Газовый кризис в Европе и цели России. «Газпром» идет на шантаж

Information
[-]

7 выводов после совещания у президента России Владимира Путина 

Проанализировав стенограмму совещания у президента РФ, DW сделала выводы о политике "Газпрома", "Северном потоке - 2", транзите через Украину и "плане Б" с участием "Роснефти".

Европа столкнулась с небывалым взрывом цен на природный газ, что грозит масштабным энергетическим кризисом. Широко распространено мнение, что дефицит голубого топлива в преддверии зимы в определенной или даже в решающей мере возник из-за целенаправленных действий "Газпрома". Считается, что российский госконцерн оказывает тем самым давление на власти Германии и Евросоюза, чтобы добиться скорейшего разрешения на начало эксплуатации газопровода "Северный поток - 2", причем сразу двух его ниток, для чего нужно вывести его из-под действия антимонопольных законов ЕС.

Как раз в тот самый день, когда в ходе паники на европейском рынке газовых фьючерсов цена тысячи кубометров взлетела до невообразимых прежде почти 2000 долларов, президент России Владимир Путин провел в Москве в режиме видеоконференции "совещание по вопросам развития энергетики". После этого появились сообщения, что Россия готова увеличить поставки газа в Европу, и цены откатились от пиковых значений. Но что конкретно говорилось на совещании 6 октября? DW проанализировала его стенограмму, опубликованную в сокращенном виде на официальном сайте президента РФ kremlin.ru, и сделала семь выводов.

Кремль обеспокоен ажиотажным спросом и опасается усиления конкурентов

Первый вывод: в Кремле обеспокоены нынешней ценой на газ, которая, как отметил Владимир Путин, "более чем в десять раз больше средней цены прошлого года". Президент несколько раз говорил в ходе совещания о том, что нужно сбить ажиотажный спрос, ведь "нам такой спекулятивный ажиотаж ни к чему, потому что, как известно, за этими ажиотажами происходят другие малоприятные события".

Вице-премьер Александр Новак, в прошлом министр энергетики РФ, перечислил некоторые из таких нежелательных для России последствий: "Происходит более интенсивный переход на возобновляемые источники энергии при таких ценах, и, конечно, возникает желание инвестировать в более неэффективные добычные проекты. Поэтому, конечно, рынок надо быстрее стабилизировать".

Таким образом, в Москве опасаются ускорения переориентации Европы на возобновляемую энергетику и усиления прямых конкурентов: под менее эффективными проектами подразумевается, видимо, добыча сланцевого газа в США и его поставки в сжиженном виде (СПГ).

Москва отрицает ответственность за дефицит газа и пустое ПХГ "Газпрома"

Второй вывод: в Москве будут и дальше отрицать какую-либо ответственность за дефицит газа и взлет цен в Европе. Путин перечислил причины нынешней ситуации: быстрое посткризисное восстановление мировой экономики, снижение запасов в европейских подземных хранилищах газа (ПХГ) после холодной зимы в начале 2021 года, сокращение выработки ветряной энергии в Европе из-за безветренной погоды. На все эти факторы указывают и западные эксперты. Четвертой причиной президент РФ назвал ошибки ЕС, но об этом чуть позже.

Однако Путин не объяснил, как так получилось, что прошлая холодная зима в Европе закончилась в марте-апреле, а крупнейшее в ФРГ и во всем ЕС ПХГ Rehden, принадлежащее "Газпрому" и напрямую соединенное с первым "Северным потоком", в сентябре оказалось заполненным лишь на 5%. По мнению ряда экспертов, российский госконцерн, действительно, выполнял свои договорные обязательства перед европейскими клиентами, что всячески подчеркивали на совещании и Путин, и Новак, однако делал это, опустошая свои газохранилища в ЕС. И при этом, несмотря на большой спрос и высокие цены, не бронировал дополнительный транзит через Украину или Беларусь и Польшу, в результате чего резко обострилась нехватка топлива.

Москва использует рост цен для продвижения "Северного потока - 2"

Третий вывод: совещание у Путина фактически подтвердило, что Москва использует нынешний газовый кризис для продвижения проекта "Северный поток - 2". Так, Александр Новак прямо заявил, что видит два пути "несколько охладить" ситуацию: "В первую очередь, это скорейшее завершение сертификации и получение разрешения на прокачку газа по достроенному "Северному потоку - 2". Это дало бы позитивный сигнал".

Вторая мера для успокоения ситуации на рынке газа, по мнению вице-премьера, могла бы состоять в том, чтобы "поставить дополнительные объемы биржевой торговли газа на электронной торговой бирже в Санкт-Петербурге, хотя бы небольшие объемы, которые могли бы сбить спекулятивный эффект".

Путин поддержал идею: "Это можно сделать, но, конечно, можно и нужно это делать не на споте в Европе, а, как вы и сказали, на биржах в Санкт-Петербурге".

Россия пока не собирается существенно увеличивать поставки газа в Европу

Отсюда четвертый вывод: информационные агентства несколько поспешили с сообщениями о готовности России увеличить поставки газа в Европу. На самом деле речь идет лишь о "небольших объемах", и те будут предназначены в основном для того, чтобы раскручивать сравнительно новую торговую площадку в Санкт-Петербурге, а не для реального удовлетворения высокого спроса в ЕС.

В стенограмме есть только расплывчатая фраза Путина, обращенная к Новаку: "Давайте продумаем возможное увеличение предложения на рынке, только сделать это надо аккуратно. Посчитайте с "Газпромом", поговорите".

Украинский транзит сохранится, но дополнительных объемов не будет

Пятый вывод: ни на какое существенное увеличение транзита газа через Украину сверх того, что прописано в действующем пятилетнем договоре, Москва не пойдет. Путин прямо сказал: "Можно было бы действительно увеличить поставки и по ГТС Украины, только для "Газпрома" это в убыток".

Президент пояснил, что "Газпром" при прокачке газа "по новым трубопроводным системам" (читай: по действующему "Турецкому потоку" и ждущему разрешения "Северному потоку - 2") "экономит примерно 3 миллиарда долларов в год, имею в виду, что современное оборудование прокачки применяется и новые трубы, можно увеличить давление, чего по газотранспортной системе Украины сделать нельзя, поскольку она не ремонтировалась уже десятилетия, и там в любой момент может что-то лопнуть, произойти".

Россия не будет дополнительно бронировать транзит газа через Украину, но качает оговоренные объемы

Чуть позднее, обращаясь к министру энергетики Николаю Шульгинову, президент продолжил развивать эту мысль: "Смотрите, "Газпром" считает, что ему экономически целесообразнее, выгоднее было бы даже заплатить Украине штраф, но увеличить объем прокачки по новым системам именно в силу тех обстоятельств, о которых я сказал: давление больше в трубе, меньше выброс в атмосферу СО2, дешевле все получается - под три миллиарда долларов по году".

"Но я прошу этого не делать, - продолжил Путин. - Нужно полностью соблюдать контрактные обязательства по транзиту прокачки нашего газа через территорию Украины, через ГТС Украины". По его словам получается, что украинский транзит сохраняется только благодаря доброй воле президента России, так как "Газпром" готов от него отказаться даже под угрозой штрафа. Для него главное - качать газ по "новым трубопроводным системам".

В условиях кризиса Кремль хочет вернуть ЕС к практике долгосрочных контрактов

Шестой вывод следует из уже упомянутых рассуждений Путина об ошибках ЕС в газовом вопросе. После выступления российского президента на совещании 6 октября стало ясно, что Москва пытается использовать нынешнюю, по словам Новака, "истерию" на спотовом рынке газа в Европе не только для того, чтобы поскорее получить от Евросоюза разрешение на использование "Северного потока - 2" в полном объеме, но и для того, чтобы добиться от ЕС возвращения к практике заключения с "Газпромом" преимущественно долгосрочных контрактов.    

"Вообще-то предложение перейти на биржевую торговлю газом, - указал президент РФ, - было сделано, потом продвигалось и было продвинуто экспертами Еврокомиссии прошлого созыва, в основном британскими экспертами. Где теперь эти британские эксперты, где теперь их предложения - понятно, а потребители в континентальной Европе, безусловно, страдают от реализации этих предложений".

Путин явно пытается убедить ЕС в том, что нынешние правила торговли газом Евросоюзу навязала покинувшая его Великобритания, а потому теперь следует вернуться к прежнему принципу многолетних договоренностей с "Газпромом".

Это гарантировало бы российской компании сбыт и доли рынка на годы вперед, но противоречило бы европейскому курсу на декарбонизацию - форсированному сокращению использования ископаемых энергоносителей, в том числе и газа, причем уже в этом десятилетии.

"Роснефть" хочет и готовится экспортировать газ по "Северному потоку - 2"

Седьмой вывод состоит в том, что в Москве продолжают держать в запасе "план Б" на тот весьма вероятный случай, что ФРГ и ЕС со ссылкой на Третий энергопакет не выдадут разрешение на использование двух ниток "Северного потока - 2", поскольку "Газпром" не обеспечил доступа к этому газопроводу других поставщиков. Тогда в роли "третьей стороны" могла бы - и явно готовится - выступить другая российская госкомпания: "Роснефть". 

Ее глава Игорь Сечин, обращаясь на совещании к Владимиру Путину, заявил: "Одним из предложений по стабилизации ситуации на рынке европейского газа могло бы стать разрешение на реализацию пилотного проекта по экспорту 10 миллиардов кубометров газа из ресурсов "Роснефти". Такое поручение правительству Вы уже давали". Свое предложение Сечин подкрепил указанием на то, что его реализация "имеет серьезную актуальность с точки зрения как стабилизации рынка, так и формирования дополнительных доходов бюджетов".

Что именно президент России ответил главе "Роснефти", неизвестно: как раз на этом месте стенограмма совещания заканчивается. Однако осуществление этого "плана Б" означало бы конец монополии "Газпрома" на экспорт трубопроводного газа, закрепленной в соответствующем законе РФ, который пришлось бы менять. Такая реформа, несомненно, резко обострила бы конкуренцию не только между двумя ключевыми нефтегазовыми госкомпаниями, но и между их руководителями, входящими в круг особо приближенных к Путину лиц: между Алексеем Миллером и Игорем Сечиным. 

Автор Андрей Гурков

https://p.dw.com/p/41POS

***

Комментарий: «Газпром» идет на шантаж

Россия поставит дополнительно газ в Европу только в том случае, если Европа откажется от антимонопольных законов.

«Нов газетa»: — Михаил Иванович, насколько естественным был нынешний рост цен на газ, а насколько — искусственно созданным?

Hефтегазовый аналитик Михаил Крутихин: — Начало этого периода было, конечно, естественным — рыночным. Упало несколько снабжение в Тихоокеанском регионе, при этом азиатские страны на фоне повышения спроса — по климатическим и другим причинам — резко увеличили закупки сжиженного природного газа (СПГ). Цены пошли очень резко вверх, привлекая трейдеров в этот регион, и потоки газа вместо Европы устремились туда. А в Европе рынок несколько заголился. Не так чтоб уж очень серьезно, но тоже началось движение цен вверх. И тут подсуетился «Газпром», который повел усиленную кампанию с многочисленными заявлениями и паническими сообщениями о кризисе в снабжении газом Европы.

Вместо того чтобы воспользоваться повышением цен и получить дополнительную прибыль от новых продаж газа по высоким спотовым ценам, они (в «Газпроме»)

  • решили вообще прекратить торговлю на спотовых рынках,
  • объявили, что в четвертом квартале и весь следующий год они не будут торговать дополнительными объемами газа на электронных торговых площадках.
  • Потом заявили, что прекращают закачку газа в подземные хранилища, купленные или арендованные на европейской территории.
  • Затем несколько раз объявили периоды профилактики на главных газопроводах, ведущих в Европу, это «Северный поток —1» и два газопровода через Беларусь и Польшу.
  • Затем сказали, что не будут заключать контракты на дополнительные объемы транзита через украинскую территорию.
  • Затем выяснилось, что у них с начала года было семь аварий на крупных газопроводах внутри России.

И всеми этими сообщениями они целенаправленно создавали атмосферу паники, толкая цены вверх.

— С коммерческой точки зрения логично: цены повысятся — «Газпрому» денег больше будет.

— Да, но не сказать, чтобы «Газпром» на этом наживался. Он действительно сократил объем поставок.

— Зачем?

— Именно что в политическом плане. Это «итальянская забастовка»: выполняются все ранее заключенные контракты, но никаких дополнительных объемов газа в Европу не поступает.

— Против чего «забастовка»? Разве их кто-то обижал?

— На одной недавней онлайновой международной встрече экспертов по энергетике я разговаривал с газпромовским деятелем. Судя по этому разговору, объясняется это так: в Европе хотят, чтобы Россия проявила добрую волю и в канун зимы дополнительно поставила газ в европейские хранилища, но сами почему-то не проявляют добрую волю в отношении проекта «Северный поток — 2». Все, дескать, должно быть взаимно.  Он описал мне, по сути, схему шантажа: мы вам поставим дополнительно газ, говорят в «Газпроме», только в том случае, если вы пошлете куда подальше ваши законы против монополизма и признаете «Газпром» полным монополистом на одном из важных маршрутов поставки газа.

— То есть они хотят добиться отмены европейского Третьего энергопакета?

— Конечно. Если выполнять все требования Третьего энергетического пакета, газовые директивы, резолюции Еврокомиссии об энергетической безопасности и так далее, то по двум маршрутам, «Северный поток — 1» и «Северный поток — 2», у «Газпрома» не получится прокачать больше 65 миллиардов кубометров в год. А их номинальная пропускная способность — 110 миллиардов. То есть если все правила соблюдать, «Газпром» будет сильно ограничен в поставке. Те газопроводы, которые будут принимать российский газ на территории Германии, окажутся ограничены в транспортировке газа, принадлежащего одному монопольному поставщику.

— Как раз Третьим энергопакетом вроде бы хотела воспользоваться «Роснефть», чтобы стать тем самым вторым поставщиком в трубе, как требуют европейские правила, и тоже качать свой газ. Очень хотела подвинуть «Газпром» и поделить с ним оба «потока».

— Прекрасно. Только для этого требуется выполнить одно из двух условий.   

Первое: «Роснефть» на комиссионной основе позволяет «Газпрому» транспортировать ее объемы газа в Европу. Потому что в России есть закон об экспорте газа, делающий «Газпром» монополистом в трубопроводном экспорте. Тут есть препятствие: чтобы получить эти дополнительные объемы газа, «Роснефти» нужно не меньше месяца для налаживания его производства на некоторых проектах. Кроме того, газ в трубе все равно будет принадлежать «Газпрому», пусть и на условиях комиссии, а значит, европейские правила все равно будут работать. 

Второй вариант для «Роснефти» — отменить российский закон об экспорте газа.

— Всего-то? Неужели Игорю Ивановичу не под силу поменять какой-то там закон?

— Пока все его попытки пойти по этому пути оказывались неудачными. Он много раз пытался пробиться со своим газом в Азию — по газпромовским трубам, но «Газпром» его не пускает. Этот федеральный закон никак не отменяется. Это плохой закон, монополизм — это всегда плохо. Но даже под давлением господина Сечина его поменять не удается.

— А в чем коммерческая выгода от такого поведения «Газпрома»? Вдруг цены упадут? А так компания могла бы сейчас подороже продать много газа, дать дополнительные деньги в российский бюджет.

— Коммерчески это полный провал. Долгосрочные контракты отреагируют на повышение цены, может быть, через шесть месяцев. Тогда, возможно, повысится цена в долгосрочных контрактах, по которым сейчас работает «Газпром». То есть это выгода не сиюминутная. «Газпром» же заключает либо долгосрочные контракты с формулой цены, привязанной к цене нефтепродуктов, либо — отчасти, на 20–25% — к цене на газовых торговых площадках.

Эту биржевую составляющую стали недавно включать в контракты по требованию европейцев. То есть перемена цены в его контрактах когда-то пойдет вверх, но не сейчас. Иногда проходит до девяти месяцев, прежде чем изменение цены отразится в долгосрочных контрактах. А спотовые контракты, повторю, «Газпром» не заключает, говорит, что не будет продавать газ по выгодным высоким ценам. То есть он не продает газ моментально, сейчас. И прибыль эту не получает.

— Не понимаю почему.

— По политическим причинам: выкрутить руки европейцам. А дальше будет еще хуже: в долгосрочной и среднесрочной перспективе «Газпром» просто бьет себя по самым чувствительным местам. 

Во-первых, европейцы увидели такой дорогой газ и поняли, насколько это невыгодно, поэтому начали искать альтернативу. Они дополнительно строят терминалы для СПГ, активизируют работы по возобновляемым источникам. У немцев есть интересные проекты в Африке по водороду. Сейчас в Европе принимают новый план по отказу от природного газа… То есть такое вздувание цен — это в долгосрочном плане прямой удар по «Газпрому». Вдобавок репутация «Газпрома», и без того не блестящая у европейцев, пострадает еще больше. Его и так уже многие в Европе воспринимают как ненадежного поставщика.

— Это чем же он ненадежный, если готов качать газ европейцам в удвоенном объеме, только пустите?

— Тем, что он по политическим, а не по коммерческим, технологическим или логистическим причинам несколько раз прерывал или сокращал подачу газа в зимний период. Это было в 2006, 2009, 2012, 2014, 2015 годах. Работать с таким поставщиком европейцы считают делом ненадежным. Теперь «Газпром» претендует еще и на роль поставщика водорода в Европу. А кто же станет связываться с поставщиком, который так себя ведет?

— То есть нынешняя тактика «Газпрома» может ему навредить и в будущем?

— Конечно. Она может сказаться и на будущей водородной энергетике в России. В Европе могут решить, что лучше самим производить водород, чем покупать его в России, за тысячи километров, да еще и у такого поставщика.

— Вы сказали, что «Газпрому» мало объема в 65 миллиардов кубометров, которые ему разрешает прокачивать по двум «Северным потокам» пресловутый Третий энергопакет. А разве Европе нужно больше газа?

— Даже без «Северного потока — 2» мощность труб, идущих в Европу, в полтора раза превышает европейские потребности в российском газе.

— Поэтому я и спрашиваю, зачем им добиваться увеличения объема именно в «потоках».

— «Северный поток — 2» — это не новый газ. Это газ, который уйдет с украинской территории и будет транспортироваться через Балтику. К тому же добиться своего — это вопрос престижа: мы победили, нам все ваши санкции — слону дробина, мы великая держава. И это возможность для маневра, потому что тогда «Газпром» сможет не только снять транспортировку через украинскую территорию, но и, например, сократить транспортировку через Беларусь и Польшу. Это тоже рычаг давления.

— «Газпром» уже пустил газ в обход Украины в Венгрию — по «Южному потоку». Кому от этого стало лучше? Венграм, видимо, дороже покупка…

 — Ничего подобного. Почему же венграм дороже?

— Так ведь маршрут получился длиннее и сложнее.

— Венгры получают газ по цене, которая определена в контракте. Им наплевать на маршрут. Пострадал только «Газпром». Потому что раньше ему надо было качать газ в Венгрию только через Украину. А теперь надо из северной части Западной Сибири доставить газ на юг России, потом через Черное море — в Турцию, потом через капризную Турцию, которая уже много раз «Газпром» кидала, — через Болгарию, Сербию, только потом — в Венгрию. Платить за дополнительную стоимость транзита должен «Газпром», а не венгры. В результате именно «Газпром» получит меньше денег. А значит, меньше денег поступит в российский бюджет.

— Тогда из каких соображений поменяли маршрут в Венгрию?

— Чтобы снять газ с маршрута через Украину.

— Только ради того, чтобы ей насолить?

— Да, чтобы наказать соседнее государство.

— «Назло кондуктору возьму билет — пойду пешком»?

— Да, затея наказать Украину обходится нам очень дорого. Мало того что построили гигантский газотранспортный коридор, который в принципе был не нужен, так еще и сами себя наказываем маршрутами-крюками. Только чтобы лишить Украину двух миллиардов долларов в год за прокачку газа.

— Но ведь в контракте с Украиной на транзит есть пункт, по которому «Газпром» должен выплатить компенсацию, если прокачает меньше оговоренного объема газа.

— Ну и заплатит «Газпром», ему не привыкать. Вы посмотрите, сколько Россия уже потеряла из-за этой вражды с Украиной. Миллиарды, миллиарды и миллиарды, только чтобы продемонстрировать свою враждебность к соседям.

— А как можно оценить потери «Газпрома» в цифрах?

— Точно я не считал, но по очень грубой прикидке тарифы на прокачку для «Газпрома» вырастут более чем в четыре раза, чем если бы газ шел через Украину.

— А потери из-за нынешней «итальянской забастовки», из-за отказа торговать по выросшим спотовым ценам, можно как-то просчитать?

— Сейчас я вам цифр не назову, но «Газпром» до этих событий заключал очень много контрактов на спотовой основе. По разным оценкам, эти контракты составляли 20–40% от всей реализации газа в Европе. Эти контракты очень легко было заключать: есть потребитель, он подписывает с «Газпромом» короткий договор на конкретный объем, определяются точка в Европе, где этот газ можно взять с какого-то хаба, цена на хабе и, видимо, какие-то небольшие комиссионные. Это было очень выгодно, без всякой политики, по хорошей цене. Сейчас такая возможность заработать для «Газпрома», а значит, и для российского бюджета, пропала.

 — Строительство ненужных, по вашему мнению, газотранспортных коридоров было, по вашим словам, выгодно подрядчикам «Газпрома», заработавшим на этом. А в чем выигрыш от нынешней, как вы говорите, «забастовки» и от изменения маршрута?

— Выигрыш политический: Кремль усиливает раскол в Евросоюзе. Часть стран там — за «Северные потоки», часть — против, идет такая драчка. Польша, например, подает в суд на Германию, предъявляет претензии руководству ЕС: почему оно поддерживает «Северный поток — 2», хотя это противоречит принципу энергетической солидарности, закрепленному в основополагающих документах Евросоюза? Поляки выигрывают суд и ограничивают транспортировку российского газа по территории Германии. На этом фоне становятся невозможными солидарные решения европейцев по любым санкциям против России. То есть руководство страны защищает себя от солидарных санкций ЕС, а в итоге — еще и от американских, потому что США смотрят, как поведут себя европейцы. На фоне такого раздрая выигрыш остается за Москвой.

— Вы так говорите, будто европейцы не в состоянии понять, что их нарочно ссорят.

— Ну почему же? В Европе есть гигантское газпромовское лобби: руководство Венгрии и Сербии, политики в Германии и в Австрии. Есть и отдельные компании, которым обещают прибыль от новых маршрутов. Такая «шрёдерезация» Европы неплохо работает.

Автор Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/10/07/gazprom-idet-na-shantazh


Infos zum Autor
[-]

Author: Андрей Гурков, Ирина Тумакова

Quelle: p.dw.com

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 08.10.2021. Aufrufe: 158

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta