Китай — США: мир на Рубиконе глобальных перемен?

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Внешняя политика США и Китая и международная обстановка  

***

XX съезд КПК и промежуточные выборы в США

Два основных события, как считалось, предопределяют дальнейший вектор глобального развития — XX съезд КПК и промежуточные выборы в США. Совокупные итоги этих мероприятий должны были быть подведены на Бали в ходе саммита «Группы двадцати».

Коллективный Запад сделал всё от него зависящее, чтобы осуществить такой «размен», который, запустив «черного кота» между Москвой и Пекином, привел бы к поражению России в СВО, ограничив тем самым геополитические перспективы Китая. И расчистил бы США и их сателлитам по НАТО и другим военно-политическим блокам дорогу к сохранению и упрочению глобального господства. Тщетно!

Но обо всём по порядку. Что произошло на китайском партийном съезде? Главное: дальнейшая консолидация партии и страны вокруг Си Цзиньпина во главе КПК (по новому уставу, лидер, впервые после Мао Цзэдуна сохранивший свой руководящий пост на третий срок, является «ядром партии»). Съезд утвердил итоги развития страны в предыдущее десятилетие, связанное с председателем Си. А это — выполненное обязательство обеспечить становление в Китае к столетию КПК (2021 г.) общества «среднего достатка». Надо понимать, что это значит для страны, которая прошла через «столетие унижений» фактическим колониализмом и внутреннюю смуту. Страны, которая благодаря Компартии выиграла тяжелейшую Гражданскую войну, разразившуюся сразу после разрушительной иностранной интервенции, потери в которой составили до 35 млн человек. Страны, прошедшей путь от сохи не только до атомной бомбы, но и до «мировой фабрики». Выход из бедности, зафиксированный съездом, обеспечил безоговорочную поддержку КПК, которой, в свою очередь, удалось справиться с внутренним кризисом, в котором она оказалась десятилетие назад, в канун прихода во власть Си Цзиньпина.

Съезд принял и утвердил предложенную лидером концепцию развития. Внутренний ее контур призывает к «новому походу», оживляющему в памяти Великий поход китайских коммунистов 1934–1936 годов. Пройдя через промежуточный этап «социалистической модернизации» (2035 г.), он обещает завершиться «вторым (после КПК) столетием» — теперь уже КНР (2049 г.). Внешний контур этого плана «новой эпохи» апеллирует к строительству «сообщества единой судьбы человечества». В нем отрицаются гегемония, диктат и «культура отмены», уступающие место укреплению мировой системы с центром в ООН. А также исключаются паллиативы главной всемирной организации, вроде создаваемого под эгидой администрации США института «саммита демократий», очевидным образом рассчитанного на эрозию и последующую ликвидацию самой ООН, превращение ее в беспомощный аналог почившей Лиги Наций.

Важнейший итог XX съезда КПК, хотя и не вполне осознаваемый и принимаемый экспертным сообществом, — организационный и политический разгром сторонников так называемой «многовекторности», допускавшей эрозию целей и задач, выдвинутых председателем Си. В возникшей полемике следует, на наш взгляд, согласиться с мнением китаиста Николая Вавилова, утверждающего, что поражение на съезде потерпела так называемая «комсомольская» группировка, объединяющая когорту бывших лидеров КСМК, к которой, наряду с экс-лидером страны Ху Цзиньтао, принадлежат действующий и бывший премьеры Госсовета КНР Ли Кэцян и Вэнь Цзябао, а также их ближайшие соратники из числа бывших теперь уже членов Постоянного комитета Политбюро ЦК и руководителей финансово-экономического блока Госсовета и центробанка — Народного банка Китая (НБК). К этому следует добавить, что председателю Си в процессе подготовки съезда удалось не только минимизировать социально-экономические последствия организованной оппонентами серии локдаунов, но и перехватить в этом вопросе инициативу, развернув тему ковида от борьбы с партией в защиту населения и системы общественного здравоохранения.

Проиграв съезд, последователи Ху Цзиньтао были вычищены из нового состава руководства, в которое вошли преимущественно сторонники линии «новой эпохи» Си Цзиньпина. И, потерпев поражение, в последний день форума они решились на демарш, который все мы наблюдали в роликах со съезда, когда попытавшегося сделать заявление Ху вывели из зала. Говорят, что, вопреки действующему лидеру, бывший попытался продекларировать полный отказ от силового решения тайваньской проблемы. Причем даже в случае, если мятежный Тайбэй и стоящий за ним Вашингтон пересекли бы основную «красную линию» — провозгласили бы «независимость» этой провинции КНР, в которой с 1949 года окопались бежавшие на остров противники КПК.

В Вашингтоне, где, разжигая конфликт в Тайваньском проливе, действуют по сценарию подрыва бывшей УССР, сильно занервничали. И решились на рискованный маневр — развернули вектор собственной экспансии в регионе с Тайваня, где после августовской провокации с участием Нэнси Пелоси «искрило» слишком уж сильно и опасно, в сторону Корейского полуострова, на котором адепты глобализма из «демократической» администрации Джо Байдена устроили еще одну крупную провокацию. В совместных учениях с Южной Кореей вблизи границ КНДР приняли участие две с половиной сотни боевых самолетов; была даже осуществлена имитация ядерной атаки. Власти КНДР во главе с «железным» Ким Чен Ыном, одним из наиболее последовательных союзников России, ответили массированным пуском баллистических ракет по близлежащей акватории, а также мощными учениями ствольной и реактивной артиллерии. И совершенно ясно, что, совершая подобную авантюру, в Вашингтоне собирались задеть национальные интересы и Китая, и России, которые сходятся в Северо-Восточной Азии с интересами безопасности самой КНДР. В сложившейся ситуации перспективу должны были определить американские выборы.

Они ее если не определили напрямую, то такое определение будет в ближайшее время достигнуто в выводах. А они простые. Итог голосования близок к «боевой ничьей», но с определенным перевесом республиканцев. Это сильно подрывает позиции Байдена, который на глазах превращается в «хромую утку»; очевидно, что ни о каком втором сроке в реальной плоскости речи уже не идет. Но не выиграл их и оппонент президента-неудачника, его предшественник Дональд Трамп; его участие в избирательной кампании республиканцев не показало эффективности, а на лидирующие позиции внутри партии вышел губернатор-триумфатор Флориды Рон Десантис, за которого, кстати, сам Трамп оказался символически вынужденным голосовать как житель этого штата. Тотальное обнуление главного сюжета последнего четырехлетия — клинч Байдена и Трампа — похоже, остается в прошлом; новый консенсус и новый общественный договор в США явно будет формироваться уже без этих сильно надоевших всем персонажей. Ну и «демократический» демарш с нагнетанием военной истерии и милитаристского психоза (был такой удачный штамп в советском агитпропе) как в АТР, так и в Европе, очень похоже, что заходит в тупик.

Байден, конечно, попытается сделать вид, что «отыгрывается»; объявлено, что в преддверии саммита «двадцатки» на индонезийском Бали он объявится в Юго-Восточной Азии, где поучаствует в ежегодном саммите США — АСЕАН. Однако Белому дому, вовсю подбивающему страны ЮВА на фронду к Пекину и Москве, скорее всего, ничего не светит, и в Индонезию он прибудет в роли не победителя, на которую рассчитывал, а лузера. И там ему будет противостоять значительно укрепивший позиции Си Цзиньпин. А вот российского лидера Владимира Путина на саммите не будет; нашу страну представит глава МИД Сергей Лавров. А ведь именно Путину Байден рассчитывал «продиктовать» условия так называемого «большого размена», то есть по сути капитуляции перед США и НАТО в конфликте на востоке Европы.

Байден явно промахнулся, перестаравшись за рубежом и пропустив к тому же болезненный удар дома. Западной «стае» нужен новый «вожак», и он на «скале советов» несомненно появится. Кто именно — уже второй вопрос, хотя и существенный. Но куда важнее не кадровое, а содержательное наполнение тех корректив, которые коллективный Запад будет вынужден вносить в свою стратегию, проделывая это, как видим, в «пожарном» порядке откровенного форс-мажора. Что касается нашей страны, то совсем не исключено не только ослабление западного участия в противостоянии в «незалежной», но и постепенное окукливание западной политической клаки внутри собственных вызовов и проблем, порожденных безумной политикой тотальной неоколониальной экспансии. И может статься так, что именно текущие дни впоследствии будут признаны Рубиконом долгожданного глобального перелома. Поживем — увидим.

Автор Владимир Павленко

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3744234.html

*** 

Исторические итоги ХХ съезда Коммунистической партии Китая

Mобилизаци экономических, идеологических и военных ресурсов, укрепление международных позиций, а также выстраивание эффективной вертикали власти в китайском варианте.

Результаты без преувеличения исторического XX съезда компартии Китая (КПК) будут еще длительное время исследоваться аналитиками по всему миру. Особое внимание справедливо будет уделяться ходу реализации тех идеологем и планов, которые озвучил генеральный секретарь ЦК КПК и руководитель китайского государства Си Цзиньпин. Ему удалось не только впервые со времен основоположника КНР председателя Мао Цзэдуна в третий раз переизбраться на пост высшего партийного лидера, но и обновить высшее руководство даже более значительно, чем ожидалось.

Концентрация власти выглядит логичной в условиях глобального военно-политического и экономического кризиса, в Китае понимают, что сейчас не время для политического честолюбия. О предстоящем глобальном переломе Си Цзиньпин предупреждал еще в 2018 году, заявив, что наступила эпоха, каких не было столетие. В Китае, где с древности приняты краткие афористичные формулировки, период колониальной зависимости от Запада и Японии вплоть до освобождения и образования КНР принято называть «век унижений» в противопоставление начавшей «эпохе великого возрождения».

Глобальные амбиции Китая, вызов, который он бросил финансово-экономической гегемонии США, предполагает мобилизацию экономических, идеологических и военных ресурсов, укрепление международных позиций, а также выстраивание эффективной вертикали власти в китайском варианте. Именно это и стало своеобразной красной нитью юбилейного XX съезда КПК. Пекин не намерен отказываться от мирной экономической конкуренции с США в борьбе за мировое лидерство, но готов к военной защите своей территориальной целостности и жизненно важных интересов. Этот тезис, прежде всего, относится к мятежному Тайваню, который под покровительством США продолжает проводить сепаратистскую политику.

Уже после завершения съезда и избрания руководящих органов КПК официальные лица Китая несколько раз высказали твердую поддержку внешнеполитического курса России на построение многополярного мира и восстановление основ международного права. В Пекине особо оценили приверженность Москвы принципу одного Китая, вновь подтвержденную президентом Владимиром Путиным в ходе его выступления на недавнем заседании дискуссионного клуба «Валдай».

Российско-китайские отношения находятся на подъеме, но пока КНР ограничивается в основном политической поддержкой РФ. Экономические отношения успешно развиваются, но в основном за счет экспорта российских энергоносителей. После перекрытия западных рынков Россия вынуждена более активно диверсифицировать географию своих поставок, а Китаю выгодно приобретать более дешевые, по сравнению с мировым рынком, нефть и газ. Одновременно, после ухода из России американских и европейских компаний, их китайские конкуренты активно осваивают емкий российский рынок, поставляя свои автомобили, бытовую и прочую технику, другие товары. О прямой экономической, а тем более военно-технической помощи Китая России из открытых источников ничего не известно. Обнадеживающий в этом смысле сигнал прозвучал на днях от руководителя внешнеполитического ведомства КНР Ван И, который заявил в беседе со своим российским коллегой Сергеем Лавровым:

«Китайская сторона будет решительно поддерживать Россию под руководством президента Путина в преодолении трудностей, устранении помех и реализации стратегических целей развития, а также дальнейшем утверждении статуса России как державы на международной арене».

Китайские компании проявляют определенную осторожность на российском направлении. Это неудивительно: доля США и Евросоюза в общем внешнеторговом товарообороте составляет около трети, а с другими их союзниками в Азии и по всему миру — существенно более половины. В то же время на Россию приходится лишь 2% внешнеторгового оборота Поднебесной, поэтому опасения китайских компаний введения против них вторичных выглядят обоснованными и разумными.

Китаю, за редкими историческими исключениями (например, культурная революция), свойственно проведение рациональной внешней политики, основанной на здоровом национальном эгоизме. Там, в отличие от СССР, меньше говорят о пролетарском интернационализме и сосредоточены не на оказании безвозмездной помощи, а на выгодном, прежде всего для себя, экономическом сотрудничестве. Ослабление России, не говоря уже о гипотетической возможности ее поражения в глобальном противостоянии, категорически не в интересах Пекина. Более открытое наращивание российско-китайского взаимодействия, включая военно-техническую сферу, представляется неизбежным по мере усугубления противоречий с США, особенно в случае их перехода в горячую фазу из-за так называемого «тайваньского вопроса».

Пока Пекин предпочитает сосредоточиться на достижении решающего превосходства в экономике и вооружениях, максимально сохраняя торговые связи с США и Евросоюзом. Тем не менее упор на укрепление идеологической составляющей, сделанный в ходе XX съезда, со всей очевидностью носит предвоенный, если не алармистский характер. Ослепленные иллюзией собственного глобального превосходства элиты США могут предпринять резкие шаги по поддержке сепаратистских властей Тайваня вплоть до признания его независимости и попытки разместить там военную базу. В этом случае военный ответ Пекина неизбежен.

Противостояние Китая и США носит стратегический характер и продлится годами, если не десятилетиями, как и глобальное противостояние колониальных западных сил и антиколониальных сил по всему миру. Для Пекина, помимо укрепления связей со своим естественным союзником в этой борьбе — Россией, критично важно не допустить ослабления своих региональных позиций. Страны Юго-Восточной Азии, которые США активно пытаются привлечь к своей антикитайской и антироссийской политике, будут неизбежно в центре внешнеполитического внимания Пекина. Задача мирного воссоединения материкового Китая с Тайванем внесена в программные документы КПК.

Переизбрание Си Цзиньпина, концентрация власти, укрепление ее организационной и идеологической вертикали, сама риторика китайских представителей определенно показывает, что Китай сосредотачивается перед решительной схваткой. Региональная политика Пекина — недопущения угроз и ослабления позиций не только в «тайваньском вопросе», но и в отношениях со странами-соседями — покажет основные векторы всё более активной внешней политики КНР.

Предстоящий на днях визит в Китай генерального секретаря компартии Вьетнама Нгуен Фу Чонга может стать началом тектонических сдвигов в региональной политике. Визит осуществляется по партийной, а не по государственной линии, что облегчает диалог между странами, имеющими исторические претензии друг к другу. Это будет первая после переизбрания на ХХ съезде встреча Си Цзиньпина с партийным лидером СРВ, от которой во многом будет зависеть как развитие двусторонних отношений, так и положение в регионе в целом.

Автор Александр Савельев

Источник - https://regnum.ru/news/3737860.html

***

ХХ съезд КПК скорректировал курс архитектора реформ Дэн Сяопина

Недавно закончившийся ХХ съезд Коммунистической партии Китая (КПК) не был похож на своего тезку, ХХ съезд советских коммунистов.

Ничего потрясающего основы или даже просто неожиданного, за исключением не вполне понятного инцидента с бывшим лидером страны Ху Цзиньтао, которого по какой-то причине публично вывели из зала, на нем не произошло. За неделю работы съезда на нем было сказано много мудреных и высокопарных китайских слов, в точном смысле которых еще долго придется разбираться специалистам. В этом плане он больше напоминал советские съезды времен зрелой брежневщины – XXIV или XXV. Но ясно одно. Было закреплено положение нынешнего лидера партии и страны Си Цзиньпина, его статус безоговорочного вождя и положение «ядра ЦК партии», а также курс на отход от многих политических правил и традиций, заложенных архитектором китайских реформ Дэн Сяопином еще в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века.

Бросается в глаза этот отход в кадровых вопросах, которые четко соблюдались прежними руководителями – Цзян Цзэминем и Ху Цзиньтао. Это негласное правило об уходе из Политбюро по достижении 68 лет (самому Си уже 69 лет), а также идея смены поколений руководителей у власти каждые 10 лет. По этой традиции к власти на ХХ съезде должно было прийти «седьмое поколение руководителей», однако руководители остались примерно того же возраста. Сам Си сохранил свой пост, вероятный будущий премьер Госсовета Ли Цян всего на четыре года младше уходящего Ли Кэцяна. А в Постоянный комитет Политбюро вошли еще два человека одного возраста со старым премьером (1955 г.р.). Все это означает, что принцип личной лояльности полностью заменил формальные возрастные ограничения и открывает дорогу возникновению геронтократии позднесоветского типа.

Другое направление отхода от стратегии Дэна – это замена абсолютного приоритета экономического роста другими. Идея выдвижения на первый план цели ускоренного экономического роста имеет две основы – марксистскую (так как идеальное общество – коммунизм – должно возникнуть на базе высочайшего развития производительных сил, создающего возможность достижения полного изобилия) и националистическую – осуществление «китайской мечты», общей цели китайских революционеров преодолеть отставание периода «столетия унижений» от империалистов и восстановить ведущее место Китая в мире. Ради этого прежние руководители КПК готовы были закрывать глаза на многое: рост «капиталистических» отношений, укрепление позиций частных монополий, привилегии иностранным инвесторам, даже не особенно активно бороться с коррупцией. Структура власти была существенно децентрализована, регионы получили значительные финансовые и другие права. Во внешней политике Дэн провозгласил принцип скромности, сформулированный в китайском выражении «копить силы и не показывать своих возможностей». 

Нынешнее руководство решило, что дальнейшее отступление от принципов социализма грозит перерождением общества. Возникла опасность, что вскоре оно не будет отличаться от существовавшего при власти Гоминьдана, против которого, собственно, и боролись коммунисты. Для борьбы с этой тенденцией власть была решительно централизована и во многом сосредоточена в руках лично лидера. Началась решительная борьба с коррупцией, влиянием олигархов и всяческих негосударственных «инфлюенсеров», с «сомневающимися» в верности линии партии как внутри, так и во вне ее. На международной арене китайские представители и дипломаты начали активно защищать курс «ядра партии», критиковать его критиков и сомневающихся за рубежом, давать советы иностранцам, как следует относиться к Китаю. Порой использовались весьма нелицеприятные выражения.

Другой яркий пример нового курса: политика «нулевой терпимости» в борьбе с коронавирусом. Китайский лидер многократно заявлял, что для КНР наиболее важны жизни людей. И действительно, жесткие и длительные локдауны для целых крупных промышленных городов привели к тому, что число смертей от коронавируса в Китае на сегодняшний день в 200 раз меньше, чем в США (в Китае – около 5 тыс., а в США – более 1 млн). В то же время экономический рост, который в прошлом году начал быстро восстанавливаться и составил 8%, в этом году ожидается всего в 2,5% (в то время как до прихода к власти Си он в течение 30 лет был в среднем около 10% в год). В марксизме позитивное изменение прежних подходов называют их «творческим развитием», а негативное – «ревизионизмом». Как окончательно назовут изменения, предпринятые Си Цзиньпином, во многом будет зависеть от их результатов, о которых пока говорить рано. Оптимисты, в том числе и в самом Китае, утверждают, что со времен Дэна ситуация в стране коренным образом изменилась, ее экономика и внешнеполитическое влияние в разы выросли, и поэтому изменения в курсе совершенно естественны. Пессимисты же, напротив, говорят о том, что упор на идеологию в ущерб экономике напоминает времена Мао Цзэдуна и может закончиться такими же спадом и экономическим хаосом, к которому привела его политика. Борьба же с крупнейшими национальными корпорациями и интернет-бизнесом ведет к торможению развития, а излишняя напористость во внешней сфере приводит к снижению популярности Китая в мире и росту враждебности со стороны основных экономических партнеров, без сотрудничества с которыми огромная экспортоориентированная экономика страны столкнется с большими трудностями.

Китай – страна сложная и непредсказуемая. У нее свой путь. Окажутся ли новые лидеры правы или нет, покажет будущее развитие, за которым мы, специалисты, да и многие в мире будут с интересом наблюдать. Но послание ХХ съезда миру ясное – Китай продолжит политику «ядра ЦК», которая уже сложилась до съезда. Никаких инноваций внесено не было. Если кто-то предрекал или надеялся на перемены, то он просчитался. Если кто-то предсказывал, что перемен не будет, то он оказался прав.

Хорошо ли это для России? Полагаю, что в данной ситуации – неплохо. Курс руководства Китая на дружественную поддержку нашей страны, конечно, не в ущерб собственным интересам, будет также продолжен. А хорошо ли это для самого великого китайского народа – он решит сам.

Автор: Александр Лукин – научный руководитель Института Китая и современной Азии РАН, профессор НИУ ВШЭ, директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО.

Источник - https://www.ng.ru/kartblansh/2022-10-27/3_8577_kb.html

***

Китай недостаточно силен для конфронтации с США: Си Цзиньпин хотел бы помириться с Байденом

Пекин желает уладить отношения с Вашингтоном на основе взаимной выгоды. Это следует из послания Си Цзиньпина организации в Нью-Йорке, выступающей за сотрудничество двух стран. А президент США Джозеф Байден на встрече с военными советниками сказал, что Америка не ищет конфликта с КНР и ее лидер об этом знает.

Получается, что две державы приоткрывают окно для диалога после завершения съезда КПК. Но в бочку меда плеснул ложку дегтя госсекретарь США Энтони Блинкен. По его словам, Китай может применить силу для воссоединения Тайваня, и этого нельзя допустить; США помогут острову оборонять себя. Это лишь одна из препон к урегулированию разногласий. Возможно, ситуация прояснится после встречи глав обеих стран на саммите G20 в ноябре.

Мировую печать во время ХХ съезда КПК, завершившегося на прошлой неделе, заполонила волна догадок о том, что предвещают его итоги для китайско-американских связей. Вопрос затуманивало то, что генсек в отчетном докладе собранию ни США, ни другие государства не упоминал. И вот теперь эксперты пытаются составить пазл. Выдержки из послания председателя КНР консалтингу в Америке, выступающему за сотрудничество с Китаем, которые приводит ТВ в Пекине, наталкивают на определенные выводы. Си явно настроен не на войну, а на разрядку. Надо, чтобы США и Китай относились друг к другу с уважением, сотрудничали и жили в мире.

Сам факт, что глава Китая откликнулся на заседание неофициальной организации в США, о чем-то да говорит. И довольно взвешенные высказывания Байдена в беседе со своими военными советниками, казалось бы, свидетельствуют, что барометр не предвещает бури. Но, как подчеркивает журнал Atlantic, хозяин Белого дома всего шесть дней назад показал Си, кто из двоих босс. Вашингтон нанес удар молотом по производству полупроводников в Китае, введя жесткий контроль за экспортом американской технологии чипов в эту страну. Это подорвало притязания Китая на то, чтобы стать равным Америке.

Блинкен в своих интервью тоже никаких послаблений Пекину не обещал. США будут защищать свои интересы, в частности по отношению к Тайваню. Попытки Китая изменить в одностороннем порядке статус-кво не пройдут. США будут содействовать всеми возможными средствами обороне острова от агрессии.

Так все же можно ли ждать каких-то коренных сдвигов в отношениях США и Китая после съезда? В беседе с «НГ» Михаил Карпов, доцент Высшей школы экономики, отметил: «Китай как бы перебрасывает мяч на сторону США. Он сам не лезет в конфронтацию. Хотя настроен достаточно конфронтационно. Его линия будет не активной, а реактивной. Он оставляет за США возможность первыми формулировать свою позицию. Китай воздержится от инициатив, а будет реагировать на действия США».

Препятствий для урегулирования отношений огромное количество, полагает эксперт. Тут и разница режимов, и то, что Пекин стал расширять свое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе, продвигать по всему миру программу «Пояса и пути», использовать недобросовестную конкуренцию в международной торговле, размещать через различные каналы свою агентуру на Западе. «Это напоминает попытку создать биполярный мир. На самом деле его нет, мы вступаем в очередную эпоху Pax Americana, когда у США реальных конкурентов нет. В целом в стратегическом плане Китай свою силу переоценивает. Ведь на внутреннем фронте, в области экономики ситуация достаточно кризисная. Китай недостаточно силен для противостояния с США», – заключил Карпов.

Тем не менее, как пишет Wall Street Journal, в сфере дипломатии и пропаганды Пекин по-прежнему будет делать ставку на отпор США и Западу. Поэтому Си Цзиньпин проводит кадровые перестановки в МИДе. На передний план выдвигаются дипломаты, умеющие агрессивно полемизировать с оппонентами и безапелляционно отвергать нападки на КНР.

Примером служит 56-летний Цинь Ган, назначенный послом в США в июле прошлого года. Его отличает умение кратко и жестко реагировать на каверзные вопросы репортеров. После съезда он был избран полным членом ЦК, даже не кандидатом в этот важный орган партии. Такое случилось впервые после эпохи Мао Цзэдуна. Согласно источникам американской газеты, весной на сессии парламента Цинь Гана могут назначить новым министром иностранных дел. А Ван И, нынешнего министра, сделают членом политбюро, надзирающим за МИДом.

Автор Владимир Скосырев

Источник - https://www.ng.ru/world/2022-10-27/6_8577_china.html

***

Об идеологической синхронизации России и Китая

 "Будущее мировое устройство формируется на наших глазах. И в этом мировом устройстве мы должны выслушать всех, принять во внимание каждую точку зрения, каждый народ, общество, культуру, каж дую систему мировоззрений, идей и религиозных представлений, не навязывая никому единой истины, и только на этом основании, понимая свою ответственность за судьбу – судьбу народов, планеты, строить симфонию человеческой цивилизации". - как вы думаете кто это сказал?

Большинство экспертов ответили бы, что это сказал глава Китая Си Цзиньпин. Но нет. Это сказал президент РФ В. Путин во время выступления на итоговой сессии заседания дискуссионного клуба «Валдай».

Ведь концепция "Сообщество единой судьбы человечества" - Си Цзиньпина, предложенная генеральным секретарём ЦК КПК Си Цзиньпином в ноябре 2012 года на 18 Всекитайском съезде КПК, позже презентованая в ООН, является одним из идеологических стрижней современного Китая. Это «Дадзибао» можно увидеть во многих публичных местах в КНР. Корни китайского подхода лежат в конфуцианстве, хотя здесь можно найти связь и с другими мировыми религиями. И то, что сказал В. Путин, фактически выдвигая свою идею антилиберальной глобализации, удивительным образом перекликается с китайским подходом.

Есть и другие примечательные совпадения, которые, чтобы не перегружать текст, мы не будем здесь анализировать. В целом, если проанализировать интервью В. Путина оно состоит из двух частей.

Первая часть — это оправдание/объяснение почему Россия совершила вторжение в Украину: это война на упреждение; обвинения Запада в неоколониализме; игнорировании интересов РФ, создании военного кризиса безопасности, наличии враждебных планов по разрушению России и так далее. Это все традиционная риторика, которую в последнее время мы слышим от В. Путина и от российских лидеров, здесь не было ничего нового.

Но что позволяло пресс-секретарю президента РФ Д. Пескову и другим российским комментаторам анонсировать эту речь В. Путина как концептуальную? Концептуальной эта речь может считаться только с той точки зрения того, что В. Путин впервые не только критикует, но и предлагает российскую модель глобализации.

В. Путин говорит, что либеральная политическая глобализация по западным лекалам, вела прежде всего к унификации и подчинению других стран США и их союзникам с использованием технологических, экономических, политических и военных инструментов. Такая глобализация является злом для РФ и других незападных стран. Потому, что она превращала весь остальной мир в сырьевую базу для "золотого миллиарда" (претендовать на место, в котором РФ больше не будет).

И эта либеральная глобализация должна быть изменена и трансформирована в более справедливую международную "интеграцию", которая предусматривает уважение и равноправное отношение к разным моделям политического управлениям, традициям, культурам и так далее. Вмешательство во внутренние дела других государств неправильно.

Эта конвергенция в конечном итоге должна привести к созданию «больших пространств» (термин немецкого философа Карла Шмитта) объединений государств, которые должны стать основой нового многополярного мироустройства. При этом Организация Объединённых Наций (ООН) может быть сохранена и расширена за счёт участия стран Азии, Африки и других, а Европа и США должны смириться со своим новым статусом уже больше не глобальных лидеров.

Вынужденный отворот РФ от «золотого миллиарда» удивительным образом перекликается с китайским виденьем и китайскими политическими идеями, и по замыслу Москвы, наверное, должен нравится элитам и консервативным общества «второго» и «третьего» мира - прежде всего в Азии, на Ближнем Востоке, Латинской Америке и Африке.

Насколько же эти идеи синхронизированы между РФ и КНР — являются ли они общей платформой, или это просто единомыслие, или в РФ пытаются «понравится» Китаю покажет только время.

Автор Руслан Бортник, директор УИП, Киев

Источник - https://uiamp.org/ob-ideologicheskoy-sinkhronizacii-rossii-i-kitaya


Datum: 12.11.2022
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 133
Kommentare
[-]
 파라오카지노 | 17.11.2022, 04:47 #
I've read your article several times during the vacation. There are great points to think deeply about in your writing. This article is good content for readers. I think my writing, which is a little different from you, will be interesting to you. Come and check it out. 파라오카지노
 Etisal | 17.11.2022, 17:03 #
Etisal brings the best party wear dress and elegant designs. Etisal has an amazing variety available online, So hurry up and grab your favorite dress before the stock runs out.
 casinosite | 19.11.2022, 06:42 #
Your explanation is organized very easy to understand!!! I understood at once. Could you please post about casinosite ?? Please!!
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta