Новые требования военных действий России в Украине требуют молниеносной реакции. Борьба с боевыми дронами

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Strafverfolgungsbehörden
Information
[-]
Специальная военная операция России в Украине  

***

Российские военные учатся быстро 

На настоящий момент главными итогами проведения военных действий России в Украине стало получение контроля почти над всей территорией ЛНР, и частично – ДНР, Херсонской и Запорожской областей. Однако новые территории РФ подвергаются систематическим обстрелам Вооруженных сил Украины (ВСУ). 

РАЗВЕДКА И СВЯЗЬ ПРОТИВ АРТИЛЛЕРИЙСКОГО ОГНЯ 

Спецоперация началась практически вдоль всей российско-украинской границы, вдоль линии боевого соприкосновения (ЛБС) в Донбассе, а также на части украинско-белорусской границы. Сухопутные войска РФ численностью до четверти миллиона военнослужащих с боевой техникой и вооружениями (БТВ) были рассредоточены на рубежах, общая длина которых составляла более 2500 км. Им противостояли украинские войска меньшей численностью (около 200 тыс.), оснащенные БТВ в основном в пунктах постоянной дислокации, за исключением Донбасса, где линия боевого соприкосновения составляла около 300 км. Развитие спецоперации на Украине показало, что сегодня огромное значение имеют: данные космической разведки и их постоянная привязка к намечаемым целям для применения высокоточного вооружения; надежные засекреченные системы связи и радиоэлектронной борьбы (РЭБ); управляемые через спутники беспилотники; интернет для организации взаимодействия в ходе боя; мотивация и постоянное обучение личного состава.

Все это при поддержке организованной в электронной и печатной прессе и социальных сетях информационной войны вошло в перечень факторов, определявших ход боевых действий на Украине. На первых этапах спецоперации ВСУ парировали российское преимущество в артиллерии тем, что к своей старой, еще советской ствольной артиллерии и реактивным системам залпового огня (РСЗО) добавили разведывательные беспилотники – в основном коммерческие. А также использовали для связи и целеуказания глобальную спутниковую систему Starlink. То есть превратили старое вооружение практически в высокоточное.

Поставка Starlink на Украину позволила ВСУ быть относительно независимыми от воздействия РЭБ и иметь надежную закрытую связь в своих подразделениях вплоть до батальона. Фактически в Украине была опробована новая формула боевых действий, связанная с IT-технологиями. На планшетах у украинских комбатов благодаря целеуказаниям спутников транслировалась картина происходящего на том или ином театре военных действий (ТВД). 

ИНСТРУКТОРЫ НАТО 

Меньше стрелять – больше маневрировать. Теперь именно такой тактике обучают инструкторы НАТО украинских военных. Отказ от массового применения артиллерии объясняется только одним: у ВСУ наступил снарядный голод. Теперь США уделяют первоочередное внимание помощи украинцам в изменении способов ведения боя. Солдатам ВСУ советуют полагаться не столько на артиллерийские обстрелы, сколько на маневры войск. 

Запад не может достаточно быстро восполнить свои запасы вооружения. Поэтому инструкторы НАТО начали обучать украинских военных тактикам с применением меньшего количества артиллерийских снарядов. Причем сокращение запасов боеприпасов не ограничивается ствольной артиллерией. На встречах в Пентагоне официальные лица США проинформировали представителей Киева о том, что на складах у них недостаточно армейских тактических ракетных комплексов, которые можно было бы поставить украинским военным. Советы эти изрядно запоздали. Особенно если учитывать то обстоятельство, что именно западные инструкторы сделали ВСУ тем, что они сейчас собой представляют.  

Тактику и стратегию украинские военные отрабатывали задолго до начала военных действий России в Украине. Учились в основном ведению боевых действий в городских условиях и ведению артиллерийской и противотанковой стрельбы. Боевые действия высокой интенсивности перевернули для западных инструкторов все с ног на голову. Внезапно выяснилось, что не хватает у Запада снарядов для дальнобойных артиллерийских орудий. Натовские стратеги даже в страшных снах не предполагали, что война может сделаться окопной, затяжной, с большим расходом боеприпасов и максимальным напряжением логистики. 

Чтобы артиллерист точно укладывал снаряд с одного двух-выстрелов, ему нужна большая практика. А как ее нарабатывать, если не хватает боеприпасов? Чтобы совершать точные и быстрые маневры на поле боя, нужна боевая слаженность подразделений. А как ее наработатьбез долгих и массовых учений на полигонах? Российские артиллеристы как раз и научились за время спецоперации высокоточной стрельбе, поэтому способны укладывать снаряд точно в окоп. Мастерство приходит во время боевых действий, если у тебя нет больших потерь личного состава, и он вовремя пополняется и обучается. 

УРОКИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 

  1. Если бы высокоточные удары ВС РФ по территории Украины начались раньше, возможно, сейчас ситуация была бы несколько иной. Противнику пришлось бы тратить больше ресурсов на восстановление, а значит, меньше – непосредственно на боевые действия. Как бы цинично это ни звучало, но это вопрос ресурсов, битва экономик, расчет на изнурение. Если жалеть ресурсы противника – значит, противник заставит тебя расходовать свои ресурсы. 
  1. Разумеется, никого не радует, что удары по украинским энергетическим объектам негативно отражаются на жизни гражданского населения. Но при этом они лишают электричества и украинскую армию. Значит, возникают проблемы с интернетом, связью, зарядкой дронов и их управлением, движением электровозов и подвозом техники и боеприпасов. Но при этом нужны постоянные и точные удары преимущественно по тем объектам, которые трудно восстановить. Например, по трансформаторным подстанциям. При этом прямое попадание ракеты в подстанцию гарантирует ее вывод из строя надолго, а повреждения осколками – нет. 
  1. Боевой опыт показал, что удары по железной дороге далеко не всегда эффективны, поскольку разбитое полотно можно восстановить за считаные часы. К тому же военную технику ВСУ перевозят и автотранспортом. Удары по железнодорожным узлам более чувствительны, однако и их научились быстро восстанавливать – если речь идет не о постоянных атаках, а о спорадических акциях. 
  1. К большему эффекту, по мнению военных экспертов, могло бы привести разрушение мостов. Но этого добиться не так просто, как может показаться на первый взгляд. Ракеты и снаряды в основном наносят удары по полотну моста, пробивают его, но редко уничтожают совсем. При отсутствии регулярных атак такие удары затрудняют движение по мосту, однако не прерывают его. К тому же даже разрушенное мостовое полотно восстановить можно довольно быстро. 
  1. Бить по мосту нужно или ракетой с очень мощным зарядом, или целить по опорам. Но разрушить опору обычным артиллерийским или ракетным ударом очень сложно. Гораздо продуктивнее в этом случае диверсионная работа с закладкой заряда непосредственно под опоры моста. 
  1. Удары по живой силе противника, по мнению большинства экспертов, также стоит наносить грамотно. Не всегда целесообразно бить ракетами и артиллерией по расположениям или пунктам дислокации ВСУ. Украинские военные все чаще рассредотачиваются, располагаются на постой в разных местах, перемещаются небольшими группами, причем вместе с гражданским транспортом. 
  1. По железной дороге они тоже нередко передвигаются не военными эшелонами, а в прицепленных к гражданским поездам вагонах. Атакуют ВСУ тоже разрозненными группами, действуют взводом или ротой. В таких условиях украинские подразделения лучше накрывать ракетами и артиллерией, когда они сосредотачиваются для удара. 
  1. Хорошей целью являются запасы горючего, которое, кстати, требуется не только для транспорта, но и для электрогенераторов. Эффективны удары и по складам боеприпасов. Но их сложнее выявить: тут нужна хорошая разведка и агентура. 
  1. Для достижения определенного медийного эффекта целесообразно также проводить ликвидацию одиозных фигур, как это делают американцы. Но в этом случае требуется еще более серьезная разведывательная работа, а также большое количество людей, транспорта и других ресурсов для наблюдения. Вообще, как отмечают военные эксперты, сегодня особенно важна разведка и агентурная работа, которая с российской стороны пока недостаточно развита или не дает очевидного эффекта. 
  1. Ракета «Калибр» может попасть в спичечный коробок – но нужно сначала узнать, где этот спичечный коробок находится, задать точные координаты и правильно навести ракету. Особенно если удары наносятся по динамическим целям. По статическим целям работать гораздо проще. За ними не нужно постоянно следить, избегая контрнаблюдения. Нефтехранилище, которое никуда не денется, поразить легче, чем, передвижные установки «Град». 

ВЫВОДЫ И ОБОБЩЕНИЯ 

В Российской армии сделали выводы из происходящего. С учетом возможностей космической разведки США военные РФ усилили маскировку, разведку и скрытное управление войсками. Они пока отказались от применения глубоких охватов и маневров на оперативно-тактическую глубину (до 60–70 км) и, имея перевес в артиллерии и бронетехнике, предпочитают позиционные бои, надеясь измотать противника.

После проведенной украинскими диверсантами 8 октября 2022 года на Крымском мосту диверсии и после ударов Украины по важным объектам на территории РФ российские военные начали активно применять ударные беспилотники и ракеты средней и меньшей дальности по критически важным целям Украины. Ликвидируется дефицит дронов-камикадзе за счет отечественных разработок, который ранее ограничивал использование Россией БПЛА.

Новым эффективным видом оружия стали планирующие авиабомбы с блоком коррекции траектории. Их основным носителем выступает фронтовой бомбардировщик Су-34. В первый день лета Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) сообщила о передаче ВКС России очередной партии таких самолетов сборки Новосибирского авиазавода. «Су-34 обладает расширенными боевыми возможностями, позволяющими применять перспективные авиационные средства поражения, что позволит увеличить дальность поражения наземных и надводных целей, расширить условия и точность бомбометания», – говорится в пресс-релизе корпорации. Согласно сообщениям с фронта, Су-34 стал применять корректируемые авиабомбы с присоединенным блоком аэродинамических поверхностей, благодаря которому при сбросе с большой высоты они могут пролететь десятки километров, тем самым позволяя самолету-носителю не входить в зону поражения вражеской системы ПВО.

Непрерывная работа идет и на других направлениях. Так, российские власти увеличили гособоронзаказ в полтора раза, а оборонные заводы производят вооружения в три смены. Предполагается, что все принимаемые меры позволят повысить боевой потенциал Вооруженных сил РФ и в обозримом времени добиться заявленных конечных целей спецоперации ВС РФ на Украине.

Автор: Василий Иванов – журналист.

Источник - https://nvo.ng.ru/concepts/2023-06-08/4_1239_reaction.html

*** 

Противодронная оборона: Почему так сложно защититься от беспилотников и что с этим делать

Беспилотники, регулярно атакующие объекты европейской части России, включая столицу, оказались весьма грозным оружием: несмотря на то что значительную их часть удается сбивать, некоторые все же куда-то, да попадают, будь то инфраструктурный объект на юге страны или фасад жилого дома в Москве.

Целью таких аппаратов может быть даже не поражение какого-то конкретного объекта, а сам факт пролета над территорией столицы страны или региона: медийный эффект важнее потенциального военного ущерба. Противник будто бы демонстрирует беззащитность населения и неспособность государства обеспечить его защиту. Хотя это не совсем так.

Как показывает опыт военных действий России в Украине, крупные города действительно тяжело оборонять от такого рода беспилотников. Даже если все цели сбиваются или им гасят сигнал, как случилось в последний раз над Москвой, часть БПЛА, потеряв управление, могут влететь в дом или упасть посреди оживленной улицы. Стопроцентной гарантии безопасности не может дать ни одна система в мире.

Имеющиеся у России системы ПВО хоть и создавались против совершенно иных типов угроз, оказались способны поразить и новые виды целей. В Сирии наши комплексы «Тор» успешно обороняли базу «Хмеймим». Под Москвой 30 мая «Панцирь-С» уничтожил пять из восьми беспилотников (с остальными справились средства РЭБ). Но если таких беспилотников будет слишком много? Эффективного средства от такого типа угроз пока не придумали нигде в мире.

Однако общество, особенно в военном деле, очень быстро учится. И это уже доказали российские средства ПВО в зоне специальной военной операции, раз за разом подбирая «ключи» к обороне то от иностранных РСЗО, то от ракет, да и от тех же беспилотников. Причем надо учитывать, что каждый раз речь идет о новых системах, разных типов и стран-изготовителей.

Опыт у России накапливается давно. Беспилотники применялись еще во время войны в Ираке, затем в Сирии. Дроны активно использовались во время войны в Нагорном Карабахе в 2020 году. И конечно, средства защиты от таких объектов совершенствовали. В свою очередь, в гонку вступали производители БПЛА, изыскивая способы обхода обороны.

Те дроны, которые сегодня прилетают на территорию России, серьезно отличаются от привычных. Поэтому мы почти забыли и не видим в зоне СВО знаменитый некогда Bayraktar. Теперь изучаем новых производителей, причем часто «гаражных», а заодно думаем, как с ними бороться.

Эволюция в небе

С самого начала конфликта в Донбассе в 2014 году беспилотники, пусть и в небольшом количестве, использовались для разведки и наведения артиллерии, а также для непосредственного уничтожения целей на поле боя. К 2022 году их значимость стремительно выросла, что, к сожалению, заметили не все. 

Причем для ряда задач идеально подошли небольшие аппараты гражданского назначения, которые к тому же можно было легко купить в интернете по цене от двух тысяч долларов либо собрать кустарным образом. Именно такие дроны (например, DJI, Autel Robotics, Xiaomi) стали по-настоящему массовыми. 

Но украинскому командованию нужны были совсем другие БПЛА: те, которые наносят более мощные удары, а главное — заменяют авиацию, дефицит которой у ВСУ очевиден. Сначала Киеву потребовались дроны, которые могли бы наносить удары по тылам Донецкой и Луганской народных республик, а это 50‒150 км от линии фронта. И он их получил. 

26 октября 2021 года Украина впервые использовала для нанесения ударов по территории Донбасса ударно-разведывательные дроны Bayraktar TB2 турецкого производства. Как заявлял главком ВСУ Валерий Залужный, для поражения цели аппарату даже не пришлось пересекать линию соприкосновения. Сделку по покупке первой партии из шести беспилотников подписывал в январе 2019 года еще экс-президент Петр Порошенко. 

Киев рассчитывал, что Bayraktar станет чудо-оружием, способным переломить ход противостояния, но они оказались уязвимы для российских систем ПВО. Сейчас их стараются держать подальше от фронта и используют в основном для разведки. Кроме турецких у ВСУ были американские аппараты, а также польские: официально о поставках не сообщалось, но в 2018 году в ДНР был сбит разведывательный беспилотник производства Польши Fly Eye. В отличие от Bayraktar все прочие дроны были преимущественно разведывательными. 

До начала СВО препятствием для приобретения украинской стороной ударных БПЛА были высокая стоимость подобных аппаратов и какие-никакие политические последствия. После 24 февраля 2022 года многие страны сами предложили Украине свои беспилотные системы, часто бесплатно либо приобретенные на средства, собранные через многочисленные фонды помощи, расплодившиеся по миру. 

За 2022‒2023 годы Украина получила беспрецедентное количество беспилотных летательных аппаратов, а их ассортимент значительно расширился. Это и американские SwitchBlade, Puma и ScanEagle, немецкие Aladin, Songbird, польские Warmate, тайваньские Revolver 860 и так далее. Однако это либо разведывательные аппараты, либо с относительно небольшой дальностью полета — около 50 км. 

Птицы дальнего полета

Дроны, способные преодолевать большие расстояния, Киев решил делать сам еще в самом начале донбасского конфликта, полагаясь на советское военно-техническое наследие. После начала СВО, несмотря на политически мотивированный отказ предоставить Украине ряд требуемых моделей, западные партнеры, тем не менее, оказали Киеву помощь в виде лицензий, технологий, запчастей и специалистов. Тем более, как оказалось, собирать дроны-камикадзе можно быстро и дешево. 

Из того, что сейчас имеется на вооружении Украины, до 1000 км способны преодолевать переделанные советские Ту-141 «Стриж»: в распоряжении ВСУ может находиться от сотни таких аппаратов, разработанных еще в 70-е годы прошлого века. 

Дрон самолетного типа D80 Discovery производства компании AeroDrone может поражать цели на расстоянии до 900 км. Е300 Enterprise этого же производителя, как заявлялось, может летать аж до 3000 км, в зависимости от модификации. Дрон, упавший в феврале 2023 года под Коломной, вероятнее всего, Uj-22 Airborne, производимый компанией «УкрДжет», способный преодолевать расстояния до 800 км. До 1000 км способен летать PD-2, более дешевый аналог Bayraktar. Это все украинское производство из иностранных запчастей, отдельные модели уже запущены в серию. 

Предположительно, именно «Стрижи» 2 декабря 2022 года долетели до военных аэродромов стратегической авиации в Рязанской, Курской и Саратовской областях в сотнях километрах от границы с Украиной. Из тех дронов, что атаковали российскую столицу утром 30 мая 2023 года, удалось опознать не все аппараты: для этого использовались неизвестные ранее модели. Один из БПЛА оказался схож с А-2 «Синица». Другие, по мнению бывшего руководителя компании «Ильюшин» Алексея Рогозина, были похожи на те, что атаковали Краснодар. 

Внешне эти БПЛА напоминают небольшой самолетик. Они способны лететь на относительно небольшой высоте, преодолевая дальние расстояния, маневрировать и следовать по заранее заданному маршруту. На них, как правило, устанавливают двигатели внутреннего сгорания. Главное их отличие — они прекрасно умеют обходить ПВО и часто невидимы для РЛС. Когда-то по такому инженерному пути пошел Иран, создавая свою группировку БПЛА, и как оказалось, предвосхитил время. 

Почему эти дроны такие неуязвимые?

В целом, как показывает опыт СВО (как и количество регулярно долетающих до своих целей по всей Украине российских «Гераней»), крупные города очень тяжело защитить от подобных беспилотников традиционными средствами ПВО. И новейшие радиоэлектронные подавители для таких аппаратов в целом бесполезны, единственный способ эффективного противодействия им — сбивать, считает Алексей Рогозин. 

Существует две гипотезы, откуда летели дроны, атаковавшие Москву 30 мая 2023 года. Первая: они были запущены с территории Украины. Некоторые эксперты называют даже конкретные области: Сумская или Черниговская. Вдоль российской границы стоят ПВО, там работают РЛС, однако против таких аппаратов наши лучшие комплексы ПВО С-300 и С-400, как правило, бессильны. 

Традиционная ПВО — совершенно иная система, и разрабатывалась она совсем для других типов угроз: самолетов, вертолетов, крылатых ракет. Тяжелых, дорогих, летающих высоко, поясняет директор Института развития парламентаризма, один из организаторов слета операторов боевых квадрокоптеров «Дронница» Алексей Чадаев. 

Украинские дроны, наоборот, небольшие и летают низко. Если такой аппарат полетит, скажем, вдоль русла реки, он будет совершенно невидим для радаров. Кроме того, беспилотник движется по заранее известному маршруту, составленному не без помощи данных, полученных с западных разведывательных спутников. К слову, данные о рельефе местности доступны и в открытых источниках. Найти слепые пятна в традиционной системе ПВО не составляет труда. 

Локаторам тоже трудно засечь эти объекты, поскольку их изготавливают из современных композитных материалов (а иногда даже из дерева или специальным образом обработанного картона) с низкой отражающей способностью, добавляет основатель Международного учебного центра беспилотной авиации Максим Кондратьев. 

Если говорить именно о ПДО (противодронной обороне), в частности о средствах радиоэлектронной борьбы, то и они не всегда эффективны против таких аппаратов. У них двигатель внутреннего сгорания, нет связи между пультом и оператором с самим дроном плюс система автономного наведения, для которой даже связь со спутниками не нужна. Итог — привычные системы РЭБ чаще всего бесполезны, поскольку нет сигнала, который можно было бы прервать. 

Согласно другой версии, пуски беспилотников были осуществлены с территории России: собрать такие аппараты на месте не составляет труда, рассказывает Максим Кондратьев. В разобранном виде БПЛА самолетного типа умещается в автомобиль, подготовить его к запуску для специалиста — дело 15‒20 минут. Детали для сборки даже не нужно провозить через границу, комплектующие доступны на рынке. Чем ближе к цели будет осуществлен пуск, тем больше вероятность, что БПЛА долетит, поясняет Кондратьев: на его пути будет меньше эшелонов ПВО, РЛС и внимательных граждан. 

Наблюдаемая ныне картина — следствие того, что на войну впервые пришел OpenSource, рассказал Дмитрий Кузякин, генеральный директор Центра комплексных беспилотных решений. «Цена изделия получается низкая, эффективность высокая. На рынке доступно абсолютно все, начиная с контроллеров управления полетами, систем связи, телеметрии, ПО и так далее. По всему миру миллиард производителей, и это доступно для всех». 

Чем защититься?

Пять из восьми участвовавших в атаке на Москву 30 мая беспилотников были сбиты зенитным ракетно-пушечным комплексом «Панцирь-С» в Подмосковье. Этот комплекс — отличная штука, поясняет Алексей Чадаев. Он попадает примерно во все, но в его применении есть нюансы: ограниченное число зарядов (12 ракет, 400 выстрелов в пушке, всего до 20 целей), относительно небольшой радиус действия и дороговизна. К тому же, как и другие привычные системы, «Панцирь» разрабатывался все же под ракеты, а не под БПЛА. 

Беспилотники такого типа — новая история, быстрых комплексных решений по борьбе с ними пока нет, в среднесрочной перспективе необходимо создание объектовой противодронной обороны, поскольку прикрыть всю территорию страны от БПЛА попросту невозможно, считает Алексей Чадаев. «Необходимо строить цифровую систему наблюдения за воздушным пространством по аналогии с тем, как устроено дорожное движение. На наших дорогах ежедневно десятки миллионов машин, но есть система управления трафиком, есть камеры, инфраструктура, позволяющая отследить конкретный объект, и так далее. Необходимо создать что-то аналогичное, но в воздухе. Из-за того, что дроны летают очень низко, датчики движения достаточно разместить на обычных вышках». 

Угрозе, с которой мы столкнулись, буквально несколько месяцев, считает Максим Кондратьев. «Быстрого решения нет. Но эта задача решаема, для этого даже ноу-хау не нужны. Если говорить о защите объектов, то необходимо модернизировать имеющиеся средства защиты, которых много на рынке, на коммерческих объектах это должен сделать бизнес, и спрос на такие системы растет. Технологии имеются, их нужно только масштабировать и кратно увеличить объемы производства, чтобы иметь возможность объединить объектовые решения в единую сеть. На данный момент все упирается в производственные мощности и финансирование». 

Еще одна проблема, по словам Кондратьева, — очень малый радиус защитных систем, а также острая нехватка специалистов, которые умеют правильно их устанавливать и обслуживать. К тому же никто не отменял вопрос экономической целесообразности. Ставить дорогие «Панцири» вдоль границы не имеет смысла: один выстрел ракеты окажется кратно дороже, чем копеечный дрон, сделанный чуть ли не из картона, и таких дронов может быть целый рой. Яркий пример — то, как российские «Герани» массово по ночам отрабатывают по территории Украины, помогая расправляться даже с хваленым американским Patriot. 

Однако, имея сеть датчиков по всей границе и на пути до основных городов и объектов, мы можем отслеживать перемещение дронов и принимать решение, в каком месте эффективнее всего будет его сбить, считает Дмитрий Кузякин, поскольку такие дроны летят низко и громко, и эти звуки весьма специфичны. 

Атаки с применением дронов — это новая реальность, и к ней нужно быть готовыми морально. Тем не менее с подавляющим большинством беспилотников РЭБ и имеющаяся ПВО все же справляется, добавляет Кузякин. «Это вопрос времени, ресурсов нашего ВПК, наших коммерческих компаний и финансирования, потому что это уже не рыночные вопросы». 

Самая хорошая новость для нас состоит в том, что сбивать эти дроны все-таки можно. Вопрос лишь в количестве. Чего точно не стоит делать, так это покупать резко подорожавшие на волне паники противодроновые ружья. Лучше отправьте такие ружья на фронт, там они будут более эффективны.

Автор Елена Горбачёва

Источник - https://expert.ru/expert/2023/23/protivodronnaya-oborona/


Datum: 09.06.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 92
Kommentare
[-]
 OKBet | 16.06.2023, 06:37 #
I finally found great post here.I will get back here. I just added your blog to my bookmark sites.
 OKBet Sports Betting
 Ufa1688 | 18.06.2023, 09:52 #
Asia’s drugs cartels ทาง เข้า ufabet มือ ถือ generate billions through ufa1688 the global narcotics nigoal123 trade while generating a fraction UFA1688 of the attention of their ufabet เข้าสู่ระบบ ทางเข้า counterparts in Latin and แฮนดิแคป คือ Central America, in part 123goal because they keep a much ALL-BET lower profile and are less ลิงค์รับทรัพย์ prone to bouts of ราคาบอล internecine warfare.
ava
No nick | 03.07.2023, 07:55 #
While surfing the Internet, I found a site with a lot of news. I am interested in world news, so I had a good time here. I'll bookmark it and stop by.메이저사이트    
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta