Этнический национализм в странах СНГ, прежде всего русофобия, как средство удержания собственной власти

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Внутриполитическая обстановка в странах СНГ  

***

Кто вскормил этнический национализм и русофобию в Туркестане?

Постсоветские элиты бывших республик рассматривали и продолжают рассматривать этнический национализм, прежде всего русофобию, как средство удержания собственной власти.

Одной из главных причин развала СССР справедливо принято считать всплеск этнического национализма в союзных республиках. Обретение ими формальной государственности — многими впервые — не успокоило эту деструктивную стихию, напротив, национализм до сих пор процветает на постсоветском пространстве. Межнациональные конфликты в рамках единого государства — Советского Союза — стали межгосударственными после получения республиками независимости.

Новый статус привел к повсеместному обострению конфликтов и их интернационализации, вовлечению Запада в качестве посредника. На Западе тем временем находились в упоении от своей победы в Холодной войне и развала СССР и больше всего не хотели укрепления влияния России. Там никогда не были заинтересованы в реальном урегулировании межнациональных и межгосударственных конфликтов в Советском Союзе и на постсоветском пространстве и использовали колониальную практику по принципу «разделяй и властвуй», чтобы укрепить свое влияние, навязать себя в качестве якобы единственного справедливого арбитра и обеспечить собственное экономическое и военно-политическое доминирование в регионе.

Ослабленная внутренними потрясениями Россия не могла, а ее элиты и не хотели пересмотреть хотя бы неформально принцип равноправия сторон, тем самым понизив свой статус до уровня посредника, а не арбитра, выносящего обязательные решения. Работа на постсоветском пространстве постепенно свелась к обязательному дипломатическому ритуалу, неофициальные каналы влияния в течение длительного времени оставались неиспользованными, что привело к их деградации и, в конечном счете, закрытию.

Постсоветские элиты бывших республик рассматривали и продолжают рассматривать этнический национализм, прежде всего русофобию, как средство удержания собственной власти. Несостоятельные обвинения Российской империи и Советского Союза в колониальной захватнической политике не только противоречат многочисленным историческим фактам — они призваны опровергнуть мирный характер обретения ими государственности без всякого противодействия со стороны Москвы. Знаменитый беловежский сговор между тогдашним руководством РСФСР, УССР и БССР фактически предоставил другим республикам карт-бланш на мирный выход из-под контроля союзных властей и начало суверенного государственного строительства. Отрицание положительной роли имперского и советского периода в развитии национальных окраин стало необходимым в новых условиях для оправдания самого суверенитета новых независимых государств.

Русофобия и национализм не принесли ни одной из постсоветских стран каких-либо преимуществ и не решили ни одной из их проблем, включая политическую стабильность. Национализм в своей крайней форме — нацизма — принес неисчислимые беды и окончательное разрушение так и не состоявшейся толком государственности бывшей УССР. Не разрешены проблемы Средней Азии: продолжается застарелое противостояние между Киргизией и Таджикистаном, предстоят внеочередные выборы в Казахстане. Необходимость их проведения вызвана январским путчем, подавленным при помощи ОДКБ, то есть России. Туркмения находится в состоянии автаркии и превратилась в классическую наследную восточную деспотию с деградирующей социально-экономической ситуацией. Наконец, Узбекистан находится на пороге неизбежных экономических и политических реформ, продолжая при этом свою негласную конкуренцию с Казахстаном за лидерство в регионе.

Все эти страны так или иначе находятся в объективной экономической зависимости от России, российского рынка товаров и труда, инфраструктурных возможностей, наконец, прямой финансовой помощи. Все они входят в различные интеграционные объединения — СНГ, ЕАЭС и ОДКБ. При этом ложно понимаемое равноправие (прямое следствие местечкового национализма) только тормозит двусторонние отношения и многостороннюю интеграцию, не решает ни одну из реальных социально-экономических проблем и не способствует урегулированию межгосударственных вопросов. Подчеркивание формального равенства с Россией служит лишь сохранению и укреплению властных позиций во многом коррумпированных элит и способствует колониальному закрепощению этих стран западным «золотым миллиардом».

Мягкотелость российской внешней политики на постсоветском пространстве лишь способствует укреплению там общественно-государственного инфантилизма, потребительских настроений и, как следствие, нарастанию антироссийских проявлений. Тезис «Россия должна» уже давно стал одним из основных в отношении постсоветских государств к Москве. Сейчас, в трудные для нее времена, в некоторых столицах посчитали, что Россия становится всё более «должна», а они вправе предъявлять всё больше требований и претензий.

Отказ Киргизии от платежной системы «Мир» из опасений вторичных санкций Запада является классическим примером перехода потребительских настроений в откровенное паразитирование на двусторонних отношениях и многосторонних интеграционных процессах.

Россия не только финансирует, зачастую безвозвратно, различные проекты в Киргизии, но и занимает первое место в ее внешнеторговом обороте (более 30%). Другие страны ЕЭАС, а также дружественный России Китай, сам находящийся под западными санкциями, обеспечивают еще около половины внешней торговли республики. На долю стран «коллективного Запада» приходится лишь около трети экспорта и еще меньше импорта Киргизии, при этом основным ее внешнеторговым партнером выступает Великобритания. Именно в Лондоне ежедневно, начиная с 1919 года, устанавливаются мировые цены на золото — основную (до 30%) экспортную позицию Киргизии. Золото является высоколиквидным товаром, рынок золота почти всегда рынок продавца, а не покупателя, который всегда найдется, в том числе поэтому Киргизия в своей экономике и внешней торговле практически не зависит ни от Великобритании, ни от Запада вообще — ей просто больше нечего им предложить.

В то же время ее зависимость от России сохраняется на высоком уровне и будет только нарастать по мере углубления мирового кризиса. Помимо доминирования РФ во внешней торговле Киргизии, в России находятся более миллиона трудовых мигрантов из этой бывшей советской республики. Они не только изрядно пополняют экономику своей родины регулярными денежными переводами, в общей сумме доходящими до 3 млрд долларов в год, но и снижают демографическое и социальное давление в самой Киргизии. В этих условиях трудно не разглядеть политическую, а не экономическую причину решений, принятых в Киргизии.

При всей мягкотелости и рыхлости дипломатических усилий РФ на постсоветском пространстве, пора вспомнить о собственных интересах. Поддержка, вскармливание националистической государственности работает против России. Интеграция, в том числе экономическая, не является каким-то фетишем для нашей страны и ее безопасности. На первый план выходят задачи собственного развития, а не потребительские инфантильные претензии других. Важно, чтобы у наших партнеров и союзников появились дополнительные мотивы учитывать российские интересы в своих практических действиях.

Автор Александр Савельев

Источник - https://regnum.ru/news/3731659.html

***

Этнический национализм и русофобия в Закавказье

Националистические настроения обострились еще в перестроечные времена: произошло резкое обострение армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха, ухудшились межнациональные отношения в Грузии, повсеместно ухудшалось отношение к союзному центру.

Одним из регионов бывшего СССР, на котором пагубно сказался этнический национализм, стало Закавказье. Ослабление центральной власти привело к обострению межнациональных конфликтов, ранее жестко пресекавшихся партийно-государственной вертикалью. В то же время сама марксистско-ленинская идеология изначально предполагала приоритет классового начала над национальным — с этим связаны многочисленные ошибки в национально-государственном строительстве СССР.

В разные исторические эпохи Закавказье становилось ареной противостояния ведущих держав своего времени: Римская империя, Арабский халифат, Византия, Персия и Османская империя, другие державы боролись за доминирование в этом стратегическом регионе, расположенном между Черным и Каспийским морями. По итогам русско-турецких и русско-персидских войн Российская империя установила в начале XIX века окончательный контроль над Закавказьем. Полиэтничность, постоянная угроза столкновений и антиправительственных мятежей на национально-религиозной почве заставляла царское правительство неоднократно проводить административно-территориальные реформы, которые только маскировали, но не решали и не могли решить сохраняющиеся противоречия.

После Октябрьской революции это наследие, не только в виде территорий, но и резких национальных противоречий, получила советская власть, с большим трудом добившаяся успокоения на своих южных рубежах и вынужденная впоследствии пойти на ряд компромиссов с националистическими группировками. Грузия, Армения и Азербайджан после окончания гражданской войны и достижения договоренностей с Турцией образовали единую Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику со столицей в Тифлисе. Это решение было принято для простоты управления и с учетом многочисленных национально-территориальных конфликтов. 

Позже в советское время Закавказье было разделено на Грузинскую, Армянскую и Азербайджанскую ССР. При этом сами противоречия не исчезли: на территории Закавказья, сопоставимой по общей площади с современной Свердловской областью РФ, было образовано несколько автономий: Аджарская, Абхазская и Южно-Осетинская в Грузии, Нахичеванская и Нагорно-Карабахская в Азербайджане. Все они стали очагами нескончаемых вооруженных конфликтов после распада СССР. 

Националистические настроения обострились еще в перестроечные времена: произошло резкое обострение армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха, ухудшились межнациональные отношения в Грузии, повсеместно ухудшалось отношение к союзному центру. 

После обретения закавказскими республиками независимости к власти пришли ярые националисты: в Армении президентом стал категорический сторонник присоединения Карабаха Левон Тер-Петросян, в Азербайджане — русофоб и пантюркист Абульфаз Эльчибей, в Грузии — потомственный антисоветчик и русофоб Звиад Гамсахурдия. 

Все они вышли из научной или околонаучной литературной среды, не имели опыта государственного управления и не могли ни выстроить государственность в новых условиях независимости, ни предвидеть катастрофические последствия собственного фанатичного национализма и высокомерно-пренебрежительного отношения к другим странам и народам, в том числе к России и русским. Между тем именно Москва обеспечивала (и продолжает обеспечивать) хрупкий мир или хотя бы перемирия в Закавказье. 

Последствия известны. После краткой ремиссии националистическая лихорадка вновь охватила Грузию, приход к власти очередного потомственного русофоба Михаила Саакашвили и развязанная им война против Южной Осетии привели Грузию к позорному поражению и окончательной потере Южной Осетии и Абхазии. Сравнительно мирный исход событий в Аджарии связан с добровольным выводом российской военной базы, отстранением ее многолетнего руководителя Аслана Абашидзе и мирным экономическим освоением автономии Турцией. Род Абашидзе, правивший Аджарией по мандату турецких султанов еще с XVI века, уступил место формальному главенству Тбилиси при реальном доминировании интересов Анкары. Уже не первый год приходится слышать отзывы о столице автономии Батуми как о кавказском Стамбуле. 

О том, что этнический национализм и чувство превосходства не только в отношении абхазов и осетин, но и русских приведет к краху грузинской государственности, говорилось и в советское время. Тогда приходилось слышать оскорбительные выпады в адрес этих и других народов самой Грузии и всего Закавказья. Еще в 1982 году кадровый офицер Красной армии, полковник в отставке, прошедший всю Великую Отечественную войну, грузин по национальности с горечью говорил о «Федеративной республике Грузия», предвидя ее распад из-за роста национализма и русофобии. 

Грузинский национализм был в значительной степени спровоцирован привилегированным положением ГССР, связанным с грузинским происхождением Сталина. Парадокс национального мифотворчества: отрицая российское и советское, одновременно гордиться земляком, возглавлявшим СССР. Не меньший парадокс для неповрежденного сознания: проводить в лучшем случае так называемую многовекторную, а подчас откровенно антироссийскую политику, одновременно требуя для себя экономических преференций и однозначной военно-политической поддержки России в решении гражданских и международных конфликтов. Эта практика широко распространена не только на постсоветском пространстве, примерно такую же политику проводит сербский президент Александр Вучич. 

В нынешнем конфликте России с коллективным Западом Грузия занимает рациональную для себя нейтральную позицию. Является ли это временной ремиссией болезни национализма, от которой она так пострадала, или шагом к полному выздоровлению, может показать лишь время. Россия очевидно заинтересована в дружественном и нейтральном Тбилиси и будет прилагать к этому необходимые усилия, не забывая об интересах союзных Южной Осетии и Абхазии. 

Азербайджан также прошел короткий период ультранационализма во времена президента Абульфаза Эльчибея. Поражение в первой карабахской войне и потеря территорий в конечном счете привели азербайджанское общество к отрезвлению и возвращению к власти Гейдара Алиева, бывшего партийного руководителя республики и одного из наиболее талантливых и дальновидных руководителей еще советского периода. Именно он, а также его сын и преемник Ильхам Алиев перевели армяно-азербайджанский конфликт в русло дипломатического урегулирования. Неадекватная политика армянского премьера Никола Пашиняна сорвала все ранее достигнутые договоренности и привела ко второй карабахской войне, полностью проигранной Арменией и остановленной только благодаря посредническим усилиям президента России Владимира Путина. 

Сейчас азербайджанское общество находится в естественной, но опасной эйфории от достигнутых в конфликте с Арменией успехов. Победа во второй карабахской войне стимулирует националистические настроения. Баку многим обязан Анкаре в своем военном успехе, поэтому азербайджанский национализм носит в значительной степени пантюркистский характер. С другой стороны, крепнут антииранские настроения, уже заговорили о так называемом Большом Азербайджане, то есть о территориальных претензиях к Ирану, где в пограничных районах проживают этнические азербайджанцы общей численностью больше, чем все население собственно Азербайджана. 

Процветающий в Армении этнический национализм привел не только к ее военному поражению, но и поставил на грань исчезновения саму армянскую государственность. Героизация гитлеровского пособника и крайнего армянского националиста Нжде, мифологизация истории, доходящая до веры в собственную богоизбранность, мечты о восстановлении канувшей в Лету Великой Армении, неспособность поставить во главе государства ответственного лидера — все это свидетельствует о глубочайшем кризисе армянского общества. Результатом этого стала не только повальная эмиграция — только в России этнических армян живет значительно больше, чем в самой Армении, но и социально-экономическая деградация республики.

Из всех закавказских государств именно Армения является наиболее моноэтничной, что также является признаком господства националистических настроений. Этнические армяне составляют более 98% (русские — менее 0,5%). Для сравнения, в Азербайджане этнические азербайджанцы составляют чуть более 90% (русские — почти 1,5%). В пережившей по своей же вине тяжелое национальное поражение Грузии этнические грузины составляют 87% (русские — около 1%).

Этнический национализм разрушителен прежде всего для своего государства, хотя несет угрозу и другим странам и народам. Все три закавказских государства до сих пор находятся в «зоне риска» этой опасной напасти, соблазна за счет ложного ощущения собственного превосходства навязать остальным свое одностороннее решение неизбежно возникающих проблем. Только возвращение России в качестве исторического и справедливого арбитра наряду с честной «работой над ошибками» со стороны национальных элит и общества может принести долгожданное умиротворение в Закавказье.

Автор  Александр Савельев

Источник - https://regnum.ru/news/3731966.html


Datum: 30.10.2022
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 247
Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta