Евросоюз требует наказать Россию за импортозамещение

Information
[-]

Возмущение Европы

В самом конце года, когда «коллективный Запад», отвлекшись от дел, поглощен рождественским общением за семейными столами, а телефоны и почты контор в Брюсселе и Женеве недоступны для комментариев, стало известно об очередном конфликте между Европой и Россией. На этот раз в области торговли.

На сайте ВТО размещено сообщение о том, что Москва давно и последовательно создавала европейцам невыгодные условия торговли с российскими госкомпаниями. Россию обвиняют в невыполнении обязательств, взятых в 2012 году при вступлении в этот мировой рыночный клуб, в котором состоят все приличные торговые игроки, включая США и Китай. Объявленная цена «неустойки» существенна. «В 2019 году стоимость опубликованных тендеров российских государственных предприятий составила 23,5 трлн рублей, или примерно 290 млрд евро, что эквивалентно примерно 20% ВВП России», — говорится в сообщении ВТО.

Под огонь попала российская программа импортозамещения, которая возмутила европейцев, в том числе дискриминационной системой коммерческих закупок. Брюссель требует привести правила торговли в соответствие с обязательствами РФ в ВТО. Ранее аналогичные претензии выдвинули и США — там сочли незаконными и российские контрсанкции по импорту иностранных продуктов для жителей России. Публикация на официальном сайте ВТО, которая создала столько шума под Новый год, имеет довольно долгую предысторию.

Но на сегодняшний день состояние дела следующее: орган ВТО по разрешению споров (DSB) в ответ на второй запрос ЕС, полученный 20 декабря, согласился создать комиссию. В разбирательстве среди прочих примут участие Австралия, Швейцария, США, Канада, Китай, Япония, Украина и другие. То есть это не исполнительный лист, а предмет переговоров и компромисса.

Евросоюз подал в ВТО за время членства в ней России с 2012 года уже четыре официальных жалобы. В 2014 году он пожаловался на российские чрезмерные импортные и антидемпинговые пошлины на легковые коммерческие автомобили, на эмбарго России на европейскую свинину из ЕС под предлогом санитарных и фитосанитарных требований. Ранее, в 2013 году, — на российскую пошлину на утилизацию импортных автомобилей. Россия также подала в ВТО четыре жалобы на ЕС: в 2014 году — по третьему энергетическому пакету ЕС («смертельному» для «Газпрома»), в 2013 и 2015 гг. — по корректировке цен на газ в рамках антидемпинговых расследований ЕС и в 2017 году — по антидемпинговым мерам ЕС в отношении импорта холоднокатаного плоского проката из России. Так что, это обоюдная практика без чрезвычайных последствий. Какие-то требования Брюсселя через ВТО Россия выполняла, какие-то споры зависли. В общем, торгово-бюрократическая рутина.

Все резко сломалось в 2014 году. В июле в ответ на вмешательство России в украинский кризис ЕС принял ряд ограничительных мер. Брюссель ввел против России санкции, нацеленные на четыре сектора экономики: доступа к финансированию, ВПК, торговля товарами двойного назначения и продажи конкретных технологий для добычи и разведки нефти. В августе 2014 года Россия отреагировала введением политического запрета на импорт ряда сельскохозяйственных и пищевых продуктов из ЕС для россиян: сырно-ветчинную «санкционку». В октябре 2017 года она расширила ассортимент запрещенной для ввоза в Россию пищевой продукции. Пострадавшими оказались российские потребители и европейские фермеры.

Россия сейчас — пятый по величине торговый партнер ЕС, 4,8% от его общего товарооборота с внешним миром в 2020 году. ЕС — крупнейший торговый партнер России, на долю которого в 2020 году приходилось 37,3% от общего товарооборота страны с остальным миром. Из России ЕС импортирует 26% потребляемой нефти и 40% потребляемого ЕС газа. Волатильность цен на энергоносители напрямую влияет на объем двусторонней торговли. В импорте ЕС из России преобладают топливо и продукты горнодобывающей промышленности. Экспорт ЕС в Россию — машины и транспортное оборудование, химикаты, промышленные товары, а также сельскохозяйственные продукты и сырье. Импорт услуг из России в ЕС составил 8,9 млрд евро, а экспорт услуг в Россию — 18,8 млрд евро.

Отношения ЕС и России регулируются давно устаревшим Соглашением о партнерстве и сотрудничестве (СПС) 1997 года, подписанным на о. Корфу Борисом Ельциным еще в 1994 году, в разгар медового месяца между Европой и Россией, в эпоху надежд на то, что Россия — это Европа. Переговоры по новому соглашению между ЕС и Россией начались в 2008 году, когда уже все было понятно, но были приостановлены в 2010 году из-за отсутствия продвижения в разделе торговли и инвестиций. В марте 2014 года Европейский совет приостановил их из-за кризиса на Украине.

Вступление РФ в ВТО в 2012 году разогрело ожидания того, что торговля с Россией выиграет от устойчивой либерализации. Но вместо этого Москва постепенно принимает серию мер, отдавая предпочтение отечественным продуктам и услугам и стимулируя локализацию производства в России иностранными компаниями. Европейскому бизнесу практически закрыт доступ к госзаказу в России. Политика импортозамещения постоянно расширяется. Многие экспортеры ЕС либо вытесняются с рынка, либо вынуждены переносить производство в Россию. Экономические потери для компаний ЕС очень существенны.

Российским компаниям, которые хотят закупать машиностроительную продукцию за рубежом, требуется разрешение комиссии по импортозамещению. Оно выдается на произвольной основе и не требуется для закупки отечественной продукции машиностроения. Обязательны национальные квоты при закупках около 250 товаров, включая автомобили, оборудование, медицинские приборы и текстильные изделия, из которых до 90% должны быть отечественными.

Первые комментарии из Москвы оценивают требование ЕС как «аморальное». Игра по правилам всемирного клуба ВТО не представляется возможной на фоне войны санкций между Западом и Россией. Как можно выполнять мировые стандарты в этих условиях? Экономические санкции нанесли такой урон России, что ей не до выполнения каких-то правил международного клуба.  В Брюсселе же возмущаются, когда Москва делает вид, будто в 2014 году ничего не случилось. И пишут друг на друга жалобы в ВТО. Санкции, введенные ЕС за Украину и Крым, делятся на персональные и секторальные. Первые касаются только лично фигурантов, которым запрещен въезд в ЕС и активы которых на его территории замораживаются. Они имеют к экономике России очень опосредованное отношение. Например, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, тогдашний помощник президента России Владислав Сурков, гендиректор информагентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселев, вице-премьер Дмитрий Рогозин, который курировал российский ВПК и глава Чечни Рамзан Кадыров.

Список изначально включал 185 человек и 48 ассоциированных с ними организаций и потом корректировался. Кроме списка «за Украину» и «за Крым», есть еще такие персональные списки «за Скрипалей» и «за Навального». Но они не имеют прямого отношения к торговле. В нашем вопросе речь идет об ограничении декларированного ВТО доступа европейских компаний на российский рынок. Что касается российских компаний, то запрещено финансирование трех оборонных концернов: «Уралвагонзавода», «Оборонпрома», «Объединенной авиастроительной корпорации». В санкционный список включены еще девять: «Сириус», «Станкоинструмент», «Химкомпозит», «Калашников», Тульский оружейный завод, «Технологии машиностроения», НПО «Высокоточные комплексы», «Алмаз-Антей» и «Базальт».

«Секторальные» меры ЕС, к которым апеллирует в данном случае Москва, это ограничение доступа к первичным и вторичным рынкам капитала ЕС для некоторых российских банков и компаний, запрет на экспорт и импорт оружия, на экспорт товаров двойного назначения для военного использования или конечных потребителей военного назначения в России, ограничение доступа России к чувствительным технологиям и услугам, которые могут быть использованы для добычи и разведки нефти. В июле 2014 года ЕС ограничил также экономическое сотрудничество с РФ: Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) попросили приостановить финансирование новых операций в РФ.

По оценкам экспертов, опубликованным Российским советом по международным делам, воздействие санкций на Россию на макроэкономическом уровне остается относительно небольшим. Эпидемия COVID-19, спад мировой экономики, цены на нефть повлияли на нее гораздо больше, чем зарубежные рестрикции. Под блокирующие финансовые санкции не попало ни одно системообразующее российское предприятие или отрасль. Но санкции остаются политическим риском для предприятий и бизнес-структур. Они влияют на деловые связи с зарубежными партнерами, затрудняют доступ к рынкам и капиталам, отдельным товарам, услугам и технологиям, способны нанести финансовый ущерб и репутационный.

Политический смысл этих экономических телодвижений не вызывает сомнения. Непосредственной угрозы для экономики России они не представляют. Выбор для реагирования не большой: по-прежнему стараться встроиться в современную систему мировой торговли и улаживать споры в рамках ВТО или строить свою замкнутую систему, не участвуя в международном разделении труда.

Автор Александр Минеев, cоб. корр. в Брюсселе

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2021/12/27/vozmushchenie-evropy

***

Приложение. Евросоюз потребовал от России €290 млрд за отказ от импорта

По мнению Еврокомиссии, ограничения и стимулы, введенные в РФ в рамках импортозамещения, дискриминируют иностранных производителей, что нарушает правила ВТО.

Eвросоюз обратился во Всемирную торговую организацию (ВТО), предъявив России претензии на €290 млрд. На такую сумму, как утверждают в Европе, Россия «дискриминировала» европейские товары политикой импортозамещения, сообщают «Известия».

«С 2015 года Россия постепенно расширила свою политику импортозамещения за счет использования различных ограничений и льгот. Экономический эффект для компаний ЕС очень значителен. В 2019 году стоимость опубликованных тендеров государственных предприятий составила 23,5 триллиона рублей, что составляет около 290 миллиардов евро, что эквивалентно 21% ВВП России», — сообщается на официальном сайте Европейской комиссии. 

Претензии ЕК связаны с тремя мерами, предпринятыми Россией в рамках политики импортозамещения. Первая — это «дискриминационная оценка заявок на госзакупки». По мнению европейского регулятора, российские компании получают необоснованные преференции и подают заявки в тендерах с заниженной на 15–30% стоимостью, однако в конце концов заказчик все равно выплачивает им полную стоимость. 

Вторая претензия европейцев — требование получения предварительного разрешения у комиссии по импортозамещению при желании закупить продукцию машиностроения за рубежом. Еще одно требование, с которым не согласны в ЕС, — к национальным квотам при закупках. Почти по 250 группам товаров, включая транспортные средства, оборудование, медицинские приборы и текстильные изделия, до 90% должна составлять отечественная продукция. 

По мнению Еврокомиссии, эти «смешанные ограничения и стимулы» дискриминируют иностранных производителей, что нарушает правила Всемирной торговой организации. 

Ранее «Эксперт» писал, что Евросоюз уже запрашивал консультации в рамках ВТО относительно мер поддержки, оказываемых правительством России в отношении российских производителей при организации закупок компаний с госучастием. В частности, речь идет о норме, при которой государство субсидирует 15% стоимости некоторых видов отечественных товаров при участии в закупках компаниями с госучастием. Кроме того, Евросоюз оспаривал норму квотирования закупок, а также норму, согласно которой госкомпании должны предварительно обосновать закупку, если товар закупается у иностранного поставщика.

Источник - https://expert.ru/2021/12/26/yevrosoyuz-potreboval-ot-rossii-290-mlrd-za-otkaz-ot-importa/

***

Комментарий. ЕС — России: мы на вас наложили, и вы за это ответите

Евросоюз обратился во Всемирную торговую организацию с претензиями в адрес России. По мнению Брюсселя, программа импортозамещения, проводимая Москвой, нанесла странам блока ущерб в €290 млрд.

Российский МИД практически мгновенно отреагировал на демарш европейцев. «Теперь мы знаем, в какую сумму Евросоюз оценил глупость и несамостоятельность собственных политических элит. Глупость, потому что импортозамещение стало ответом на санкции ЕС против России. Брюссель долго рассказывал, что нашу страну “жёстко наказали”», — уже прокомментировала ситуацию официальный представитель российского МИД Мария Захарова в своем аккаунте в Facebook, добавив, что теперь это уже не жесткость, а садомазохизм.

Идея о несостоятельности претензий к стране, которая выживает в условиях санкционного давления, оказываемого сразу несколькими странами, действительно выглядит логично. Но так ли это на самом деле? 

Спор в разных плоскостях

Фактически, объясняют эксперты, схема «они нам санкции, мы им — импортозамещение» включает в себя сразу два разных процесса. Один из которых, кстати, вполне укладывается в нормы ВТО, а второй — нет. 

Как поясняет партнер PraeLegal Ирина Ким, правила ВТО допускают применение определенных ограничений. Например, страны могут заключить соглашение о свободной торговле, которое применяется только к товарам, продаваемым внутри нескольких стран, что ограничивает торговлю товаров извне, или они могут предоставить развивающимся странам особый доступ к своим рынкам. Кроме того, страна может установить ограничения против товаров из определенных стран, которые считаются недобросовестными. А в сфере услуг странам разрешено в некоторых случаях проводить дискриминацию. 

«Термин “несправедливо” очень субъективен и может толковаться по-разному каждой стороной», — рассуждает эксперт. При этом она полагает, что Россия, как член ВТО, вполне может также обратиться в организацию с претензиями. 

Между тем, по словам доцента кафедры Международных экономических отношений РУДН Натальи Дюжевой, санкции, которые вводили против России страны Евросоюза (да и США), правил ВТО не нарушали. Во-первых, они касались экспорта технологической продукции и технологий, а ВТО в основном регулирует доступ на рынки зарубежных стран. То есть, ее соглашения касаются импорта. Во-вторых, они ограничивали нас с точки зрения финансирования, особенно притока спекулятивного капитала: нельзя было держать бумаги российских эмитентов больше определенного срока. Это вообще никак не связано с соглашениями ВТО. И третье — были конкретные персонализированные санкции против физических лиц и конкретных компаний с точки зрения сотрудничества с ними. Это, опять же, не запреты в области регулирования торговли. 

«Поэтому позиция нашего МИДа относительно того, что санкции стали причиной импортозамещения, применима только с очень большой косвенной натяжкой. Потому что санкции развитых стран нарушили соглашение ВТО не нарушали», — добавляет Дюжева. 

И все же, ситуация не так однозначна. Но об этом — дальше. Здесь же добавим, что по правилам ВТО, к импортным товарам и товарам местного производства следует относиться одинаково. По крайней мере после того, как иностранные товары поступят на рынок. То же самое правило должно применяться к иностранным и отечественным услугам, а также к иностранным и местным товарным знакам, авторским правам и патентам. Этот принцип «национального режима», поясняет Ирина Ким, присутствует во всех трех основных соглашениях ВТО. Хотя и трактуется в каждом из них немного по-разному. 

Однако какими бы ни были разночтения, подчеркивает Наталья Дюжева, факт в том, что Россия действительно нарушила и принципы, касающиеся режима наибольшего благоприятствования, и соглашение по субсидиям и компенсационным мерам. 

Можно торговаться

Так что шутить в соцсетях на тему высекшей себя унтер-офицерской вдовы Москва устами Марии Захаровой может, а вот например подать встречный иск на инициаторов санкций — нет, уверена Дюжева. «Россия подать встречный иск не может, потому что нет зацепок: что конкретно развитые страны с точки зрения норм и правил ВТО нарушили. Россия может только попытаться уменьшить сумму требований, а также максимально затягивать процесс», — говорит она и добавляет, что пока будут идти разбирательства, стоит продолжать политику импортозамещения. По ее мнению, даже в свете возможных штрафов, программы, действующие в России, себя оправдывают. 

Но если уж говорить о штрафах, стоит разобраться, откуда вообще взялась такая цифра — €290 млрд. По словам Ирины Ким, эта сумма основана на стоимости открытых тендеров, проведенных государственными организациями в России. «Россия заблокировала доступ к этим тендерам для компаний из ЕС с 2014 года. Данные ограничения были предусмотрены только для тендеров, проводимых государственными организациями, а не частным бизнесом. То, что при формировании заявленной суммы были взяты за основу только государственные тендеры, может стать серьезным аргументом в защиту России по иску», — рассуждает партнер PraeLegal. 

Как поясняет Наталья Дюжева, адекватность финансовых претензий можно оценить исходя из трех факторов. Во-первых, нужно серьезно прорабатывать статистику по внешней торговле, влияние импортозамещающих программ на импорт. При этом стоит учитывать, что когда Запад начал вводить санкции, некоторые иностранные компании просто увели торговые операции в тень — например, стали использовать схемы с применением экспортного финансирования китайских банков. Так что напрямую такой импорт не учитывался. Кроме того, в общем потоке нужно выделять санкционную продукцию. 

Во-вторых, нужно оценивать затраты российского бюджета на реализацию программ импортозамещения за последние 5-6 лет. Третий аспект — самый важный. Это оценка реального ущерба для европейских предприятий. «Европейские требования должны быть связаны как-то с ущербом для отраслей промышленности, поскольку речь идет о субсидировании. С этой точки зрения то, реально ли Евросоюзу был нанесен ущерб на 290 млрд евро — очень большой вопрос. То есть, со стороны РФ должна быть проработка адекватности заявляемой суммы не только по оценке импорта и затратам бюджета, но и с точки зрения ущерба, нанесенного отраслям Европейского союза. Это может быть зацепкой для того, чтобы в рамках разрешения спора в ВТО с европейцами торговаться, пытаться уменьшить эту сумму иска», — объясняет Наталья Дюжева. 

Разбирательство уйдет вдолгую

Времени на торг у Москвы достаточно. Все-таки разбирательства в ВТО — процесс не быстрый, они длятся годами. Например, претензии России к Евросоюзу по поводу антидемпинговых пошлин на отдельные виды удобрений и сварные трубы одной только панелью арбитров рассматривались 4 года. А в общей сложности спор длился целых 25 лет. 

Нынешняя ситуация вряд ли станет исключением. По мнению экспертов, процесс вполне может растянуться на 3-5 лет. Тем более, что для разбирательства будет создаваться отдельная комиссия, в которую войдут представители разных стран, включая и членов ЕС. По мнению Ирины Ким привлечение разных стран может сыграть на руку России, которую, скорее всего, поддержат Китай, Индия, Бразилия, Пакистан. 

Наталья Дюжева отмечает, что присутствие развивающихся стран в ВТО обеспечит не столько мощную поддержку конкретной стороне, сколько позволит организации принять неполитизированное решение. По ее словам, именно за это на самом деле ВТО критикуют США и другие крупные игроки. После того, как в организацию вступили развивающиеся страны, через нее становится все сложнее протаскивать инициативы, формирующие повестку в интересах тяжеловесов. И им приходится снова прибегать к практике двусторонних соглашений и межстрановых альянсов.

Автор Ирина Сидорина, корреспондент "Expert.ru"

Источник - https://expert.ru/2021/12/27/yes-rossii-my-na-vas-nalozhili-i-vy-za-eto-otvetite/


Infos zum Autor
[-]

Author: Александр Минеев, Ирина Сидорина

Quelle: novayagazeta.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 01.01.2022. Aufrufe: 45

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta