Как Украина может зарабатывать на охране своей природы и почему до сих пор этого не делает

Information
[-]

«Изумрудная сеть» и прочие наши богатства

Об опыте европейских стран, где работа по сохранению редких видов растений и животных не только не вредит экономическому развитию, но и наоборот — позволяет создавать новые рабочие места, привлекать туристов и повышать уровень жизни населения. И о том, как этот опыт можно (и нужно) использовать в Украине рассказывает издание  Громадське.

Можно ли заботиться об окружающей среде и одновременно не вредить экономике? Многие люди поддерживают охрану природы, но при этом считают, что противоречия между «экологией» и «экономикой» устранить сложно, если вообще возможно. Hromadske рассказывает об опыте европейских стран, где работа по сохранению редких видов растений и животных не только не вредит экономическому развитию, но и наоборот — позволяет создавать новые рабочие места, привлекать туристов и повышать уровень жизни населения. А также информирует, как этот опыт можно (и нужно) использовать в Украине.

На примере семейной экономики

Идея о том, что охранять природу — выгодно с экономической точки зрения, часто вызывает когнитивный диссонанс у непосвященных. В значительной степени это объясняется тем, что наши выгоды и убытки мы привыкли оценивать неправильно. Традиционно считается, что все, что дает нам природа, — бесплатное. Понять, почему этот подход не только ошибочен, но и опасен, можно с помощью простой аналогии.

Представим, что один из взрослых членов семьи пять дней в неделю работает в офисе или на производстве и ежемесячно получает за это зарплату. В то же время другой взрослый человек из той же семьи так не делает. Зато каждый день он или она несколько раз готовит еду, покупает продукты, помогает детям с домашними заданиями, убирает, стирает одежду. За это никто не платит. Но если бы эту работу взяли на себя репетиторы, уборщики, курьеры и приглашенные повара, каждому из них нужно было бы заплатить. И, вероятно, общий счет за все эти услуги превышал бы заработок другого члена семьи. Подобное происходит и в наших взаимоотношениях с природой. 

«Больше половины всех продуктов, которые потребляет человечество, производятся из растений, которые опыляются насекомыми. Причем далеко не всегда медоносной пчелой, а именно дикими насекомыми», — рассказывает глава правления общественной организации «Украинская природоохранная группа» (UNCG) Алексей Василюк. Часто бывает так, что определенный вид растений опыляется только определенным видом насекомых. Исчезнут насекомые — исчезнут и растения. А, следовательно, пища для людей. И хотя человечество получает выгоду от их работы — никто им не платит.

Что такое «экосистемные услуги»? 

Работа насекомых-опылителей — один из примеров так называемых экосистемных услуг. Но есть и множество других. Почвы обеспечивают урожаи, растения поглощают углекислый газ и выделяют кислород. Леса дают не только древесину, но и возможность жителям мегаполисов навести порядок в своей голове. 

Мы привыкли, что эти услуги бесплатны. Но, как и в случае с семейной экономикой, это не так. Если природа однажды откажется их предоставлять — мы будем вынуждены заплатить за кислород, контроль климата, питьевую воду... А во многих случаях «передать работу» невозможно природа была и остается монополистом во многих сферах. Именно поэтому охранять леса, степи, реки и всех их жителей — это не просто хорошее дело, требования экологов, или дань моде, а вопрос нашего благосостояния и безопасности. В развитых странах об этом хорошо знают.

Главный природоохранный закон Европы, «Изумрудная сеть» и Natura 2000 

В 1982 году вступила в силу так называемая Бернская конвенция. Ее полное название — «Бернская Конвенция об охране дикой флоры и фауны и природных сред обитания в Европе» дает представление о цели документа. А еще проще ее можно назвать главным природоохранным законом Европы. Кроме Европейского Союза, ее подписали Буркина-Фасо, Марокко, Тунис и Сенегал. В 1996 году к конвенции присоединилась Украина. С 1999 года она вступила в силу в нашей стране. Таким образом, мы обязались выполнять ее наравне с законами Украины.  

Эксперты Конвенции вывели простую формулу: растения и животных надо охранять там, где они распространены естественным образом. Для начала ученые определяют кого и что именно нужно охранять — виды животных, растения и местообитания (фактически, это экосистема, разновидность природы). 

Среди местообитаний, нуждающихся в охране в Украине — меловые горы на территории Двуречанского национального природного парка в Харьковской области, целинные степи и леса. Ценность местообитаний в том, что здесь растут растения или обитают животные, которые не могут существовать больше нигде. Исчезнет их дом — исчезнут и они сами. Далее ученые определяют территорию, на которой проживает определенный вид или расположены местообитания, чтобы именно там их охранять. Такие территории, определенные учеными, и формируют «Изумрудную сеть». В рамках Европейского Союза эта сеть носит название Natura 2000. 

В ЕС, куда стремится вступить Украина, по состоянию на 2020 год Natura 2000 занимает 18,5% суши (это 763 986 кв. км). В некоторых регионах эта доля может заметно отличаться — от 11,5% в Латвии до почти 38% в Словении. Кроме того, в состав Natura 2000 входят территории морей общей площадью 441 тыс. кв. км. Всего под охраной Бернской конвенции в ЕС находятся около двух тысяч видов животных и растений и более 200 типов местообитаний.

Как работает наша «Изумрудная сеть» 

В Украине также создана «Изумрудная сеть». Это 377 местностей общей площадью 8 миллионов гектаров. Здесь охраняются бурый медведь, черный аист, рысь, орлан-белохвост и более двух сотен других видов животных и растений и более сотни типов местообитаний. «Изумрудная сеть» не заменяет и не отменяет работу национальных парков, заповедников и других природоохранных территорий. Иногда их сферы деятельности пересекаются, иногда — нет. 

«“Изумрудная сеть” охраняет зоны, определенные приоритетными для всей Европы (и не всегда такие приоритеты заметны на уровне одной страны). А заповедные территории определены национальным законодательством (в них могут обитать виды, распространенные только в Украине, которые не могут охраняться другими государствами). Поэтому в результате охрана природы становится более объективной», — объясняет Алексей Василюк. 

Самое главное, что сам по себе факт существования «Изумрудной сети» в стране не отвечает на вопрос: «Как именно нужно охранять определенный вид на ее территории?». В ЕС для этого действует специальное законодательство. На его основе готовится план управления каждой отдельной территорией сети. Он отвечает на вопрос, что нужно делать, чтобы сохранить вид, ради которого эта территория создана, а чего делать нельзя.

Запрещено далеко не все 

В целом хозяйственная деятельность на территориях сети не запрещена. Запрещается лишь то, что может навредить охраняемым видам. Например, если на определенной территории леса охраняют рысь, это не значит, что там нельзя собирать грибы, или охотиться на зайцев. Вырубки тоже могут быть разрешены, но в определенных объемах и при определенных условиях. 

Более того, порой ведение хозяйства необходимо для сохранения местообитания. Например, на лугах нужно выпасать скот или периодически скашивать траву. Иначе их заселят чужеродные деревья и кусты и луг превратится в кустарник, а потом и вовсе зарастет, в результате чего пропадет много редких видов. Территория потеряет природоохранную ценность, ведь редкие орхидеи уже не будут расти среди кустов и деревьев, тем более чужеродных. Когда-то луга и степи поддерживались стадами диких копытных. А сегодня природа нуждается в нашей помощи. Никто не запретит собирать ягоды на торфяном болоте «Изумрудной сети» или посещать его туристам. Но добывать торф нельзя — ведь это означает осушение и полное уничтожение болота. 

Как экономика ЕС выиграет от охраны природы 

Несложно сделать вывод: если на такой территории правильно охранять бурого медведя, или сон-траву (она же прострел большой), это пойдет на пользу виду. Но что будет с экономикой? Не пострадает ли она из-за запретов и ограничений? Есть ряд научных работ, свидетельствующих об экономических эффектах Natura 2000 для ЕС. Вот лишь некоторые примеры. 

Natura 2000 позволяет создавать рабочие места. В период между 2006 и 2008 годами из 127 миллонов рабочих мест в ЕС сеть поддерживала около 12 миллионов. Прежде всего в сферах туризма, рекреации, лесной отрасли, рыболовстве. Что до рыболовства, то никакого парадокса тут нет: охрана рыб позволяет увеличить доходы от рыбного хозяйства. Согласно одной из моделей, если временно уменьшить вылов рыбы на 10%, то численность популяций рыб будет расти. А их вылов через 20 лет после ограничения даст дополнительный миллиард евро дохода. 

Другие исследования показывают, что охрана природы позволяет уменьшить расходы на обеспечение людей питьевой водой. В Норвегии, например, 25 тысяч гектаров заповедного леса позволяет сэкономить 7 миллионов евро затрат на очистку воды. Иными словами, питьевая вода была бы и без лесов, но за ее очистку на специальных станциях пришлось бы заплатить. Ну а леса не просят от нас никакой платы.

Планетарный климат-контроль 

Последний пример — о том, как территории Natura 2000 удерживают углерод. Это важно потому, что именно диоксид углерода (углекислый газ, или CO2) — одна из главных причин изменений климата. Углерод входит в состав всех без исключения живых организмов. Они поглощают его, когда растут, а когда погибают — высвобождают. Говоря грубо, углерод будет оставаться или в деревьях, или в атмосфере. Во втором случае он будет играть в пользу глобального потепления, в первом — против него. 

По состоянию на 2010 год территории Natura 2000 — леса, болота, луга и другие экосистемы, оказывали человечеству услуги по удержанию углерода (или по противодействию климатическим изменениям) стоимостью более 600 миллиардов евро. Если бы не они, человечество должно было бы заплатить эти деньги из собственного кармана. Или списать их на убытки. В ЕС подсчитали, что экономическая выгода от одного гектара Natura 2000 в среднем составляет 3441 евро в год. Это означает, что общая выгода от всей сети - не менее 223 миллиардов евро в год.

Ключевой шаг для Украины 

Возникает вопрос, получает ли Украина экономическую выгоду от своей «Изумрудной сети»? Пока нет, но не без отдельных исключений. Полноценно охранять природу на территории «Изумрудной сети» мы также не можем (несмотря на то, что обязаны это делать как участники Бернской конвенции). Сеть есть, но нет закона, регламентирующего деятельность «Изумрудной сети». У стран ЕС есть единое европейское законодательство, поэтому им нет нужды принимать собственные законы. Украина является исключением, ведь только наша страна подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. И именно это соглашение обязывает нас принять закон об «Изумрудной сети» в этом году. 

В конце прошлого года в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект №4461 «О территориях “Изумрудной сети”». Его авторами выступили почти 60 депутатов из разных фракций. Ожидается, что уже в начале июня его вынесут на голосование в первом чтении. По словам Алексея Василюка, результаты голосования предсказать сложно. Многие депутаты готовы поддержать законопроект. Но есть и те, кто лоббирует интересы аграрного бизнеса и добытчиков нефти, они выступают против или просто не поддерживают его. Но даже несмотря на то, что для полноценной работы «Изумрудной сети» в Украине пока не хватает ключевого закона, она уже помогает охранять природу. Как, например, в случае с проектом строительства ветроэлектростанции в долине Боржава. 

Несмотря на то, что эта территория входит в состав «Изумрудной сети», турецкая компания ООО «Атлас Воловец Энерджи» смогла получить разрешение на установку здесь 34 огромных ветряков для производства электроэнергии. При этом защитники природы убеждены: этот проект буквально уничтожит уникальную природу долины. Поэтому «Украинская природоохранная группа» подала жалобу в Совет Европы. В прошлом году это дело рассмотрел на своем заседании Постоянный комитет Бернской конвенции — ее главный управляющий орган. Речь идет даже о том, что в этом году он может отправить своих экспертов в Украину, чтобы оценить ситуацию на месте. Это означает, что угроза для природы очень серьезная, ведь подобных шагов в рамках Бернской конвенции до сих пор не делалось. 

Параллельно дело рассматривается в украинских судах. Как утверждает Алексей Василюк, скорее всего, оно решится в пользу защитников природы. Не последнюю роль играет тот факт, что горная Боржава входит в «Изумрудную сеть». Следовательно, воплощение подобного проекта не является сугубо внутренним делом Украины. Но защищать все почти четыре сотни наших территорий «Изумрудной сети» в таком ручном режиме крайне неэффективно. И когда речь будет идти про менее известный и знаковый объект, нет никакой гарантии, что это удастся. Такие задачи и должен решать специальный закон об «Изумрудной сети».


Infos zum Autor
[-]

Author: Дмитрий Симонов

Quelle: argumentua.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 25.06.2021. Aufrufe: 41

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta