Россия активизирует свое присутствие в странах Африки: о долгосрочных перспективах эконом.сотрудничества со странами Африки

Статьи и рассылки / Themen / Wirtschaft und Recht
Information
[-]
Внешне-экономическая политика РФ в условиях санкционного давления Запада  

***

Россия и Африка

Формирующаяся государственность африканских государств носит характер пульсирующих успехов и неудач. Мы можем видеть возникновение и распад государственных институтов на коротком временном отрезке. Поэтому африканские элиты имеют реальный и постоянный опыт политической борьбы, они хорошо подготовлены к таким вызовам, в том числе в лучших учебных заведениях мира. 

Руководят африканскими странами образованные люди с широким набором компетенций. Растущая независимость мышления местных элит приводит к возникновению глобальных инициатив и попыткам отстаивать свои интересы на мировом рынке. В частности, мирная инициатива по урегулированию украинского конфликта, с которой выступила ЮАР и еще шесть африканских государств, содержит пункт о свободе передвижения зерновых через Черное море. Африка больше других страдает от разрыва логистических цепочек, санкций, глобальных конфликтов, поскольку ощущает недостаток продовольствия, чистой воды, медикаментов. 

В то же время в Африке считают, что «лучше смерть, чем потеря суверенитета». Это главный инструмент защиты национальной и духовной идентичности, самобытной культуры. Неудивительно, что с идеей защиты суверенитета у африканских стран ассоциируется именно Россия. В связи с этим Владимир Путин снискал большое уважение у лидеров африканских стран, поскольку он является для них фактически «знаменосцем» этой идеи. Они видят, как Россия бьется за свой суверенитет, и это, несомненно, влияет как на их политику, так и на наши с ними отношения. 

Тем более что у России нет колониального опыта. Конечно, французы, англичане, немцы ведут куда более аккуратную политику по отношению к Черному континенту, чем еще тридцать лет назад, но все же африканские страны настроены на альтернативные пути взаимодействия с внешними силами. В частности, с Китаем и Россией. Во-первых, они хотят диверсифицировать внешнеполитические связи. Во-вторых, хорошо чувствуют глубинные цели сотрудничества, отмечает Корендясов. И понимают, кому от них нужны только ресурсы, а кто преследует иные цели, например взаимное укрепление авторитета. Россия же в силу сложившейся традиции не агрессивна в навязывании своей помощи африканским странам и их связке с жесткими обязательствами. Обычно Москву упрекают в расточительстве, но в Африке это оборачивается преимуществом. 

Эксперты отмечают особенности африканского восприятия международного взаимодействия, среди которых выделяется неприятие высокомерия. «Любые формы высокомерия или снисходительности, даже покровительственный тон мгновенно распознаются, что приводит к охлаждению отношений. Африканцы практически не чувствуют этого в русских. Из-за этого мы вызываем у них симпатию», — сказал российский эксперт Евгений Корендясов. 

Особенно африканцы не терпят унижения человеческого достоинства. Малейший намек на это вызывает у них стойкое неприятие. Необходимо избегать примитивизации африканской жизни в своих рассуждениях об Африке. Западные страны неизменно навязывают Африке свою повестку, в том числе вторгаются в традиционный уклад и диктуют либеральный формат взаимоотношений. Африканцы же активно отстаивают свои права на культурную автономию. И именно поэтому предпочитают иметь дело с Россией, Китаем, Бразилией и в целом заинтересованы в расширении связей с БРИКС. 

Пока у России лучше получаются политические проекты, нежели экономические, считает африканист, директор Института Китая и современной Азии Кирилл Бабаев. Не хватает практических связей. «Африканцам нужно осознать свои потребности в нас. Когда ты действительно нужен африканцу, он сделает многое для того, чтобы соблюдать договоренности», — говорит российский эксперт. 

Нужны инвестиции, технологическое, промышленное, военное сотрудничество. Нужно иметь и базы обеспечения флота у берегов Африки, Торговые суда, зарубежные представительства, логистические компании, везде демонстрировать российский флаг. Русских школ для обучения языку должно быть больше, равно как и в России нужно изучать африканские языки и культуру. Нужно учесть спрос в Африке на квалифицированную рабочую силу и расширять образовательные услуги. 

Несмотря на плотные связи в прошлом, в Африке не очень понимают, что такое Россия, равно как и россияне плохо знают реалии Африки. Это необходимо менять.

https://expert.ru/expert/2023/30/afrika-igrayet-za-sebya/

*** 

Приложение. «Нас ждут как носителей равноправной модели сотрудничества» 

Старший вице-президент Российского экспортного центра (входит в ВЭБ.РФ) Никита Гусаков — об особенностях ведения бизнеса в Африке, форпостах России на континенте и долгосрочных перспективах экономического развития африканских стран. 

Впоследнее десятилетие набирает обороты экономическая и военно-политическая схватка за Африку. Наряду со «старыми» колониальными державами (США, Великобритания, Франция, Германия) все большее влияние там приобретают новые игроки, прежде всего Китай, а также Индия, Турция, Израиль, аравийские монархии. Россия тоже активизирует свое присутствие на континенте.  

Экономический вектор политики России в Африке с журналом «Эксперт» согласился обсудить старший вице-президент Российского экспортного центра Никита Гусаков. 

Журнал "Эксперт":Как бы вы охарактеризовали уровень экономического взаимодействия российского бизнеса с африканскими партнерами? 

Никита Гусаков: — С точки зрения объема взаимной торговли и инвестиций Россия сейчас не является ключевым партнером Африки, и Африка для России пока не является серьезным рынком. Наш товарооборот со всеми странами континента в 2021 году составил 17,7 миллиарда долларов, а, например, товарооборот России с Казахстаном за этот же период — 25,6 миллиарда долларов. Ключевым торговым партнером для Африки остается Китай. Его внешнеторговый оборот со странами континента составил порядка 200 миллиардов долларов, что значительно превышает наше значение. 

Кроме того, нельзя не отметить существенный дисбаланс торговли России с Африкой. Впрочем, он характерен и для ряда других наших партнеров, в частности Индии. Я имею в виду значительный перекос в сторону экспорта, но с Африкой он особенно сильный: в структуре товарооборота порядка 85 процентов приходится на экспорт, 15 процентов — на импорт. В долгосрочной перспективе нужно искать пути наращивания импорта товаров и услуг с континента, и как дополнение — наших инвестиций.

Первый форум «Россия — Африка», проведенный в 2019 году, дал очень хороший импульс к активизации наших отношений и контактов на самых разных уровнях. Но дальше случилась пандемия, Африка сильно закрылась в момент ковида. А надо сказать, что с африканскими партнерами довольно тяжело работать дистанционно, поэтому развитие экономических отношений было прервано прямо на взлете. 

В 2022 году произошло кардинальное изменение международного политического и экономического ландшафта, возник целый ряд непредвиденных сложностей. Тем не менее открылись принципиально новые возможности нашей работы со странами Африки. Прежде всего, появились предпосылки изменения модели взаимной торговли. Традиционно ключевые товары нашего экспорта в этот регион — нефтепродукты, сельхозпродукция, удобрения, металлы — шли не напрямую покупателям. Мы работали через глобальных трейдеров, которые брали на себя полностью всю логистику, финансовое сопровождение сделок, страхование и продавали товар финальному покупателю на континенте. То же самое происходило с импортом какао-бобов, цветов, орехов. Соответственно, значительная часть нашего фактического товарооборота с Африкой попадала в статистику других стран. 

В прошлом году глобальные трейдеры отказались от работы с Россией, и нас это подталкивает к тому, чтобы выстраивать прямые долгосрочные отношения с контрагентами в Африке. Эти процессы активно идут, мы видим по нашим клиентам. 

Какие-нибудь примеры можете привести? 

— Я бы воздержался от упоминания в нашей беседе конкретных компаний. Сейчас очень легко невольно сослужить им дурную службу. 

Как вы оцениваете конкурентные позиции российского бизнеса в Африке? 

— Понятно, что Китай недосягаем с точки зрения и объема торговли, и накопленного объема инвестиций. Но у него другая модель взаимодействия с Африкой — ресурсная. Цель Китая — обеспечить поставку необходимых для себя минеральных ресурсов, а развитие транспортной и энергетической инфраструктуры подчинены этой задаче. Для нас эта модель не подходит. Нам по большей части африканские ресурсы не нужны, у нас есть свои. 

Сейчас появляются и новые игроки на континенте, которые ведут активную работу по выходу на рынки африканских стран. Скажем, в последние пятнадцать лет очень серьезным игроком в Африке стала Турция. Турки фокусируются на инфраструктурных проектах: это дороги, аэропорты, гостиницы, бизнес-центры. Интересно, что Турция во многом зашла на континент благодаря тому, что Turkish Airlines начали летать в Африку. На первом этапе это была убыточная история, но зато сейчас Turkish Airlines и Emirates — это две основные компании, которые связывают Африку со всеми остальными континентами. И к тому же это косвенно привело к росту инвестиций африканцев в Турции, потому что они стали покупать недвижимость, открывать компании. 

Саудовская Аравия и ОАЭ тоже активны в Африке. Индия селективно присутствует на востоке континента. В общем, конкуренция высокая. С одной стороны, нас там ждут как потенциальных носителей принципиально другой, равноправной модели сотрудничества. С другой стороны, мы там точно не одни. 

Локализация, промсборка, контракты жизненного цикла

Каковы знаковые тенденции в развитии экономического сотрудничества России с Африкой в последние годы? 

— Мы видим рост интереса компаний к присутствию на африканском континенте, пока это в большей степени дистрибуция и логистика. Африканский рынок относительно молодой, африканские партнеры преимущественно не ориентированы на долгосрочные проекты, им продукция нужна сегодня, прямо сейчас. Поэтому если мы говорим о таких позициях, как удобрения или металлы, то доминирующая стратегия российских компаний в настоящее время — создавать на месте склады, для того чтобы иметь максимально короткое плечо до конечного покупателя. 

Следующим этапом наши компании рассматривают первичную локализацию. Если это металлургия, речь будет идти об организации производства более высоких переделов. Если удобрения — это строительство блендеров, которые позволяют из различных компонентов делать сложные удобрения. 

Вторая история, которую очень хотят африканцы, — это сборка машиностроительной продукции. Здесь у нас есть пара примеров, но таких, скажем, пока относительно небольших. Видим интерес со стороны нескольких российских компаний: это производство грузовиков, производство сельхозтехники. Но, наверное, это горизонт двух-четырех лет, потому что понятно, что российские компании сейчас определенную работу должны завершить с точки зрения импортозамещения здесь, в России, прежде чем перейти к серьезной зарубежной экспансии. 

Стоит упомянуть и создание зоны свободной торговли в Африке (Соглашение об Африканской континентальной зоне свободной торговли было подписано в 2018 году, вступило в силу в апреле 2019-го после ратификации половиной из 44 первоначальных стран-подписантов. — «Эксперт»), которое, естественно, открывает новые горизонты для внутриафриканской торговли. Локализовавшись в одной стране, ты получаешь возможность продавать свою продукцию беспошлинно почти на всем континенте. 

Третье направление активности следует отметить по линии отдельных групп полезных ископаемых. У нас есть интерес, в частности, к разработке месторождений редкоземельных металлов. 

Какие из отраслей российской обрабатывающей промышленности могут рассматривать Африку в качестве перспективного рынка? 

— Очень большой интерес на континенте к продукции наших трубных компаний. В Африке слабо развита трубопроводная инфраструктура, поэтому есть потребности в газотранспортной системе, нефтепродуктопроводах. И понятно, что там, где страны богаты углеводородами, а это Ангола, Нигерия, Мозамбик, там всегда есть потребность в трубах. Собственными производственными мощностями по выпуску труб страны Африки не располагают. И нам есть что предложить на этом перспективном рынке. Россия — один из мировых лидеров по производству труб, как большого диаметра для нефте- и газопроводов, так и широкого ассортимента обсадных труб для нефтедобычи. Это одна из отраслей, которая, на мой взгляд, может стать прорывной на континенте и дать большой импульс товарообороту. 

Важный нюанс: африканские партнеры хотят, чтобы мы не просто продали трубу, они хотят, чтобы это был как минимум EPC-контракт (engineering, procurement, construction — контракт полного цикла, включающий в себя проектирование, инжиниринг, поставку, шеф-монтаж и пуско-наладку оборудования на производственном объекте заказчика «под ключ». — «Эксперт»), а еще лучше в формате BOT-контракта (контракт жизненного цикла build-own-operate, в рамках которого генподрядчик не только возводит промышленный объект, но и обеспечивает его коммерческую эксплуатацию на протяжении всего срока службы. — «Эксперт»). И если несколько лет назад мы видели неготовность российских компаний к таким продвинутым моделям сотрудничества, то сейчас компании созревают, понимая, что альтернативы по большому счету нет: просто продать — так с африканцами уже не получится. 

Какие продукты РЭЦ сейчас наиболее актуальны для развития партнерства с Африкой? 

— Неотложная проблема — налаживание системы расчетов с африканскими контрагентами в валютах, отличных от доллара и евро. Переходим постепенно на юань, но здесь важно не попасть в такую же зависимость от юаня, как от доллара. Рубль на самом деле имеет хороший потенциал, но спрос на рубль будет зависеть, в частности, от сбалансированности взаимной торговли, о которой мы уже говорили. Если у нас динамика исключительно по экспорту, тогда альтернативой является только постоянное кредитование. 

В Африке дефицит оборотного капитала, инвестиционного капитала, поэтому они предпочитают покупать продукцию с отсрочкой. Ключевые продукты, которые мы можем предложить в этом случае — это страхование дебиторской задолженности, страхование отсрочки по контрактам. Они очень востребованы российскими компаниями, потому что брать на себя африканские риски им сложно и не нужно. Для этого есть мы — те, кто профессионально эти риски оценивает и понимает, как их митигировать через другие инструменты. К страхованию отсрочки платежа можно добавлять факторинг, для того чтобы ускорить оборачиваемость. Востребовано также финансирование африканских покупателей российской продукции. 

Если мы говорим о крупных проектах, например об АЭС, то здесь, конечно, уже не обойтись без государственных кредитов. За последние полтора года кардинально изменилось представление состоятельных людей Африки, да и других регионов мира, о безопасности хранения денежных средств за пределами своей страны. Это должно привести к возврату капиталов в Африку, что даст мощный ресурс экономического роста. 

Точки опоры на континенте

Какие страны Африки перспективны как форпосты для экспансии российского бизнеса? 

— Прежде всего это Египет. Страна очень удобно расположена, имеет выход и в Европу, и на Ближний Восток. Что касается других форпостов нашего присутствия в Африке, то их определение — это одна из задач, которая стоит перед нашим правительством и бизнесом. Нам нужно выбрать несколько ключевых стран, в которые мы хотим системно заходить, и на их основе дальше уже строить всю стратегию присутствия в Африке. 

У вас есть собственное видение такой фокусировки? 

— Да, есть. Мы с коллегами из министерств проводили такую работу. Ряд стран очевидны для фокусировки. В Северной Африке это Египет и Алжир, наши традиционные партнеры, там надо расширять присутствие. В Западной Африке наиболее интересна Нигерия как крупнейшая экономика данного субрегиона, и Сенегал. Последний привлекателен в качестве локации базирования стратегически важной портовой инфраструктуры. 

Форпост в Восточной Африке — это Кения, как транспортный хаб и страна, быстро развивающая ряд передовых отраслей (например, финтех и ВИЭ), а также динамично развивающаяся, несмотря на внутренние конфликты, многонаселенная Эфиопия. В Южной Африке наиболее перспективные партнеры России — это Зимбабве и Мозамбик. 

А ЮАР вы к форпостам России в Африке не относите? 

— Конечно, ЮАР — мощная экономика, большой рынок, наш партнер по БРИКС, поэтому, уверен, наше взаимодействие с ЮАР, прежде всего политическое, будет развиваться. Но сложность в том, что ЮАР никогда исторически не была нашим рынком. Это всегда была англосаксонская вотчина, и здесь до сих пор фиксируется низкое проникновение наших компаний. В августе планируется саммит БРИКС в Йоханнесбурге. Там будет бизнес-сессия, где предусматривается обсуждение направлений активизации взаимодействия. 

Наконец, с точки зрения форпостов нам нужно думать о собственной логистике, в первую очередь о собственной портовой инфраструктуре, потому что в Африке на сегодня вся стратегически важная, глубоководная портовая инфраструктура контролируется либо европейцами, либо китайцами. Мы должны иметь свою — порты и терминалы в портах — в ключевых местах Африки. Как минимум в трех точках — на севере, западе и востоке континента. Сегодня мы видим принципиальный интерес ряда российских компаний к развитию этой темы, но здесь нужно будет сотрудничество между бизнесом и государством. Это дорогостоящие проекты, требующие к тому же политического обеспечения. 

Потребительские отрасли: продвигать бренды

Пока мы обсуждали перспективы B2B-производителей в Африке. А что касается B2C-рынков, есть перспективные ниши? 

— В B2C-сегменте есть потенциал развития электронных торговых площадок, потому что в ряде африканских стран потребители являются активными пользователями e-commerce и передовых финтех-сервисов. Уже сейчас есть примеры покупки африканцами российских товаров на международных торговых площадках. 

Второе направление здесь, которое поддерживает РЭЦ, — это павильоны АПК России за рубежом. В Африке у нас пока есть только один такой павильон, в Египте, но мы планируем расширять сеть присутствия. Хотя этот формат ориентирован в большей степени на оптовых покупателей, тем не менее речь идет о продвижении российской продовольственной продукции на африканском рынке. 

Здесь пока одна из основных проблем — низкая узнаваемость российских товаров. Зеркально и наши производители, равно как и потребители, очень мало знают о рынках и товарах из Африки. Один из приоритетов деятельности РЭЦ — организация выставок российских производителей за рубежом под страновым брендом Made in Russia. Если традиционно было много выставок при нашей поддержке в Европе, то сейчас мы больше смещаемся на целевые рынки, в том числе в Африку. Так, готовимся к Внутриафриканской торговой выставке (Intra-African Trade Fair), которая в этом году пройдет в Египте в ноябре, планируем активное участие в ней вместе с российскими компаниями. 

А что касается креативных индустрий, какие перспективы вы видите? Мультик «Смешарики», пусть и после адаптации, неожиданно «выстрелил» в Китае. Почему бы не попробовать продвинуть его в Африку? 

— В рамках предстоящего форума мы планируем именно такое направление активности. Предусмотрен показ африканских кинофильмов и презентация российской кино- и анимационной продукции. Препятствий, которые стоят на пути масштабного продвижения российского аудио- и видеоконтента на африканские рынки, два. Первое — ограниченный платежеспособный спрос массового африканского потребителя. Вторая проблема даже серьезней: большинство кабельных каналов на континенте, которыми пользуются для потребления развлекательного контента, здесь либо европейские, либо ближневосточные. Поэтому, чтобы туда зайти, нужно выстраивать отношения не только напрямую с Африкой, но и непосредственно с провайдерами услуг. Потенциал здесь огромный. Это не только бизнес, но и наша «мягкая сила». 

Репатриация людей и капиталов

Завершая беседу, хотелось бы узнать вашу оценку экономических перспектив Африки в нынешнем веке. Вот уже почти пятнадцать лет доля континента в глобальном ВВП замерла на отметке пять процентов при неуклонном увеличении доли африканцев в мировом населении, сейчас она составляет уже почти 18 процентов. Вы скорее афропессимист или афрооптимист? 

— Ощущения смешанные. Мы видим сложную экономическую ситуацию во многих странах, и в ряде стран в ближайшие годы она будет ухудшаться в связи с нарастанием долговых проблем на фоне роста процентных ставок в мире, что резко повышает бремя обслуживания долга. Это серьезный вызов для целого ряда стран, и некоторые уже не справляются — уходят в дефолт или реструктуризацию. Замбия, Чад, Гана, ряд других. В Египте была очень сложная ситуация в этом году с оттоком капитала и дефицитом иностранной валюты. Поэтому мое видение макроэкономической ситуации на континенте и ее развития в ближайшие годы достаточно тревожное. 

С другой стороны, в долгосрочном плане мы видим, что Африка ряд этапов развития технологий и рынков проскакивает, сразу переходя на следующий этап. К примеру, развитие цифровых технологий, платежных технологий, мобильной связи, некоторых финтех-сервисов. Это дает потенциал роста. 

Другой позитивный тренд, который я замечаю лично: в Африку возвращаются молодые специалисты, которые отучились за границей и даже имеют опыт работы там. Хороший пример — Afreximbank, где большинство менеджеров имеют опыт работы в различных глобальных компаниях и эту экспертизу приносят обратно на континент. 

Еще, мне кажется, важный долгосрочный фактор состоит в том, что за последние полтора года кардинально изменилось представление состоятельных людей Африки, да и других регионов мира, о безопасности хранения денежных средств за пределами своей страны. Традиционная модель размещения и государственных, и частных сбережений в долларах за рубежом получила значительный репутационный удар. В среднесрочной перспективе это должно привести к возврату капиталов в Африку, что даст мощный ресурс экономического роста.

Поэтому в долгосрочной перспективе я скорее оптимистично смотрю на перспективы континента. Работая с российскими компаниями, выходящими в Африку, мы пытаемся внушить им простую мысль: с Африкой нельзя работать ситуативно — забежать, что-то сделать и уйти. Так не получится, обязательно столкнетесь с рисками. А если инвестировать системно, с государственной поддержкой, финансовой и политической, то шансы на успех велики.

Справка

АО «Российский экспортный центр» (Группа РЭЦ, входит в ВЭБ.РФ) — государственный институт поддержки несырьевого экспорта, который оказывает компаниям всех отраслей финансовую и нефинансовую помощь на всех этапах выхода на внешние рынки, в том числе в рамках национального проекта «Международная кооперация и экспорт». В 2022 году мандат деятельности Группы РЭЦ был расширен продуктами по поддержке импорта. В Группу РЭЦ входят Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (АО ЭКСАР), АО «Росэксимбанк» и АНО «Школа экспорта».

Автор: Александр Ивантер, первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/30/nas-zhdut-kak-nositeley-ravnopravnoy-modeli-sotrudnichestva/


Datum: 28.08.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 235
Kommentare
[-]
 Tiptop-einrichtung | 07.09.2023, 09:43 #
friseurstühle are the chairs available for clients in a hair salon. They are designed to be comfortable and allow the hairdresser easy access to the client's hair.
 먹튀검증 | 13.09.2023, 02:13 #
I found this board and I find It truly helpful & it helped me out much. 먹튀검증
 토토사이트 | 13.09.2023, 02:13 #
Studying this information So i am glad to exhibit that I have a very good uncanny feeling I found out exactly what I needed 토토사이트
 메이저사이트 | 13.09.2023, 02:15 #
Wow, wonderful blog layout! How long have you been blogging for? you made blogging look easy. 메이저사이트
 토토사이트 추천 | 13.09.2023, 02:16 #
My considerable internet investigation has now been paid with beneficial knowledge to share with my classmates and friends. 토토사이트 추천
 토토사이트 | 18.01.2024, 04:01 #
Even if this article seems perfectly good, I think there are some missing points, but I am sure that you can find more by visiting 토토사이트 If my knowledge is not enough for you, please let me know.    
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta