О проекте федерального бюджета и социально-экономического развития России на трехлетний период и проблемах бизнеса

Статьи и рассылки / Themen / Wirtschaft und Recht
Information
[-]
Экономика страны в условиях антироссийских санкций Запада  

***

Министры назвали первые цифры кризисного бюджета: Расходы превысят доходы на 3 триллиона рублей

20 сентября российское правительство объявило первые и самые общие параметры кризисного бюджета 2023 года. Публичное обсуждение проекта финансового плана начнется в октябре.

Чиновники рассказывают, что поздние сроки подготовки проекта бюджета связаны с «колоссальными внешними вызовами». В проекте бюджета-2023 появится множество уникальных элементов, прогнозируют эксперты. Первое отличие от прошлогодних проектов – солидный дефицит в 2% ВВП.

Премьер РФ Михаил Мишустин сообщил, что проект бюджета на 2023 год будет рассмотрен на заседании правительства РФ 22 сентября. Ранее в этот же день глава бюджетного комитета Совета Федерации Анатолий Артамонов уточнил, что проект федерального бюджета на ближайшую трехлетку будет внесен в Госдуму 28 сентября, а уже 3 октября состоятся публичные слушания по документу. «Сегодня нам необходимо принять решение по всем оставшимся развилкам, сформировать согласованную позицию по ним», – заявил Михаил Мишустин на заседании бюджетной комиссии.

Одна из главных развилок основного финансового документа – размер бюджетного дефицита. «Доходы бюджета следующего года оцениваем в сумму около 26 трлн руб., в ней уже учтены предложения по дополнительным доходам, которые были проработаны в соответствии с поручением главы государства. Расходы около 29 трлн руб., соответственно дефицит бюджета составит 2% ВВП, или 3 трлн руб.», – сообщил глава кабмина. В дальнейшем дефицит будет постепенно сокращаться до 1,4% ВВП в 2024 году и 0,7% ВВП в 2025 году. Покрывать его власти намерены за счет заимствований.

Этот подход, отмечает он, позволит не тратить средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и обеспечит приемлемый уровень госдолга. «Бюджетную политику планируем в логике бюджетного правила. Это поможет защитить нашу экономику от внешних рисков. При этом в 2023 и 2024 годах предусмотрим переходный период, когда расходы будут выше на 2,9 трлн руб. и 1,6 трлн руб. соответственно», – отметил также Мишустин.

Чиновники надеются, что такой подход «позволит обеспечить более активную поддержку экономики в период адаптации и перестройки хозяйственных связей, с одной стороны, а с другой – будет содействовать устойчивому развитию и структурным изменениям на среднесрочном горизонте, сохранению доверия к проводимой государством макроэкономической политике». Изначально в законе о бюджете на 2022–2024 годы на 2023 год был запланирован профицит в размере 299,1 млрд руб. (0,2% к ВВП), на 2024 год – дефицит в объеме 522,7 млрд руб. (0,3% к ВВП). Позже Минфин оценивал возможный дефицит в 2023 году уже в 1,591 трлн руб., в 2024 году – 1,413 трлн руб., в 2025 году – до 1,358 трлн руб. Это 1,2%, 1,1%, 0,9% и 0,8% прогнозного ВВП соответственно. 

Чиновники уверены, что смогут покрыть дефицит заимствованиями. Однако ряд экспертов сомневались в том, что высокий спрос на российские бумаги у инвесторов будет сохраняться. К источникам покрытия дефицита, вероятно, будет появляться все больше вопросов. Так, глава думского комитета по бюджету и налогам Андрей Макаров сообщал, что обсуждал с главой Минфина Антоном Силуановым источники допдоходов бюджета-2023. 

Проект основных параметров бюджета и прогноз социально-экономического развития учитывают основные вызовы и возможные риски для нашей экономики, рассказал Мишустин. «Средства, которые предусмотрены в проекте бюджета, призваны помочь в решении текущих и стратегических задач. Среди них – продолжение адаптации экономики к беспрецедентным внешним санкциям», – обратил внимание премьер. Новые вызовы, внешние санкции и адаптация к ним – становится, похоже, основной линией объяснений чиновников, которой они будут придерживаться в ближайшие месяцы. Во вторник замминистра финансов Алексей Лавров на заседании комитета Совета Федерации (СФ) по бюджету и финансовым рынкам объяснял причину переноса сроков внесения основного финансового документа в Госдуму. «Это обусловлено особыми условиями формирования проекта бюджета в текущем году, необходимостью принятия решений с максимально доступным возможным объемом информации, необходимостью отслеживания экономической ситуации в непрерывном режиме и соответственно дополнительным временем для проработки всех вопросов бюджета», – пояснял он. 

Ранее примерно также объяснял затягивание работы надо документов и глава Минфина Антон Силуанов. «Мы готовим трехлетний бюджет сейчас так, чтобы обеспечить финансовую устойчивость, финансовую стабильность нашей страны. На Западе все время говорят, что финансы и экономику России скоро разорвет. Устойчивый бюджет – гарантия того, что ничего не разорвет», – говорил он. Сейчас же власти фактически будут вносить законопроект о переносе сроков представления бюджета задним числом. Интерфакс, ссылаясь на повестку заседания Совета Федерации, сообщает, что на заседании СФ в среду планируется рассмотреть законопроект о переносе в этом году крайнего срока внесения бюджета РФ в Госдуму с 15 сентября на 1 октября. А во вторник комитет СФ по бюджету и финансовым рынкам на своем заседании рекомендовал палате одобрить закон об изменениях в Бюджетный кодекс (БК) РФ и отдельные законодательные акты и установлении особенностей исполнения бюджетов бюджетной системы РФ в 2022 году. 

Отметим, соответствующие поправки в БК Госдума приняла еще 15 июля, и с тех пор именно 1 октября как крайний срок внесения проекта бюджета в своих публичных выступлениях упоминали все профильные чиновники. Однако СФ пока не успел рассмотреть этот законопроект, и, таким образом, формально дедлайн на данный момент остается неизменным, и он уже пропущен. Основная же цель властей, похоже, – построение очередной «бюджетной сбалансированности». «Важно и на ближайшую трехлетку, и в дальнейшем сохранить линию на устойчивость и сбалансированность федерального бюджета, что позволит нам уверенно, последовательно решать намеченные задачи по модернизации экономики и социальной сферы, укреплению инфраструктуры и поддержке регионов, по другим важнейшим направлениям развития страны», – отметил президент России Владимир Путин в ходе совещания по экономическим вопросам 19 сентября. 

В прессу стали просачиваться первые предложения властей по источникам покрытия дефицита. Минфин якобы предложил ведомствам и министерствам сократить на 10% так называемые незащищенные расходы бюджета на 2023 год. Другое возможное предложение – покрывать дефицит бюджета за счет сырьевых экспортеров – нефтегазовых компаний, а также производителей угля и удобрений. Повышение для них экспортные пошлины и ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) – в 2023 году эти меры принесут бюджету около 1,4 трлн руб., а всего 2023–2025 годах дадут более 3 трлн. При этом уже очевидно, что правительству в новой трехлетке предстоит справляться с последствиями снижения нефтегазовых доходов. Пока же зависимость казны от сырьевых поступлений увеличивается из-за роста цен на энерготовары. 

В проекте бюджета-2023 множество уникальных казусов, замечают эксперты «НГ». Один из них – само формирование документа. «В прошлом году по инициативе правительства срок внесения законопроекта в Госдуму был смещен на полмесяца раньше – на 15 сентября. При этом законодательное утверждение принятия отчета об исполнении федерального бюджета за предыдущий год было отнесено на весеннюю сессию. Попытка сдвинуть срок рассмотрения федерального бюджета на более ранний срок однажды уже предпринималась, но от этого быстро отказались. Так же произошло и сейчас, однако решение о возврате к дате внесения проекта на 1 октября было внесено в Госдуму слишком поздно», – замечает директор Центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов. 

«Ответственным исполнителям в эти дни приходится постоянно корректировать паспорта государственных программ. Вносятся иные содержательные корректировки, поскольку в целом бюджет ожидается дефицитным, и приходится урезать расходы. Кроме того, сохраняется высокая неопределенность в прогнозах макропоказателей. Например, инфляция планируется на уровне 5,5%, а в проекте бюджета многие текущие расходы (к примеру, зарплаты бюджетникам или дотации регионам) индексируются на большие величины», – рассказывает эксперт. 

Нет пока публичного согласия и о формате бюджетного правила. «До последнего времени доходы от нефтегазового сектора были выше, чем в 2021 году или в другие годы. Однако какими они будут после полномасштабного введения западных санкций, предположить непросто», – замечает Климанов. Открытым, по его мнению, также остается вопрос необходимости сохранения или снятия ряда временных норм, введенных в текущем году. «В частности, сейчас у правительства гораздо больше возможностей оперативного реагирования на возникающие финансовые потребности без внесения изменений в закон о бюджете. Нужно ли в следующем году сохранять снятыми ограничения на объем Резервного фонда правительства?» – задается вопросом экономист.

Сложность в принятии бюджета на 2023 год и совокупно на три прогнозируемых года состоит в первую очередь в определении цены на экспортные товары, говорит сотрудник департамента экономических и финансовых исследований CMS Institute Николай Переславский. «Нет точного понимания, в каких объемах будет покупаться российская продукция и какие скидки придется предложить российским экспортерам. Властям нужно понимание, стоит ли расходовать средства, накопленные в ФНБ, или нет. Нет понимания пока и того объема средств, которые необходимо будет выделять на получение необходимых промышленности товаров по схеме параллельного импорта, сколько средств надо вложить в развитие импортозамещения», – перечисляет он.

Автор Ольга Соловьева

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-09-20/4_8544_budget.html

***

Россия стала более зависима от вывоза сырья: доля нефтегазовых доходов казны увеличилась с 36 до 44 процентов

Урезание госрасходов через «бюджетное правило» глава Минфина Антон Силуанов объясняет теперь созданием «предсказуемости правительства», а не «подушки безопасности», которая была арестована на Западе.

После начала военной спецоперации в Украине зависимость России экспорта сырья значительно выросла. Падение доходов населения и антироссийские санкции вызвали сокращение выручки в реальном выражении почти во всех несырьевых секторах экономики. В доходах федерального бюджета нефтегазовые поступления снижаются пока гораздо медленнее остальных. Что усиливает зависимость российской казны от нефтегазовых цен и объемов вывоза этих ресурсов. На сегодня доля прямых нефтегазовых доходов поднялась с прошлогодних 36 до 44%, что явно не повышает устойчивость бюджетной конструкции. Президент Владимир Путин призвал учитывать в проекте бюджета-2023 изменения его доходной части. А пресс-секретарь президента заявил, что окончательного решения о возврате так называемого «бюджетного правила», чего добивается Минфин и ЦБ, пока еще нет.

Конструкция бюджета-2023 будет существенно отличаться от исходных проектировок. Судя по текущим поступлениям, федеральная казна лишится значительной части несырьевых доходов. Поступления от экспорта нефти, газа, угля и металлов также сократятся, хотя процент этого сокращения будет существенно меньше, чем по другим статьям доходов. По последним данным Минфина, нефтегазовые доходы бюджета в августе снизились на 3,4%, ненефтегазовые – на 14%, то есть почти в 4 раза больше. При этом доля нефтегазовых доходов в январе–августе превысила 44% в общих доходах. Хотя в прошлом году доля нефтегазовых доходов составляла меньше 36%.

Доминирующим добывающий сектор становится не только для бюджета, но и для экономики в целом. Выручка российских крупных и средних предприятий с марта по июнь 2022 года увеличилась в годовом выражении на 19%. Однако без учета нефтегазового сектора рост составил только 10,6% – нефтянка обеспечила почти 60% всего денежного прироста, посчитали в компании «Финэкспертиза». В результате финансовые показатели несырьевого бизнеса не смогли обогнать инфляцию. Номинальный рост рублевой выручки показали почти все отрасли, за исключением гостинично-ресторанного бизнеса и сферы культуры, спорта и развлечений. Однако в реальном выражении, то есть с поправкой на инфляцию, выручка упала везде, кроме нефтегаза.

Судя по данным Минфина за август, номинальные доходы будущего года окажутся в лучшем случае около 90% от прошлогодних. А в реальном выражении бюджетное сжатие окажется куда больше. Восполнять нехватку денег в будущем году правительство собирается за счет наращивания внутреннего госдолга при поддержке Центробанка, а также прямой эмиссии, которая сегодня называется «расходованием средств Фонда национального благосостояния». До предельного срока внесения проекта бюджета-2023 осталось меньше двух недель, а в Минфине нет конкретных планов налоговых изменений или хотя бы представления о необходимых госрасходах. Не приносят полной ясности о конструкции бюджета и закрытые бюджетные совещания правительства с президентом, последнее из которых состоялось в понедельник.

Президент Путин призвал правительство при подготовке бюджета учитывать факторы, влияющие на его доходную часть. И подчеркнул, что изменения и тенденции в этой сфере носят долгосрочный характер. «Здесь мы должны предложить системные механизмы, дать эффективные ответы на вызовы для всей сферы государственных финансов», – указал президент. Открывая совещание, он напомнил, что текущая ситуация в российской экономике, а также макроэкономический прогноз, лежащий в основе проекта федерального бюджета на ближайшие годы, уже обсуждались неделю назад на аналогичном совещании. Путин уточнил, что тогда были расставлены основные акценты и приоритеты, которые необходимо учитывать при подготовке главного финансового документа страны. «По итогам той встречи правительство провело действительно очень большую работу», – сообщил глава государства.

Он также рассказал, что в понедельник, 19 сентября, с утра уже провел дополнительные консультации со многими участниками совещания. «Фактически до последней секунды все это в индивидуальном порядке обсуждали со многими коллегами, в том числе работали над мерами по обеспечению бюджетной сбалансированности», – заключил президент. «Мы готовим трехлетний бюджет сейчас так, чтобы обеспечить финансовую устойчивость, финансовую стабильность нашей страны. На Западе все время говорят, что финансы и экономику России скоро разорвет. Устойчивый бюджет – гарантия того, что ничего не разорвет», – сказал глава Минфина Антон Силуанов, слова которого приводятся в сообщении министерства. Глава Минфина снова подчеркивал важность «бюджетных правил». 

До начала украинского кризиса эти «бюджетные правила» служили исключительно для откачки денег из российской экономики в пользу экономик США, Великобритании и Евросоюза. Такую откачку денег из нашей страны прозападные финансисты в РФ объясняли «созданием подушки безопасности». Что явно не соответствовало реальности. Сегодня глава Минфина заменил свои рассказы о «подушке безопасности» не менее убедительными доводами о некоей «предсказуемости» действий российского правительства. «Без этой предсказуемости бизнес не будет инвестировать и вкладываться в развитие», – разъясняет сегодня Антон Силуанов. 

«Сегодня нам нужно мобилизовать все возможные собственные источники для развития экономики – бюджет, финансовый рынок, частные ресурсы, – чтобы они работали в нужных и приоритетных для страны сферах», – указывает нынешний глава российского Министерства финансов. Уже после Силуанова о «бюджетном правиле» высказался пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «Работа будет продолжена», – сказал он в ответ на вопрос, согласованы ли на прошедшем в понедельник совещании новые параметры «бюджетного правила». На этой встрече президент РФ Владимир Путин предложил обсудить бюджетный процесс и упомянул, что надеется уже сегодня выйти на конкретные решения. 

«Ухудшение экономического положения в стране, уход западных компаний из страны, потеря доступа к технологиям – все эти факторы привели к тому, что Россия была вынуждена в непростое время с начала 2022 года продолжить использовать проверенную десятилетиями модель наполнения бюджета – получение налоговых поступлений от нефтегазовых компаний. Но нужно думать, что если 59% обеспечили доходы от реализации углеводородов, то оставшиеся 41% приходятся на продукцию машиностроения, легкой промышленности или высокотехнологическую продукцию», – говорит Валентина Милашевская, специалист по товарно-сырьевым рынкам маркетплейса «Финмир». 

В предстоящие десятилетия Россия скорее всего продолжит использовать модель получения доходов за счет нефтегазовой отрасли и других отраслей по добыче и реализации природных богатств. Происходить это будет до того момента, пока либо не снизятся цены мирового рынка, либо не получат развитие другие несырьевые отрасли, прогнозирует эксперт. Доходы от продажи нефти и газа позволят выполнять социальные обязательства и закупать оборудование, технику, а также привлекать необходимых специалистов и налаживать работу предприятий в России. «Нахождение России на «нефтегазовой игле» негативно сказывается на ее способности адаптироваться к мировым изменениям», – предупреждает Милашевская. 

«Пока наша экономика в основном сырьевая. Это факт. И это, кстати, поддержало экономику в кризис, так как ресурсы - товар ликвидный», - напоминает Антон Свириденко руководитель экспертного центра при уполномоченном по защите прав предпринимателей. По его словам, восстановлению несырьевого сектора экономики может помочь разумная политика стимулирования вместе с индикативным планированием в отдельных отраслях. Например, в металлургии это субсидии на создание новых экспортных продуктов, стимулирование выпуска облигаций. «Сырьевая зависимость экономики и бюджета РФ будет усиливаться, если не будет запущена анонсированная программа стимулирования спроса, инвестиций и предложения. Помимо всех остальных проблем надо помнить, что конкурировать с производителями других стран, китайскими, да и даже европейскими нашему несырьевому сектору подчас сложно. Много инициатив прозвучало от правительства, дело сейчас в их реализации», - считает Свириденко.

Автор Михаил Сергеев, зав. отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-09-19/1_8543_russia.html

***

Обвал импорта перевернул планы бизнеса

Сокращение промпроизводства, торговли, доходов населения и, самое главное, обвал импорта изменили до неузнаваемости рынок складской недвижимости в РФ.

Россия изначально отставала от ряда развитых и развивающихся экономик по обеспеченности складами: в РФ на одного человека приходится менее 1 кв. м, тогда как в Германии или Канаде – 4,5. Но это не столь критично, если экономика сумеет реализовать свой потенциал, считают эксперты. И буквально в прошлом году в РФ наблюдалось стремительное развитие рынка, были рекордные показатели спроса на склады за всю историю наблюдений, закладывались амбициозные проекты по их возведению, что говорило о вере бизнеса в рост экономики. Теперь тенденции иные. По прогнозу Knight Frank Russia, в целом за 2022 год спрос на складскую недвижимость в России снизится примерно вдвое. И хоть импорт отыгрывает падение, однако доходам потребителей предстоит еще долгое преодоление многолетней стагнации.

Спрос на складскую недвижимость в России в этом году снизится примерно вдвое по сравнению с 2021-м. Такой прогноз сделали аналитики Knight Frank Russia. Бизнес в этом году готов предъявить спрос примерно на 2 млн кв. м складских помещений, следует из экспертных оценок. Как пояснил «НГ» директор департамента индустриальной и складской недвижимости Knight Frank Russia Константин Фомиченко, это «следствие февральских событий, которые значительно повлияли на рынок складской недвижимости». А если точнее, то, по его словам, среди главных негативных факторов – «ограничение импортных поставок, а также общая макроэкономическая неопределенность, осложняющая прогнозирование».

«Наиболее негативное влияние на спрос на складские помещения оказала остановка бизнеса множества крупных иностранных компаний, – комментирует аналитик Freedom Finance Global Владимир Чернов. – Мы бы оценили вклад данного фактора в 60%. Вклад ограничения импортных поставок можно оценить в 30%. И только 10% мы бы разделили на падение платежеспособного спроса населения и сокращение промышленного производства». Как сообщал в конце августа первый вице-премьер Андрей Белоусов, импорт в Россию составляет 65–70% от уровня 2021 года. На пике санкционного кризиса «мы имели падение импорта примерно в два раза, сейчас падение импорта составляет одну треть», говорил он. 

На этой неделе глава Минэкономразвития Максим Решетников уточнил, что «в третьем квартале импорт начал восстанавливаться». Причем, по его словам, пока восстанавливается «импорт потребительский». Как оценил Решетников, «хорошо сработал параллельный импорт»: уже ввезено свыше 1,3 млн т товаров более чем на 9 млрд долл. «Это помогает поддержать потребительский спрос, прежде всего на рынке непродовольственных товаров», – уточнил министр. Между тем хоть вклад таких факторов, как падение промпроизводства и доходов населения, некоторые эксперты не считают определяющим, однако сама эта тенденция уже наблюдается четыре месяца: падение идет с апреля по июль (более свежих цифр Росстата пока нет). И это влияет на дальнейшие планы бизнеса. 

С одной стороны, по сообщению Института Гайдара, первые сентябрьские данные по российской промышленности показывают теперь стремительный рост оптимизма предприятий. Определяющим фактором стало существенное улучшение динамики спроса, отмечается в обзоре. Но, с другой стороны, реальные располагаемые доходы населения, от которых и зависит потребительский спрос, в этом году не просто одномоментно ушли в минус, показав годовое падение на 0,8% по итогам шести месяцев. Они ушли в минус на фоне и так восьмилетней стагнации. Так что потребительский спрос, как бы он сейчас ни отыгрывал шоки санкционного обострения, имеет свои ограничения. И чем выше будет рост цен, в том числе на параллельный импорт, предполагающий увеличение логистических издержек, тем быстрее этот предел станет заметен. 

Фомиченко напоминает, что, например, в 2021 году наблюдалось стремительное развитие рынка складской недвижимости в стране, были зафиксированы рекордные показатели спроса за всю историю наблюдений. На сделки BTS (Build-to-suit – строительство под заказчика) в России в прошлом году пришлось около 46% спроса – тогда это было свыше 2,2 млн кв. м. Основными потребителями складов такого формата стали онлайн-ретейлеры и представители сектора розничной торговли. Бизнес явно рассчитывал и на экономический рост, и на потребительскую активность. Так что вслед за спросом бизнеса были амбициозные планы и у застройщиков. 

А в этом году «девелоперы заморозили спекулятивные проекты», продолжил Фомиченко. Судя по данным Knight Frank Russia, участники рынка складской недвижимости существенно пересмотрели планы по вводу в строй новых складских помещений – вместо заявленных в конце минувшего года новых проектов на 5,5 млн кв. м сейчас вышли на строительство 1,9 млн кв. м. И в этом случае помимо нестабильной ситуации еще одной причиной пересмотра планов стал «высокий уровень ключевой ставки за прошедший период», уточнил Фомиченко.

Еще одна тенденция 2022 года – «выход на рынок значительного объема площадей по предложениям субаренды». Основной объем подобных помещений предлагали компании из секторов онлайн-торговли и традиционной розницы, уточнил эксперт. Компании пересматривали свое планирование, однако не отказывались от имеющихся площадей, предлагая их в субаренду, чтобы оптимизировать затраты и избежать простаивания площадей после сокращения товарных запасов. Это при том, что Россия, судя по данным аналитиков, и так отставала от многих стран по обеспеченности складской недвижимостью. Так, если в РФ приходится менее 1 кв. м на человека, то, например, в Германии или Канаде – около 4,5 кв. м на человека. Конечно, это еще не означает дефицита складских площадей в конкретный момент, однако свидетельствует о потенциале роста, говорит Фомиченко. 

«За последние десять лет показатель обеспеченности складами в России вырос в 2,5 раза. В целом отечественный складской рынок имеет большой потенциал для дальнейшего роста, особенно в регионах», – согласился старший директор отдела складской и индустриальной недвижимости CORE.XP Антон Алябьев. Так что, по его словам, если резюмировать, то именно об апокалипсисе на рынке речи не идет, он все же начал восстанавливаться после весенней паузы. Но, конечно, это не рекордные значения прошлого года, а скорее «нормальный уровень допандемийных лет», считает Алябьев. По его данным, за первое полугодие объем сделок на рынке складской недвижимости составил 760 тыс. кв. м, что сопоставимо с уровнем спроса за аналогичный период в «допандемийную эпоху».

Что касается текущего спроса, то, как говорит Алябьев, на конец августа 2022 года фиксировалось более 2 млн кв. м активных запросов на складские площади по всей России, реализация которых запланирована на ближайшие полтора года. Но, как и во все кризисные периоды, рынок претерпевает функциональные изменения. Например, в 2015–2017 годах в складском сегменте активно росли DIY-сети (Do It Yourself – «сделай сам», хозяйственные магазины), дистрибьюторы запчастей. Затем последние несколько лет наблюдался бум онлайн-торговли. «В этом году лидером вновь становится продуктовый ретейл (34% от общего объема запрашиваемых площадей), активно развивающий в том числе формат дискаунтеров – около 60% от общего количества запросов от продуктового ретейла», – пояснил Алябьев.

Так что и в следующем году, по оценкам эксперта, затишья не ожидается: «Напротив, с адаптацией бизнеса к новым реалиям спрос продолжит расти. На рынок вновь выйдут компании, которые пока поставили планы по развитию логистики на паузу». Объем нового строительства складских помещений в 2023-м, по оценкам эксперта, может составить около 2 млн кв. м.

«Конечно, спрос на склады – наглядный индикатор, видит ли бизнес в ближайшее время перспективы развития, – говорит член генсовета «Деловой России» Алексей Мостовщиков. – Однако ориентироваться только по нему не стоит. Как показывает практика, аренда или покупка складских помещений, а также их заполнение требуют немалых затрат, поэтому бизнес сначала расширяет логистику от других складских центров и только потом переходит к организации новых точек».

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-09-20/1_8544_import.html


Datum: 21.09.2022
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 119
Kommentare
[-]
 Ufa1688 | 23.09.2022, 08:04 #
I think the concern ufabet เข้า สู่ระบบ is about those being ufa1688auto taken from the White House absent ทางเข้าufa1688 some way of declassifying ufa1688 them or the fact that ราคาบอล there were classified documents สล็อตออนไลน์ removed without sort UFA1688 of the appropriate safeguards, ลิงค์รับทรัพย์the South Dakota Republican continued, แฮนดิแคป adding, I think that is what the บอลสเต็บ Justice Department is getting at.
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta