Новая статья в Уголовном кодексе РФ. Русофобия станет преступлением

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Проблема русского языка и культуры в Украине  

***

Наказание за русофобию должно быть закреплено в УК России

В Минюсте с одобрением высказались о предложении, которое высказали в Госдуме и уже поддержали омбудсмен Татьяна Москалькова и глава президентского Совета по правам человека Валерий Фадеев.

В СПЧ и в юридическом сообществе отмечают: понятие ненависти к русским и другим народам нашей страны должно быть четко прописанным, чтобы избежать излишне вольного толкования. Отдельный вопрос: как сделать наказание неотвратимым для иностранцев-русофобов. Замминистра юстиции России Андрей Логинов поддержал предложение закрепить в российском законодательстве понятие «русофобия» и установить ответственность за русофобскую деятельность. Об этом замглавы Минюста заявил, выступая 12 мая на XI Петербургском международном юридическом форуме. Логинов подчеркнул: для того, чтобы предупредить «распространение информации, враждебной к России», необходимо ввести ответственность за русофобскую деятельность, сообщает ТАСС.

Одной из первых на Петербургском юридическом форуме за законодательное закрепление понятия «русофобия» и за введение уголовного наказания за нее высказалась вице-спикер Госдумы Ирина Яровая. «Мы должны, я высказываю свою точку зрения, в нашем законодательстве дать определение русофобии как человеконенавистнической идеологии», — приводит ТАСС слова замглавы нижней палаты.

Эту позицию поддержала уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова, также участвовавшая в форуме. В Уголовном кодексе присутствует норма за разжигание ненависти, в том числе по национальному признаку (ст. 282 УК), напомнила Москалькова. Но, подчеркнула она, «русофобия сегодня является самостоятельным составом преступления, имеющим все признаки общественно-опасного деяния», — цитирует федерального омбудсмена РИА Новости. Это «особый квалифицирующий состав», имеющий идеологическую подоплеку и несущий большую угрозу для общества и государства, добавила Москалькова.

По мнению омбудсмена, если в УК появится соответствующая статья, «субъектом этого преступления будут, как правило, иностранные граждане, проживающие на другой территории». «Мы имеем право сегодня по Уголовному кодексу выносить заочный приговор — и пусть они хотя бы в морально-нравственном плане сегодня, а завтра в правовом, несут ответственность», — подчеркнула Москалькова.

Введение — причем оперативное — отдельной статьи за русофобию в Уголовный кодекс поддержал и глава Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев, отмечает ТАСС. При этом руководитель СПЧ не исключил, что вопрос можно решить с помощью поправок в действующие статьи УК. «Но лично я считаю, что необходим политический жест. Надо показать, что это очень серьезные вещи. Поэтому нужна отдельная статья о русофобии», — уверен Фадеев. 

Замглавы Минюста Логинов уточнил: понятие «русофобия» не сводится к таким явлениям, как экстремизм или геноцид, которые уже имеют правовую оценку, принятую как в международном праве, так и в российском уголовном законодательстве. Так, статья 280 УК России карает за призывы к экстремистской деятельности, статьи 282.1, 282.2 и 282.3 предусматривают наказание за создание и финансирование экстремистских организаций, 357-я статья вводит ответственность за геноцид и т.д. 

По словам Логинова, то, с чем сталкивается огромное число россиян, находящихся не только за рубежом, но и в пределах России, имеет корни в этом феномене русофобии, цитирует замглавы Минюста телеканал «Звезда». Логинов привел в пример ущемление экономических и личных возможностей, лишение прав на обучение, получение медпомощи, путешествия. 

Что считать русофобией 

Чтобы новая статья — в случае принятия соответствующих поправок в УК — работала, и с другой стороны, исключала бы излишне широкое толкование правоохранителями и судьями, в новом законе должно быть четко прописано определение русофобии, сказал ИА REGNUM Кирилл Вышинский, глава постоянной комиссии СПЧ по международному сотрудничеству в области прав человека. 

Законодателю предстоит учесть, что в России уже существует достаточная нормативная база в части противодействия экстремизму и национализму, со своей стороны отметил бывший следователь прокуратуры, адвокат Вадим Багатурия. При этом, заметил собеседник ИА REGNUM, необходимо исключить такую возможность, чтобы одна часть общества обвиняла другую в том, что она менее «русофильская». 

Должно быть четко определено, что такое русофобские проявления и кто является их объектом, отмечает Вышинский. Русофобия — это не высказывания в стиле «я уехал из страны, не люблю страну», заметил член СПЧ. Это — проявление ненависти и дискриминации, причем обязательно наличие определенного умысла и публичного характера соответствующих действий, что легко установить в ходе судебного разбирательства, конкретизировал Вышинский. 

«Возможно примерно такое определение, — уточняет собеседник ИА REGNUM. —  Русофобия — это проявление дискриминации и возбуждение ненависти в отношении людей, которые: являются гражданами РФ, считают себя частью культурно-языковой общности, идентифицируют себя как русские люди по языку, исторической памяти. Событие преступление возникает тогда, когда к этим людям возбуждают открытую ненависть или прилагают очевидные усилия для того, чтобы они были дискриминированы». 

«Мы — многонациональная страна. И люди, живущие в России, соотносящие себя с языковой и культурной общностью, могут быть — по сути — русскими евреями, русскими якутами, русскими чеченцами. Они чеченцы, но они также и русские. Вот что важно. Мы этнос «отодвигаем», фиксируем только культуно-языковую общность», — отметил член президентского Совета по правам человека. 

Специалист отдельно указывает на недопустимость возбуждающих ненависть публичных высказываний, в том числе посредством электронных средств общения. 

Когда слово равно поступку 

«Слово иногда бывает очень действенным. Конкретные призывы, конечно, тоже должны наказываться, как и призывы к любой другой розни, — говорит Вышинский. — Люди, которые публично в социальных сетях возбуждают ненависть, что становится достоянием широкой общественности, должны нести ответственность.  Одно дело, если человек просто уехал за пределы России, «испуганный» он или нет. Другое дело, когда, например, различные уехавшие артисты, которые выступают публично и говорят, что взяли бы в руки автоматы, пошли бы стрелять «в ту сторону», имея в виду нашу армию. Вот это должно быть четко квалифицировано». 

Примечательно, что в дискуссии о наказании за русофобию упоминается, что ответственность должны нести и иностранные граждане, ведущие русофобскую деятельность или допускающие соответствующие высказывания, указывает Леонид Поляков, профессор-исследователь департамента политики и управления Высшей школы экономики. «Например, высказывание, которое, например, позволил себе начальник Главного управления разведки минобороны Украины Кирилл Буданов — «мы убивали и будем убивать русских в любой точке мира до полной победы Украины», — на мой взгляд, это уже состав преступления, именуемого русофобией. И это должно быть в Уголовном кодексе Российской Федерации обязательно», — сказал Поляков изданию ИА REGNUM. 

«В любой точке мира» 

В данном случае должна быть учтена возможность применить норму уголовного закона за пределами Российской Федерации, подчеркивает Поляков. «Должно быть четко указано, что любое проявление русофобии есть состав преступления, и соответствующие российские органы будут получать право преследовать тех, кто допускает высказывания, а тем более действия на любой территории, в любой точке мира», — рассуждает эксперт. Конкретное оформление — это уже сугубо технический вопрос, заметил собеседник. 

И здесь может возникнуть практическая проблема, отмечает адвокат, специалист по уголовному праву Вадим Багатурия. «Возбуждение расследования подобных дел ни к какому реальному результату в нынешних условиях не приведет, потому что большинство стран, входящих в систему Интерпола, российские решения о выдаче саботируют», — отмечает юрист. Также, по мнению адвоката, нельзя исключать, что генеральная ассамблея Интерпола в текущих условиях будет рассматривать запросы по закону о русофобии как «политически мотивированные».

Теоретически международное право дает российским представителям возможность обращения в суды тех стран, где проживают люди, обвиненные российским правосудием в русофобии или уже осужденные за это преступление. Об этом напомнил замглавы Минюста Логинов. Он же признал: из-за текущих настроений, которые господствуют в этих странах, такие действия могут не привести к выигрышу. Но их накопление создаст правовой эффект, который позволит преследовать лиц, нанесших на основании русофобии ущерб россиянам, цитирует замминистра юстиции телеканал «Звезда».

В ходе обсуждения инициативы эксперты высказывали мнение: сам факт возбуждения уголовного дела в отношении иностранца способен оказать на него «отрезвляющее» воздействие. Тем более это обстоятельство следует учесть эмигрантам (в том числе недавно бежавшим из страны), для которых таким образом фактически закрывается дорога на Родину, где его ждет наказание.

Также следует учесть, что у России со многими странами СНГ, а также Китаем, Индией, странами Латинской Америки и Африки (и не только — в том числе и с рядом стран ЕС: Испанией, Италией, Болгарией, Венгрией) заключены двусторонние договоры о выдаче и передаче лиц, осужденных к лишению свободы. «Соответственно, юристы и прочие специалисты, как я понимаю, будут вырабатывать конкретную формулу, по которой будут привлекать к ответу, — отмечает Поляков. — Эта процедура должна быть прописана, должны быть указаны соответствующие подзаконные акты, институты, учреждения, которые будут заниматься этим».

Автор Олег Кривошапов

Источник - https://regnum.ru/news/society/3805252.html

***

Приложение. Русскоязычные граждане Украины сражаются в рядах ВСУ за право быть униженными 

Сейчас на глазах у Европы идет невиданное со Второй мировой уничтожение огромной национальной и религиозной группы. Планомерно, надежными нацистскими методами, которые подпадают под данное ООН определение геноцида. При этом русскоязычным украинцам, воюющим в ВСУ, назначено заплатить своей жизнью за право быть униженными и исчезнуть из «демократической, европейской Украины» навсегда — вместе со своим культурным кодом. А воюют они за это против России, которая требовала защитить русский язык.

Весенний Киев, где сейчас вовсю расцветают каштаны и почти не чувствуется война, по-прежнему русскоязычен. Правильнее бы сказать «двуязычен». Но присутствие украинского исторически было пунктирно обозначено странным диалектом, на котором говорят жители Киевщины, и еще приезжими. Все остальное навязано за годы упорного труда. Но это навязанное уверенно побеждает.

Где-то плавно, где-то рывками, но окончательно и бесповоротно: боясь наказания, продавцы в магазинах могут между собой говорить по-русски, но к клиенту обращаются только на «державной мове». Никому неохота стать героем соцсетей и предметом изучения службой языкового омбудсмена, а самое главное — потерять работу и здоровье.

Этот страх исподволь начал жить внутри каждого человека, для которого русский язык — родной. Знаю это по себе. Когда на блокпосту к тебе по-украински обращается какой-нибудь грозный защитник дальнего тыла, а ты ему отвечаешь по-русски, появляется тягостное ожидание конфликта. Такие стычки довольно часто попадают в интернет, расплескивая вокруг себя густые коричневые брызги.

Удивительное, но обычное дело: любой украинский солдат, побывавший на войне, подтвердит, что для него неважно, как говорят «побратимы», и русский мат на видео с передовой — обычное дело. Основной мобилизационный ресурс Украины — это жители густонаселенных восточных регионов. Однако для патриотов в тылу нет более принципиальной битвы, чем борьба с «мовой оккупанта». Вплоть до того, что бывшая пресс-секретарь двух добробатов Василиса Мазурчук из-за границы раскритиковала «неправильно» умирающего на видео военнослужащего: надо было кричать от боли по-украински и что-нибудь патриотическое. В ответ последовала вспышка возмущения в соцсетях, но и только. 

Русскоязычным украинцам назначено заплатить своей жизнью за право быть униженными и исчезнуть из «демократической, европейской Украины» навсегда — вместе со своим культурным кодом. А воюют они за это против России, которая всегда требовала русский язык и культурный код защитить и сохранить. В этой тяжкой шизофрении украинская политическая и общественная жизнь катается уже не первый год, как-то уже привычно переживая то, что вполне соответствует понятию геноцида. 

«Никто не запрещает» 

Нет, нам никто не запрещал говорить по-русски. Довольно долго как минимум на половине территории страны украиноговорящий человек (если это не селянин) скорее всего относился к интеллигенции. Или к городским сумасшедшим. Но чем дольше «никто не запрещал», тем скорее ситуация зеркально переворачивалась. Теперь чистый русский язык на Украине — признак вымирающего класса образованных, интеллигентных людей. 

Получилось так не потому, что все добровольно приняли переход на мову, которую «нужно знать». Так получилось потому, что основой государственной языковой политики изначально было полное вытеснение русского языка из всех сфер общественной жизни, и в конце — уверенное уничтожение. Изначально — это еще до того, как галицкие националисты получили всю полноту власти в стране. До того, как они ее получили, дело шло довольно медленно: даже введение квот в радиоэфире не помогло ввиду отсутствия украинских песен в нужном объеме. Как не было и объема литературы и прессы. 

Вся прошлая, уплывшая жизнь доказала простой факт: в честной конкуренции украинское просто нежизнеспособно. Поэтому для его победы и была необходима война. Кровь, в которую сознательно втянули Донбасс в 2014-м, стала удобрением, из которого «Новая Украина» полезла как на дрожжах. Ею оправдали необходимость срочно защититься от страшного русского мира через внутренний террор. Зачем конкурировать, если можно просто уничтожить? 

Но тогда еще эта машина пробуксовывала. В 2019 году кандидат в президенты Владимир Зеленский поехал на Донбасс и срывал аплодисменты, выступая по-русски. Пояснял, что ехать на танке, чтобы защищать русский язык, не надо, все мы равные и родные. В офисе президента по сей день многие русскоязычны — как и повсеместно в органах власти, армии и полиции: так удобнее. 

Однако в том же 2019 году Верховная рада приняла закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», который нагло плевал на конституцию и расставлял все точки над і. С его появлением в стране официально была объявлена охота на русское. 

В предельно сжатые сроки было изжито «вражеское» книгопечатание и ввоз литературы, цензура охватила сайты магазинов и фирм, театральные постановки, кино. За нарушение языкового баланса в эфирном вещании стали люто штрафовать. В сфере обслуживания развернулся настоящий террор, где швыряние кассирам мелочью в лицо было еще невинной шалостью. Само собой, русского языка не осталось в сфере образования (включая цитирование источников). Затем его начали давить и в личном общении в стенах вузов и школ. Урегулирование языка общения детей и учителей на переменах было первой инициативой нового министра образования Оксена Лисового. 

Утверждать, что «никто вам не запрещает говорить» становилось все сложнее, пока это не стало очевидным. С марта 2022 года кампания по перевоспитанию русскоязычных стала всеукраинской. Под тем же предлогом спасения души: не хочешь сам — спасем принудительно. 

Наши и «эти» 

Пожив с семьей полгодика во Львове, бывший судостроитель из Херсона Витя стал называть львовян «эти». Есть мы, и есть «эти», которые шпыняют тебя на каждом шагу, воспитывая на свой манер. Поэтому всем пришлось перейти на мову — чтобы просто сохранить нервы. Уйти во внутреннее подполье, которое с определенного момента становится твоим домом. О нем с грустью рассказывал вчера старый друг, киевский бизнесмен Андрей: старшая дочка теперь общается по-украински не с кем-то, а с ним, родным папой. «Среда формирует», — «дитё» со своим мальчиком переехало в тернопольский Кременец, где русская речь является крупной проблемой. 

До Кременца не так уж далеко, но там как будто другая страна. Тихая, размеренная жизнь, кофейни, никаких обстрелов, люди никуда не спешат. Однако в этом мире бурлят страсти. Там избивают трубадуров за неправильную музыку, рвут с живого тела «вражеские» футболки, а на днях прогремело видео, как галичанин полез в чужую машину, где слушали Григория Лепса, и победил. Вызвали полицию, «негодяям» (которые оказались из Донецка и Одессы) вручили повестки. 

Что бы ни провозглашалось, витриной истинного положения дел на Украине всегда были две яркие женщины: экс-депутат Верховной Рады от партии «Свобода» Ирина Фарион и «детская писательница» Лариса Ницой — хедлайнеры марафона ненависти. Не так давно Фарион с огромным удовлетворением сообщила, как ее внук бьет в садике беженцев-«москалей», учит «с помощью своего маленького кулачка украинскому языку». «Все родители, которые сюда приехали со своими москворотыми чадами, должны понимать, что их ребенок должен говорить на государственном языке, чтобы мой ребенок не набирался блох московского языка. Если тебе не нравится это — какие проблемы? Сел на танк с буквой Z или V и гэбанул отсюда!» — заявила Фарион в очередном интервью. 

А Ницой, более известная не книжками, а мерзкими выходками в магазинах, публично посоветовала раненому военнослужащему в госпитале ей дякувать, а русское «спасибо» оставить в окопе. В ответ бойцы регулярно публикуют видео в TikTok, требуя прекратить травлю русского языка. «Так может мне снять форму, спалить военник, положить автомат и пойти домой? А на… фиг оно мне надо? Всем хлопцам, кто в армии, разговаривает на русском, на грузинском, Иностранный легион — давайте все развернемся и уйдем, скажем «Тільки україномовні хлопці можуть воювати», — затягиваясь сигареткой, вещает усатый юнец в форме. 

Но его голос не слышен. А те, кто, еще пытается говорить громче, тут же получают мешок угроз. Как соучредитель рекламного агентства Tabasco Александр Смирнов, посмевший критиковать инициативы Лисового и заявить о каких-то там европейских ценностях и свободах. Он из тех, кто до сих пор не понял: есть только один путь. Все, кто на Украине говорит по-русски, должны умереть или полностью сменить идентичность по установленному жесткому шаблону. 

Планомерный геноцид 

Идеологи западноукраинского национализма всегда были большими специалистами по геноциду. Получив трибуну в эпоху президента Виктора Ющенко, они многократно повторяли истории о том, как уничтожалось «всё украинское». Происходило это якобы в результате различных насильственных действий со стороны советского государства — через запрет мовы и украинской литературы, преследование интеллигенции и уничтожение борцов за свободу.

Затем умелыми руками «советское» превратилось в «русское»: утверждалось, что «ненавидели и уничтожали» украинцев уже не коммунисты, а русские — и поэтому-де то, как сейчас поступают с русскими, полностью оправданно и совершенно правильно.

После Второй мировой войны ООН определилась с содержанием этого понятия. В частности, указав, что убийство членов какой-либо национальной или этнической группы, «предумышленное создание жизненных условий, рассчитанных на полное или частичное физическое уничтожение этой группы», — всё это входит в понятие «геноцид». Последние девять лет украинская власть занимается именно этим, набив руку на физическом уничтожении жителей непокорного Донбасса, а затем перейдя ко всем остальным «неправильным» согражданам.

Геноцид — это либо насильственная смена идентичности, которую можно показать на десятках, сотнях примеров, либо утилизация в огне войны. Недаром вручение повестки стало универсальной формой наказания всех «опасных преступников», позволивших себе сказать или сделать что-то противоречащее тоталитарным установкам официальной идеологии. Или даже послушать в машине Лепса. Дети, говорящие дома по-русски, уже не умеют писать на этом языке, а жестко выстроенная культурная среда держит их в узких рамках.

Удивительный факт: фактически европейские ценности всегда исповедовали жители «совкового» Юго-Востока, где как в плавильном котле бурлили десятки разных национальностей. Там никогда не было проблемой, кто ты по крови. Гораздо важнее было, «кто ты по жизни». Украинский изучали все, и он даже входил в программу выпускных экзаменов. На «европейском» Западе Украины инаковость сохраняют только венгры и румыны, за которыми стоят их государства. Все остальное зачищено до земли.

Прямо сейчас на глазах у Европы идет невиданное со Второй мировой войны уничтожение огромной национальной и религиозной группы. Планомерно, надежными нацистскими методами, под нацистскими лозунгами и с нацистскими символами. С действиями (или бездействием) России это никак не связано, поскольку является осознанной политикой государства. Это делалось бы так или иначе. Простой факт для тех, кто размышляет о сложном механизме войны и не может найти ответов.

Автор Денис Давыдов

Источник - https://regnum.ru/news/society/3805178.html


Datum: 14.05.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 133
Kommentare
[-]
ava
No nick | 31.05.2023, 08:00 #
I went on a trip after a long time. It was a very leisurely trip. I was able to heal myself properly. It's been a while since I visited this place, so I feel like I'm becoming richer.https://muktwiguardian.com    
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta