Саммит «Группы двадцати»: чего ожидать России?

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Глобальная экономика и международная политика  

***

О повестке дня предстоящего саммита «Группы двадцати» 

Заявленная повестка предстоящего саммита G20 на Бали, в центре которой находятся финансовые вопросы, «эпидемическое» здравоохранение и пресловутый «зеленый поворот», как нельзя лучше демонстрирует, что коллективный Запад, «заплечные» институты которого контролируют «двадцатку», ничего не понял и ничему не научился. Его лидеры по-прежнему, игнорируя реальность и динамику глобальных перемен, отчаянно стараются заскочить в последний, если уже не отцепленный, вагон истории.

Прежде всего, что такое «двадцатка»? За разговорами о «глобальном мире» и о «величии» группы, «осуществляющей мировую политику» в статусе чуть ли не «мирового правительства», едва не забыли, откуда она взялась. Освежим память. «Группа двадцати» появилась в 1999 году, и действовала она тогда в формате глав центробанков и министров финансов. После неконтролируемого азиатского обвала (1998 г.) кое-кто решил подстраховаться на будущее и сделать закладку для «ручного» кризисного управления. С тех пор «двадцатка» действовала в «спящем» режиме вплоть до 2008 года, когда грянул новый кризис, вошедший в историю как «финансовый», хотя на самом деле он был политическим и к тому же рукотворным. Имеются серьезные основания полагать, что его целью была реализация угрозы, информацию о которой много лет спустя, в октябре 2022 года, обнародовал секретарь российского Совета безопасности Николай Патрушев. Напомним, что он говорил о готовности США в условиях беспрецедентного роста государственного долга до величин, которые уже «не отыгрываются», объявить дефолт. И, следовательно, мигом превратить тысячи тонн напечатанных долларов в фантики, не имеющие никакого практического применения.

Но обо всем по порядку. В 2005 году появились широко известные в «нешироких» кругах Техасские соглашения, под которыми стояли подписи тогдашних лидеров США, Канады и Мексики — президента Буша-мл., премьера Мартина и президента Фокса. Полное наименование соглашения — «Партнерство ради безопасности и благосостояния в Северной Америке». Предусматривалось создание к 2010 году нового межгосударственного объединения по образцу ЕС — Североамериканского союза (NAU) с новой валютой амеро (образцы банкнот и монет были уже отпечатаны и отчеканены и даже представлены публике и опубликованы в СМИ). У соглашений имелась вторая часть, которая широко не освещалась, но и не была секретной. К 2015 году NAU должен был слиться с ЕС в Трансатлантический союз с еще одной новой валютой — не евро и не амеро. До конца план не освещался, но эксперты сразу поняли, что речь шла отнюдь не о новых деньгах, а о «старом добром» фунте стерлингов. Именно так: существовал план реставрации Британской империи, упраздненной в 1946 году в соответствии с рядом американских условий, на которые Лондон был вынужден согласиться в 1940 году, оказавшись перед перспективой катастрофы своих войск во Франции, прижатых вермахтом к Ла-Маншу в районе Дюнкерка. Франклин Рузвельт тогда «включил» олигархических эмиссаров, имевших доступ к Гитлеру, и решил данную проблему на приемлемых условиях для бывшей «владычицы морей» (два других условия заключались в передаче под контроль США Саудовской Аравии и выходе Британии из американских активов).

Еще раньше, в 1930 году, появился Банк международных расчетов (БМР) с дислокацией в Базеле. Формально его создали для взимания с Германии репараций за Первую мировую войну. Фактически это была часть широкого глобалистского замысла, включавшего также законодательные и финансовые манипуляции вокруг ФРС, британское экспортное эмбарго 1929 года, заигрывания с Гитлером и НСДАП и т.д. Подлинное назначение БМР прояснилось быстро, уже в 1932 году, когда Германия на волне популярности нацистов и в условиях Великой депрессии отказалась от репараций. Подготовка Второй мировой войны вступала в завершающую стадию, и Западу потребовался институт финансовой коммуникации с будущим Третьим рейхом, которым и стал БМР; англосаксонские и немецкие банкиры «трудились» в нём вместе, несмотря на состояние войны между их странами. Только один пример: нацисты структурировали свой ВПК в два крупных холдинга — I. G. Farbenindustrie и Vereinigte Stahlwerke, а их управляющие компании имели американскую прописку, поэтому БМР занимался проведением прибыли из Европы за океан. После 1945 года холдинги обратно «разукрупнили», а архивы — «потеряли». В конце войны, в ходе работы над Бреттон-Вудскими соглашениями, Рузвельт попытался упразднить БМР, но финансисты быстро разъяснили президенту его подлинное предназначение, и Белый дом отступил.

Создание и «раскрутка» БМР осуществлялись по определенной процедуре. БМР (Bank for International Settlements — BIS) был учрежден Гаагским соглашением ЦБ пяти государств — Бельгии, Великобритании, Германии, Италии и Франции. США были представлены главным из двенадцати банков системы ФРС — Федерезервбанком Нью-Йорка, а также банками групп Рокфеллера и Моргана — Citibank, J. P. Morgan, еще Первыми нацбанками Нью-Йорка и Чикаго. Подписались на акции БМР и японские банки. Пятерка учредителей вместе с представителями Швеции, Нидерландов и Швейцарии (страна пребывания БМР) составляют его совет директоров. Расширенный состав совета, включающий еще США, Японию и Канаду — это «Группа десяти». В ней одиннадцать участников. На базе «десятки» решением «Группы семи» в конце 90-х годов и была создана «Группа двадцати», в том раннем «финансовом» формате. Из «десятки» «вынули мелочь» в лице Бельгии, Нидерландов и Швейцарии, которых «укрупнили» единым представительством ЕС. И добавили двенадцать стран «второго порядка» — членов будущего БРИКС (первое упоминание об этом объединении отыскивается в 2001 г.), а также Австралию, Аргентину, Индонезию, Мексику, Турцию, Саудовскую Аравию и Южную Корею.

Итак, Россия и Китай в общем ряду участников БРИКС в «двадцатке» — неофициально страны «второго сорта». Дополнительно в «двадцатку» входят МВФ и Всемирный банк (ВБ), которые одновременно ассоциированы с ООН. С 1931–1932 годов к БМР стали присоединяться ЦБ европейских, а после войны и других государств. Сегодня БМР превращен в «ЦБ центробанков», занятый разработкой «рекомендаций» валютной политики. В сумме все ЦБ образуют Базельский клуб, в которой не входят только ЦБ Сирии, Ирана и КНДР; любопытный факт, не правда ли? Упомянутый МВФ при создании перехватил у БМР часть функций; вместе с группой ВБ эта «троица» образует то, что эксперты называют «коллективным мировым ЦБ», филиалами которого выступают ЦБ — эмитенты мировых валют.

Есть и еще один деликатный момент. В структуре БМР действует Комитет по финансовой стабильности, на базе которого в ходе лондонского саммита «двадцатки» (апрель 2009 г.) был создан Совет по финансовой стабильности (СФС–FSB). Списки «банков, слишком больших, чтобы лопнуть», которым выделяется «помощь» по программам QE, ежегодно, и по сей день, формируются другим подразделением БМР — Базельским комитетом по банковскому надзору. Итак, суммируем. G20 создана G7 на базе G10 — расширенного совета директоров БМР. «Двадцатка» повязана с БМР Базельским клубом, участием в его комитетах и Советом по ФС. В нее, наряду со странами, входят МВФ и ВБ, связанные с ООН. «Десятка» образована соединением ЦБ и коммерческих банков, вокруг которого функционирует Базельский клуб. Из-за спины же самого БМР торчат уши еще одной, достаточно закрытой структуры — «Группы тридцати» (G30). Это объединение ведущих мировых банкиров, соединяющих в своем лице прошлое руководство ЦБ с нынешним влиянием в коммерческих банках. Порядок такой: G30 формирует повестку, после чего БМР транслирует ее «двадцатке». Тот круг вопросов, который подготовлен для предстоящего саммита на Бали — не исключение. Но прежде чем к нему перейти, еще один немаловажный штрих.

Техасские соглашения о NAU, ЕС и «Трансатлантике» провалились не просто так (кстати, их паллиативом впоследствии стали похороненные Дональдом Трампом партнерства — Трансатлантическое и Транстихоокеанское, восстановленное затем уже без США). Этому деятельно поспособствовали Россия и Китай. В канун саммита «двадцатки» Нурсултан Назарбаев перехватил инициативу, выступив с планом новой мировой резервной валюты. Самое пикантное, что казахстанский президент считался британской креатурой еще с тех пор, как в марте 1994 года представил в Chatham House (организация, признанная в РФ нежелательной) проект Евразийского союза (ЕАС). Вашингтон и Лондон от этой инициативы впали в ступор; пауза продолжалась ровно неделю, после чего президент Обама и главы ФРС и американского минфина Бернанке и Гайтнер (член G30) в крайне эмоциональной форме отклонили предложение Назарбаева. После этого повестка упомянутого лондонского саммита «двадцатки» претерпела необратимые изменения. Именно в этом его итоге и появился СФС-FSB с программами QE как вынужденным паллиативом Техасу, призванный залить и погасить деньгами кризис, придуманный ради дефолта ФРС. Именно под этот глобальный обвал, кстати, «двадцатка» и была переведена в тот формат глав государств и правительств, в каком сегодня и функционирует. Вне проекта «дефолт» она себя не оправдывает. Хотя глобальные «великие комбинаторы» и пытались ее перенацелить с неолиберального Вашингтонского на социал-глобалистский Сеульский «консенсус» (2010 г.), этого не получилось, а крайним тогда сделали экс-главу МВФ Стросс-Кана, обвалив ему карьеру нашумевшим «сексуальным» скандалом. Надо, правда, сказать, что Назарбаев за свою антизападную роль на нас потом отыгрался, настояв на исключительно экономическом содержании евразийской интеграции, трансформировавшем ЕАС в нынешний бесхребетный ЕАЭС.

И вот эту «двадцатку», целиком и полностью контролируемую западной «десяткой» совета директоров БМР, повестку которой формируют глобальные банкиры из G30, нам сегодня и преподносят в качестве «мерила ценностей», противоречия с которым — чуть ли не катастрофа. Глупость несусветная, уже, кстати, пройденная с «семеркой», от неучастия в которой небо в нашей стране на землю не упало, а наоборот, стало чище.

***

Заметим: российский президент Владимир Путин отказался от поездки не только на Бали, но и в Бангкок, где вслед за «двадцаткой» пройдет саммит АТЭС. В Индонезии нашу делегацию возглавит глава МИД Сергей Лавров, в Таиланде — первый вице-премьер Андрей Белоусов. Официально отказ объясняется плотным графиком важных внутренних мероприятий, среди которых однозначно просматриваются подготовка ежегодного послания и непосредственное участие в решении вопросов, связанных с мобилизацией. Но видны и другие мотивы. Первый и главный, как представляется, вопрос безопасности. Уже приходилось упоминать, что при нынешнем градусе международной напряженности и поступающих в адрес России угрозах, в том числе по линии юристов ООН и гаагского Международного суда, было бы опрометчиво полагаться на экстерриториальные нормы неприкосновенности. Слишком многое стоит на кону и для нашей страны, и для «заклятых» западных «бывших партнеров». Второй мотив: сама «двадцатка» в силу изложенных выше причин давно уже мало кого интересует. Миропорядок, который она отражает, трещит по швам и распадается на многополярную совокупность региональных объединений и союзов. Интерес представляют широкие «поля» саммита, используемые лидерами, включая российского президента, для двусторонних форматов. Однако в этот раз Путину разговаривать не с кем и не о чем. Президент США, судя по итогам промежуточных выборов — «полухромая утка». «Полу-» потому, что открытым до 6 декабря остается вопрос раскладов в Сенате, который если демократы проиграют, то Байден «захромает» на обе ноги. И займется не международной повесткой, а урегулированием дрязг с законодателями. Предвидя эту перспективу, Байден и хорохорится, делая в адрес России ультимативные заявления, которые на деле обусловлены сокращением его влияния на «кейс», связанный с бывшей УССР. По этой же причине не собирается на саммит и Зеленский, несмотря на то, что увидеть его очень хотела глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. В Европе с уходом Ангелы Меркель и Марио Драги (член G30), выходом из доверия Эммануэля Макрона с его «прослушкой» и началом кадровой чехарды на лондонской Даунинг-стрит, 10, собеседников тоже не осталось. Как афористично заметил в свое время Путин, «без Махатмы Ганди и поговорить не с кем…».

Большинство же «второсортных», по версии Запада, участников «двадцатки» — наши партнеры по БРИКС или по тем же двусторонним форматам — Анкара, Эр-Рияд, Сеул, Буэнос-Айрес. Что касается Си Цзиньпина, то с ним наш президент встречался совсем недавно, на самаркандском саммите ШОС; в постоянном контакте находятся главы МИД, и на Бали ожидается очередная, пятая в этом году встреча Лаврова с Ван И. Поэтому и сам китайский лидер решился на поездку только в самый последний момент, когда стало известно о желании «поговорить» со стороны Байдена. Надо понимать, что если в чём российские и китайские приоритеты и совпадают не вполне, то это отношение к внутренним раскладам в США — исторически, с советских времен у нас лучше «выходит» с республиканцами, а у Пекина меньше противоречий, наоборот, с демократами. Именно поэтому поражение Трампа в 2020 году в китайской столице было воспринято со сдержанным оптимизмом. Сейчас эта разница нивелируется содержанием документов стратегического планирования, принимаемых Вашингтоном на основе двухпартийного консенсуса. И вот в них на первое мест в списке вызовов для США — и противников — выводится уже не Россия, а Китай. Но Байден для Пекина пока всё равно меньшее зло, чем уже не Трамп, но новый потенциальный республиканский лидер Рон Десантис, который хотя и не в ладах с партийным предшественником лично, но следует в фарватере его политических установок.

И последнее. Заявленная повестка предстоящего саммита на Бали, в центре которой находятся вопросы грядущего финансово-экономического кризиса, «эпидемическое» здравоохранение и пресловутый «зеленый поворот», как нельзя лучше демонстрирует, что коллективный Запад, «заплечные» институты которого контролируют «двадцатку», ничего не понял и ничему не научился. Его лидеры по-прежнему, игнорируя реальность и динамику глобальных перемен, отчаянно стараются заскочить в последний, если уже не отцепленный, вагон истории. Участвовать в этом действе, а тем более выслушивать в свой адрес филиппики утративших влияние и доверие американских лузеров и марионеток российскому лидеру как-то не с руки. Хватает проблем и поважнее.

Автор Владимир Павленко

Источник - https://regnum.ru/news/3746078.html


Datum: 13.11.2022
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 106
Kommentare
[-]
 Rios Cosmetics | 15.11.2022, 09:59 #
Stunning sunblock and sunblock cream are offered by Rios, a great new multi brand store. The shop wants to bring their customers satisfaction with the best sunblock in Pakistan. Their best sunblock is perfect for your needs With their sunblock and related products, Rios is sure to meet all of your demands.
 Metro Shoes | 17.11.2022, 10:11 #
Metro shoes offer their customers the highest quality loafers and loafer shoes. Get only the best available loafer shoes for girls in Pakistan, today. So, buy the best loafer shoes online from Metro shoes. We bring you only the highest quality loafers for women.
ava
oletaschmeler | 25.11.2022, 03:03 #
Information that is both excellent and useful. I cannot express how grateful I am that you decided to provide us with access to these valuable details. Kindly keep us updated in this manner. I am appreciative of your willingness to share. drift boss
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta