Что замалчивают российские власти, крича о «водном геноциде» в Крыму

Information
[-]

За шумихой вокруг «водной блокады» полуострова Украиной Кремль пытается скрыть собственные преступления против коренных народов юга России

Вчера в РФ возбудили уголовное дело об "экоциде" по факту перекрытия Северо-Крымского канала со стороны Украины. Чем ближе была инаугурационное заседание Крымской платформы, тем сильнее истерили в Кремле, который обвиняет Киев в «водном геноциде» и даже подает жалобы против Украины в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), отмечает издание ZN.ua.

Геноцид — тяжкое преступление, состоящее в целенаправленном и планомерном уничтожении отдельных групп населения или целых народов по национальным, этническим, расовым или другим корыстным мотивам. И обвинение в нем — серьезное заявление. Не вдаваясь в юридические тонкости, как, например, положения IV Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны, возлагающие ответственность за обеспечение населения оккупированных территорий на страну-оккупанта, попытаемся разобраться: действительно ли существует «водный геноцид»? Или же это выдумки российских пропагандистов?

Один из ключевых индикаторов водно-хозяйственной отрасли — бытовое водопотребление из расчета на душу населения. Это совокупный годовой объем, состоящий из таких двух компонентов — вода, поступающая домохозяйствам с предприятий водоснабжения, и объем собственного самообеспечения из расчета на душу населения. Этот ключевой показатель позволяет определять степень доступности воды для обеспечения бытовых потребностей населения в том или ином регионе, а также помогает выявить тенденции в сфере обеспечения водой в стране или регионе. И именно он поможет нам понять, действительно ли, перекрыв доступ оккупационной крымской власти к Северо-Крымскому каналу, Украина «устроила геноцид крымчан», или же стон о «водном геноциде» — нарратив кремлевских пропагандистов.

Для оценки возьмем официальные показатели бытового водопотребления на душу населения в Крыму и Севастополе в 2014–2017 годах и сравним их с данными по другим регионам Южного федерального округа России, к которому «пристегнули» оккупированный полуостров. Период четырех лет — с момента оккупации Крыма и начала «водной блокады» до времени, когда россияне перестали публиковать данные о водопотреблении в отдельных регионах субъектов федерации, — вполне достаточный. Более того, дальнейшие изменения водопотребления на оккупированных территориях никоим образом не могут быть связаны с перекрытием Северо-Крымского канала в 2014-м, а обусловлены другими факторами. Например, изменением численности и структуры населения полуострова за последние годы вследствие массового переселения в Крым российских военных и силовиков вместе с семьями.

Бытовое водопотребление на душу населения в Крыму и Севастополе с 2014-го по 2017 год постепенно падало с 52 и 65 м³/год на человека соответственно в 2014-м до 43 и 49 м³/год в 2017-м. Много это или мало? Средний показатель по Южному федеральному округу в этот период составлял 50,6 м³/год на человека в 2014-м и 46,7 м³/год в 2017 году. Более того, как видно из графика, потребление населением воды в Крыму и Севастополе было приблизительно таким же, как и в большинстве регионов ЮжнФО РФ (исключением является только Волгоградская область, где потребление воды превышало средний показатель по округу на 50–70%, и в некоторой степени Астраханская область, демонстрировавшая положительную динамику).

Дефицит воды в Крыму после перекрытия Северо-Крымского канала все же есть. Это обусловлено изменениями в структуре хозяйственного комплекса региона. Днепровской воды не хватает и для сельского хозяйства, в частности для оросительного земледелия, и для растущих промышленных потребностей: забор и использование пресной воды в Крыму за указанный период выросли на четверть, с 212 до 261 млн м³/год. При этом расходы на промышленные потребности увеличились втрое — с 53 до 148 млн м³ (расходы на содержание военных объектов, численность которых выросла на оккупированных территориях безмерно, учитываются именно здесь).

Впрочем, как видно из диаграммы, объективно для потребностей населения естественных запасов воды в Крыму вполне достаточно. По меньшей мере после «возвращения в родную гавань» крымчане получают ее не больше и не меньше, чем жители других регионов юга России. Так можно ли говорить о «водном геноциде»? И можно, и нужно… Только организует его не Украина. И это геноцид не в отношении крымчан: на самом деле на юге России существуют регионы, население которых уже длительное время потребляет в год не более 25–26 кубометров воды на человека. Прежде всего это Республика Калмыкия (на диаграмме обозначено черным цветом). Российская власть сознательно и целенаправленно уничтожает калмыцкий народ — грабежом, голодом, депортациями, принудительной ассимиляцией, а теперь и водным геноцидом.

Пустынная Калмыкия является одним из самых засушливых регионов юга России и на протяжении многих десятилетий — одним из российских регионов с наибольшим водным дефицитом. При этом сельскохозяйственная Республика Калмыкия превращается в утилизатор химически загрязненных вод и промышленных стоков предприятий металлургического, химического, топливно-энергетического комплексов соседних Волгоградской и Астраханской областей, Ставропольского края, — ежегодно они сбрасывают более 3 млн м³ промышленных сточных вод, происходит аккумуляция опасных веществ в грунтовых водах маленькой республики. Сбрасывание загрязненных веществ в Калмыкии составляет свыше 85% от общего количества сточных вод, попадающих на территорию региона.

То, что химический состав такой дефицитной питьевой воды далеко не соответствует гигиеничным и санитарным нормам, приводит к хроническим болезням и ранней смертности местного населения: среди калмыков высокая заболеваемость онкологией, болезнями органов дыхания, мочеполовой и эндокринной систем, крови и кроветворных органов, паразитарными и инфекционными заболеваниями, вирусным гепатитом и бактериальной дизентерией. Заболеваемость среди детей и молодежи в Калмыкии значительно превышает средние показатели по Южному федеральному округу. Смертность в этой республике в полтора раза превышает рождаемость, а численность населения с 1990 года уменьшилась на 54 тысячи человек и демонстрирует устойчивую тенденцию к сокращению.

Водный геноцид калмыцкого народа продолжается уже не первое десятилетие, а в столице ЮжнФО РФ Ростове-на-Дону — не слышно и звука. Молчат и московские «говорящие головы»… Ситуация, подобная экологической катастрофе, происходящей в Калмыкии, складывается и в другой национальной республике на юге России — в Адыгее (желтая линия на диаграмме), но об этом ничего нельзя найти в сообщениях российских пропагандистских СМИ.

Ради справедливости следует отметить, что дефицит воды есть и в других регионах Южного федерального округа. Например, в Краснодарском крае, где беспощадно эксплуатируется основной источник пресной воды — река Кубань. По такому показателю, как забор воды из естественных источников, Краснодарский край минимум последние десять лет удерживает первое место во всей России, опережая даже Московскую и Ленинградскую области. Средний многолетний сток Кубани составляет 14,4 км³, при этом забор воды из водных объектов в регионе достигает 11 км³, — вот и считайте. От недостатка воды страдают и промышленность, и сельское хозяйство. Но это еще не водный геноцид, происходящий с малыми народами юга России.

Следовательно, «водный геноцид» в России есть. Молчат о нем в Москве, Ростове и Симферополе. Ведь признать это — подписать себе приговор. А днепровскую воду в Крым Украина пустит. Но только после деоккупации.

Автор Павел Лакийчук - капитан I ранга, руководитель военных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХI», опубликовано в издании "ZN.ua"

http://argumentua.com/stati/chto-zamalchivayut-rossiiskie-okkupanty-kricha-o-vodnom-genotside-v-krymu

***

Комментарий: «Золотая эра» закончилась: как Крым потерял статус аграрного региона

Что ждет сельскохозяйственный Крым в будущем и почему продукты из Краснодарского края России вытеснили овощи и фрукты, выращенные на полуострове? Правда ли, что до присоединения Крыма к Украине полуостров был пустыней? И как крымские татары выращивали фрукты и пасли скот без днепровской воды?

Климатические условия на юге материковой Украины и на севере Крыма почти одинаковы. Это изданию Крым. Реалии подтвердили все опрошенные эксперты. Почему же сельское хозяйство Крыма пришло упадок? Почему в Крыму уже не выращивают рис, как раньше, а на материковой Украине эта культура растет до сих пор? Что ждет сельскохозяйственный Крым в будущем и почему продукты из Краснодарского края России вытеснили овощи и фрукты, выращенные на полуострове? Правда ли, что до присоединения Крыма к Украине полуостров был пустыней? И как крымские татары выращивали фрукты и пасли скот без днепровской воды?

Крымскотатарское сельское хозяйство

До Второй мировой войны крымские татары успешно выращивали влаголюбивые культуры в засушливых условиях Крыма. Доктор сельскохозяйственных наук, академик-секретарь отделения растениеводства НААН Украины Александр Иващенко называет это «крымским феноменом». «Они создали уникальную систему сбора воды. Это подземные галереи, это умение находить водоносные горизонты, умение их проводить. В Средней Азии эта система называется системой кяризов, она может собирать воду и рационально ее использовать», ‒ говорит академик Александр Иващенко. В предгорной местности крымские татары «собирали туманы». Для этого почву под деревом обкладывали камнями размером с голову.

«Эти камни за ночь охлаждаются, на них садится роса, но камень воду не впитывает. Вода стекает по камню и уходит в грунт. Да, немного, придет воды 1-2 миллиметра, но каждую ночь. В результате эти плодовые деревья достаточно получают воды, чтобы нормально плодоносить, даже в условиях сухого климата», ‒ рассказывает Александр Иващенко.

До Второй мировой войны в Крыму успешно выращивали оливу, табак, виноград и урюк. В крымскотатарских садах, чаирах, росли деревья выше 12 метров. Урожай собирали с помощью специальных лестниц четал. «Туда можно было залезть с корзиной для сбора. Их спускали на веревках. Сбор начинался снизу, чтобы не сбивать фрукты и постепенно двигались вверх. Специально надевали перчатки и в этих перчатках работали, чтобы не придавить плоды», ‒ говорит историк аграрной науки Петр Вольвач.

До Второй мировой войны качественные крымские фрукты поставляли по железной дороге в Москву и Санкт-Петербург. Груши и яблоки крымского сорта Синап-кандиль везут по 10-12 суток и продают поштучно. «Каждое яблоко, которое запаковывалось в ящик, где была стружка, во-первых, заворачивалось бумагой. Каждое яблоко, особенно груша, заматывалось в эту бумагу. К тому же все укладывалось так, чтобы хвостовая часть ‒ хвост-плодоножку не повредить», ‒ говорит ученый-садовод Петр Вольвач.

Довоенное сельское хозяйство Крыма экс-директор Никитского ботанического сада Валерий Ежов делит на две зоны. Первую, степную, на севере полуострова, крымские татары использовали как пастбище. Другую засевали зерновыми, выращивали фрукты и виноград. «В предгорной части, там, где, была вода – это Бахчисарайский район, Белогорский район, частично, Старый Крым, и, конечно, южный берег где-то до Морского, где тоже была вода – там, действительно, было достаточно интенсивное сельское хозяйство. Они выращивали зерно и фрукты, и виноград у них был. И выпас ‒ молочный и мясной», ‒ говорит он.

В этой водной зоне был крымскотатарский совхоз «Черкес-Табай» под Феодосией. В 1930-х годах там собирали урожай зерновыми комбайнами «Холт». В начале XX века эта американская компания из Калифорнии была лидером по производству зерноуборочных машин. В 1920-х годах под Симферополем работала большая птицефабрика. Разводили кур итальянской породы леггорн, хорошо приспособленной к теплому крымскому климату.

«Новые люди» в Крыму и визит Никиты Хрущева

Но после депортации крымских татар в 1944 году советская власть начала заселять Крым новыми людьми. В первой волне переселенцев были русские, украинцы с Кубани, Краснодарского края и регионов Украины. «Не просто где-то там с Западной Украины или с Карпат, это будет позже, где не было опыта такого садоводческого. А переселяли из Винницкой области. Ну вот Куйбышевский район (Куйбышевский район ‒ территориально-административная единица Крымской АССР и Крымской области УССР, существовала с 1935 по 1962 годы – КР), это сейчас Бахчисарайский район, заселен украинцами из Винницкой области. Все-таки садоводческий опыт в украинцев был», ‒ говорит Петр Вольвач.

Русских первой волны селили на юге Крыма, второй – в 1950-х годах – в центральных и северных районах полуострова. Среди голой степи. «В Крым начинают завозить лояльное население из центральных областей России. Они умеют выращивать картофель, капусту, в зоне достаточного увлажнения типа Смоленской области или Вологды, но, простите, жить в условиях, где нет воды, они не умеют. Они не умеют выращивать виноград и нет традиций его выращивания», ‒ отмечает Александр Иващенко.

Крымскотатарские традиции ведения хозяйства в засушливых условиях, сложившиеся веками, пришли в упадок. Крым критически нуждался в воде. В 1950-х годах советская власть решает дать полуострову днепровскую воду. Первый пробный пуск воды по Северо-Крымскому каналу состоялся в 1958 году. Через три года начались земляные работы, тогда на полуострове ждали визита руководителя СССР Никиты Хрущева. «Разбили там уже столы, коньяки должны были литься рекой, а он на открытие тогда не приехал. И все это чиновничество набросилось на все коньяки и колбасы», ‒ вспоминает Петр Вольвач, в 1961 году он был студентом и учится в Крыму.

Хрущев приехал на полуостров осенью 1963 года, тогда же официально и открыли ирригационное сооружение. Днепровская вода пошла в Крым. Впервые в истории. Вот так и началась «золотая эра» сельского хозяйства Крыма, говорят опрошенные нами ученые. «В Крыму с появлением воды было развито кормовое производство: выращивание люцерны, выращивание культур высокопротеиновых для откорма животных. В Крыму начали развивать животноводство, в том числе молочное, птицеводство, рыбное хозяйство. Ведь хорошо прогретая вода в емкостях дает возможность большого прироста качественной рыбы», ‒ говорит Александр Иващенко.

«Золотая эра» сельского хозяйства Крыма

Благодаря воде из Днепра, Крым получил статус аграрного региона. У полуострова появилась собственная сельскохозяйственная специализация: крымский лук, персики, роза и лаванда. «Зерновые культуры ‒ это твердая пшеница, это была фишка. Крым был таким надежным поставщиком твердых сортов. Там до 2 миллионов тонн собирали ежегодно», ‒ рассказывает Валерий Ежов. Крым никогда не был житницей Украины, говорят эксперты. Но когда днепровская вода пошла на полуостров, урожаи зерновых выросли. По меньшей мере в семь раз. По подсчетам Александра Иващенко, в советскую эпоху в Крыму выращивали около тонны зерна на одного человека.

После 1963 года в Крыму начали выращивать рис, ранее этой культуры на полуострове не было никогда. До аннексии Крым обеспечивал половину потребностей Украины в рисе. Разбить рисовые чеки, там, где их никогда не было – совсем не прихоть советских чиновников, объясняет эксперт. Климат Крыма вполне пригоден для рисоводства. «Рис у нас можно выращивать до города Вознесенска включительно! В промышленных условиях можно выращивать рис, то есть достаточное количество тепла и длины теплого периода года, чтобы там рис нормально рос и созревал. Это практически северная граница промышленного выращивания риса в мире», ‒ объясняет Александр Иващенко.

Искусственное орошение дало толчок развитию виноградарства в Крыму. Полуостров примерно на 25% обеспечивал Украину виноградом. Так продолжалось до конца 1980-х годов. Далее антиалкогольная кампания Горбачева уничтожила коллекционные сорта крымского винограда. Знаменитую «Массандру» от ликвидации спас лично первый секретарь компартии Украины Владимир Щербицкий. Крымские виноградники выжили и в кризисные 1990-е годы, когда стране было совсем не до лозы и вина. «В 1990-е годы был уверенный экономический спад, и мы это знаем. Но все же и посадка садов, и посадка виноградников, скажем, она продолжилась и был так называемый однопроцентный сбор от продажи алкоголя, от продажи табака, который шел на закладку садов и виноградников», ‒ вспоминает Валерий Ежов.

Благодаря воде из Днепра, сады Крыма, которые еще до Второй мировой войны поставляли свои фрукты в Москву и Санкт-Петербург, начали высаживать в степи. Под палящим крымским солнцем. «На орошении, безусловно, на этих плодородных землях, урожай значительно повышался. Таким образом выросла новая отрасль ‒ это степное, но орошаемое садоводство и виноградарство. В интенсивных садах стали получать по 300 центнеров с гектара», ‒ говорит Петр Вольвач.

Херсонщина с водой

Климатические и природные условия юга Херсонской области и севера Крыма одинаковые, говорят специалисты. Главное отличие – на юге Украины есть вода, а в Крыму после 2014 года – нет. «В нашем случае дилемма такова: или жизнь, или смерть. Потому что без воды здесь на самом деле ничего не растет», ‒ рассказывает фермер из Херсонской области Игорь Брагинец.

Земли Игоря Брагинца в Чаплинском районе, вблизи админграницы с Крымом. Фермер обрабатывает 1700 гектаров угодий ‒ это примерно 2400 футбольных полей. Он выращивает овес, сою, рапс, кукурузу. 95% земель на орошении. Это позволяет собирать два урожая в год. Как и другие фермеры, воду для полива Игорь покупает у Госводагентства Украины. За один кубометр платит 1,45 гривны. За год Игорь использует в хозяйстве 7 миллионов кубометров воды. Платит за это около 1 миллиона гривен.

«Понятно, когда у тебя вода и стабильно, ты можешь говорить: «Я за нее много плачу». Но задайте этот вопрос аграриям, потерявшим урожай вследствие засухи. Они скажут: «Ребята, пусть будет в 10 раз дороже, но дайте. Я сам подумаю, что поливать, я полью немного, но я полью и я буду с урожаем. Я буду бережнее и буду больше использовать технологии, но буду с урожаем. А сейчас я без ничего», ‒ объясняет Игорь Брагинец.

Вода ‒ вопрос жизни и смерти для юга Украины, убеждает фермер. Поэтому он категорически против приватизации каналов и других ирригационных сооружений. «Фактически, на нефтяной трубе «сидит» Медведчук, на металле и «цветметах» «сидит» Коломойский, на металле «сидит» Ахметов, на угле «сидит» Ахметов, на электроэнергии, большей части «сидит» Ахметов. Вот только водяная труба осталась не приватизированная. Но вода ‒ это не уголь и не электроэнергия, это основа всего живого», ‒ говорит фермер.

Крым без воды

От полей Игоря Брагинца в Чаплинском районе Херсонской области до села Правда Первомайского района в Крыму меньше 70 километров. Но ситуация на этих землях противоположная. «Поливаем только кормовые культуры, овощи и кукурузу. Те культуры, которые без воды расти в Крыму не могут. Конечно, говорить о зерновых, говорить о подсолнечнике, говорить о других культурах, которые мы могли бы себе позволить поливать, [не приходится]. Сейчас мы ими не занимаемся, потому что это просто не выгодно. Потому что воды не хватает», ‒ рассказывает главный агроном сельскохозяйственного производственного кооператива «Правда» в Крыму Павел Талалов.

В 2020 году зерновых собрали на 50% меньше чем в предыдущем году, рассказывает агроном. Часть полей агрокооператива вообще пришлось списать. «Сократили площади под овощными, потому что вода – все-таки фактор, который ограничивает. Во-вторых, качество воды, которой мы пользуемся, все-таки не то. Не тот химический состав и солевой. Конечно, вода намного хуже. Качество воды днепровской, будем говорить, идеально для растений», ‒ признается Павел Талалов.

От отсутствия днепровской воды страдает и другой аграрный комплекс в селе Земляничное в Белогорском районе Крыма на юго-востоке Крыма. Чтобы минимизировать расходы воды, здесь ввели систему No-Till ‒ это когда вспашку не проводят, а землю специально покрывают прослойкой измельченных растений. «У нас единственный способ ‒ нулевая обработка земли, No-Till, с максимальным сохранением влаги. У нас стерня остается в почве. Она защищает почву от солнечного удара, уменьшается испарение», ‒ объясняет директор сельхозпредприятия «Заря» в Крыму Азед Магомед Алескеров.

Новаторские подходы спасут сельское хозяйство Крыма, верят агрономы сельхозкооператива «Заря». Хотя и жалуются, что плодородной почвы на полуострове меньше. После аннексии Владимир Путин обещал крымским аграриям совсем другую жизнь: «Какие отрасли могли бы быть перспективными для Крыма? Понятно, сельское хозяйство. Кстати, на поддержку сельского хозяйства мы направили 3 миллиарда рублей. Это в 5 раз больше, чем в прошлом году и в 10 раз больше, чем в 2014 году. Нужно только эти деньги осваивать эффективно».

Регионом повышенной экологической опасности теперь называют Крым эксперты. Засушливый полуостров даже угрожает материковой Украине. «Сегодня у ученых есть такое понятие, как «эффект духовки». Потому что в Крыму формируются раскаленные воздушные массы. Затем они воздушными потоками перемещаются на территорию Украины и наносят нам ущерб и в экологической, и в экономической сферах. Это в связи с тем, что нет орошения. Экосистема деградирует, изменения климата приводят к тому, что нагреваются воздушные массы и никакого контроля или стабилизации процессов не происходит», ‒ объясняет заместитель директора Института водных проблем и мелиорации Украины Михаил Яцюк.

Без воды отдельные отрасли сельского хозяйства Крыма просто исчезли. «Практически полностью исчезло рисоводство ‒ полный упадок. Упадок садов, нечем поливать, упадок выращивания масляно-эфирных культур», ‒ говорит Александр Иващенко.

Рис, горох, соя ‒ эти влаголюбивые культуры выращивать в Крыму все сложнее, воды не хватает. Животноводство и рыбоводство тоже исчезают.

«Если нет воды, нет поливных территорий, то нет кормов, практически. И отсюда будет и в животноводстве падение, не будет того же молока, мяса и так далее», ‒ объясняет Валерий Ежов. Снизились и урожаи зерновых. Сейчас, по данным Александра Иващенко, в Крыму собирают 3-4 тонны с гектара. До аннексии было втрое больше. Вот статистика, обнародованная подконтрольными Кремлю властями полуострова в январе: подсолнечника собрали почти в 3 раза меньше, чем до аннексии, овощей – в 5 раз, молока – меньше в 2,6 раза. Крым теряет статус аграрного региона.

«Что произошло в Крыму? Он зажат. С одной стороны, Украина, с которой у него ничего нет. А с другой стороны, у него есть Краснодарский край. Так вот смотрите. Объем сельскохозяйственной продукции в Крыму в прошлом году составил 1% от общего в России. Но смотрите, Краснодарский край – 7,2%. Далее, зерновые. Крым – 1,5 миллиона тонн почти. А Краснодарский край – 13,8 миллиона тонн. Получается, что Крым не только не вышел на европейские стандарты, он не конкурирует даже с Краснодарским краем. И это знают все местные жители, так как продукция краснодарская заполонила все магазины», ‒ говорит Валерий Ежов.

Мы проверили крымские продуктовые магазины. И вот результат: сладкая кукуруза, горошек, сахар, растительное масло, консервированные огурцы и томаты, многие другие продукты – все из Краснодарского края. Материковая Украина приспособилась жить без крымской сельхозпродукции. Площади под рисом в Одесской и Николаевской областях уже превысили те, что были на полуострове. Эти же регионы, а еще и Запорожская область перекрыли потребность в винограде. После аннексии Украина на 50% увеличила экспорт зерновых. Аграрии научились выращивать персики и другие плодовые культуры на юге материка. Крымскую лаванду теперь высаживают на Киевщине.

Автор Дмитрий Евчин, опубликовано в издании "Крым. Реалии"

http://argumentua.com/stati/zolotaya-era-zakonchilas-kak-krym-poteryal-status-agrarnogo-regiona


Infos zum Autor
[-]

Author: Павел Лакийчук, Дмитрий Евчин

Quelle: argumentua.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 29.08.2021. Aufrufe: 61

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta