Российская военная спецоперация: После битвы за Донбасс настанет очередь Юго-Запада Украины

Статьи и рассылки / Themen / Ukraine
Information
[-]
Итоги военной спецоперации России в Украине  

***

Северодонецк освобожден, Николаеву приготовиться

С завершением операции по освобождению Мариуполя центр основных событий Специальной военной операции на Украине сместился на северо-запад Луганской народной республики.

Развивая оперативный успех под Попасной, Российская армия и народная милиция ЛНР овладели городом Северодонецк и ведут бои за промышленную зону между ним и Лисичанском. Продвижение медленное, поскольку приходится преодолевать сопротивление группировки Вооруженных ил Украины (ВСУ) оценочной численностью порядка 70 тыс. солдат и офицеров. Командование ВСУ признает тяжелое положение на данном участке: группировка попала в полусокружение, пути материально-технического снабжения простреливаются вражеской артиллерией. Организовать контрнаступление здесь невозможно ввиду огромного превосходства российских войск в тяжелых вооружениях, заявил президент Владимир Зеленский.

По этой причине особое внимание президента Украины сейчас обращено на юг, где российские войска обороняются сравнительно малыми силами. Выступая перед гражданами страны с традиционным ежедневным обращением, 12 июня Зеленский, в частности, сказал: «Украинские военные постепенно освобождают территорию Херсонской области. Сегодня к перечню возвращенных населенных пунктов нашего государства добавилось Таврийское». Это маленькое село не просто найти на картах – оно расположено в 10 км на юго-восток от Корабельного района г. Николаев. Однако ввиду бедственного положения ВСУ в Лисичанско-Северодонецкой агломерации главе киевского режима нужна любая, пусть самая малая, «перемога».

В конце мая – начале июня ВСУ предприняли несколько попыток перейти в контрнаступление на Херсон. В качестве основного направления выбран населенный пункт Давыдов Брод. Каждый раз операции здесь начинались с форсирования реки Ингулец. Однако место неудобно тем, что в районе переправы река делает U-образный изгиб, так что занятый плацдарм попадает в «огневой мешок» российской артиллерии.

Первый раз дело закончилось разгромом десанта 35-й отдельной бригады морской пехоты. Второй раз украинским «морпехам» удалось переправиться и 5 июня взять Давыдов Брод. Затем с плацдарма двинулись механизированные подразделения с 30 единицами бронетехники в направлении на Берислав, но в районе села Брускинское попали в засаду. Разрушив переправу через Ингулец, российская артиллерия отрезала путь к отступлению и вместе с авиацией нанесла огневое поражение батальонной тактической группе ВСУ. А 6–7 июня российские войска перешли в контрнаступление, захватив села к юго-западу от Давыдова Брода. Так попытка ВСУ закрепиться на левом берегу Ингульца закончилась крупными потерями. 

Вскоре произошло еще одно печальное для Киева событие. Вооруженные силы РФ к 10 июня заняли весь Кинбурнский полуостров (большей частью относится к Херсонской области), включая песчаную косу (принадлежит Николаевской области) в его северо-западной части. Таким образом, создан удобный плацдарм для дальнейшего наступления. География подсказывает: это продвижение не является самоцелью, а проводится как часть некой более масштабной операции. Кинбурн и портовый город Очаков, где строилась база НАТО, разрушенная ракетными ударами в самом начале СВО, разделяет каких-нибудь 5–6 км водной поверхности Днепро-Бугского лимана. Это позволяет украинским военным обстреливать косу из всех типов полевой артиллерии, а вместе с ней и большую часть одноименного полуострова, растянувшего с запада на восток на 45 км. Его ширина (с юга на север) редко превышает 4–5 км, что, несмотря на лесное покрытие, не обеспечивает надежного укрытия воинских частей и поле для маневра. Поэтому придется ограничиться размещением здесь сравнительно небольших сил. 

Тем не менее этот узкий участок суши общей площадью около 216 кв. км имеет огромное значение как временный плацдарм, с которого можно провести амфибийную операцию, и как место расположения радиолокационных станций и другой сенсорной аппаратуры, сопряженной с ракетными и артиллерийскими системами. Это позволит нашим военным надежно контролировать судоходство не только в Днепро-Бугском лимане, но и северо-западной части Черного моря. Здесь идут корабли к Одессе и другим портовым городам юга Украины, пока еще остающимся под властью правительства в Киеве. Одесса отделена от западной оконечности Кинбурнской косы 60 км водной поверхности. Между тем максимальная дальность стрельбы подвижных береговых ракетных комплексов (ПБРК) «Бастион» и «Бал», стоящих на вооружении Черноморского флота, составляет 300 и 120 км соответственно. Поэтому сохранившиеся в составе Украинских военно-морских сил корабли и катера будут вынужденно «отстаиваться» на своей главной базе – в порту Одессы, опасаясь уничтожения сразу после выхода в море. В случае необходимости и «Бастион», и «Бал» могут вести стрельбу по радиоконтрастным целям на берегу и в глубине обороны противника, причем это их качество уже было реально продемонстрировано в ходе СВО. Напомним, что в ходе первого этапа спецоперации российская группировка, действующая со стороны Крыма, быстро продвигалась вглубь украинской территории и уже в марте практически полностью заняла Херсонскую область и треть Николаевской. Правда потом ради спрямления линии фронта наши войска отошли на рубеж между населенными пунктами Снигиревка – Большая Александровка – Любимовка – Золотая Балка. Но эти изменения происходили на севере, тогда как непосредственно между Николаевым и Херсоном обстановка остается стабильной в течение трех месяцев. Наши войска закрепились здесь сравнительно малыми силами, что дало возможность сосредоточить основные усилия на штурме Мариуполя. 

Отдохнув и перегруппировавшись, ударные части снова готовы пойти в бой. Куда их пошлет командование, можно только догадываться. Однако в апреле-мае действующие и бывшие военачальники говорили, что одной из целей следующих этапов СВО станет освобождение Николаева и Одессы. К настоящему времени сложились хорошие предпосылки для наступления в данном направлении. Во-первых, нанесено множество ракетно-бомбовых ударов по объектам на южном побережье, включая аэродромы, военные базы, склады с топливом и боеприпасами, а также предприятия, исполняющие оборонные заказы либо используемые в качестве укрытия живой силы и техники. В результате причинен большой материальный ущерб, боеспособность частей и соединений ВСУ заметно снизилась, а личный состав находится в подавленном состоянии. Во-вторых, восстановлено поврежденное полотно и вновь запущено железнодорожное сообщение из Крыма в Херсонскую, Запорожскую и Донецкую области. От города Джанкой на севере Крымского полуострова поезда могут идти на Вадим и далее, на Херсон, а через Новоалексеевку – на Мелитополь. 

По словам главы военно-гражданской администрации Запорожской области Евгения Балицкого, в июне первые железнодорожные составы с зерном проследовали из Мелитополя в Крым. Это дает мощный импульс к восстановлению экономики Приазовья, а также серьезно наращивает объемы материально-технического снабжения южной группировки, которые ранее ограничивались пропускной способностью сети автомобильных дорог. Появилась возможность быстро осуществлять переброску войск и бесперебойно снабжать их боеприпасами, что крайне важно при ведении широкой наступательной операции. Размещение на Кинбурне российских ракетных комплексов значительно ухудшает ситуацию для украинских военных в районе Николаев-Очаков.

По всей видимости, украинское руководство все отчетливее понимает, к чему может привести огневое преимущество российских войск. Поэтому старается в короткий срок получить от Запада М777, M109A3, CAESAR, Krab и другие современные гаубицы калибра 155 мм. Следующий важный пункт – начавшееся в июне поступление американских противокорабельных ракет. По словам главы Минобороны Украины Алексея Резникова, «береговая оборона усилена чрезвычайно эффективными комплексами Harpoon, которые в сочетании с нашими «Нептунами» заставляют вражеский флот держаться на расстоянии». Так ли хорош «Гарпун», поступивший на вооружение ВМС США 45 лет тому назад? Он вряд ли способен кардинальным образом изменить расклад сил на Черном море после неудачной попытки ВСУ отвоевать остров Змеиный, удерживаемый российскими военными с 25 февраля.

Между тем продолжается методичное уничтожение остатков украинского корабельного состава: в июне потоплен корвет «Винница» и нанесены повреждения десантному судну «Юрий Олефиренко». Тем самым дополнительно ослаблена николаевская группировка ВСУ, что еще больше сокращает ее шансы отстоять город.

Заметим, что «Винница» несколько лет назад была выведена из состава сил постоянной готовности и с тех пор стояла без движения у причальной стенки. ВСУ не имело достаточных средств содержать этот корабль проекта 1124П постройки в 1976 года. При водоизмещении около 1 тыс. т, «Винница» не несла управляемого ракетного оружия, главный калибр его артиллерии – 57 мм. «Юрий Олефиренко» построен в Польше по проекту 773. Водоизмещение – 1250 т, вооружение включает 18-ствольную реактивную установку залпового огня калибра 140мм. Действуя совместно, два корабля могли доставить неприятности российским войскам на Кинбурнском полуострове, когда те отбивали его у украинского спецназа из состава 73-го Центра морских спецопераций.

Однако события пошли по иному сценарию. Согласно сообщению информационных агентств, «в результате успешных наступательных действий Вооруженных сил Российской Федерации открылся водный путь на город Очаков». Ранее глава военно-гражданской администрации Херсонской области Владимир Сальдо сообщил, что судоходство в районе портов Херсонской области будет полностью восстановлено, скорее всего когда будут освобождена Николаевская область. А его заместитель Кирилл Стремоусов уверен, что Херсонщина «никогда не вернется» в состав той Украины, в которой верховенство всех возможных прав «попиралось» киевской властью.

Автор Владимир Карнозов

Источник - https://nvo.ng.ru/realty/2022-06-16/1_1193_donbass.html

*** 

Приложение. Украина не стоит того, чтобы ради нее начинать ядерную войну 

По мере того как российская армия постепенно добивается военных успехов на востоке Украины, всё больше говорят о том, что ситуация зашла в тупик, а также о том, что Москва может возобновить свой поход на Киев. На этом фоне украинские власти стали требовать у стран Европы все более и более современного оружия.

Тем не менее вполне возможно, что требовать уже несколько поздно: пути поставок подвержены ударам со стороны России, а для того, чтобы украинские военнослужащие могли пользоваться поставляемым оружием, их нужно обучать, что является очень сложным и длительным процессом. Более того, хотя российская сторона и понесла первоначально значительные потери, выбранная теперь тактика ведения боя с активным применением артиллерии уже стоила Киеву его наиболее хорошо подготовленных подразделений. Иными словами, нет уверенности в том, что Украина и впредь сможет давать отпор российскому наступлению, пишет бывший специальный помощник президента США Рональда Рейгана Даг Бендоу в статье, опубликованной 16 июня The American Conservative.

До сего момента в Вашингтоне и в ряде европейских столиц говорили в основном о том, чтобы нарастить поставки оружия Киеву, однако недавно бывший министр обороны и иностранных дел Польши Радослав Сикорский, который в настоящее время является депутатом Европейского парламента, выступил с крайне радикальной альтернативой: вооружить Украину ядерным оружием.

«Но поскольку Россия нарушила этот Будапештский меморандум, считаю, что мы как Запад имели бы право подарить Украине ядерные боеголовки», — отметил он.

Его логика достаточно ущербна: подписанный в 1994 году документ, в рамках которого Киев отказался от оставшегося у него после развала Советского Союза ядерного оружия, включал в себя, в частности, пункт, предполагавший «незамедлительные действия Совета Безопасности ООН по оказанию помощи Украине как государству», если оно подвергнется применению или угрозе применения ядерного оружия. Это обещание было довольно бессмысленным, поскольку единственный возможный агрессор — Россия — обладал правом вето, с помощью которого мог заблокировать любые решения в Совбезе ООН. Тем не менее официальный Киев все равно подписал этот документ, понимая, что он не предполагал никаких серьезных гарантий безопасности.

Безусловно, в Киеве, возможно, жалеют о том, что отказались от своего унаследованного ядерного арсенала, хотя это оружие и не находилось под операционным контролем Украины. Учитывая приверженность ЕС и особенно стран Европы делу нераспространения ядерного оружия, Украине, которая стремилась к интеграции с Западом, было бы трудно сохранить этот потенциал. Так, прежде чем администрация президента США Джорджа Буша-младшего наконец смирилась и признала за Индией ядерный статус, Нью-Дели приходилось платить значительную экономическую цену за развитие своего арсенала. 

В любом случае возможности Украины давно упущены. И никто не предлагал передать Киеву ядерное оружие в преддверии нынешнего конфликта, что, вероятно, усугубило бы кризис и ускорило бы начало российской спецоперации. Если сделать это сегодня, когда конфликт уже идет, существует опасность того, что это противостояние — и без того ужасное — может превратиться в настоящую катастрофу. 

Во время Холодной войны полномасштабный конфликт с применением обычных вооружений между США и СССР удалось предотвратить, вероятно, благодаря ядерному оружию. Однако, если бы между ними вспыхнула война, обладание ядерным оружием значительно увеличило бы опасность такого противостояния. У проигравшей стороны возникло бы искушение использовать ядерное оружие, чтобы восстановить баланс. Действительно, на протяжении всей Холодной войны Вашингтон, располагавший меньшей армией, угрожал ответить ядерным оружием на вторжение в Западную Европу. Теперь ситуация в отношениях между Америкой и Россией изменилась на противоположную. 

Между Индией и Пакистаном, до того как они обзавелись ядерным оружием, было три полномасштабные войны. Появление у них потенциала уничтожить друг друга, возможно, не дало им начать четвертую, хотя в 1999 году, уже после того как и Исламабад, и Нью-Дели испытали ядерное оружие, и произошла стычка в Кашмире, известная как Каргильская война. Провокации Пакистана, как например, террористические атаки в парламенте Индии в 2001 году и в Мумбаи в 2008 году, были чреваты вооруженным конфликтом, однако стороны не пошли по этому пути из-за риска ядерной эскалации. 

Безусловно, чтобы стать ядерной державой, Украине нужно больше, чем просто ядерное оружие. Также потребуются средства доставки — самолеты или ракеты, а также соответствующая подготовка. И, конечно же, такой план было бы нелегко сохранить в тайне. Москва, чтобы помешать развертыванию Украиной своих оперативных сил, может превентивно ответить ядерным оружием. 

«Сикорский провоцирует ядерный конфликт в центре Европы. Он не думает о будущем ни Украины, ни Польши. В случае реализации его предложений этих стран не станет, впрочем, как и Европы», — написал в ответ на заявление Сикорского спикер Государственной думы РФ Вячеслав Володин.

В любом случае подобная идея бесперспективна. Среди союзников Киева ядерным оружием обладают только США, Франция и Великобритания. Французский лидер Эммануэль Макрон пытается найти дипломатический способ прекращения конфликта. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон не решился бы углубить свой статус европейского изгоя, передав Украине ядерное оружие. Президент Джо Байден только что вернулся из поездки в Южную Корею, где он подтвердил решимость Вашингтона добиваться ядерного разоружения Северной Кореи. Даже польское правительство, которое соперничает со странами Прибалтики в своей готовности втянуть в конфликт своих коллег из НАТО, не поддержало предложение Сикорского. 

Тем не менее тот факт, что некогда серьезный политический деятель стал выступать за превращение нынешнего конфликта в ядерное противостояние, свидетельствует о том, насколько этот конфликт стал опасным. Спецоперация России по денацификации Украины была «неоправданной». Однако попытка союзников сделать Украину победителем, за которую все чаще выступают сторонники Украины в американском внешнеполитическом сообществе, рискует спровоцировать эскалацию со стороны России. 

Президент Владимир Путин не может позволить себе проиграть, и у него есть средства, чтобы избежать этого, в том числе возможность начать полную военную мобилизацию и «применить ОМУ — химическое, ядерное или и то, и другое». На кону у Москвы больше, и поэтому она всегда будет готова платить и рисковать больше. На карту у США не поставлено ничего, что оправдывало бы риск ядерного уничтожения Киева. Тем не менее некоторые политики готовы рискнуть. Например, сенатор Митт Ромни и Эвелин Фаркас из Института Маккейна, которые поступили бы так, если бы Россия применила ядерное оружие против кого-то еще, — крайне безответственная позиция, которая поставила бы под угрозу будущее Америки.

Поддержка Украины со стороны простых американцев понятна. Однако она не должна осуществляться за счет безопасности США. Приоритетной задачей администрации Байдена является безопасность Америки, ее народа, территории, свобод и процветания. В связи с этим крайне важно довести конфликт между Россией и Украиной до скорейшего завершения. Чем дольше он будет продолжаться, тем больше будет вред для Украины, угроза для Европы и опасность для Америки. И тем больше у людей может возникнуть соблазн попробовать экстремальные идеи, подобные идеям Сикорского. Ядерная держава в состоянии войны была бы ужасным зрелищем.

Автор Александр Белов

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3620471.html


Datum: 18.06.2022
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 136
Kommentare
[-]
โปรโมชั่น PG SLOT ที่น่าสนใจ ห้ามพลาดที่เราเตรียมไว้เพื่อคุณ พีจีสล็อต ออนไลน์ที่ทันสมัย น่าเล่น มาพร้อมรางวัลก้อนโตภายในเกม เล่นได้บนมือถือ
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta