Россия не может выйти из афганской "большой игры"

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Социально-политическая и экономическая обстановка в стране  

***

В Афганистане необходимо возвращение к модели "Северного альянса"

Афганский филиал запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ) использует слабость режима «Талибана» (организация запрещена в РФ) для укрепления своих позиций внутри Афганистана.

При этом местные лидеры ИГ не скрывают своих амбиций относительно подготовки джихадистской экспансии как в регионе, так и за его пределами. Усиление афганского филиала ИГ ставит перед Россией и ее партнерами в Центральной Азии задачу активного поиска эффективных механизмов сдерживания и противодействия этой угрозе, что делает весьма вероятным возрождение при российской поддержке проекта «Северного альянса» в Афганистане.

«Вилаят Хорасан» – афганский филиал «Исламского государства», руководителем которого является Санаулла Гафари (он же Шахаб аль-Мухаджир), в 2022 году стал весьма заметным игроком на афганской военно-политической доске. По некоторым данным, общая численность боевиков различных группировок ИГ в Афганистане давно превысила 10 тыс. человек. В настоящее время группы боевиков ИГ компактно размещаются в восточных (Нангарахар, Кунар, Нуристан) и северных (Бадахшан, Кундуз, Тахар) провинциях Афганистана. В 2023 году «Вилаят Хорасан» планирует расширить зону своего влияния в стране, в частности готовится переброска до 7 тыс. боевиков ИГ из приграничных с Пакистаном районов в провинции Логар, Пактия и Лагман. Ожидается, что несколько тысяч боевиков «Исламского государства» будут предстоящей весной сконцентрированы в северных районах Афганистана, непосредственно прилегающих к границам Таджикистана и Узбекистана.

На этом фоне наращивает свою террористическую активность весьма эффективная группа ИГ в Кабуле. В сентябре 2022 года «Вилаят Хорасан» взял на себя ответственность за теракт у российского посольства в столице Афганистана, в результате которого погибли два сотрудника дипмиссии РФ. Спустя несколько месяцев боевики ИГ осуществили нападение на «Китайский дом» в Кабуле – отель, где традиционно останавливаются граждане КНР. Хотя, по официальным данным, погибших китайцев в ходе атаки не было, различные источники в Афганистане опровергают отсутствие жертв, называя при этом самые разные цифры. Наконец, в начале января 2023 года террорист-смертник ИГ взорвал себя у входа в здание МИДа талибов, в результате чего были убиты более 30 человек. Регулярные террористические акции боевиков «Вилаята Хорасан» в Кабуле показывают не только эффективность их организаторов и исполнителей, но и неспособность или нежелание талибов обеспечить безопасность столицы Афганистана.

«Афганский филиал ИГ как боевая террористическая организация достиг к 2023 году больших успехов и теперь готовится к новому этапу военно-политической экспансии внутри страны, используя слабость и неэффективность талибской системы управления Афганистаном, а также прямое содействие со стороны ряда региональных командиров и группировок «Талибана», – комментируют ситуацию афганские эксперты. По их мнению, «это только начало большого джихада ИГ в регионе – укрепление и расширение плацдарма на территории Афганистана является прелюдией к реализации стратегии агрессии уже в отношении соседей из числа государств региона, в том числе республик Центральной Азии». 

Накануне новогодних праздников появились основания утверждать, что и региональным измерением амбиции «Вилаята Хорасан» не ограничиваются. В Стамбуле 31 декабря турецкие спецслужбы захватили двух сторонников афганского филиала ИГ, которые готовили крупный теракт. Боевики оказались уроженцами Таджикистана и Узбекистана, которые примкнули к «Вилаяту Хорасан». Попытка организации теракта в Стамбуле 31 декабря является доказательством того, что афганский филиал ИГ стремится выйти за пределы «околоафганского» региона и намеревается атаковать цели за тысячи километров от Кабула. Выбор Турции в качестве презентационной площадки «Вилаята Хорасан» показывает также намерение афганского филиала развивать террористическую активность в «зоне ответственности» других «вилаятов» «Исламского государства». Возможно, это следует расценивать как намерение «хорасанских» стать первыми среди равных внутри сложившейся системы «вилаятов» ИГ. 

Данные террористической статистики показывают, что такие амбиции «Вилаята Хорасан» не беспочвенны. В 2022 году афганский филиал ИГ вошел в тройку «лучших» среди других «вилаятов» по числу терактов и количеству их жертв: в Афганистане «хорасанские» совершили 181 атаку, в результате которых погибли и получили ранения 1188 человек. По числу жертв в 2022 году афганский филиал ИГ опередил «материнские вилаяты» «Исламского государства» в Ираке и Сирии (833 и 887 соответственно), уступив лишь лидеру «рейтинга смерти» – филиалу ИГ в Нигерии (1412 человек). Можно не сомневаться, что в 2023 году «Вилаят Хорасан» будет стремиться улучшить «внутрихалифатский» KPI. 

Очевидный рост численности боевых групп «Вилаята Хорасан», большинство членов которых составляют выходцы из постсоветских государств и стран Ближнего Востока, успешная террористическая активность внутри Афганистана и экспансионистские амбиции, распространяющиеся за его пределы, – все это делает афганский филиал ИГ приоритетным вызовом для стран региона и России. Надежды некоторых политиков и дипломатов в Москве на талибов как на силу, способную успешно бороться с ИГ, не оправдались: «Талибан» оказался не в состоянии обеспечить безопасность даже в Кабуле, в том числе гражданам и чиновникам РФ, КНР и Пакистана. 

От России складывающаяся ситуация потребует выработки в кратчайшие сроки альтернативных и более эффективных решений в сфере обеспечения безопасности, а не пустых надежд на режим талибов. Противостояние с афганским филиалом ИГ становится для Москвы и ее партнеров в Центральной Азии делом слишком серьезным, чтобы отдавать его целиком на откуп неэффективной силе, которую к тому же российская сторона не в состоянии контролировать. 

Выход для России видится в возвращении к модели «Северного альянса», которая была создана в 90-х годах ХХ века для сдерживания экспансии «Талибана» в Северном Афганистане. Тогда Москва поддержала деньгами, оружием и боеприпасами таджикские и узбекские отряды Ахмад Шаха Масуда и Абдул Рашида Дустума, которые вели непосредственные боевые действия с джихадистами на афганской территории и тем самым сдерживали «яростных мулл» у периметра границ постсоветских республик. 

Представляется, что сегодня Москве и ее партнерам в Центральноазиатском регионе вновь придется поддержать создание «Северного альянса 2.0», но уже для нейтрализации угрозы со стороны афганского филиала ИГ. Здесь российская сторона пока имеет выбор: создать инфраструктуру нового «антихалифатского» проекта в Северном Афганистане с нуля или же договориться с лидером Фронта национального сопротивления Афганистана (ФНСА) Ахмадом Масудом и его командирами на предмет переориентации боевой активности с талибского на игиловское направление. Очевидно, что окончательное решение российской стороне предстоит принять в ближайшие несколько месяцев – цейтнот создает не только приближающийся очередной весенний боевой сезон в Афганистане, но и не слишком благоприятная для Москвы внешнеполитическая конъюнктура, которую не без успеха формируют ее геополитические конкуренты, прежде всего США, активно возвращающие себе влияние в афганской «большой игре».

Автор: Андрей Серенко, cобственный корреспондент "НГ"

Источник - https://www.ng.ru/ideas/2023-01-23/7_8641_russia.html

***

Приложение. Властям в Кабуле следует договариваться со своим народом и прекратить диктовать условия мировому сообществу

Украинский военный кризис сейчас превалирует в мировых СМИ. Об Афганистане как-то забыли. Но там происходят процессы, оказывающие влияние на безопасность не только соседних государств.

Афганистаном уже почти полтора года правят талибы (их движение запрещено в России). Правительству удалось не рассыпаться под грузом проблем, остановить продолжавшиеся 20 лет боевые действия, начать борьбу с коррупцией. Сами талибы заявляют, что мздоимство стало меньше, чем при прежней власти. Как обстоит на деле – никто не знает. Но это, пожалуй, все их достижения. 

Насилие в стране продолжается. Из-за этого Афганистан покинуло много образованных людей, способных принести пользу своему народу. За многие террористические проявления в 2022 году (более 230) ответственность на себя взяло «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России). 

Наблюдается раскол в Движении талибов (ДТ) на умеренных и радикалов. Речь идет о кандагарских талибах во главе с и.о. министра обороны муллой Якубом (сын основателя ДТ муллы Омара) и Сетью Хаккани (запрещена в России), которую возглавляет Сираджуддин Хаккани. Считается, что первые ориентируются на США и Катар, а вторые – на Межведомственную разведку Пакистана. Сеть Хаккани тесно связана с «Аль-Каидой» (запрещена в России). Борьба между фракциями ДТ не позволяет правительству исполнять свои прямые обязанности. 

В стране тяжелейшая гуманитарная ситуация. Ее усугубила самая суровая за последние 15 лет зима. В январе температура опускалась до минус 34 градусов. Только по официальным данным, от сильных морозов погибли 166 человек. Из-за холодов и отсутствия кормов в 20 провинциях страны погибло 260 тыс. голов домашнего скота. Точной картины в условиях развала госуправления толком никто не знает. 

Семьи, кормившие себя сами, лишены средств к существованию. В стране огромное количество нищих, и весной станет еще хуже. В этом году Афганистан может столкнуться с очередной засухой. Два предыдущих года воды там катастрофически не хватало. Такого длительного периода засух в стране не было давно. 

Пока ни к чему не привели обещания талибов искоренить культивирование опийного мака. По данным ООН, площадь его выращивания в 2022 году по сравнению с предыдущим выросла на 32%. Три четверти всех посевов приходится на провинции Нимроз, Кандагар, Гильменд, Урузган и Забуль. Афганские наркотики опийной группы – это 80% мирового производства. 

Наряду с опиатами растет производство метамфетамина, сырьем для которого является местное растение эфедра. Афганистан превращается в крупного поставщика метамфетамина, спрос на который в мире растет. По данным правоохранительных органов Таджикистана, в 2022 году контрабанда наркотиков из Афганистана увеличилась в два раза. Спецслужбы Киргизии также сообщают о росте оборота в республике афганских наркотиков. Такая же негативная тенденция отмечается в Узбекистане и Иране. В самом Афганистане много наркозависимых, в том числе среди женщин и детей. Точное их число неизвестно, но счет идет на миллионы. 

Страна расколота. Талибы не стали силой, объединяющей всех афганцев. Этнические и религиозные группы исключены из процесса управления страной. Это вызывает справедливое недовольство непуштунского населения и является причиной появления антиталибской оппозиции. 

На территории Афганистана по-прежнему базируются свыше 25 международных террористических группировок. Для России и стран ЦА наибольшая угроза исходит от движения «Джамаат Ансаруллах» (запрещено в России), трансформировавшегося в Движение талибов Таджикистана; Исламского движения Узбекистана, Исламского движения Восточного Туркестана (все запрещены в России и изначально поддерживали связь с «Аль-Каидой»), а также сторонников местного филиала ИГ и преступных группировок. Эти структуры придерживаются салафитской идеологии. Их цель – замена светских режимов в странах ЦА на исламский халифат, который территориально также занимал Афганистан и части Пакистана и Китая. 

Как всегда, возникает закономерный вопрос: что делать? Прежде всего – признать сложившуюся на данный момент ситуацию и продолжать поддерживать диалог с нынешними де-факто властями Афганистана, то есть с талибами. Афганцы должны сами решать свою судьбу и судьбу своей страны. Талибам на деле надо доказать, что они готовы вести непримиримую борьбу с джихадистскими структурами, пресекать трансграничные угрозы соседям Афганистана, исходящие с его территории, запретить культивирование опийного мака и производство наркотиков. 

Если талибы действительно желают своей стране процветания, то должны сделать все необходимое для объединения многонационального и многоконфессионального афганского общества. Для этого необходимо запустить диалог в стране. Без разговора со своим народом и компромиссов в расколотом обществе из кризиса не выйти. Если талибы на это не пойдут, то конфликт в стране может разгореться с новой силой. 

Непременное условие развития Афганистана – его интеграция в экономические связи с государствами региона. Для этого есть необходимые природные и трудовые ресурсы. Следует также вовлечь в процесс восстановления страны опытных управленцев, экономистов, организаторов производства, разрешить вопрос с образованием девочек, дать возможность работать женщинам.

И, наконец, талибы должны осознать, что они не в том положении, чтобы диктовать свои условия международному сообществу и требовать себе от него каких-то исключительных преференций, ничего не давая взамен.

Автор: Николай Плотников – доктор политических наук, руководитель Центра Научно-аналитической информации Института востоковедения РАН.

Источник - https://www.ng.ru/kartblansh/2023-02-06/3_8653_kb.html


Datum: 19.02.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 136
Kommentare
[-]
 vicky | 04.10.2023, 15:11 #
geometry dash is active subreddit and forums provide a platform for players to share their experiences, strategies, and achievements. It's a place to connect with others who share your passion.
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta