"Бюджет стагнации и поражения" принят Госдумoй России в первом чтении

Статьи и рассылки / Themen / Wirtschaft und Recht
Information
[-]
Экономика страны в условиях санкционного давления Запада  

***

Бизнес-сообщество страны недовольно увеличением налогов в 2023 году 

Госдума России утвердила в пером чтении правительственный бюджет-2023, несмотря на критику финансового плана со стороны парламентской оппозиции.

В парламенте уже называют предложенный Минфином РФ документ «бюджетом стагнации и поражения», поскольку в нем не видно существенного увеличения расходов на украинскую спецоперацию, а также не просматриваются вложения в структурную перестройку экономики. Предприниматели также не в восторге от предложенного правительством повышения налогов. Однако защитники проекта указывают, что власти не будут снижать социальные расходы и готовы сохранять расходы федеральной казны на нынешнем уровне – пусть только и в номинальном выражении.

Несмотря на существенную критику, Госдума в среду приняла в первом чтении проект федерального бюджета РФ на предстоящую трехлетку. Этот законопроект был внесен в Госдуму в конце сентября вместе с налоговыми новациями, которые увеличивают нагрузку на сырьевые компании в части налога на добычу (НДПИ), а также вместе с поправками в Бюджетный кодекс, которые устанавливают новый порядок определения базовых нефтегазовых доходов.

В документе заложены доходы бюджета на уровне 26,1 трлн руб. в 2023 году, 27,2 трлн в 2024-м и 27,9 трлн в 2025-м. Отмечается, что основную долю доходов федерального бюджета в ближайшую трехлетку будут составлять доходы от уплаты налога на добавленную стоимость (39,9%, 41,1% и 43,1% соответственно), налога на добычу полезных ископаемых (31,2%, 30,4% и 30% соответственно), налога на прибыль организаций (6,2%, 6,7% и 7% соответственно). Расходы казны при этом должны составить 29 трлн руб. в 2023 году, 29,4 трлн в 2024-м и 29,2 трлн руб. в 2025-м. Таким образом, дефицит составит почти 3 трлн руб., или 2% ВВП в следующем году, 2,19 трлн в 2024-м и 1,2 трлн в 2025-м. Объем Фонда национального благосостояния (ФНБ) составит в 2023 году 8,9 трлн руб. (6% ВВП); в 2024 году – 6,2 трлн (3,9% ВВП); в 2025 году – 5,9 трлн (3,5% ВВП).

Государственные внутренние заимствования станут основным источником финансирования дефицита федерального бюджета. В заключении на документ думского комитета по бюджету говорится, что в условиях внешних ограничений внутренний долговой рынок фактически остается единственным источником привлечения заемных средств в значимых объемах. Для покрытия дефицита также будут использоваться средства ФНБ: в 2023 году на эти цели запланировано выделить почти 2 трлн руб., в 2024-м – 644 млрд руб. В 2025 году, после истечения переходного периода и полного возврата к действию бюджетного правила, направлять средства ФНБ на финансирование дефицита не планируется. 

Перед голосованием в первом чтении проект бюджета критиковали как парламентарии, так и экспертное сообщество. Одним из главных направлений критики стали скромные, по мнению парламентариев, траты на оборону страны. Так, глава фракции «Справедливой России» Сергей Миронов перед пленарным заседанием заявил, что в новом бюджете фактически нет ни СВО, ни беспрецедентных санкций, ни новых четырех субъектов РФ. Как будто на дворе годы 2010–2012, заявил парламентарий. «В бюджете мы ничего этого не видим. К примеру на нацоборону в 2023 году финансирование увеличивается на 300 млрд руб. – это мало, очень мало. Все криком кричат о том, чего и сколько не хватает. И что? Делают вид, что всего хватает. Более того, в 2024 году бюджет на нацоборону возвращается к показателям 2022 года. А в 2025 году вообще сокращается», – говорит Миронов.

По словам лидера фракции, сегодня необходимо решать три первоочередные задачи: безусловная победа в СВО, перестройка экономики с учетом санкций и усиление социальной поддержки населения. «Ни одна из этих задач не решается в бюджете правительства. Авторы документа как будто наблюдают за ситуацией не из окон кабинетов Минфина, а с другой планеты», – указал парламентарий. «Бюджет кабмина – это бюджет стагнации, если не поражения. А мы предлагаем бюджет победы», – резюмировал Сергей Миронов, предлагая отозвать бюджет и пересчитать его заново.

Депутат Михаил Щапов обращал внимание на слабую проработку прогноза социально-экономического развития. «Мы считаем, что он не соответствует качеству подготовки бюджета даже в этой, крайне неопределенной ситуации. Во-вторых, мы не согласны с введением нового бюджетного правила. Мы считаем, что все доходы бюджета должны работать на экономику», – заявил он.

Глава фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Зюганов отмечал, что финансовый план не содержит «представлений о том, как мы выйдем из системного кризиса». Депутат Оксана Дмитриева также отметила, что бюджет не отвечает задачам текущего момента. «Оценка доходов бюджета заниженная, в данных условиях не нужно придерживаться практики консервативной политики занижения доходов, поскольку мы всегда говорим, что тогда, когда они (доходы. – «НГ») появятся, тогда мы примем решение. Но когда они появятся, принимать решение очень тяжело, потому что уже невозможно разместить заказ, подготовить проектно-сметную документацию, нужно заранее рассчитывать на соответствующий бюджетный план», – сказала она, отметив также, что второй вопрос – принципиальное несогласие с делением нефтегазовых доходов на базовые и дополнительные. Дмитриева также была не согласна с замещением средств ФНБ заимствованиями до 1 трлн руб. «На самом деле надо делать наоборот. Заимствования замещать средствами ФНБ», – указывала она.

Перед заседанием в среду глава Минфина Антон Силуанов заверил, что будущий бюджет учитывает все необходимые траты на проведение спецоперации (СВО). «Мы с Министерством обороны и другими силовыми ведомствами определили необходимый объем ресурсов для проведения СВО. Деньги идут и в этом году, и заложены на предстоящую трехлетку. С Министерством обороны вопросы отработаны», – сообщил министр. «Здесь и денежное довольствие военнослужащих и мобилизованных, здесь и обмундирование мобилизованных, которое получит финансовое обеспечение в текущем году. Во всяком случае, все эти вопросы учтены в текущем году и в трехлетнем бюджете», – уточнил он.

Силуанов также заверил, что в проекте федерального бюджета на 2023–2025 годы предусмотрены средства на обеспечение социальных гарантий жителям ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей и восстановление экономик этих регионов. А средства на это берутся за счет налогообложения сверхдоходов от сырьевой отрасли, уточнил он. Спикер Госдумы Вячеслав Володин обещал учесть большинство предложений, которые поступают от депутатов. «Нашедшие поддержку фракций инициативы будут зафиксированы в постановлении при принятии бюджета, а затем найдут свое решение. Ведь закон о бюджете – не догма», – подчеркнул спикер.

Бизнес обращает внимание на рост налоговой нагрузки в новом бюджете и предупреждает, что это в итоге коснется всех секторов экономики. Так, Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) в своем заключении на проект бюджета сообщает, что в документ были заложены нормы по повышению фискальной нагрузки на бизнес, которые не были приняты к моменту рассмотрения проекта бюджета правительством РФ и даже не обсуждены с заинтересованными сторонами. РСПП отмечает, что налоговая нагрузка на бизнес регулярно увеличивается, в том числе и через корректировку налоговой базы, предельных величин, изменения порядка расчета налогов и другие косвенные, полуадминистративные меры. «Полагаем, что увеличение налоговой нагрузки в текущих условиях приведет к прямо противоположному фискальному эффекту, в результате ухудшения положения компаний из-за возросшей на них нагрузки бюджетная система недополучит налоги. Тренд на хаотичное и «ползучее» повышение нагрузки нужно прекратить», – говорится в заключении РСПП.

Для делового сообщества основной тезис в том, что доходная часть федерального бюджета будет обеспечиваться в том числе за счет повышения налоговой и неналоговой нагрузки на бизнес, отмечают в пресс-службе «Деловой России». «Это затронет практически все отрасли экономики, что негативно повлияет на обеспечение деятельности предприятий. Повышение налоговой нагрузки также не создаст стимулов к инвестированию в развитие бизнеса. А в текущей ситуации развитие производств и создание рабочих мест во всех отраслях необходимо для роста национальной экономики», – отмечают в организации. «Не представляется продуктивным планируемое повышение нагрузки на бизнес, особенно в части роста неналоговых платежей, перехода к налогообложению недвижимого имущества организаций исходя из кадастровой стоимости в отношении всех объектов недвижимости, роста предельной величины базы для начисления страховых взносов, установления новых акцизов (на сладкие напитки. – «НГ»)», – заявляют в «Деловой России»

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин в среду отметил, что главными особенностями документа являются его антикризисная направленность и увеличение налоговой нагрузки. «Мы видим, что прогноз, который представило Минэкономразвития, имеет реалистичный показатель. Вместе с тем есть некоторые показатели, по которым у нас есть замечания: например, оптимистичный вариант экспорта, импорта, который заложен в бюджет, ослабление курса», – рассказал он, заметив, что оптимистичные оценки доходов требуют дополнительного внимания.

При этом в заключении СП на бюджет-2023, представленный в середине октября, сообщалось, что в условиях санкций и высокой неопределенности казна рискует недополучить около 2 трлн руб. в ближайшие три года. «В 2024–2025 годах государство планирует снизить расходы на оборону и безопасность и увеличить траты на здравоохранение и обслуживание госдолга», – обращали внимание аудиторы. Также существует риск неисполнения параметров госзаимствований в условиях санкционного давления, говорили в ведомстве Кудрина.

Несмотря на опасения, пока у Минфина получается довольно успешно заимствовать на внутреннем рынке. Так, в среду министерство разместило на первом аукционе максимальный объем облигаций федерального займа (ОФЗ) за полтора года – на 123,58 млрд руб. по номиналу, перевыполнив тем самым квартальный план размещений. Всего было продано бумаг на общую сумму 123,58 млрд руб. по номиналу при спросе 218,7 млрд руб. по номиналу. Выручка от аукциона составила 120,733 млрд руб. Всего за три аукциона Минфин смог привлечь 173,58 млрд руб., перевыполнив квартальный план размещений гособлигаций.

Автор Ольга Соловьева

Источник - https://www.ng.ru/economics/2022-10-26/4_8575_budget.html

***

Приложение. Экономика, которую невозможно мобилизовать

Только та система будет эффективна, в которой каждый ее элемент соответствует своему определению. 

Именно в Средние века начался расцвет искусства зарабатывания денег посредством денег – хрематистика. Квентин Массейс. Ростовщик и его жена. 1514.

«Невозможно провести всеобщую тыловую мобилизацию в России», – заявляет В.Н. Боглаев, генеральный директор Череповецкого литейно-механического завода. В ряду прочих факторов: чиновники Минпромторга не могут даже в положенные сроки обеспечить взаимодействие высокотехнологичных предприятий в интересах импортозамещения. Получается, что мобилизация – это другая парадигма жизни, которой необходимо соответствующее обеспечение на всех уровнях.

Господство хрематистики

Сегодня возрождаются паттерны поведения 1940-х. Так, Telegram сообщает, что некий предприниматель помогает машиностроительному заводу приобрести пятикоординатный фрезерный станок и токарный центр с фрезерными возможностями, не дожидаясь решения министерства. Отличие, однако, состоит в том, что, когда в конце 1942 года пчеловод заказывал самолет Як-5 для воюющей армии на авиазаводе, об этом писали газеты и сообщало радио.

В то же время периодически звучащие тезисы о мобилизационной экономике в теоретических дискуссиях разбиваются о законы классической (британской) политэкономии (один из трех источников марксизма, между прочим). Так, обязательное условие «запрещает» всякую мобилизацию как неэкономическое действие: по итогам рыночного обмена общие величины полезности каждого из добровольных участников сделки должны возрасти. Подразумевается, что уже в коротком периоде. 

Так что же это за экономика, которую невозможно мобилизовать? 

Дело, по всей видимости, в том, что нет в России «экономики», кроме разрозненных ее очагов. Институционально господствует хрематистика. То самое искусство зарабатывания денег посредством денег, которое Аристотель обозначал как альтернативу ойкономии. Ойкономия же – система хозяйствования рода, которая при Елизавете Петровне и Екатерине II интерпретировалась как «домостроительство». 

Обратим внимание на то, что хрематистика с момента своего появления была структурой паразитической по отношению к ойкономии. Сегодня объясняющим для искусства зарабатывания денег посредством денег можно считать понятие «дериватив», то есть производную от предыдущего актива. Причем по отношению к реальному активу это может быть производная отнюдь не первого порядка. А так как, согласно действующим сегодня системам национальных счетов, деривативы учитываются в позициях денежных агрегатов, данное положение уничтожает смысл денег как символа доверия, хотя они и продолжают называться фиатными. 

Подмена смыслов осуществлялась постепенно. Что неявно подразумевал Александр Сергеевич Пушкин, когда писал, что его герой «бранил Гомера, Феокрита»? А именно то, что в его время считалось современным отбросить принципы ойкономии и взять на вооружение (по тексту) рыночные стимулы, которые затем, по логике развития, приобретают форму хрематистики («земли отдавал в залог»). Пирамида ойкономии сравнительно долгое время разбиралась по кирпичикам: с 1499 года появление системы двойной записи в бухгалтерии сделало предприятие фирмой (акционерным обществом); человека-партнера заменила запись в книге, зато ускорился оборот и появились новые возможности для кредита. 

Отчуждение пришло также в сферы религии и научных исследований. Если первоначально исследования Природы как цельного божественного творения осуществлялись в стенах монастырей, а затем и первых университетов (Болонский – один из них), то рыночная семантика и королевские указы обеспечили независимость университетов от городов, в которых они находились, а затем и от церкви. 

Крестьянско-купеческий капитализм 

Оправдание хрематистики осуществлялось посредством продвижения идей торгово-финансового предпринимательства (ТФП). А ТФП оправдало, помимо прочих, лютеранство. «Формула согласия», в частности, гласит: «Тело Христово присутствует и преподается под хлебом, с хлебом, в хлебе» (sub pane, cum pane, in pane). Так получилась «компания». 

Вообще, можно обнаружить несколько версий переходных форм: от ойкономии к хрематистике и обратно. Одну такую переходную форму, специфическую для России, обнаружил историк Александр Пыжиков и назвал ее крестьянско-купеческим капитализмом (ККК). 

Тезис о ККК подтверждается, помимо прочего, свидетельствами барона А. Гакстгаузена, который по поручению императора Николая I инспектировал ряд российских регионов, прежде всего – южных и юго-западных, в 1843 году. Прежде всего с целью ревизии источников налоговых поступлений. Барон писал, что фабрики, им обнаруженные, были созданы крестьянами, которые не могли ни читать, ни писать: «Между ними совсем нет дворян, как нет ни ученых, ни теологов» (Цит. по: Пыжиков А. Грани русского раскола. М., 2018). 

Пыжиков также сообщает, что эти крестьяне придерживались «старого уклада». Во всех общинах действовал принцип: твое имущество есть имущество твоей веры. Характерной иллюстрацией проявления данного принципа является хозяйственная практика Преображенского кладбища в Москве. Банковская деятельность на принципах старообрядческого капитализма была запрещена государством, но можно было держать кладбищенскую кассу. Между тем царское правительство делало все возможное, чтобы артельный уклад ККК сломать и установить рыночные отношения. 

Рыночному же типу семантики соответствует определенный мир-соглашение, характеризуемый установленным набором характеристик, включающим: квантифицируемые измеряемые ценности, существенную долю утилитаризма в наборе институциональных норм, ограниченность временного горизонта планирования со склонностью к его сокращению, преобладание в системном проектировании линейного типа времени (что, в частности, порождает кредитный и банковский процент). В терминах существенной метафоры, семантическое поле, предуготовленное ойкономии (добрострою, как говорят современные староверы), переходит хрематистике. 

Еще большее ускорение придала этим процессам глобализация. Метафизически ее движущими силами стали стремление к наживе и рост отчуждения на всех уровнях: от средств производства, от среды обитания, от представителей иных сообществ, человека от его собственной природы. Отметим здесь образцы ключевых слов, терминов проектного языка, соответствующие данным уровням: рабочая сила, население, капиталист, физическое лицо, человеческий капитал, захват рынков и т.д. 

Российский мобилизационный проект 

Логика рыночного механизма так или иначе приводит каждый научный проект к постановке задачи коммерциализации. Академические профессиональные группы из смежных дисциплин начинают бороться за свои версии дизайна конечного продукта технологии. В итоге выбирается тот вариант исполнения макета, промышленного образца, который получил большую поддержку лоббистов. 

Есть варианты, когда лоббистами оказываются сторонники «Азиатского способа производства» (АСП), еще одной переходной формы. Пример реализации методов АСП, когда «навалились всем миром» и с четким представлением, зачем это делается, обнаруживаем в научной сфере Китая: в августе 2022 года из доклада Национального института научной и технической политики Японии (NISTEP) узнаём, что Китай, по версии данного источника, стал абсолютным «мировым чемпионом» во всех существующих номинациях. 

Незадолго до этого доклада появились данные Nature Index за 2022 год, из которых следует, что Китай стал лидером по числу публикаций естественнонаучной тематики в 82 признанных мировой общественностью журналах «высочайшего уровня научной ценности». Есть довольно высокая степень вероятности того, что это достижение стало возможным как результат мобилизации научно-технологической сферы КНР, организованной Коммунистической партией Китая с ее 4 млн партийных организаций и 90 млн партийцев. 

Таким образом, заключаем, что рассуждать о «мобилизационной экономике» в России будет некорректно. Следует говорить о мобилизационном проекте. В рамках теории мобилизационного проекта особое место занимает вопрос его институционализации. 

Как и для всех проектов, она должна начинаться с «семантической интервенции»: вводятся новые/старые понятия, выстраиваются смысловые ряды, формируются семантические поля и т.п. Появляются новые языковые сообщества. В случаях кардинальных изменений, а именно таким оказывается появление мобилизационного проекта, требуется «эпистемическая модернизация», которая начинается с эпистемного возмущения. Таким образом создаются эпистемологические барьеры, очерчивающие границы определенного конвенциального поля (КП). Образуется так называемый научный вихрь, который начинает взаимодействовать с «властным» и другими (см.: «Вихревая динамика …». Монография ИИЕТ в 3 т. 2018–2019). 

В результате конвенциальное поле может разделиться. В нашем случае речь идет о конвенциальном поле стратегии мобилизации. В каждом из образовавшихся подполей возможно появление гибридных, а затем и различных эпистем, которые могут начать конфликтовать друг с другом, если жизненных ресурсов им окажется недостаточно. Таковыми конфликтующими эпистемами в нашем случае оказываются эпистемы дисциплинарных полей ойкономии и хрематистики. 

Российская ситуация, рассмотренная в данном контексте, предлагает то преимущество, что определенные знаковые явления и процессы уже имели место, и необходимо только извлечь полезный опыт для решения задач текущего этапа.

Семантическое событие

Для российского мобилизационного проекта семантическим событием является включение военной риторики. В этом случае требуют легитимизации не только расходы денежных средств, общественных ресурсов, ограничения ряда гражданских прав и свобод. Необходимо обоснование физических и моральных тягот и лишений, людских жертв. «Война» в данном случае понимается не только как вооруженные столкновения, а во всех ее разнообразных спектрах и на всех уровнях, начиная с метафизического.

Метафизическим, по существу, следует считать упомянутое выше противостояние ойкономии и хрематистики. Не случайно, объявив индустриальную мобилизацию, Сталин в 1929 году, наплевав на британскую политэкономию, меняет принципы финансовой системы (помимо прочего появился контур безналичных денег, открытые счета для генеральных конструкторов и т.п.), включив параллельно идеологическую составляющую. А через два года постановлением правительства была отменена частная торговля во всех ее видах. Однако через некоторое время после победы 1945 года маятник качнулся в другую сторону.

Понятие «прибыль» в СССР, по мнению наблюдателей из США, было реабилитировано в 1962 году (публикацией Е. Либермана в журнале Time). Сопутствующие изменения с точки зрения семантики выглядят как постепенная подмена образов, задействованных в описаниях социально-технических, хозяйственных и иных взаимодействий.

Исследования динамики институциональных матриц показывают значимое повышение доли нормы утилитаризма и снижение соответствующего показателя доверия с начала «рыночных реформ» в России по настоящее время. Изменения такого рода начинаются в стратах молодых людей и затем, по мере смены поколений, распространяются на другие сегменты общества.

Соответственно меняются техники мышления. Начинает преобладать так называемая техника мышления «кочевников». Поэтому многие тезисы и приемы, использовавшиеся в советское время для легитимизации расходов и усилий на «мобилизацию», сегодня утрачивают свою эффективность.

Таким образом, необходимо понять, что мобилизация хрематистики невозможна по определению. Если же необходим работающий мобилизационный проект, то следует как минимум создавать систему, в которой каждый объект будет соответствовать своему определению.

Автор: Сергей Пястолов – доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИНИОН РАН.

Источник - https://www.ng.ru/nauka/2022-10-25/9_8574_economics.html


Datum: 28.10.2022
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 133
Kommentare
[-]
 Ndure Shoes | 28.10.2022, 14:41 #
Ndure offers their customers jackets of all types, including Denim Jackets For Women, leather jackets, puffer jackets, and Sherpa denim jackets. Buy the best available winter blue jeans Jackets for women online in Pakistan from Ndure. We bring you high quality bomber jacket, Puffer Hooded Gilet for womens online.
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta