Первые 100 дней президента США Джо Байдена

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Первые 100 дней президента США Джо Байдена  

Президент «срединной линии» и расколотой страны

Джо Байден 29 апреля прошел свой первый президентский рубеж – 100 дней на посту. С чем он пришел к этой традиционной отметке? И чего стоит ожидать от президента дальше?

Итак, во-первых, за прошедшие три месяца с лишним Байдену удалось сохранить свой рейтинг. Сегодня его работу одобряют 53 процентов американцев. Во-вторых, президент совершенно изменил сопровождавшую его предшественника нервную атмосферу. Иногда кажется, что СМИ даже немного скучают по Трампу, когда пишут о Байдене заголовки вроде «скучный президент». Но, как бы то ни было, Байден последователен, предсказуем, не устраивает скандалов, не обвиняет направо и налево, держит слово, вежлив и любезен с журналистами.

Старый друг лучше новых двух

Что касается внешней политики, то Байден уже далеко продвинулся в тех направлениях, которые обозначил в своей предвыборной программе. Он возвратился к дружбе с Евросоюзом, где нового главу США приняли с распростертыми объятиями. «Байден был и остается последним спасательным кругом для западных демократий, потому что контраст по отношению к Трампу очень большой, и именно в сравнении с политикой Трампа есть разница», – считает депутат от Европарламента от Германии («Союз 90/Зелёные») Сергей Лагодинский (цитата по телеканалу «Дождь»). Новый президент в первый же день пребывания в должности подписал указ о возвращении США к обязательствам в рамках Парижского соглашения по климату. В общем, он предпочитает не рвать старые налаженные связи и идти проторенными путями.

России это тоже касается. Никаких попыток перезагрузки. США и Россия при Путине дружить не будут, санкции последовательно ужесточаются. Хотя публичного согласия с тем, что «Путин убийца» от традиционно сдержанного Байдена, пожалуй, не ожидали. Меркель в аналогичной ситуации промолчала, но она и правит уже давно не сто дней. В ответ Байден получил полноценный международный кризис на границе Украины и России, который некоторые сравнивали даже с Карибским; однако нужно признать, что с ним удалось справиться, хотя бы временно. Что особенно важно – и непохоже на Трампа – справиться совместными, международными усилиями. Многие эксперты, кстати, положительно оценили способности Байдена как переговорщика и его гибкость, его способность не держаться за самолюбие – когда в тот момент, когда, казалось, российские войска вот-вот вступят в открытую войну, глава США позвонил Владимиру Путину. Диктатор расценит это как проявление слабости; мудрый политик скорее увидит в этом разумный тактический ход.

Меж двух огней храни нейтралитет

Президент Турции Эрдоган, с которым Трамп предпочитал не ссориться, также лишается американской поддержки (что показало и признание Вашингтоном геноцида армян). Хотя сегодня, на фоне очередной эскалации израильско-палестинского конфликта, это выглядит несколько странно. Потому что и Эрдоган открыто поддерживает Палестину, и Байден в апреле постановил перечислить Палестинской автономии 150 млн долларов – как сообщается, на гуманитарные нужды и медицину. 15 мая на фоне обострения противостояния он звонил главе Палестины Махмуду Аббасу и снова подтвердил намерение возобновить помощь, которая при Трампе была практически прекращена.

При этом Байден в тот же день звонил и премьеру Израиля Нетаньяху. Тот позже поблагодарил его за поддержку и за признание «самоочевидного права Израиля защищаться от террористов». В общем и целом в ближневосточном конфликте Байден, в отличие от Трампа, стремится скорее хранить нейтралитет, чем публично принимать сторону Израиля, как это делал его предшественник. Многие в Израиле даже считают это одной из причин возобновления конфликта: якобы то, на что ХАМАС не решался в отсутствие всякой поддержки «главного жандарма» планеты, сделалось возможным при том холодноватом нейтралитете, который предпочитает демонстрировать демократический глава США.

Впрочем, время для таких оценок же еще не наступило. Байден – прагматик, и его поведение в отношении России это ярко показало. Он и в отношении России придерживается «срединной линии»: санкции санкциями, но потом можно и позвонить, не делать особенно резких шагов, действовать коллективно. Для Украины он «добрый друг», каким США были и раньше, но без особых обязательств. Когда «припрет», когда русские вдруг ни с того ни с сего начинают бряцать оружием, можно и эсминцы направить в Черное море – но стрелять они, конечно, не будут.

Как ни странно, эта особенность характеризует Байдена как традиционалиста – может быть, даже в большей степени, чем эксцентрика Трампа. Скорее всего, больших неожиданностей при нем во внешней политике США ожидать не стоит – но и положительных прорывов, вроде урегулирования войны на Ближнем Востоке, тоже. Образ миротворца для Байдена тоже важен – и поэтому он выводит войска из Афганистана.

Непонятно, правда, как он будет вести себя с Северной Кореей – на этом поле первая подача всегда у династии Кимов. Также не ясно про Китай: торговые пошлины против Пекина, введенные Трампом, пока оставлены в силе.

Снизить температуру

С другой стороны, традиционализм и осторожность Байдена во внешней политике можно объяснить иначе: скорее всего, ему просто не до этого, у него есть дела поважнее. Он получил свой пост, как думает большинство политологов, всё же на четыре года, а не на восемь. На второй срок в 82 года он претендовать скорее всего уже не будет. А значит, его стратегическая задача – упрочить положение демократов на следующих выборах для своего преемника. Или преемницы. Поэтому главное, чем Байдену нужно заняться сейчас – это внутренние дела, а не внешние. После Трампа он получил самую сильную, самую влиятельную в мире страну почти в состоянии гражданской войны, измученную пандемией и разорванную неразрешимими внутренними противоречиями.

Теперь страна, кажется, отдыхает. «Если действительно использовать только одно слово, то это будет «нормальность», – так характеризует Байдена преподаватель колледжа Кларемонт Маккенна Джон Питни (цитата по ВВС).

Сам Байден во время своей предвыборной кампании говорил, что его главная цель – «понизить температуру в Вашингтоне», сгладив разногласия между демократами и республиканцами. В отличие от внешней политики, тут он далеко не продвинулся. 53% рейтинга – неплохо, но маловато по сравнению с другими президентами. Решениями Байдена пока что довольны 93% сторонников демократов и лишь 12% республиканцев. Для сравнения, Барака Обаму в начале президентства поддерживали 93% демократов и почти 37% республиканцев. Так что после первых 100 дней Байден всё еще остается президентом расколотой страны.

Вакцину – в каждый дом

Тем не менее, главные обещания, которые Байден давал избирателям, начали реализовываться. Это, прежде всего, ускорение вакцинации (хотя не нужно забывать, что выгодные контракты с производителями вакцин были подписаны еще при Трампе). И это экономическая помощь населению, сильно пострадавшему во время пандемии.

«Когда я занял эту должность, я решил, что меня выбрали, чтобы я решал проблемы, – сказал президент США в марте. – Самые неотложные проблемы для американцев – это ковид и экономические сложности, с которыми столкнулись миллионы».

C первой проблемой удалось справиться даже раньше, чем было обещано перед выборами. Кандидат в президенты Байден обещал, что в его первые 100 дней в стране будет сделано 100 млн прививок. В результате это случилось уже на 58-й день, а порога в 200 млн уколов США достигли за восемь дней до назначенного срока, 22 апреля. В мае Pfizer начал вакцинировать уже даже подростков от 12 лет. Кампания идет семимильными шагами, в середине мая чета Байденов демонстративно появилась пред публикой без масок. Сейчас в США полностью вакцинированы почти 96 млн человек, или 37% всего населения страны. Если не считать того, что контракты были заключены при Трампе, заслугой команды Байдена можно признать организацию сотен прививочных центров и налаживание логистики. Если бы не ковидодиссиденты – таких порядка 20% – успехи США выглядели бы еще более впечатляющими.

Второе обещание – срочную экономическую помощь – тоже удалось в основном сдержать. Янки, как известно еще со времен Марка Твена, любят эффектность – и один из первых своих экономических законопроектов Байден эффектно назвал The American Rescue Plan (Американский план спасения). И сумел продавить его через Конгресс. План потребовал от бюджета почти двух триллионов долларов вливаний, в том числе – на единовременные выплаты в 1400 долларов каждому американцу. В числе прочих мер – льготные и беспроцентные кредиты для малого и среднего бизнеса, выплаты на детей, продление сроков предоставления пособий для безработных и расширение моратория на выселение неплатежеспособных съемщиков жилья. Что и говорить, меры беспрецедентные, но и ситуация – беспрецедентна. Некоторые экономисты ждут невиданных результатов – рывка экономики США на 7% уже в этом году. За первые 100 дней Байдена страна получила еще 1,2 млн рабочих мест. Число безработных, хотя и составляет всё еще 6 млн человек, стало медленно сокращаться.

Без стены, но с лагерями для беженцев

Как и обещал, Байден отменил почти все запреты Трампа, касавшиеся мигрантов. Строительство стены на границе с Мексикой остановлено. Вновь разрешен въезд беженцев из тринадцати ближневосточных и африканских стран, в подавляющем большинстве – мусульман.

Однако проблемы с южной границей никуда не делись. Каждый месяц попасть в Штаты любым способом пытаются около 80 тысяч жителей Латинской Америки. Лагеря для них переполнены, открываются всё новые и новые. Многим стали отказывать в предоставлении убежища – теперь на основании карантинных правил.

Пока остается неясным, как Байден собирается выполнять свое обещание ограничить в США оборот оружия, эту краеугольную «скрепу» американских консерваторов. В 2021 в стране уже случилось 163 «шутинга», в результате каждого погибло несколько человек. До сих пор реакцией на это стало лишь ограничение оборота «пистолетов-призраков» – оружия, собранного из заказанных в Интернете запчастей. Серьезные реформы в этой области – например, запрет на продажу штурмовых полуавтоматических винтовок – возможны лишь с согласия Конгресса. Такую меру «продавить» через республиканцев будет гораздо сложнее, чем срочную экономическую помощь в экстренной ситуации.

Автор Елена Зеликова (Хофгайсмар)

http://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/6/174/10417/pervye-100-dnej-prezidenta-dzho-bajdena

***

Приложение. Отказ США от Договора по открытому небу

Контроль над вооружениями был одной из немногих областей, где США и Россия смогли добиться успешного взаимодействия, и даже это, похоже, терпит неудачу в результате общих антироссийских настроений и жесткого сопротивления всем договорам.

У администрации президента США Джо Байдена была возможность спасти Договор по открытому небу (ДОН), но она решила позволить ему почить в бозе, несмотря на собственные национальные интересы, пишет Дэниел Ларисон в статье, вышедшей 3 июня в Responsible Statecraft. США вышли из этого соглашения в ноябре 2020 года, во время правления предыдущей администрации, однако существовал шанс, что Байден мог бы снова присоединиться к нему. Тем не менее в мае в Госдепартаменте заявили, что США не присоединятся к договору. Со своей стороны, шаги к выходу из договора предприняли и российские власти.

Выход двух крупнейших стран-участников ДОН означает его фактическую кончину. При этом сам Байден называл такое решение своего предшественника Дональда Трампа «недальновидным». Причудливое решение администрации похоронить договор снижает вероятность того, что США и Россия смогут добиться какого-либо прогресса по новой повестке дня в области контроля над вооружениями, и бросает тень на предстоящий саммит в Женеве 16 июня. Эксперты по контролю над вооружениями отреагировали на этот шаг Байдена с тревогой и недоумением. И снова Байден сохранил безрассудное решение Трампа по неправильным причинам и подорвал дипломатический процесс между США с Россией еще до того, как он начался.

В рамках Договора по открытому небу государства-члены могли совершать невооруженные разведывательные полеты над территорией других стран-участниц. Хотя идея взаимных облетов была впервые предложена президентом Дуайтом Эйзенхауэром в 1955 году, договор был создан в конце Холодной войны как механизм поддержания стабильности и повышения прозрачности между его участниками. США и их союзники могли без особых проволочек отслеживать, где дислоцируются и куда перемещаются российские войска. В свою очередь, возможность контролировать американские силы и группировки их союзников была и у Москвы. В части контроля за вооружениями ДОН был скромным соглашением. Однако он был важным документом, который принес пользу США и их европейским союзникам, а также предоставил американскому правительству информацию о позициях и передвижениях российских войск, которой оно могло затем поделиться со всеми другими участниками.

Суть в том, что отказ от ДОН ослабит позиции США и ударит по защищенности стран Европы. В течение почти двадцати лет с тех пор, как он вступил в силу в 2002 году, договор позволял США собирать информацию о российских войсках. Полученные сведения США потом предоставляли более мелким странам, у которых не было ни спутников, ни возможности совершать собственные наблюдательные полеты. Почти все полеты проходили над странами Европы, поэтому заявления о том, что договор ставит Вашингтон в невыгодное положение, — нонсенс. Как заметил Мориц Кютт после изучения данных о пролете, «американцы гораздо чаще летают над Россией, чем русские над ними».

Договор стал хорошим примером взаимовыгодного многостороннего соглашения, которое помогло успокоить и обезопасить европейских союзников. Это именно то соглашение, которое, как можно было бы ожидать, Байден попытается возродить после четырех лет правления Трампа. Поэтому вызывает недоумение то, что администрация, напротив, решила позволить договору развалиться, декламируя тезисы времен Трампа о нарушениях со стороны России.

ДОН был разработан, чтобы укрепить доверие среди своих членов, а также был направлен на предотвращение недопонимания и путаницы, ведущих к нежелательной эскалации и возможной войне. Нарушения договора Россией заслуживают того, чтобы к ним относились серьезно, но они не были настолько серьезными, чтобы стать причиной разрыва соглашения. Самый веский довод против решения администрации Байдена дать согласие на прекращение договора привел сам Байден, когда еще был кандидатом в президенты, критиковавшим решение Трампа о выходе. «С этими нарушениями со стороны России следует бороться не путем выхода из договора, а путем стремления разрешить их с помощью механизма выполнения договора и разрешения споров», — заявил он в мае прошлого года.

На тот момент это была правильная позиция. Поэтому нет никакого смысла в том, что теперь необходимость покинуть соглашение объясняется «нарушениями» со стороны России. «Без нас договор может рухнуть», — предупредил Байден. Став президентом, Байден спокойно наблюдает за крахом соглашения. Если раньше Байден критиковал Трампа за отказ от договора и призвал его изменить курс, то теперь его собственные слова должны быть обращены против него: «он должен оставаться в договоре по открытому небу и работать с союзниками, чтобы противостоять и решать проблемы, касающиеся соблюдения Россией условий соглашения». Получив возможность сделать именно это, Байден дал слабину.

Его решение резко контрастирует с его же готовностью отменить несколько других решений Трампа о выходе из международных соглашений. Отказ от договора также происходит в то время, когда возможность совершать наблюдательные полеты над Россией была бы весьма полезной в свете недавнего наращивания российской военной мощи на границе с Украиной. Майкл Крепон прокомментировал, насколько ценным было бы иметь возможность совершить облет в апреле, но решение Трампа об уходе сделало это невозможным:

«Это было бы хорошее время для еще одного экстренного облета. Покажите лидерство США. Загрузите новый потрясающий самолет Договора об открытом небе США наблюдателями из шести или около того дружественных стран и союзников. Продемонстрируйте солидарность. Вы знаете, что делать. Только вот этого не произойдет. Новых самолетов США по открытому небу нет, и администрация Трампа вручила Путину незаслуженный подарок в виде выхода из Договора по открытому небу», — написал он. Невероятно, но Госдепартамент назвал недавнее наращивание сил России причиной отказа от договора.

«Кроме того, поведение России, включая ее недавние действия в отношении Украины, не является поведением партнера, приверженного укреплению доверия», — заявили в ведомстве. Смысл такого договора в том, чтобы иметь возможность следить за тем, что делают все члены, поэтому аргументы администрации разваливаются и по этому поводу.

США выразили заинтересованность в продолжении переговоров с Россией по контролю над вооружениями в надежде заключить более обширное соглашение, которое охватило бы нестратегическое ядерное оружие России. Отказ присоединиться к ДОН вряд ли побудит Москву прилагать усилия для заключения нового соглашения. МИД России отреагировал на заявление администрации, назвав решение не возвращаться «политической ошибкой». «Мы дали им хороший шанс, которым они не воспользовались», — отметил заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков.

Только за последние несколько лет США показали, как легко одна администрация может разорвать давние успешные соглашения с Россией. Если нет никаких перспектив возобновления этих соглашений под другим руководством, зачем России утруждать себя переговорами по более амбициозному договору о контроле над вооружениями, если она даже не может рассчитывать на сохранение существующих соглашений? Другими словами, если администрация Байдена не может даже справиться с отсрочкой присоединения к успешному, уже ратифицированному договору, какие у них есть шансы на переговоры по новому, гораздо более сложному и политически рискованному договору?

Похоже, что режим контроля над вооружениями с Россией находится на последнем издыхании. Такое развитие событий происходит в особенно тяжелые времена, когда отношения между США и Россией плохи настолько, насколько они не были ни разу после окончания Холодной войны. Контроль над вооружениями был одной из немногих областей, где США и Россия смогли добиться успешного взаимодействия, и даже это, похоже, терпит неудачу в результате общих антироссийских настроений и жесткого сопротивления всем договорам. Отказ присоединиться к ДОН дает разного рода Джонам Болтонам и Томам Коттонсам то, что они хотят, за счет интересов США и их союзников.

Автор Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/3288388.html


Datum: 11.06.2021
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 66
Kommentare
[-]
 Mia Smith | 17.06.2021, 08:45 #
This really helps me a lot. Thanks for sharing this! วิธีเล่นบาคาร่าในโทรศัพท์
 Anna Smith | 25.06.2021, 09:55 #
So much fun and easy to read! <a href="https://www.chokdeebacarrat.com/คาสิโนออนไลน์/sa-gaming-vip/">สมัคร sa gaming</a>
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta