Итоги выборов-2023 в России: турбулентная нормальность

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Внутриполитическая обстановка в стране  

***

Чем запомнились выборы в 2023 году.

Местная повестка для консолидированного общества, легитимация управленцев новых территорий, перипетии судьбы в Хакасии и назревающая революция в КПРФ — чем еще запомнились выборы в 2023 году.

Высокую оценку выборов 2023 года проще объяснить через сценарии, которые так и не случились в стране, ведущей тяжелую военную кампанию на западных рубежах, находящейся под санкциями и информационным давлением извне.

В стране, где лишь за один год прошла мобилизация, случились громкие неудачи на фронте, провалился военный мятеж, а в тылу пошли резко вверх цены на товары первой необходимости и продукты питания. Было и много позитивного, но именно перечисленные явления чаще всего давят на избирателя и провоцируют переоценку состояния командно-политического звена.

Именно выборы-2023 нагляднее рутинной социологии продемонстрировали, что в России не случилось ни апатии, ни звонкого эмоционального протеста. Общество в целом сплочено и собранно, несмотря на наличие довольно пестрых мнений о происходящем. «Эффект сплочения» или «единение вокруг флага» фиксируют эксперты.

Но явление это куда более сложное. Ведь в нынешнем году голосовать пришлось не за президента или федеральную повестку, а за дела и проблемы местные. Конечно, и губернаторы-фавориты, и «Единая Россия» собирают бонусные проценты от высоких рейтингов Владимира Путина. И рисковать в турбулентное время люди опасаются. Однако мы почти не увидели пустых кампаний и кандидатов, прикрывающихся внешними неурядицами. Избиратель не ушел в себя из-за повышенной тревожности, а сосредоточенно искал во власти ответ на вопрос, как она собирается дальше работать.

Вероятно, рано делать далекоидущие выводы, но, похоже, российский избиратель стал более политически грамотным и, адаптируясь к особенностям выстроенной в России управленческой системы, посылает кандидатам вполне конкретные запросы. В первую очередь это касается местной повестки и глав регионов, затем конкретных депутатов-одномандатников. Партийную историю это пока затрагивает в меньшей степени — этому как минимум мешает списочная, а значит, условно обезличенная часть формирования парламентов: далеко не всех кандидатов люди видят и знают в лицо.

Особенно важен этот вывод в условиях низкоконкурентной региональной кампании по выборам губернаторов, а была она такой, поскольку абсолютное большинство, 17 губернаторов из 21, шли на второй срок. В этом смысле у глав субъектов федерации была возможность предъявить избирателям счет за пятилетнюю работу, продемонстрировать рукопожатие с президентом и осмысленно презентовать программу дальнейшего развития. Но при этом граждане должны были эту отчетность принять, а в планах высшего должностного лица на будущее увидеть и собственные интересы. 

Высокая явка

Косвенным показателем того, что диалог власти и населения все-таки сложился, стала довольно высокая явка, максимальная с 2017 года. «Прошли 4200 избирательных кампаний разного уровня, в которых, по информации на девять утра понедельника, приняли участие более 45 миллионов из потенциальных 67», — подвела итог голосования председатель ЦИК России Элла Памфилова, назвав и среднюю явку по стране — 43,5%. В 2018 году было 37,41%, в 2022-м — 35%. 

Во-первых, политическая мобилизация в условиях общей турбулентности привела на избирательные участки периферию электорального ядра партий и возрастной электорат. Во-вторых, средние показатели вытянули аномальные цифры в Кемеровской области (80,73% против 66,29% в 2018 году), а также высокий интерес к выборам в новых регионах (в ДНР — 79,81%, ЛНР — 72,56%, в Запорожской области — 68,11%, в Херсонской области — 65,14%). 

Наконец, растет явка из-за ставшего традиционным трехдневного голосования (хотя в некоторых регионах пока по-прежнему голосуют в один день или в два), а также внедрения дистанционного голосования (ДЭГ). В нынешнем году количество регионов, где можно было проголосовать онлайн, значительно расширилось: 24 субъекта против семи в 2022 году. 

Интересно, что, по оценкам Минцифры, электронный формат голосования выбрали преимущественно те, кто раньше ходил на выборы очно: женщины среднего возраста. В целом ДЭГ пришелся по вкусу россиянам в возрасте от 35 до 50 лет. Всего ДЭГ воспользовались 1 млн 72 тыс. избирателей. Возможно, благодаря этим новациям России в перспективе предстоит привыкать к более высокому числу голосующих ежегодно и перестать считать показатели завышенными. 

Исключительно на теме военных действий РФ в Украине выехать в фавориты было сложно, но любая сопричастность тяжелым вызовам на западных границах России стала частью обязательной программы кандидатов.

«Единение вокруг флага»

«Единая Россия» празднует победу на всех уровнях, но было бы совсем неправильно объяснять результат исключительно высокой явкой и частым референдумным голосованием на губернаторских выборах. В общем-то и патриотическая консолидация выступила только фоном для иных мотиваций избирателя. 

Напомним, что еще в 2022 году, в кампании перед прошлым ЕДГ, использовать тему военных действий РФ в Украине для политиков было опасной историей. Люди очень прагматично разделяли пиар и реальную работу в интересах фронта, содержательную внешнеполитическую риторику и попытку скрыть за антизападными лозунгами собственные недоработки. В итоге многие кандидаты просто обходили тему военных действий РФ в Украине стороной. Спустя год это было уже не нужно. Появились политики с опытом боевых действий, партии вовсю развивали гуманитарные программы помощи фронту, а для губернаторского корпуса особенно резонансной стала тема социальной поддержки солдат и семей военнослужащих.

 

В Республике Алтай среди кандидатов в депутаты райсоветов было сразу 11 участников военных действий РФ в Украине. Кандидат от «Единой России» на выборах главы Хакасии Сергей Сокол провел более полугода на фронте в составе подразделения БАРС «Каскад». Чукотка и Омская область получили губернаторов, у которых за плечами управленческий опыт в ЛДНР. 

В итоге получилось так: исключительно на теме военных действий РФ в Украине выехать в фавориты было сложно, но любая сопричастность тяжелым вызовам на западных границах России стала частью обязательной программы. Скажем, в 2023 году использование букв Z, V и O встречалось в кампаниях реже, чем в прошлом. Однако единственная «пацифистская» партия «Яблоко» в нынешнем избирательном цикле осталась почти незамеченной на фоне патриотичных конкурентов (два депутата по всей стране). 

Конечно, в электоральном фоне существенную роль играла тревожность на фоне военных действий РФ в Украине, повышался запрос на стабильность и предсказуемость, пусть даже самого близкого и понятного, жизни «за забором». Поэтому главам регионов и партии власти было проще найти своего избирателя — ведь им легче предъявить результат работы за прошлые годы и убедить, что все останется как прежде. А вот оппозиционным движениям пришлось фантазировать, как сказать электорату, что ему нужны перемены здесь и сейчас, в эпоху тревог и неясного будущего. Правда, в одном случае сама «Единая Россия» попала в ловушку этих ожиданий. 

Выбор Хакасии

Судьба играет с Хакасией в электоральный преферанс, и республика в постоянном минусе. Пять лет назад местные жители дружно проголосовали против единоросса Виктора Зимина. Называли его не иначе как «барин», прощали низкие темпы развития и высокий региональный долг, зато хвастались, что именно в Хакасию к Зимину часто наведывались высокие гости — президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу. Не стерпели люди разве что высокомерия: в одном из своих выступлений Зимин назвал жителей депрессивных поселений Хакасии «паразитами» и посоветовал собирать ягоды, варить тушенку и продавать на рынке. 

Таких пассажей у губернатора набралось немало, технологи проспали народный гнев, и в первом туре выборов 2018 года Зимин потерпел сокрушительное поражение, набрав лишь 32% голосов. Единороссу пришлось снять свою кандидатуру. В регион в качестве исполняющего обязанности спешно был отправлен Михаил Развозжаев, который всего за три месяца разрешил массу внутренних проблем, полюбился и запомнился людям. Но во втором туре оставшийся единственным кандидатом 30-летний Валентин Коновалов от КПРФ набрал нужное количество голосов и занял губернаторский пост. Развозжаев уехал поднимать Севастополь. 

Не имеющий должной подготовки и благосклонности центра молодой губернатор службу вытянул, хотя и не без помощи «красного десанта» из столицы и экстренной поддержки полпредства. Но, конечно, ни о каком исполнении предвыборных обещаний и развитии республики речи идти не могло. Хакасия прочно осела в числе самых бедных регионов страны, с низкими доходами, разрушающимся производством и быстрым оттоком молодого населения в соседние, более преуспевающие субъекты. Коновалову не удалось сформировать эффективную команду, избежать коррупционных скандалов, привлечь инвестиции и вдохнуть жизнь в программу развития. 

Главным его достижением стало радикальное снижение закредитованности региона, что неудивительно: Хакасия даже ежегодные трансферы из центра не успевала тратить. Но деньги по госпрограммам исправно выделялись, строились дороги и социальная инфраструктура, благоустраивалась территория даже в небольших поселениях. Для небогатого населения этих небольших изменений было достаточно, чтобы зафиксировать: при Коновалове жизнь не остановилась, а будто бы и стала чуть краше. Показательно и то, что социально-экономические проблемы, связанные с военными действиями РФ в Украине, инфляцию или уход брендов в бедной республике тоже особо не заметили. 

Так что в новую избирательную кампанию «красный губернатор» входил на позитиве, а перед его основным соперником депутатом-единороссом Сергеем Соколом стояла очень непростая задача: «продать» жителям Хакасии лучшее будущее с пришлым хозяйственником и лоббистом федерального центра взамен уже привычного настоящего с местным, пусть и слабым руководителем. При том что сам Коновалов буквально отыгрывал популярный рефрен провластного губернатора второго срока: сохраним стабильность в эпоху турбулентности. Лозунг коммуниста «местный и честный» тоже бил в цель. 

Не обошлось без технологического провала. За летние месяцы Сергей Сокол не смог сделать главного: познакомить избирателя со своей биографией и программой, а значит, убедить в своих особых возможностях по развитию республики. Местные жители просто не узнали такого кандидата, а ведь он два года успел поработать в депутатском кресле. За Сокола это сделал соперник. Специалисты давно не припоминают такой беспрецедентно грязной кампании. Избирателю в соцсетях и листовках нарисовали портрет хитрого дельца, который планирует перетащить последние активы из Хакасии в столицу (тема налоговых платежей местных производств, утекающих в московский бюджет, в республике воспринимается очень болезненно). Соколу приписывали намерение жить в Москве, коррупционные скандалы на прежних местах работы, «очевидцы» видели, что в зоне СВО он отсиживался в тылу и тому подобное. Образу профессионального руководителя так и не суждено было пробиться в сознание избирателя. 

Вероятно, Соколу все же удалось бы нарастить электоральный капитал к выборам, но за неделю до ЕДГ он попал в реанимацию с осложнением после июльской операции, когда у него были обнаружены аппендицит и перитонит. В итоге единоросс снял свою кандидатуру, Коновалов получил второй подарок судьбы и снова возглавил Хакасию, а избиратели, по сути, опять остались без особого выбора. В то же время Верховный совет республики достался единороссам (34 мандата у ЕР против 14 у КПРФ). Такая «двуглавая» система либо стабилизирует положение дел в Хакасии, либо усугубит ситуацию в результате межпартийных дрязг. 

Проверенные люди для новых территорий

В преддверии самых важных выборов для страны, президентских, в марте 2024 года, политической системе важно было отработать избирательные механизмы не просто на фоне специальной военной операции, но и буквально в условиях боевых действий. Речь, разумеется, идет о новых регионах России, где работают ДРГ и каждый день рвутся снаряды. Кроме того, стремление провести здесь выборы объяснялось необходимостью легитимации управленческой вертикали, что должно принести не только доверие людей, но и уверенность инвесторов, местного малого и среднего бизнеса. 

В новых регионах проходили непрямые выборы глав субъектов, а также выборы депутатов местных парламентов. Высокая явка показала, что запрос жителей на новую нормальность на этих территориях очень высок. При том что поход на избирательный участок, в который может прилететь дрон (такие акты терроризма имели место), сам по себе можно назвать актом гражданского мужества. Все четверо временно исполняющих обязанности глав регионов (Денис Пушилин в ДНР, Леонид Пасечник в ЛНР, Владимир Сальдо в Херсонской области, Евгений Балицкий в Запорожской области) были успешно избраны. 

Партией номер один стала «Единая Россия», продемонстрировав способность и наличие ресурса быстро решать конкретные проблемы людей. В Запорожской области ЕР получила 83% голосов, в ДНР — 78%, в Херсонской области — 74,86%, в ЛНР — 74,63%. К слову, на новых территориях партия власти показала наилучший результат по всей стране. Дело не только в «ресурсе президента». Функционеры «Единой России» плотно работают на территориях, не вылезая из многомесячных опасных командировок. 

Сюрпризом стали абсолютно провальные результаты партии «Справедливая Россия — За правду»: в ДНР и Херсонской области — самый низкий результат среди всех партий, в Запорожье и ЛНР — предпоследнее место. И это при том, что партия активно эксплуатировала СВО-повестку, а в своем составе имеет писателя и общественного деятеля Захара Прилепина, принимавшего непосредственное участие в событиях в Донбассе задолго до военных действий РФ в Украине. 

Страны G7 ожидаемо назвали прошедшие «поддельные» выборы «пропагандистским упражнением, нацеленным на то, чтобы легитимировать незаконный захват Россией украинской территории». Но это уже не имеет никакого практического значения. 

Новые главы

Все действовавшие губернаторы по итогам выборов сохранили свои посты. «Новичков» было лишь четверо. Качество работы двух руководителей было проверено в условиях СВО. Виталий Хоценко, губернатор Омской области, работал председателем правительства ДНР и даже получил ранение в результате обстрела. А Владислав Кузнецов, губернатор Чукотки, был первым заместителем председателя правительства ЛНР. 

Сорокасемилетний Михаил Катюков возглавил Красноярский край. Здесь он родился, учился и работал, причем в краевом правительстве на разных должностях, заведуя в основном финансами. В 2010 году перебрался в Москву, сначала на место начальника департамента бюджетной политики в отраслях социальной сферы и науки Минфина, затем — заместителя министра финансов. В 2013 возглавил Федеральное агентство научных организаций (ФАНО) и занимался реформированием Российской академии наук. В 2018 году стал министром науки и высшего образования, но после отставки правительства Дмитрия Медведева вновь вернулся в кресло замминистра финансов. И вот наконец отправился руководить родным краем. 

Сорокалетний москвич Василий Анохин сделал карьеру в правительстве, работая в разное время в Министерстве экономического развития РФ, Федеральном казначействе и секретариатах вице-премьеров. Для Смоленской области, которую он теперь возглавляет, чиновник все же не совсем пришлый — более трех лет он отработал в администрации региона, а также заместителем ушедшего недавно в отставку главы от ЛДПР Алексея Островского. Помимо богатого опыта работы в федеральных и региональных структурах власти у всех четверых управленцев новой волны за плечами обязательные программы подготовки управленческих кадров («Школа губернаторов» при РАНХиГС, конкурс «Лидеры России» и президентский резерв управленческих кадров). 

Партийные расклады

«Единая Россия» заняла первое место на выборах в заксобрания по партспискам во всех регионах, кроме Хакасии (где первой была КПРФ, но только по спискам). «Новые люди» отстояли второе место в Якутии — здесь сработала известность бывшего главы региональной столицы Сарданы Авксентьевой. А еще эта партия неожиданно «выстрелила» на новых территориях: в Запорожской области обошла КПРФ, а в ДНР — СРЗП. Лучший результат ЛДПР случился в Забайкальском крае (15,6%). Здесь либерал-демократы обошли коммунистов, а также в ЛНР, в Архангельской, Запорожской, Ивановской, Кемеровской и Смоленской областях. 

Наблюдать за ЛДПР очень интересно. После смерти Владимира Жириновского в апреле 2022 года наблюдатели предрекали «лидерской» партии скорую смерть и забвение. Но пока либерал-демократы только набирают обороты, уже претендуя на статус второй политической силы страны. Руководству удалось сохранить наследие Жириновского и эффективную работу региональных ячеек, развить работу с молодежью и новыми медиа. Предсказания и изречения покойного лидера все так же популярны в сети. Возможно, этот эффект пройдет, но пока ядро электората сохраняет верность ЛДПР. 

Важно, что ЛДПР, пусть и вынужденно, проходит путь пресловутой перезагрузки, которой уже много лет ожидают в партиях парламентской оппозиции в связи со сменой стареющих лидеров. Именно эта проблема встает во весь рост перед коммунистами. Отсутствие ярких лиц, блеклые лозунги, невнятная повестка — и вот уже рассыпается традиционный «красный пояс». КПРФ серьезно растеряла поддержку практически во всех регионах по сравнению с 2018 годом. В Ярославской области — с 24 до 11%, в Ульяновской области — с 36 до 16%, в Иркутской — с 34 до 16%. 

Ожидается, что выборы 2023 года интенсифицируют внутрипартийную борьбу и подведут КПРФ к необходимости скорейшей перезагрузки. Внимательным образом партийцы следили за двумя регионами — Москвой и Хакасией. В столице на выборы градоначальника шел Леонид Зюганов — внук лидера КПРФ Геннадия Зюганова. Понятно, что никаких шансов обойти действующего мэра Сергея Собянина у коммуниста не было. Но результат в 8,11% вряд ли обнадежил сторонников этой фракции компартии. К слову, Собянин получил 76,39% голосов избирателей. 

Конкурентом Леонида Зюганова в борьбе за кресло лидера КПРФ считается Юрий Афонин. Как говорят, он планировал сам баллотироваться в столице, но в итоге уехал в Хакасию руководить избирательной кампанией Валентина Коновалова. И в итоге, как мы знаем, справился с задачей, пусть и не без помощи провидения. Причем его заслуга не только в удачной губернаторской кампании этого региона, но и в парламентской.

Ожидается, что выборы 2023 года интенсифицируют внутрипартийную борьбу и подведут КПРФ к необходимости скорейшей перезагрузки.

Авторы: 

Елена Горбачева;

Петр Скоробогатый, заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/38/itogi-vyborov-2023-turbulentnaya-normalnost/

***

Приложение. «Это год избирателей как компетентных заказчиков для власти»

Повестка ЕДГ-2023 была конкретна и содержательна: избиратель искал «чуткую» власть, способную компенсировать тревожность населения эффективной работой.

Высокий процент голосов у победителей, триумф фаворитов, доминирование «Единой России», практически отсутствие предвыборных скандалов — кажется, что Единый день голосования был начисто лишен интриги, а избиратели голосовали за стабильность и привычную картину мира. Однако «на земле» запросы избирателей были вполне конкретными и политикам пришлось отвечать содержательными программами, считают в компании ИНСОМАР, которая занимается политической социологией и сопровождает электоральные процессы во всех регионах страны.

О чем были выборы-2023 года? Рассказывает Виктор Потуремский, директор по политическому анализу Института социального маркетинга.

Журнал «Эксперт»:Виктор Александрович, что было особенного в электоральной кампании этого года?

Виктор Потуремский: — У нас в России с 2022 года действует эффект, который носит название «сплочение вокруг флага», «донбасский консенсус» — как угодно можно это называть, понятно, о чем идет речь. Устойчивость, сплоченность, ресурс российского общества как никогда силен, адекватен внешним вызовам и угрозам.

Но есть принципиальное отличие голосования 2023 года от 2022-го. Мы помним, что за этот срок произошел ряд драматических событий: мобилизация, Купянск, Изюм, трудная зима, военный мятеж. Сам факт, что военные действия РФ в Украине продолжается. Все это факторы, задающие турбулентность и особое содержательное поле, это вызов и для донбасского консенсуса. Но все-таки он сохраняется.

При этом возникает новая специфика электорального поля, косвенно связанная и с феноменом СВО. Это запрос на нормальность, на устойчивость, особенно в ближнем круге (семья, друзья, соседи). С точки зрения выборов глав регионов и заксобраний это максимальная сосредоточенность избирателя на внутренней повестке региона, на значимых проектах, темах, которые людей касаются непосредственно.

— Можно ли сказать, что избиратель как бы отгораживается от страхов и тревог, связанных с военными действиями РФ в Украине, и пытается сосредоточиться на том, что касается его рутинного бытия?

— Найти грань, где заканчивается повестка федеральная и начинается региональная, в условиях 2023 года, на мой взгляд, невозможно. То есть военные действия РФ в Украине — это общая рамка, и я говорю про это уверенно, как социолог. Российское общество смотрит на все происходящее прежде всего через эту призму. И через эту призму оценивает власть: как она выполняет взятые на себя обязательства, насколько она обеспечивает безопасность и устойчивость, насколько она эффективна — заканчивая тем, какого качества тротуар и как работает водопровод. 

Турбулентность и неопределенность, равно как и страхи, с этим связанные, приводят к тому, что у избирателей доминирует рациональная и прагматичная установка, они хотят конкретных ответов, как будет действовать власть в этих условиях. 

На выборах 2022 года была известная история, когда кандидаты, пытающиеся выстроить программу исключительно на теме СВО, не «взлетали». Избиратели очень настороженно относились к такому выбору. 

— Мне кажется, что тут есть путаница. Прежде всего избирателей интересует, насколько кандидат или политическая сила способны решать конкретно их проблемы. Военные действия РФ в Украине являются недостаточным аргументом, чтобы ответить на этот вопрос. Но в то же время очень важным и существенным. Здесь парадокс: повестки военных действий РФ в Украине недостаточно, чтобы претендовать на власть, но не отвечать на этот вопрос кандидат или партия не могут. 

Можно ли говорить, что высокая явка стала сюрпризом этого ЕДГ? 

— Сюрприза не вижу. Во всех регионах показатели явки попали в прогнозы. Высокий интерес к выборам на Чукотке, на мой взгляд, понятен. Интересный кандидат, смена власти — и имеем такой результат. 

Московская область. Стоит отметить успех Андрея Воробьева и его избирательной кампании в целом. Трудно представить, кто мог бы составить ему конкуренцию. Избиратели с ним действительно связывают надежды на сохранение статуса и развития региона. С другой стороны, в Московской области сложилась уникальная и эффективная система коммуникации между властью и населением. Здесь актуальны тезисы про «чуткую власть». 

Говорят, на повышение явки повлияло электронное голосование. Только в Москве или в других регионах тоже? 

— Москва в части ДЭГ регион-лидер и законодатель моды в силу накопленного опыта, здесь оно внедрялось раньше, чем у других. Ну и ДЭГ хорошо ложится в московский городской стиль. Участники фокус-групп говорят, что это удобно, логично и вообще — разве может быть как-то по-другому? 

Да, ДЭГ дает увеличение явки, как и трехдневное голосование, которое стало нормой и тоже хорошо воспринимается избирателями. 

Роль губернаторов

Какова в нынешней жесткой вертикали власти роль главы региона, как ее понимает избиратель? Ведь деньги и программы развития идут из Москвы. Губернатор становится все больше исполнителем, нежели креатором, который ранее мог приводить в регион частные инвестиции и планировать оригинальную стратегию развития? 

— Я не очень согласен с этой подачей. Давайте посмотрим на Глеба Никитина в Нижегородской области, который точно остается за пределами этой модели, как и большинство успешных губернаторов, которые лично занимаются вопросом развития производств и созданием рабочих мест. Все, что связано с инвестициями, внутренними и иностранными, в условиях СВО, работой с внебюджетными фондами, — это задача губернаторского корпуса. 

Второй момент — уровень запроса со стороны избирателей. В 2023 году губернатору нельзя оставаться в роли просто исполнителя некой внешней воли. С одной стороны, за все происходящее в регионе отвечает он, и это наказ президента. С другой — избиратели хотят, чтобы глава региона был большой, знаковой фигурой. 

И последнее: давайте вспомним про аутсайдеров. Есть Хакасия и Валентин Коновалов. Это электоральная травма. Его избрали пять лет назад, протестуя против Виктора Зимина. Что происходит в республике? Деградация института региональной власти. Там люди считают, что от региональной власти мало что зависит, и это принципиально отличается от того, как воспринимают власть, например, в Красноярске. 

А как в Красноярске? 

— Если посмотреть на повестку красноярских выборов, она носит очень конкретный, прагматичный, содержательный характер. Развитие региона, промышленный потенциал, развитие краевого центра и так далее. И самое главное — без ропота на какие-то злые силы, которые извне или изнутри не позволяют развивать регион. 

В таких регионах уровень сознательности избирателей выше? То есть люди точнее формулируют, чего именно хотят от власти? 

— Две тысячи двадцать третий в целом — это год избирателей как компетентных заказчиков для власти. Для них эффективная работа власти становится такой же понятной вещью, как ликвидация ямы на дороге. Люди хотят эффективности — раз. Их запрос носит предметный характер — два. Более развернутого и точного запроса к власти мы не припомним. 

Не «сделай что-то как-нибудь», а сделай то, что мы хотим, так, как мы хотим, и не забудь еще с нами обсудить и посоветоваться. Растет запрос на коммуникацию и ее качество. Большинство глав регионов — выпускники специальной программы РАНХиГС, «Школы губернаторов», где делают особый акцент на прямую эффективную коммуникацию. Мы упоминали Воробьева, у него качество коммуникации влияет на легитимность власти и на доверие. 

В Московской области делают ставку на развитие электронных средств обратной связи, ту же программу «Добродел». А как же личная коммуникация, когда губернаторы ходили в народ? Это уже не в моде? 

— Понятно, что если мы сейчас выйдем в поле и начнем исследования, то в Московской области услышим в том числе запрос на большее количество прямых встреч с губернатором и чиновниками. Но здесь вопрос эффективности. Что имеет большее значение? Да, личная встреча — это событие, люди на фокус-группах говорят об этом. Но с точки зрения жизни и регулярного функционирования системы управления гораздо важнее сообщить власти о проблеме и быстро получить ответ. Цифровые платформы, если они эффективно действуют, дают фору личным встречам. 

Это еще и вопрос политики и образа губернатора. Какие кейсы требуют личного участия? Понятно, что это чрезвычайка, неприятные события. Но и позитивные поводы. Например, как Собянин и Воробьев перерезают ленточку на открытии МЦД. Или как Глеб Никитин презентует крупные инфраструктурные решения, которые сильно влияют на регион. Избиратель это видит и высоко оценивает. 

Вернемся к Хакасии и вопросу о функционале губернатора. Вот пришел Валентин Коновалов из КПРФ, особыми успехами за пять лет не запомнился, но деньги из федерального бюджета продолжают приходить в республику, строятся больницы, благоустраивается территория, и люди автоматически записывают эти достижения на счет действующего главы. Некоторые считают, что Сергей Сокол от «Единой России» на этих выборах оказался едва ли не в роли оппозиционера. 

— Есть обязательная программа, а есть произвольная. Руководитель должен использовать все доступные ресурсы для развития региона и повышения качества жизни людей. Ресурсы бизнеса, власти, нематериальные ресурсы. Достаточна ли компетенция Коновалова в Хакасии для выступления по обязательной программе? Судя по всему, нет, потому что региону приходилось средства возвращать. Вдумайтесь: регион не способен освоить деньги, которые ему выделяются из федерального бюджета. Это прямой показатель неэффективности. 

Показатели среднего уровня дохода в Хакасии далеки от идеала. Зависит ли это от власти региона? Да, безусловно, зависит. Как объяснить, что Красноярск и Кузбасс богаче? Мягко говоря, это несправедливо для республики, имеющей перспективную экономику, и металлургию, и полезные ископаемые. Способен ли губернатор привлечь дополнительные ресурсы? Мы тоже этого не видим, а ведь в 2018 году коммунисты обещали сделать из Хакасии образцово-показательный регион. 

Примерно десять лет назад стартовали крупные федеральные программы строительства дорог и благоустройства в регионах. Сегодня их результат серьезно влияет на показатели кандидатов от власти. 

— ИНСОМАР летом проводил исследования, результаты которых, может, и банальны, но философичны и важны. Власть должна лечить, учить и защищать — я бы добавил благоустраивать и создавать окружающую среду. Запрос к власти в этом смысле не поменялся, но стал тверже, критичнее и функциональнее. Выполнение бюджетных обязательств, медицина, образование, транспорт — это, безусловно, то, что влияет на оценку и на доверие к власти. 

То есть социальный запрос и запрос на комфорт потеснил проблему зарплат и рабочих мест? 

— Нет, тема личного бюджета — номер один, как и гарантии занятости. Вопрос про личную экономику ключевой. Но дальше он декомпозируется на другие вещи. Инфраструктура, медицина, общественный транспорт, жилье — это же тоже вопросы личной экономики. И власть это все должна делать не просто эффективно, но еще современно, красиво, спрашивая нас при этом, как и чего мы хотим. 

То есть нельзя просто построить парк и выиграть выборы? 

— Так точно не получится. 

Власть должна лечить, учить и защищать — я бы добавил благоустраивать и создавать окружающую среду. Запрос к власти в этом смысле не поменялся, но стал тверже, критичнее и функциональнее. 

Интересные кампании

Несмотря на высокие проценты победителей, были ли, на ваш взгляд, интересные губернаторские кампании в этом году? 

— Все интересные. Безусловно, я следил за кампанией в Сибири, в Красноярском крае, в Алтайском крае — она была очень чисто и хорошо сыграна губернатором Томенко и его штабом. Нижегородская, Московская области. На Чукотке претендент с опытом СВО, с очень высокой явкой и очень высоким результатом. 

Выборы в заксобрания получились более конкурентными? Почему и какие? 

— Я бы выделил Якутию, регион с традиционной конкурентностью, с ожидаемым, но очень ярким выступлением партии «Новые люди», это для нее успех в регионе, где всегда были достаточно сильные позиции у «Справедливой России» и коммунистов. 

Яркое выступление «Единой России» в Верховном совете Хакасии. В итоге получилась конкурентная система власти, когда парламент под контролем ЕР, а губернатор из КПРФ. 

Кажется, что на уровне партийных выборов было больше федеральной повестки, чем работы внизу? 

— Безусловно «Единая Россия», партия заслуженная, много работающая в том числе над своими ошибками, имеет преимущества от донбасского консенсуса, поскольку воспринимается как консолидирующая сила, и это создает проблемы для партий оппозиционных. Но от работы на местах зависит много. 

Казалось бы, федеральная повестка также в интересах КПРФ, но мы видим крайне неудачное ее выступление. Коммунисты находятся в тренде потери позиции партии номер два, их очень сильно поджимает ЛДПР, а ведь многие политологи после смерти Жириновского предсказывали чуть ли не крах движения. И то, что делает эта партия в регионах, имеет принципиальное значение. 

А «Новые люди»? Понятно, что у них был сильный лидер в Якутии. 

— У них дебют на выборах мэра Москвы, партия не могла похвастать подобными историями по выборам высшего должностного лица. Надеюсь, у них появится вкус к подобным кампаниям. Впрочем, «Новые люди» показали неплохой результат на выборах представительной власти не только в Якутии. И так же как ЛДПР, сильно поджали коммунистов. 

Можно ли выдать аванс ЛДПР, сказав, что они первыми из партий парламентской оппозиции провели ту самую пресловутую перезагрузку? 

— Кейс с ЛДПР очень яркий, показательный, требующий понимания. Транзит внутреннего управления случился, партия методом проб и ошибок, скорее, успешно показывает, как с этим справляется. Интересно, что избиратели замечают такие акции, как «Искусственный интеллект Жириновский», «Митинг в Майнкрафте». Оригинальные ходы, по которым видно, что партия вдумчиво подходила к вопросам перезагрузки транзита. 

В стране есть проблема с публичной социологией: ее как минимум мало, не всегда к ней высокий уровень доверия. Политическая социология еще более закрытая история. Тем не менее, похоже, спрос на эту работу растет. Почему? 

― Мы видим, что в условиях общей турбулентности, сложноподчиненной повестки, специфического состояния, в котором находятся избиратели ― страхи и тревоги, ― политическая социология становится незаменимым инструментом. Простой экспертной оценки уже недостаточно. Действуют более тонкие настройки, вещь, которая оценивается экспертами, может выглядеть совершенно иначе для избирателя.

Автор: Петр Скоробогатый, заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/38/eto-god-izbirateley-kak-kompetentnykh-zakazchikov-dlya-vlasti/


Datum: 19.09.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 197
Kommentare
[-]
 OKBet | 20.09.2023, 02:10 #
A very awesome blog post. We are really grateful for your blog post. You will find a lot of approaches after visiting your post.
 OKBet
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta