Почему власти России не спешат вводить новый карантин

Information
[-]

Цена локдауна

Борьба с эпидемией — сложное дело. Даже самому компетентному и некоррумпированному начальству, разрабатывающему меры противостояния болезни, надо пройти буквально по лезвию бритвы, одновременно отвечая на множество вопросов.

Закрыть города? А что делать с «потребительской экономикой» этих городов, заточенной под перемещения больших масс людей, с огромным количеством контактов? Пусть работают из дома?

Нет, это плохое решение, исследования показывают, что «удаленка» подходит для тех, кто занят решением рутинных задач, для «креативных команд» необходимо живое общение. Кроме того, отказ от поездок на работу убивает сервисную экономику агломерации — каждое высокооплачиваемое рабочее место в офисе в центре города тянет за собой несколько рабочих мест попроще и подешевле. Но если инженер или программист, в конце концов, могут трудиться за компьютером в собственном доме, то бармен или продавец в магазине так не сможет: его работа — это производная от человеческого потока, заполняющего городские улицы.

Потеря рабочих мест — насколько это серьезно? Для Москвы таких данных почти нет — одним из ключевых элементов российской карантинной политики был отказ от увольнений. Но данные есть по Калифорнии — она подходит нам в качестве примера сравнительно густонаселенной территории. Исследование «Сработала ли самоизоляция в Калифорнии?», проведенное учеными Центра исследований экономики и политики здравоохранения Государственного университета Сан-Диего и международного Института экономики труда (IZA), показало, что один предотвращенный случай инфицирования (в калифорнийских реалиях) означает потерю от двух до четырех рабочих мест, а каждая сохраненная жизнь — увольнение от 108 до 275 работников.

В Москве работников как бы не увольняли, но экономику-то не обманешь — это означало лишь то, что «зарплаты» очень многих людей во время карантина фактически были «пособиями по безработице». В рамках «антикризисной программы» на зарплатные кредиты было выделено 500 млрд рублей, и 460 млрд из них «простили» тем предпринимателям, которые не сокращали персонал. Это не значит, что впредь нужно отказываться от карантинов, это значит, что нужно правильно оценивать их последствия. Власти наверняка имеют какое-то представление о масштабах издержек, которыми не хотят делиться с нами, но видно, что повторять прошлогодний опыт — с запретами выхода на улицу, пропусками, закрытием магазинов и ресторанов — не хотят. Возможно, к нему придется прибегнуть, но пока — не хотят.

Здесь есть еще вот какой сложный момент: большая часть доходов местных бюджетов в России — это прямые налоги (НДФЛ и налог). Для Большой Москвы, собравшей у себя седьмую часть населения страны, это хорошо — но в период роста. А случись спад (или локдаун), такие налоги сократятся в первую очередь. Кроме того, сам по себе карантин — не панацея, его успешность зависит от нескольких факторов — как продолжительности, так и структуры экономики.

Как выяснили экономисты Чикагского университета, изучившие опыт карантинов в странах с высоким уровнем внутренней миграции (а этот опыт применим и в Москве), зависимость заболеваемости от продолжительности карантина носит нелинейный характер. Проще говоря, на снижение заболеваемости работают «короткие» (до 50 дней) или «долгие» (более 100 дней) карантины. А вот «средние по продолжительности» локдауны скорее способствуют распространению болезни.

Как это работает? Во время короткого карантина большая часть людей не успеет заболеть, во время длинного — большинство успеет выздороветь. Но «промежуточный по времени» карантин создаст ситуацию, когда заболевшие разъедутся «по месту постоянной регистрации» и разнесут с собой заразу. Что же касается структуры экономики, то здесь есть железное правило — чем беднее люди, чем больше они зависят от необходимости зарабатывать на жизнь без перерыва — тем меньше они склонны соблюдать всяческие ограничения: кажется, что вирус далеко, а нехватка денег — вот она, рядом. Тем более никаких выплат людям, лишившимся заработков, никто, очевидно, не планирует.

Кроме того, мировой опыт показал, что «самоизоляция» работает в сочетании с хорошей медициной. То есть вам нужно не только сажать людей по домам, но и лечить заболевших. В исследовании «Выгоды и затраты социального дистанцирования для богатых и для бедных стран» экономисты из Йельского университета написали грубо, но откровенно, что «низкий потенциал больниц и отделений интенсивной терапии означает, что меры по сглаживанию кривой смертности вряд ли предотвратят перегруженность больниц». Если у вас мало коек и квалифицированных врачей — они все равно будут перегружены, а больные помощи так и не дождутся, хоть с карантином, хоть без него.

Так что карантин — это болезненная и сложная мера, которой начальники хотели бы избежать и в эффективности которой далеко не убеждены. А как же прошлогодний локдаун? Мотивом к введению карантина стал не только рост заболеваемости (в отсутствие вакцины и протоколов лечения), но и необходимость отреагировать на закрытие мировой экономики и резкий спад экспорта и сокращение валютной выручки. Никто не понимал, как долго российским властям придется жить на накопленные валютные ресурсы, поэтому людей на всякий случай отправили по домам — чтобы запасались гречкой и смотрели телевизор, а не скупали по магазинам импорт и, не дай бог, не пошли снимать деньги с валютных счетов. Как только стало понятно, что российский экспорт начал восстанавливаться, так можно было махнуть рукой и на карантины. Тем более что «карантинные ограничения» задели главный фетиш российской внутренней политики — рейтинги власти. А сейчас, когда цена нефти перемахнула за $75 за баррель, начальники чувствуют себя более чем уверенно.

Автор Дмитрий Прокофьев, специально для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/06/22/tsena-lokdauna

***

Почему государство не может убедить людей вакцинироваться

Я не поддерживаю распространенное мнение, что во всем виноваты глупые антипрививочники. Мол, все беды от людей, ничего не понимающих в медицине и биологии. На мой взгляд, это глубоко неверно. Да, принципиальные «антиваксеры» существуют, но их относительно немного. У нас же, несмотря на давно доступную бесплатную вакцину, привит лишь каждый десятый. Две трети населения, согласно опросам, вообще не собираются прививаться.

Глянем на вещи здраво: не стоит ждать от большинства жителей нашей родины, как и любой другой страны, вдумчивого чтения статей в The Lancet. Или понимания того, как работает векторная вакцина. Чего уж там, до этого и большинству отечественных врачей далеко. Большинство вынуждено принимать решение в условиях полной неопределенности — в сфере, в которой они абсолютно не ориентируются. Исследования показывают, что в таких случаях важно не знание как таковое, а наличие или отсутствие доверия к существующим — и, как правило, созданным государством — процедурам. У нас им не доверяют.

Это недоверие возникло на хорошо удобренной почве. Оно было практически неизбежно в среде, где медицинскими процессами пытаются рулить чиновники и спецслужбисты. Еще и помешанные на тайных спецоперациях и воображаемом «геополитическом противостоянии». Так, вредной в среднесрочной перспективе оказалась гонка за тем, чтобы сделать вакцину первыми в мире. Я бы предположил, что запустила ее команда сверху, хотя это могло быть и желание отличиться снизу. Так или иначе, приоритет этой цели над решением эпидемиологических или экономических задач был виден во всем — от дурацкого названия до заполнивших российскую прессу после регистрации «Спутника V» победных реляций. Увы, в погоне за целью неизбежно пришлось срезать углы.

Спешка вышла нам боком: вакцина пока далека от регистрации в европейских контролирующих органах, Словакия сворачивает вакцинацию «Спутником V» из-за низкого спроса (но оставляет Pfizer/BioNTech, Moderna и AstraZeneca). Не имея регистрации в Европе, «Спутник» не открывает возможность путешествовать по ЕС без карантина, а значит, не создает для потребителя дополнительную ценность. Можно искать в этом происки врагов, но я вижу закономерные последствия приоритета политических целей над медицинскими.

Более того, мы не хотим и не умеем работать в соответствии с принятыми в развитых странах правилами изучения эффективности и безопасности лекарственного препарата. В каком-то смысле ничего особенно возмутительного по меркам российского фармрынка в этот раз не произошло. Институт Гамалеи все сделал так, как это делается у нас обычно, может, даже местами лучше. Да, регистрация прошла без убедительных доказательств эффективности и безопасности. Но у нас есть целые классы не признанных в остальном мире лекарств. В аптеках полно пустышек, не имеющих минимально приемлемых доказательств эффективности или даже заведомо неэффективных. Недостаточная прозрачность исследований российских противоковидных вакцин на раннем этапе — естественное продолжение той абсолютной непрозрачности, которой у нас сопровождается выход на рынок лекарственных средств. Напомню, что российский Минздрав много лет игнорирует закон, требующий публиковать результаты экспертизы выходящих на рынок лекарств.

Происходящее со второй вакциной («ЭпиВакКорона» от «Вектора») наглядно демонстрирует, что опасения небеспочвенны. Эффективность «ЭпиВакКороны» на сегодня под вопросом. На этом фоне начали появляться сообщения о том, что людей обманом вакцинируют «ЭпиВаком» под видом «Спутника». Моих пожилых родственников, попросивших в поликлинике «Спутник», привили «ЭпиВаком» — якобы лучше для пожилых. При этом, судя по всему, дали подписать информированное согласие и включили в исследование, не объяснив, что происходит.

Помимо особенностей российского фармрынка есть еще один источник недоверия. Борьба с эпидемией требует солидарности и вовлеченности всего общества. Ее непросто вести там, где власть общается с населением в основном в режиме «операции прикрытия». Вакцинная эпопея разворачивалась параллельно скандалам с отравлением Навального и других невосторженных граждан. Что при этом должно было происходить в голове обывателя любой политической ориентации?

Ну и, о говорящих головах. Мы не знаем, как именно неумный закон о просветительстве повлиял на активность тех лидеров мнений, кто мог бы сейчас использовать это «опасное» просветительство для убеждения в необходимости и безопасности вакцинации. Он, безусловно, мог оттолкнуть, демотивировать и заставить замолчать часть из тех, кому население доверяет больше, чем ТВ-пропагандистам. У реанимированного с помпой и задорого общества «Знания» успехов на этом поприще пока тоже не видно.

Так что я думаю, что происходящее совсем не про антивакцинаторов. Это диагноз существующей модели управления страной и сложившимся в результате отношениям между властью и обществом. Вопреки опросам, рейтингам, шествиям, ленточкам на машине и «можем повторить» мы не готовы к реальной консолидации и противостоянию общему врагу там, где от нас требуется минимальное усилие и риск. Поход в поликлинику — далеко не смерть в окопах. Что-то с этим надо делать.

Автор Петр Талантов, член общества специалистов доказательной медицины

https://novayagazeta.ru/articles/2021/06/27/k-borbe-s-vragom-ne-gotovy

***

Вакцинорасизм, корона, грабёж туристов, выборы, Песков и Троцкий в Москве

Мэр Собянин, лоббист «чрезвычайщины», и его столичный «антивирусный» оперштаб «вакцинаторов», дают послабления переболевшим короной не более шести месяцев после заболевания. А Денис Проценко из первой пятерки предвыборного списка ЕР, профессионал, уровень квалификации которого в эпидемиологических вопросах сомнению не подвергается, говорит о девяти месяцах иммунитета. Получается, что Собянин даже не колеблется вместе с линией партии, а идет строго против нее. Как Троцкий с Бухариным.

Нет, ну вы только посмотрите, как ОНИ прокалываются — прямо мишень себе сзади рисуют! Ниже спины. С 1 августа для непривитых от «зашкаливающей» у кого-то там статистики, которая, если верить главе Минздрава, во много раз не дотягивает до эпидемии (130 тыс. заболевших, то есть 0,09%, а при эпидемии нижний порог составляет 5%), закрываются курорты Кубани.

В чем главный «цимес»? В том, что совсем недавно к отечественному туризму сограждан склоняли кешбэками, призывая всех забыть про (и «забить» на) разные там Египты, Турции, а сейчас, по щелчку чьих-то кукловодческих пальцев, всех как раз туда и выталкивают. Остается Крым, скажете? Так он, судя по итогам недавнего президентского совещания, где был включен в когорту регионов с наихудшей эпидемиологической динамикой, уже на грани закрытия. То ли еще будет? Вот и Ассоциация туроператоров России (АТОР), не прошло и нескольких часов с появления этой сногсшибательной новости, рапортует о повальном отказе от кубанских путевок. А на что рассчитывали? Что прививаться бросятся? Ага, разбежались. Всенепременнейше и прямо вот сразу…

При этом, правда, туроператоры ведут себя так же продажно и беспринципно, как и большая часть остального бизнеса. С одной стороны, они да, собачатся с властями, обвиняя их в срыве курортного сезона и собственных финансовых потерях; с другой, стараются переложить эти потери на плечи граждан, отказывающихся от туров. Не обещают им полных возвратов, а пытаются обвести вокруг пальца, недоплатив. Но здесь еще Маркс полтора столетия назад популярно объяснил, что при определенном проценте прибыли, который маячит перед носом, нет того преступления, на которое бизнес бы не пошел, пусть и под страхом виселицы.

Меньше всего те и другие думают о согражданах, которые приобрели путевки. Логика понятна: не вернуть денег, которые, чтобы отдохнуть летом, копили целый год, — значит, либо заставить «сесть на иглу», либо найти альтернативу у этого же оператора. Какую? Моря-то бывают разные, как теплые, так и холодные. Хорошо, если хотя бы Калининград предложат. А то ведь есть Мурманск или Архангельск там… Или сразу Магадан. Но что-то сомнение одолевает, что сограждане туда рванут по доброй воле («нет-нет, лучше уж вы к нам…»). Если только по плану депортации (виноват, эвакуации)… Пешими колоннами — по 30−40 км в сутки, как в царские времена, только без кандалов, и на самосвалах — по пятнадцать человек в кузове.

Что получается? Сразу оговорюсь, что автор этих строк не за себя любимого «топит»: мне что Геленджик, что Египет, где последний раз не был никогда, «по барабану»; достаточно палатки на берегу любого водохранилища средней полосы и нескольких спиннингов под донку — в пределах разрешенного количества крючков на рыбацкое рыло. И нет лучше отдыха, включая купание. Однако это на любителя; подавляющее большинство семей — еще раз — год планируют, откладывают деньги, на всем экономят — в наши-то времена — и заранее все туры раскупают, чтобы подешевле, мечтая летом погреться на морских пляжах. Детям ночами море снится, а потом незабываемые впечатления на год вперед. И как можно на них так плевать?

Но это, как говорится, моральный аспект. Который принимающих решения с их показным «рационализмом» особо не волнует. Есть и другие, куда более материальные. Во-первых, мощнейший удар на наших глазах наносится по туриндустрии Краснодарского края. Она и в прошлом-то году еле на плаву осталась, поэтому очень рассчитывала на нынешний сезон. Уже понятно, что не получается; краснодарский губернатор откровенно кривит душой, когда ставит знак равенства по важности между спасением от болезни и сохранением здравничной инфраструктуры. Нет здесь никакого выбора, и, если не уступать определенному давлению сверху, вполне можно бы вырулить. Было бы желание, а почему его нет — отдельная тема, об этом чуть ниже.

Во-вторых, всё происходит перед выборами, которые для власти очень важны. Но которые региональные звенья власти, прежде всего московское, «рубят на корню», собственными руками подпиливая сук, на котором сидят. Маленький примерчик. Мэр Собянин, этот главный «толкач» и лоббист «чрезвычайщины», в известном указе, подсунутом ему на подпись в трагический юбилей 22 июня, а с его подачи и столичный «антивирусный» оперштаб «вакцинаторов», дают послабления от уколов переболевшим короной не более шести месяцев после заболевания. А Денис Проценко, главврач знаменитой Коммунарки, которого лично президент Владимир Путин включил в первую пятерку предвыборного списка ЕР, безусловный профессионал, уровень квалификации которого, не в пример собянинскому, сомнениям подвергнут быть не может, не раз говорил как минимум о девяти месяцах иммунитета после болезни. А возможно, и о годе. В том числе совсем недавно, буквально на днях. Поскольку линия Проценко поддержана президентом, о чем говорит его включение в список, то с политической точки зрения это генеральная линия, по отношению к которой мэр Собянин, получается, как в том анекдоте, не колеблется вместе с ней, а идет строго против. Как Троцкий с Бухариным.

Специально приведем здесь ссылку (https://lenta.ru/news/2021/06/16/vaccination/), по которой об этом можно почитать, чтобы избежать двусмысленности толкования и показать, что мэр-вакцинатор берет на себя лишку. И по срокам: тычет пальцем в небо, а попадает в другое место. И тем самым дискредитирует борьбу с вирусом, превращая ее из медицинского мероприятия в кампанию по подрыву позиций федеральной власти. Еще раз: перед выборами. И если бы не Собянин с его инициативами, то и краснодарский губернатор тоже в фарватер не встраивался, а думал бы своей головой.

В-третьих, другая нестыковка, на этот раз логическая. Почему непривитых откровенно поражают в правах, если привитым они не угрожают? Следуя логике «вакцинаторов», привился — значит, защищен, а если защищен, чего бояться? Ну, поймает непривитый заразу — и кому от этого будет хуже? Ему же самому! Так? Или не так? Или нет уверенности в вакцине, что она защищает? А может быть, и того хуже: дело не в вирусе и не в болезни, масштабы распространения которой даже при нынешних темпах в пять раз ниже официально признанного эпидемиологического порога. Да и прививаться на пике эпидемии запрещает уже даже не Конституция, которую в этом вопросе превратили в дышло и стараются обойти методом натягивания известного изделия на глобус, а соответствующие медицинские руководящие документы, о которых не раз говорил профессор Игорь Гундаров.

А вот мнение другого профессора — врача-эпидемиолога Ольги Акимушкиной: «Глядя на весь мир, можно сказать, что будто под чьим-то руководством всем усиленно рекламируют вакцины, забывая о множестве других способов лечения и получения иммунитета…, — подчеркивает ученая-врач, уточняя очень важную вещь. — Те, которые получают большие деньги в бигфарме, те, кто заинтересован, продвигают вакцинацию».

Что такое «бигфарма» или «большая фарма»? Несколько десятков компаний, в ведущие среди которых входят — следим за брендами и вспоминаем названия западных вакцин: Pfizer (США), Moderna (США), Merck (США), Jonson&Jonson (США), La Roche (Швейцария), Sanofi (Франция), Novartis (Швейцария), Astra Zeneca (Великобритания) и другие. Вот и пазл начинает складываться. Что объединяет представленные в этом списке четыре страны — США, Британию, Францию и Швейцарию? Это — опорные пункты олигархического клана Ротшильдов, в которых он контролирует не только медицинские, но и финансовые, и политические власти (в Америке — вместе с местными кланами). Тот же Макрон, к примеру, — выходец из парижского Банка Ротшильда.

А теперь посмотрим на ситуацию с другой стороны. Обратим внимание на три вещи.

  • Первая: сроки повальной вакцинации (в сети ее еще небезосновательно называют «факцинацией») мэром Собяниным определены в два этапа — к 15 июля и к 15 августа; кубанский запрет в целом тоже начинается с июля, а конкретно — с августа. Случайное совпадение?
  • Второе: беспрецедентное обострение международной обстановки, иллюстрацией которого являются провокация британского эсминца у крымских берегов России и менее известное российской общественности, но весьма интенсивное нагнетание Западом напряженности вокруг Тайваня, направленное против Китая.
  • Третье: всё это, как уже приходилось обращать внимание, происходит после 16 июня — встречи Владимира Путина с Джо Байденом. После нее американский лидер на пресс-конференции, отвечая на вопрос, о чем договорились, пустился в туманные рассуждения, что будет-де ясно через полгода. В зависимости от того, что, как и куда пойдет.

Сопоставим эти три вещи. Напрашивается вполне понятный сценарий. Байденом в Женеве, скорее всего, к обсуждению был предложен ряд условий нормализации, которые Путин опять-таки, скорее всего, не принял. Тогда вашингтонский засланец перешел к ультиматумам и угрозам, содержание которых примерно демонстрируется инцидентом с британским эсминцем, и, видимо, определил сроки. Одновременно, а точнее, даже раньше, с ближних подступов к встрече, американской стороной была активизирована внутренняя агентура влияния, и совсем не случайно вспышка заболеваемости совпала с появлением Байдена в Европе и протекала на фоне его контактов с сателлитами в форматах «Семерки», НАТО и ЕС. Агентура влияния, та самая, что обеспечивает западное концептуальное влияние, свои «тридцать сребреников» отработала — мизансцену «катастрофической коронавирусной динамики» создала. Настоящей или вымышленной — это уже другой вопрос, к специалистам-эпидемиологам, а также к правоохранителям и ответственным за национальную безопасность. Но поскольку действия мэра Собянина как нельзя лучше отвечают запросам авторов представленной схемы, то это означает, что западная агентура находится в настолько ближайшем его окружении, что способна влиять на принимаемые градоначальником решения. Это, конечно, не шпионское гнездо в чистом виде, но в информационную эпоху гибридной войны и сами шпионские понятия выглядят несколько иначе, чем в индустриальную.

Обратим внимание на еще один нюанс: насколько сдержанность президента Путина на недавнем совещании контрастирует с откровенно беспардонной манерой поведения и лексикой его пресс-секретаря. Заявлять вещи, откровенно попирающие Конституцию, бросая тем самым тень на главу государства, недопустимо. И возникает закономерный вопрос: на своём ли месте находятся фигуранты нагнетаемой сегодня коронавирусной шизофрении?

Последний вопрос: почему именно август? Куда торопятся «вакцинаторы»? Их подталкивают угрозой военного конфликта? Или таким образом им создают «благоприятные» условия, облегчающие деятельность, весьма сомнительную по отношению к национальным интересам России хотя бы потому, что она раскалывает общество, натравливая друг на друга различные его части? Напомним: концептуальная власть управляет не законами, указами и распоряжениями, а мизансценами, куда они помещают тех, кто их издает — публичную власть. И далее с помощью агентуры влияния продвигают последнюю в «нужном» направлении. У кого-нибудь на фоне всего этого помешательства, охватившего московские и значительную часть других региональных верхов, есть сомнения, что пресловутый ковид — это именно мизансцена?

Знаете, что сейчас было бы самым действенным? Помните, читатель, эпизод с обысками и выемкой документов в набиуллинском Центробанке? Когда сама «центробанкирша» сбежала в США, где некоторое время и отсиживалась… Сейчас наступает время, когда пора перестать бить по рукам тех, кто владеет настоящей информацией о том, что происходило и происходит в стране в последнюю треть века. Тех, кто, наблюдая за развитием всего этого кошмарного сюжета, тщательно записывал ходы. И дать им возможность накопленную информацию обнародовать. Уверен: эта «штука» бабахнет так, что вышибет клин клином, поменяв одну, чужую мизансцену другой, нашей собственной. Концептуальная власть ведь тоже не едина, и на каждую старуху найдется своя проруха. Верный признак приближающейся развязки — театр абсурда, который, ранее заметный только специалистам, ныне разросся до таких масштабов, что крепчающий маразм именно как маразм смотрят и оценивают уже практически все слои общества. Кроме страусов, занятых пробиванием головой дырки в бетонном полу, чтобы спрятаться.

Автор Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/3305643.html 


Infos zum Autor
[-]

Author: Дмитрий Прокофьев, Петр Талантов, Владимир Павленко

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 28.06.2021. Aufrufe: 33

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta