевороты ни происходили в том регионе, новые власти первым делом сообщают о желании сохранить свое место в ОДКБ?

— Все понимают, что наибольшая опасность исходит не от вооруженных отрядов самих афганцев. Продвижение фундаментализма в Центрально-Азиатский регион у всех вызывает самую серьезную озабоченность. Все же видели, как это происходит в других частях мира. А есть еще и другие, тесно связанные с этим проблемы — наркотрафик, террористическая активность, незаконная миграция, внутренняя нестабильность, угроза возникновения межэтнических конфликтов и т.д.

Дел в связи с этим до сих пор очень много. Вклад России в становление силовой компоненты государств-союзников переоценить невозможно. Например, оказана огромная помощь в формировании новых вооруженных сил Таджикистана. Есть совместная программа их вооружения с участием Российской Федерации. Оказывается помощь таджикским пограничникам, создана система подготовки кадров. Эту республику рассматривают как форпост в борьбе с угрозами, идущими из Афганистана. Поэтому делается все, чтобы Таджикистан располагал полными возможностями обеспечения своей безопасности и своих союзников по ОДКБ.

— Получается, что глобальная угроза всем участникам такова, что спорадические, но регулярные конфликты между ними не приводят к ослаблению ОДКБ? В этом жизнеспособность организации?

— Никто не хочет утерять возможность защиты в случае угрожающего развития обстановки в Афганистане. ОДКБ в таких условиях нет альтернативы.

— Но ОДКБ присутствует и в других регионах.

— ОДКБ — это не только три государства Центральной Азии, это и Армения, и Белоруссия. В особом положении находится Армения, с учетом складывающейся обстановки на Кавказе. Она была одной из наиболее заинтересованных стран в создании ОДКБ. И вела себя при ее формировании очень инициативно. Президенты Кочарян и Саркисян весьма активно участвовали в этом военном строительстве.

— Время от времени входившие в общую военную орбиту наследники СССР намекают, что готовы перейти на другие стандарты и принципы организации вооруженных сил, если Россия не пойдет им навстречу в каких-то вопросах. Насколько страны ОДКБ до сих пор связаны друг с другом общим прошлым внутри ВПК СССР?

— Для такого перехода придется фактически заново создавать вооруженные силы, готовить кадры и инфраструктуру. Даже такая относительно развитая страна, как Украина, самостоятельно этого сделать не может. Хотя никто не запрещает — кладите на стол миллиарды долларов и переходите. Очень многие государства на постсоветском пространстве, в том числе члены ОДКБ, закупают какие-то системы вооружений за рубежом. Но если говорить об основе вооруженных сил — стрелковое и тяжелое вооружение, бронетехника, авиация, средства связи, — все это опирается на продукцию ВПК России и государств-союзников. Вооружение мало закупить, его надо обслуживать, ремонтировать, правильно эксплуатировать — логистическая цепь длинная и разветвленная. Деньги требуются колоссальные.

Бывали случаи, когда из политических соображений пытались строить что-то свое, но без результата. Некоторые пытались самостоятельно дорабатывать российские военные самолеты или средства ПВО, чтобы избежать расходов на закупки и сервис у заводов-изготовителей. Как правило, это очень печально заканчивалось.

— Единые стандарты систем обороны связывают не хуже политических интересов?

— Да, а еще и система преференций. По действующим соглашениям, Российская Федерация для своих союзников по ОДКБ продает вооружение по внутрироссийским ценам без торговых накруток. Создан координационный совет по военно-техническому сотрудничеству. В рамках ОДКБ работает межгосударственная комиссия по военно-экономическому сотрудничеству. Россия и другие государства-члены выделяют большие квоты на подготовку военных кадров для силовых структур союзников. Если необходимы гражданские специалисты, например, по информационной безопасности, то их Россия тоже обучает в рамках таких квот. Множество преференций позволяют нашим союзникам экономить колоссальные финансовые средства при закупках современного вооружения. Но есть еще и практика оказания РФ безвозмездной помощи государствам — членам ОДКБ в укреплении их потенциала безопасности. Целый комплекс мер создает заинтересованность, но и позволяет союзникам содержать свои вооруженные силы в рамках адекватного бюджета.

Автор Валерий Ширяев

https://novayagazeta.ru/articles/2021/05/18/primenenie-kollektivnykh-sil-samaia-krainiaia-mera


Infos zum Autor
[-]

Author: Геворг Мирзаян, Станислав Тарасов, Валерий Ширяев

Quelle: expert.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 18.05.2021. Aufrufe: 57

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta