План правительства России по спасению экономики и реальная нищета: о чем не расскажет премьер-министр

Information
[-]

О плане действий правительства страны, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения 

Комментировать отчет премьер-министра перед Государственной думой бывает рискованно. Да и кто я такой, чтобы обсуждать его высокие высказывания? Я могу только перечитать его доклад и добавить пару слов там, где премьер почему-то промолчал.

Самое удивительное в докладе — глухое упоминание «Общенационального плана действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике» (далее — «План»). Нет, конечно же, премьер сказал, что «План» «объединил как задачу адаптации к сложившейся ситуации, так и цель дальнейшего развития нашей страны. Его главным результатом должен стать выход экономики России на траекторию роста. Работа по реализации плана идет активно. Более половины мероприятий уже завершены». И всё.

Логично было бы прямо с «Плана» и начать — вот мы задумали это, сделали то, а в итоге получилось, что получилось. Тем более, что «План» был одобрен на заседании Правительства РФ аж 23 сентября 2020 г. и доступен для ознакомления. На сайте Минэкономразвития есть презентация с подробным описанием процесса выполнения «Плана» (принято-проведено-выплачено). Но о степени результативности всех этих мер не сказано ничего — разве что на первой странице презентации написано, что экономика РФ прошла 2020 года лучше других стран. Это правда — и карантин был сравнительно недолгим, и цены на нефть и металлы быстро выросли, и граждане не поехали за границу, сэкономив 20 миллиардов долларов валютной выручки (по смешному совпадению, примерно в такую же сумму обошлись все антикризисные мероприятия власти).

Премьер в своем выступлении долго перечислял разнообразные меры, принятые правительством, но о показателях достижения целей «Плана» почему-то не упомянул. Впрочем, за определенным исключением.

Исключение, подтвердившее правило

Первым пунктом в «Плане» был прописан «устойчивый рост реальных денежных доходов населения». И даже с показателями. (Правда, достичь их предстоит в конце 2021 года, но почему бы не подвести промежуточные итоги?). Показатели же там были вот такие:

  • рост реальной зарплаты на уровне не менее 2% в годовом исчислении;
  • снижение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума в 2021 году по отношению к предыдущему году;
  • рост розничного товарооборота на уровне не менее 2,5% в годовом исчислении;
  • рост объема платных услуг населению на уровне не менее 3% в годовом исчислении.

Итак, что там у нас с доходами?

«Скажу только одну цифру, что у нас рост реальных доходов плюс 3%», — сказал премьер, подчеркнув, что «это абсолютная цифра». «Конечно, есть вопросы, связанные с инфляцией, стоимостью потребительской корзины, но рост мы удержали — плюс 3%». Вот тут с премьером не согласится Росстат.

Согласно официальным данным, в 2020 году реальные располагаемые доходы россиян упали на 3,2%. В первом квартале 2021-го спад доходов ускорился до 3,6% в годовом выражении. На 965 рублей выросли номинальные доходы граждан, следует из данных Росстата. Но эту прибавку обесценило ускорение инфляции (до максимума с 2016 года). В среднем в I квартале люди жили на 32 612 рублей в месяц (порядка $14,5 в день); работающие получали в среднем 51 229 рублей в месяц (+2% в реальном выражении), пенсионеры — 15 779 рублей.

Среднедушевые денежные доходы первого квартала, те самые 32 612 рублей, действительно оказались выше на 3%, чем в I квартале 2020 года. При желании можно назвать это ростом, но никак не реальных доходов, да еще и годовых. И премьеру об этом должно быть отлично известно. Можно, конечно, здесь пошутить, что рост официальных доходов членов правительства составил 40%, и на 40% выросло суммарное состояние участников российского списка Forbes. «Мы, разделяем обеспокоенность по доходам граждан и делаем всё необходимое для того, чтобы эти доходы соответствовали потребностям людей», — сказал премьер. Ну что же, можно сказать, что этих людей мы теперь знаем.

По дороге к нищете

Но по итогам 2020 года реальные доходы граждан РФ откатились на минимум за 10 лет, в долларовом выражении зарплаты на минимуме за 11 лет. И это уже не повод для юмора. По итогам I квартала 2021 года россияне получили 14,3 триллиона рублей доходов, а на покупку товаров и услуг потратили 14,904 триллиона, следует из данных Росстата. Откуда взялись деньги на расходы? Из сбережений, которые за три месяца сократились на 604,3 млрд рублей. В среднем на 6,7 млрд рублей в день, или 280 млн рублей в час. Банк России «очень обеспокоен» ситуацией со вкладами населения в банках, заявил первый зампред регулятора Дмитрий Тулин, выступая в ГД.

Люди больше не копят. Формально объем рублевых счетов физлиц в банках растет — на 1,013 трлн рублей за последние 12 месяцев. Но это примерно столько, сколько банки выплатили людям процентов за последний год. И еще деньги берутся в кредит — по данным ЦБ РФ, за I квартал люди одолжили у банков 1,217 трлн рублей. В среднем долги росли на 13,5 млрд рублей в день, или 563 млн рублей в час. Апрель же стал «рекордным месяцем»: на руках у населения оказалось 1,3 трлн рублей свежих кредитов — на 178% больше, чем в тот же месяц 2020-го. В среднем граждане набирали долг перед банками со скоростью 43 млрд рублей в день, или 1,8 млрд рублей в час.

Первый зампред ЦБ Ксения Юдаева, выступая перед парламентариями, «выразила беспокойство быстрым ростом долговой нагрузки физических лиц». По данным ЦБ РФ показатель закредитованности населения достиг исторического максимума. На начало 2021 года граждане были должны банкам 11,7% своих доходов. Трудно поверить, что премьер не был в курсе о росте кредитов, которыми граждане затыкают дыры в семейном бюджете, но он не сказал и об этом.

Продукты и люди

Может быть, потому, что эти кредиты должны были помочь достижению других целей «Плана» — росту товарооборота и объема платных услуг? Но если это так, то и с этими целями пока получилось не очень. По предварительным данным Росстата, ВВП РФ в первом квартале снизился на 1%. Объем платных услуг населению сократился на 4,3%, розничный товарооборот — на 1,6%. И это на фоне роста цен. На самом деле этот рост весьма умеренный. Инфляция в России, как ее считает ЦБ, в 2021 г. действительно пока составляет около 5,8% (год к году).

В 2020 г. было 4,9%,

в 2019 г. — 3%,

в 2018 г. — 4,2%,

в 2017 г. — 3,8%.

В 2014–2016 гг. инфляция в среднем составляла 10% годовых. А до этого более или менее держалась на уровне 6,5%. Так что в 2011–2021 гг. цены росли примерно на 6,1% в год. Неприятно, но не катастрофично, скажет экономист.

Да, но люди воспринимают сегодняшний рост цен иначе. Может быть «в среднем» цены и растут на 5–6%. Но, по данным того же Росстата, в апреле продовольственная инфляция в России составила 7,12%. Это она еще «замедлилась» после 8,25% в марте (рекордных за шесть лет). А в сочетании со снижением доходов и с пониманием, что «лучше не будет», переписанные ценники раздражают людей гораздо сильнее.

Правда, премьер объяснил причины роста цен «жадностью» отдельных производителей и продавцов. После чего сетевые ритейлеры начали рассылать поставщикам письма с требованиями не повышать цены, подкрепляя их угрозами жалоб в надзорные органы и т.д. В ответ поставщики — естественно — пригрозили сокращением ассортимента. Это классика, хоть в учебник экономической теории вставляй.

Снижение доходов людей оборачивается ростом спроса на дешевые товары. Производители, видя рост спроса, повышают цены. Дальше работает «парадокс Гиффена» — люди начинают отказываться от любых продуктов, кроме дешевых, спрос на все остальное сокращается, ну и теряется смысл в его производстве. Проще переписывать ценники. По официальным данным

  • хлеб подорожал на 8,1% в годовом выражении,
  • крупы — на 12,4%,
  • курятина — на 15,1%,
  • рыба — на 11,4%,
  • подсолнечное масло — на 27,3%,
  • яйца — на 31%,
  • сахар — на 40,2%.

Почему бы тогда не расширить производство «дешевых продуктов»?

Но зачем? Проще сбыть их за рубеж — продовольствие в мире дорожает, биржевая цена пшеницы за последние 12 месяцев выросла на 50%. Россия — крупный экспортер зерновых, на фоне роста цен здесь растет и экспорт, и «давит» на внутренний рынок с двух сторон — и цены растут, и предложение снижается. А чем беднее люди, тем больше они покупают дешевые продукты — и тем сильнее рост цен на них влияет на инфляцию.

Доходы покупателей все равно падают, больше, чем сейчас — они не купят, эффективнее сманеврировать производственными мощностями — выкидываем из ассортиментной матрицы все, что находится между «дешевыми» и «дорогими» продуктами, и производим только то, что гарантированно можем продать. В некоем будущем в этой модели у нас остаются и два типа магазинов — гастрономические бутики и гипердискаунтеры, в которых нет «брендов», а есть «сахар», «крупа», «масложировые продукты».

Известие о слиянии двух крупнейших ритейлеров «Магнита» и «Дикси», делающих ставку на «дешевизну», оно, собственно, из этой серии. (Кстати, советская торговля так и выглядела к середине 1980-х — в витринах стоят пирамиды консервированной морской капусты, в мясном отделе лежат кости. По «государственным» ценам. А на прилавках «колхозных рынков» еды хоть завались — но дорого.)

Цена «прорыва»

Это, если кто не понял, «промышленный прорыв», о котором говорил премьер, так и выглядит. Снижаем доходы людей, чтобы у промышленной олигархии оставалось больше денег на реинвестирование и сверхпотребление. Вот и сопутствующие эффекты пришли. Пустеющие прилавки и растущие ценники — закономерное следствие «промышленно ориентированной политики» и ограничения импорта. Да, «отечественные продукты». Только дорогие. Чтобы на покупку импортных товаров денег у людей тоже не оставалось. Премьер ведь не лукавит, когда говорит о «промышленном прорыве». Он только не договаривает, какой ценой куплен этот прорыв. Снижением ваших доходов, о чем мы, собственно, писали год назад.

Российская экономика — она ведь «трехэтажная».

Верхний этаж — экспортные предприятия (нефть, руда, лес, металлопрокат) существуют «отдельно» от остальной экономики. И там все хорошо. Сюда же относятся и банки, которые чувствуют себя превосходно. Сюда же попадают и агрохолдинги, ориентированные на экспорт, которые сейчас купаются в деньгах.

Средний этаж — олигархическая промышленность, ориентированная на госзаказ (включая ВПК, ЖКХ, инфраструктуру), на обслуживание экспортных отраслей (железные дороги, энергетика и т.п.). Власти о них заботятся, а малую рентабельность компенсируют низкими зарплатами людей.

Нижний этаж — домохозяйства и потребительский рынок. Тут обычная стагфляция, как по учебнику. Цены растут, доходы — нет. Такой «капитализм» с картинок в советском журнале «Крокодил». Это следствие правительственной политики, продуманной и последовательной — сделать так, чтобы люди работали за минимальную зарплату, покупая «отечественное». И за счет этого обеспечить рост доходов верхушки — не просто же так состояние российских миллиардеров превысило треть экономики страны — это и есть настоящий результат настоящего (а не декларативного) плана правительства. Только об этом премьер не сказал.

Откровенность премьера

Зато премьер сделал другое замечание, очень характерное и честное. По поводу борьбы с бедностью. Вот что сказал премьер-министр: «Ещё один фактор непростой — это желание человека работать. В принципе мы говорим обо всём, кроме одного. Наверняка все знают: когда не хватало средств — <…> где только ни подрабатывали. Я сам лично работал грузчиком… И когда мы видим, что, например, даже в Москве на сайте вакансий более сотен тысяч, а люди не идут на работу… Это тоже вопрос. <…> Это ещё и вопрос ответственности человека за возможности, которые ему государство предоставляет, за рабочие места, которые должны быть заняты».

Напрасно некоторые комментаторы иронизируют над словами премьера, мол, его высказывание можно понять как «причина бедности — желание работать». А то мы мало работаем? Россияне работают тяжело и много. А я отвечу — все правильно сказал премьер! Причина бедности — именно желание работать! Только надо и здесь уточнить — причина бедности — готовность людей соглашаться на зарплату, которую предлагают наниматели. Работать за 25–30 тысяч, указанные на официальных «сайтах вакансий», в городах за пределами ключевых агломераций.

Если люди согласны на такую плату за свой труд, то чего мне стесняться, думает начальник? Зачем платить больше? Низкие зарплаты — важный механизм управления прибыльностью промышленных компаний и того самого «импортозамещения», которым гордится правительство. Так что премьер все верно объяснил. Согласны работать за четыреста долларов — потому и бедные.

Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/05/20/molchanie-mishustina

***

Приложение. Крупный бизнес России просит ввести продуктовые карточки

Представители крупного бизнеса призвали правительство вернуться к идее внедрения продуктовых карточек. Эта мера стимулирования спроса рассматривается как одна из альтернатив госрегулирования цен.

Но сдержать цены можно еще одним способом – увеличить конкуренцию и предложение товаров. Возможно, пришло время отменить продовольственное эмбарго. Отечественным же производителям, опасающимся импорта, продуктовые карточки гарантировали бы сбыт. Пока страна продолжает бороться с санкционкой. По данным Россельхознадзора, с 2015-го по май 2021-го в РФ уничтожено более 38 тыс. т продуктов.

Госрегулирование розничных цен на продукты питания не лучшее решение, оно помогает лишь в краткосрочном периоде, и для него можно придумать более эффективные альтернативы. Формированием списка таких альтернатив занялись в Российском союзе промышленников и предпринимателей (РСПП).

Представители крупного бизнеса направили в правительство письмо, посвященное переходу от практики административного регулирования цен в пользу поддержки рыночных механизмов, сообщают информагентства. Правда, не все предложенные крупным бизнесом меры можно назвать стопроцентно рыночными.

Кроме того, в РСПП, несмотря ни на что, призывают государство проконтролировать некоторые цены. «Как эффективную можно рассматривать поддержку производителей продукции посредством действующих механизмов контроля закупочных цен на горюче-смазочные материалы, механизмов льготного кредитования (субсидирования процентных ставок), страхования урожая и через продолжение практики покупки в госрезерв и реализации из этого резерва», – цитирует ТАСС письмо бизнесменов.

Для стимулирования потребительского спроса РСПП предлагает рассматривать субсидирование приобретения гражданами с наиболее низкими доходами продуктов питания российского производства. Как поясняет Интерфакс, речь идет о реализации ранее представленного проекта Минпромторга. Проекта, который, напомним, возвращал в повестку дня вопрос о внедрении так называемых продуктовых карточек.

Такая инициатива уже вызывала дискуcсии в начале этого года. Сначала в СМИ появились сообщения, что Минпромторг предложил переводить нуждающимся гражданам деньги на покупку продуктов, однако затем ведомство объявило, что на данном этапе такая мера все же не обсуждается (см. «НГ» от 03.02.21). «Минпромторг в рамках исполнения поручения «дорожной карты» по реализации Доктрины продовольственной безопасности РФ направил в правительство доклад по возможным финансовым мерам поддержки наиболее нуждающихся слоев населения в части обеспечения продуктами здорового питания. Приведенные в докладе меры финансовой поддержки потребительского спроса были разработаны Минпромторгом еще в 2016 году и актуализированы в конце прошлого года», – поясняли в министерстве.

Но с учетом того, что в настоящее время в качестве приоритетных определены мероприятия долгосрочного характера, направленные на комплексную поддержку семей и повышение их уровня благополучия, данная мера «не является сейчас актуальной», резюмировал Минпромторг. Между тем, как сообщали в Общественной палате, сама по себе такая мера поддержки очень востребована и актуальна. Хотя, возможно, стоило бы подумать над более благозвучным названием вместо обсуждаемых в медиа продуктовых или продовольственных карточек, имеющих, как может показаться, негативную коннотацию.

Кроме того, если бизнесом поставлен вопрос о рыночных методах, которые должны сдержать рост цен, тогда нельзя не упомянуть и самое главное – развитие конкуренции за счет существенного наращивания предложения и допуска на рынок большего числа производителей – в том числе, видимо, зарубежных. Похоже, пришло время проанализировать, насколько в сложившихся условиях целесообразно дальнейшее сохранение продовольственного эмбарго. Причем в условиях частичного или даже полного отказа от продовольственного эмбарго обсуждаемые продуктовые карточки могли бы стать как раз гарантией сбыта товаров для отечественных производителей, которые опасаются, что их вытеснит импорт.

«Российские производители уже получили мощный толчок и средства для развития собственных производств, наладили выпуск продукции и имеют широкий спрос, так что здоровая конкуренция с зарубежными товарами пойдет только на пользу, – считает член генерального совета «Деловой России» Алексей Мостовщиков. – А если инициатива с продовольственными карточками будет реализована, это создаст дополнительный канал сбыта продукции для российских предприятий». Хотя у такого способа решения проблем есть и скептики. «Идея внедрения продовольственных карточек с отменой продовольственного эмбарго нежизнеспособна, – считает замруководителя центра «Альпари» Наталья Мильчакова. – Это неравноценный обмен и для производителей, и для потребителей. От продовольственного эмбарго отечественные производители выигрывают, так как у них нет крупных конкурентов в виде импортной продукции». А вот выиграет ли кто-либо от продуктовых карточек – вопрос, полагает эксперт.

«Все равно малоимущим потребителям будет разрешено получать по этим карточкам только продукцию отечественного производства, цены на которые государство и так пытается ограничивать», – отметила Мильчакова. Хотя тут можно уточнить, что вместо государства ограничивать рост цен мог бы сам рынок.

Также в случае возобновления импорта возникают опасения относительно ценового скачка, связанного с курсовыми колебаниями. Но парадокс российской экономики в том, что даже при ограничениях импортных поставок многие виды отечественной продукции дорожали в РФ примерно так же, как и рос курс доллара. Курс доллара сейчас в России примерно в два раза выше, чем весной 2014 года. За этот же период, судя по официальной статистике, ряд продуктов подорожал в полтора-два раза: говядина, рыба, сыры, огурцы, помидоры, яблоки и др.

При этом в условиях растущих цен страна продолжает бороться с проникающей санкционкой. Россельхознадзор подсчитал объемы выявленной им и уничтоженной санкционной продукции за период с 2015-го по 14 мая 2021 года. Было уничтожено около 36,9 тыс. т продукции растениеводства и почти 1,3 тыс. т продукции животноводства.

Но теперь затормозить внедрение продуктовых карточек – вне зависимости от того, пойдут власти на отмену продовольственного эмбарго или нет, – могут инициированные Минтрудом изменения методики расчета прожиточного минимума и отказ от его привязки к потребительской корзине. Об этом предупредил доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Александр Тимофеев. В первоначальном проекте это были ключевые критерии для назначения помощи. Так что, по словам эксперта, «в случае реализации проекта концепцию продуктовых карточек придется пересматривать».

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/economics/2021-05-18/1_8150_economics1.html


Infos zum Autor
[-]

Author: Дмитрий Прокофьев, Анастасия Башкатова

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 02.06.2021. Aufrufe: 74

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta