«Закон о военных преступниках» не находится в приоритетах украинской власти

Information
[-]

Почему Украине так нужны изменения в законодательство о военных преступлениях 

Уже более ста дней президент Украины Владимир Зеленский вопреки Конституции и не подписывает и не ветирует так называемый «закон о военных преступниках».

Он был принят  Верховной Радой еще 20 мая 2021 года закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно имплементации норм международного уголовного и гуманитарного права» (проект 2689). Закон вводит ответственность за военные преступления и преступления против человечности, к которым не применяется давность. Чтобы тех, кто пытал, убивал, незаконно лишал свободы мирных жителей, захватывал их имущество и заставлял служить в оккупационной армии, можно было наказать и через 10, и через 20 лет. Почему президент не выполняет свой конституционный долг и почему Украине так нужны изменения в законодательство о военных преступлениях, рассказывает Александра Матвийчук, председатель правления ОО «Центр гражданских свобод», в программе «Вопрос национальной безопасности» с Валентиной Самар (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская).

Центр  журналистских расследований:Александра, проект «Закона о военных преступников» совместно готовили правозащитники, народные депутаты, члены правительства, он прошел экспертизу международных организаций. То есть, вопросов к его качеству быть не может. Какая ваша версия, почему президент Зеленский пошел на такое нарушение Конституции: уже три месяца и не ветирует, и не подписывает и не обнародует закон о военных преступников?

Александра Матвийчук:  —  Моя гипотеза в том, что на самом деле все эти очень правильные лозунги и декларации, что Крым - Украина, Донбасс - Украина, остаются лозунгами и декларациями. Они не находят должной поддержки на уровне реальных действий. Потому что никаких объективных факторов, почему надо было бы затягивать с подписанием этого закона, нет. Более того, президент Украины и на открытии Крымской платформы, и во время недавнего визита в США говорил, что Украина будет продолжать преследовать Российскую Федерацию за те нарушения, которые совершаются на оккупированных территориях. И это печальная констатация реальных приоритетов, которые отличаются от задекларированных.

—  То есть, ваша версия заключается в том, что у власти нет политической воли на подписание этого закона и на привлечение к ответственности людей, которые подозреваются и обвиняются в военных преступлениях, верно?

—  Я бы сказала так: не  находится этот вопрос в приоритетах украинской власти, хотя должен. И я буду очень рада ошибиться.

—  Александра, а происходит какая-то коммуникация у вас и других правозащитников с Офисом президента? И есть надежда на мирное решение проблемы с «законом о военных преступниках»? Я имею в виду мирное решение - без шин и акций на улице Банковой.

—  На самом деле, мы проводили в августе акцию. Но она была абсолютно мирная, как и все акции, которые проводят правозащитные организации. Мы отправляли официальное обращение, но на него до сих пор нет официального ответа. И никакой публичной коммуникации по этому вопросу Офис президента не ведет.

—  Вопрос к вам как к профессиональному юристу. Что происходит на практике из-за проволочек с подписанием закона 2689? Дела будут расследоваться по старым редакциями статей УК, по ним  будут выноситься приговоры, которые затем будут обжалованы в Европейском суде по правам человека. А в будущем, дела, которые сейчас открываются, будут переквалифицироваться, поэтому снова будет тормозиться их расследование?

— Основной недостаток и основная угроза такого промедления в том, что дела неправильно открыты, не по тем статьям, потому что в Уголовном кодексе Украины нет ответственности за преступления против человечности, ненадлежащим образом выписаны военные преступления. Поэтому правоохранительные органы, органы следствия открывают уголовные дела по совершенно другим статьям УК. Все эти другие статьи имеют сроки давности. И поэтому дело может просто никогда не дойти до суда. Потому что когда мы говорим об оккупированных территориях, мы говорим о ситуации, в которой объективно очень трудно собирать доказательства, вести следствие, опрашивать свидетелей и проводить необходимые следственные действия. Поэтому может случиться так, что когда эти дедлайны пройдут, а не будет собрано надлежащие доказательства, и дело придется просто закрыть.

Почему важно квалифицировать эти преступления как международные, как преступления против человечности, как военные преступления? Там таких дедлайнов нет. Это рассчитано на ситуации вооруженных конфликтов, на оккупированные территории, в которых авторитарные режимы преступников не выдают и не сотрудничают. Поэтому не имеют международные преступления срока давности. История свидетельствует: проходит десять, двадцать, тридцать лет, авторитарные режимы падают, и военные преступники предстают перед судом. Это возможно при условии, если все эти дела, которые сейчас открыты, Украина должным образом квалифицирует. И наш «закон о военных преступников» №2689 дает такую ​​возможность.

—  «В долгий ящик» в Офисе президента скрыт не только «закон о военных преступников», но и проект Закона о статусе и помощи политическим пленникам, который также разрабатывался совместно чиновниками и правозащитниками. Известно, в чем причина промедления внесения его в Верховную Раду?

—  Я думаю, это также вопрос реальных приоритетов Офиса президента. И я еще раз подчеркиваю: они отличаются от задекларированных. Поэтому я надеюсь, что еще не поздно изменить эту ситуацию, выполнить Конституцию, подписать законопроект №2689 и в сотрудничестве с правозащитниками предоставить надлежащую правовую, социальную и другую защиту родным политических заключенных и пленных, а также самым людям, которые находятся в российских застенках.

—  Вы общаетесь с иностранными коллегами и представителями гражданского общества и правительственных структур. Насколько эта бездеятельность относительно упомянутых законопроектив подрывает значимость Крымской платформы? Насколько она глушит тот достаточно сильный сигнал о серьезности своих намерений относительно деоккупации Крыма, который Украины подала во время саммита Крымской платформы?

—  Это очевидный диссонанс. Смотрите, как это выглядит со стороны: президент страны открывает Крымскую платформу, обращается к международным партнерам, чтобы координировать действия по противодействию российской агрессии. А сама Украина не выполнила «домашнего задания» и не смогла за семь лет даже Уголовный Кодекс изменить, чтобы установить ответственность за военные преступления. Это явно несерьезная и очень странная ситуация.

Правозащитные организации на днях подписали очередное обращениек президенту  Зеленскому и к председателю Верховной Рады  Разумкову. Потому что есть статья 94 Конституции Украины (а Конституция - это нормы прямого действия, требующие выполнения даже без локализации в законах), которая говорит, что если президент в течение 15 дней не ветировал этот закон, то он считается таким который одобрен и должен быть немедленно подписан и обнародован. Вот мы обратились к президенту о том, что он нарушает конституционный долг, обратили внимание спикера парламента - он тоже может в этой ситуации вмешаться. А дальше мы будем прибегать к другим правовым и международно-дипломатическим действиям, чтобы эту ситуацию изменить. В данном случае мы - союзники публичных намерений президента привлечь Российскую Федерацию к ответственности. Хочет он или не хочет, но мы будем ему в этом помогать. 

Источник:  Центр  журналистских расследований

http://argumentua.com/stati/zakon-o-voennykh-prestupnikakh-ne-nakhoditsya-v-prioritetakh-ukrainskoi-vlasti

***

Комментарий: Закон о военных преступниках «похоронен» в Офисе президента? Зеленский и автор молчат ...

В июне этого года парламент передал президенту на подпись закон о военных преступниках, принятый во втором чтении. Почему президент не подписывает законопроект, хотя должен был это сделать еще летом? Вопросы игнорирует и Офис президента, и президентская партия, и министр внутренних дел – автор законопроекта.

В июне этого года парламент передал президенту на подпись закон о военных преступниках, принятый во втором чтении, пишет Радіо Свобода. Его подготовку сопровождали правозащитники, работающие с жертвами пыток на Донбассе: они много раз объясняли, что эти изменения в уголовном и уголовно-процессуальном кодексе и в законе про амнистию позволили бы Украине привлечь к ответственности виновных в преступлениях против человечности. Например, хотя бы заочно судить тех, кто пытал и продолжает пытать политических заключенных на оккупированной части Донбассе.

20 мая парламент принял закон Украины 2689 «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо імплементації норм міжнародного кримінального та гуманітарного права». Его поддержало 248 народных депутатов – в основном, из президентской партии «Слуга народа». Неудивительно – автором законопроекта выступил тогдашний руководитель комитета по вопросам правоохранительной деятельности, нынешний министр внутренних дел Денис Монастырский.

«Большая группа экспертов шла к этой цели более 7 лет. Законопроект стал поворотным моментом для того, чтобы потерпевшие, которые обращаются в правоохранительные органы Украины, и приезжающие с оккупированных территорий, получили и реализовали право на справедливый суд. Это то, что отсутствовало в течение последних лет. Например, приезжает с востока человек, которого подвергали пыткам, обращается в правоохранительные органы с заявлением, а они пока что определенным образом ограничены в возможности расследовать и привлекать к ответственности. Поэтому ключевым принципом здесь должно быть обеспечение отсутствия сроков давности», – заявлял Монастырский перед голосованием в мае 2021 года.

О необходимости принять этот закон действительно несколько лет говорили как правозащитники, так и пострадавшие от военных преступлений. Документ вносит в восьмую статью уголовного кодекса Украины преступления, предусматривающие введение принципа универсальной юрисдикции в отношении преступлений агрессии, геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений. Универсальная – значит такая, которая не связана с местом совершения преступления, гражданством, постоянным местом жительства подозреваемого или потерпевшего или вредом национальным интересам государства.

Как ранее сообщало Радио Свобода, по данным коалиции «Справедливість заради миру на Донбасі»:

    86% военнослужащих и каждый второй гражданский прошел через пытки или жестокое отношение;

    33% военнослужащих и 16% гражданских были свидетелями смерти в результате пыток;

    12% гражданских, которые прошли через пытки и жестокое обращение, были женщинами.

Закон передали на подпись президенту Владимиру Зеленскому 7 июня 2021 года. Согласно 94-й статье Конституции, президент должен в пятнадцатидневный срок либо подписать его, либо вернуть на рассмотрение в парламент, причем сопроводив мотивированными замечаниями. Если же этого не происходит, закон теоретически считается принятым.

Еще в мае 2021 года против законопроекта выступала Анна Маляр – в августе 2021 года ее назначили заместителем министра обороны. В колонке на «Украинской правде» юристка указывает на недостатки законопроекта, с ее точки зрения: ответственность командира за военные преступления, совершенные его подчиненными, возможную амнистию осужденных за военную агрессию против Украины и некоторые другие. Маляр рекомендовала наложить на законопроект вето внести в текст ряд исправлений. Это сделано не было. Через два месяца после передачи закона Зеленскому, под офисом президента прошла акция в поддержку документа. Среди участников акции был бывший узник пророссийских боевиков Игорь Козловский и Нина Брановицкая, мать замученного и застреленного в плену украинского солдата Игоря Брановицкого. Организатором акции выступила общественная акция «Центр гражданских свобод».

Еще через месяц, 13 сентября 2021 года, та же общественная организация адресовала президенту открытое обращение с требованием подписать закон о военных преступниках. Обращение подписало около 20 общественных организаций, в том числе, Харьковская правозащитная группа, Хельсинская правозащитная группа, Центр политико-правовых реформ, «Блакитний птах» и другие. В тот же день Радио Свобода направило в офис президента информационный запрос о том, что почему законопроект 2689 так долго не подписывается, и когда он будет подписан. Это обращение было проигнорировано.

Перед голосованием законопроект прошел несколько важных парламентских комитетов, в том числе по вопросам национальной безопасности и обороны, по вопросам прав человека деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий и по вопросам правоохранительной деятельности. Последний тогда возглавлял Денис Монастырский. Нынешние руководители комитетов не стали отвечать на вопросы по поводу законопроекта 2689. Комитет нацбезопасности сейчас возглавляет член президентской фракции «Слуга народа» Александр Завитневич. Политик передал через пресс-службу, что его комитет не был профильным при рассмотрении этого закона. За права человека и деоккупации в парламенте «отвечает» уроженец Волновахи (Донецкая область), член партии «За майбутне», Дмитрий Лубинец. Политик проигнорировал вопрос о том, что он, как глава комитета будет делать для решения судьбы законопроекта.

Не стал отвечать на вопрос и нынешний глава комитета по вопросам правоохранительной деятельности – также член президентской фракции Сергей Ионушас. Не нашел по всей видимости времени для общения с журналистами Радио Донбасс. Реалии и министр внутренних дел Денис Монастырский, автор законопроекта 2689. Вопрос с уже принятым законом остается в подвешенном состоянии: ни правок, ни вступления в силу. Тем временем база преступлений против человечности на Донбассе все время пополняется...

Автор Михайло Штекель,  опубликовано в издании  "Радіо Свобода"

http://argumentua.com/stati/zakon-o-voennykh-prestupnikakh-pokhoronen-v-ofise-prezidenta-zelenskii-i-avtor-molchat


Infos zum Autor
[-]

Author: Центр журналистских расследований, Михайло Штекель

Quelle: argumentua.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 28.09.2021. Aufrufe: 62

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta