Власти Беларуси пытаются взять общество под контроль: перерегистрация политпартий и НКО

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Внутриполитическая обстановка в стране  

***

Запретить любое мнение: власти РБ строят партийную систему?

После перерегистрации в Беларуси осталось только четыре политических партии. Медиакомпания DW спросила экспертов, повлияет ли это на выборы 2024 года.

По итогам затеянной властями Беларуси перерегистрации из 15 партий осталось лишь четыре. Среди них Коммунистическая партия Беларуси, Либерально-демократическая партия, Республиканская партия труда и справедливости и новосозданная партия "Белая Русь". Все прошедшие регистрацию партии - провластные, оппозиционные массово ликвидируют по искам Министерства юстиции. Собирается ли правительство создавать партийную систему в Беларуси и как наличие только четырех партий отразится на грядущих парламентских и местных выборах?

Тот факт, что в итоге осталось только лишь четыре партии, далеко не сюрприз, говорит политический аналитик и эксперт "Европейской сети лидерства" Катерина Глод: "Именно столько партий ранее прогнозировал министр юстиции Сергей Хоменко, так и получилось. Это не было сюрпризом еще и потому, что в феврале в Беларуси изменили законодательство о партиях, что усложнило регистрацию для небольших оппозиционных партий".

По новому закону минимальное количество членов партии было увеличено с одной тысячи до пяти, была введена обязанность иметь отделения партии во всех областях страны и другие ужесточающие нормы. Таким образом, как говорит Глод, власти пытаются полностью взять общество под контроль.

Репрессии против политических партий в Беларуси заключаются не только в отсутствии перерегистрации - многие лидеры и политические активисты находятся в тюрьме или в эмиграции. Так, председатель Партии БНФ Григорий Костусев был осужден на 10 лет тюрьмы, а глава ОГП Николай Козлов получил 2,5 года колонии.

Остались марионетки 

Старший советник Светланы Тихановской Александр Добровольский, который ранее входил в политсовет Объединенной гражданской партии, также называет действия властей вполне предсказуемыми, учитывая уровень репрессий в Беларуси. "Надо понимать, что эти (оставшиеся четыре - Ред.) структуры, по сути, партиями не являются. Партии - это те, кто борется за власть и может проводить самостоятельную политику. А они марионетки - остались только те партии, которые будут молчать или говорить, что им скажут".

Смысл в этих действиях властей, по мнению Добровольского, в том, чтобы не дать людям вообще никакой возможности высказываться. "Причем хотят запретить не только критику властей, а в целом - любое мнение. Власть очень боится критики, альтернативных мнений и политических конкурентов. Поэтому старается, чтобы конкурентов не было", - говорит политик.

По словам Катерины Глод, власти Беларуси побоялись оставить даже одну оппозиционную партию, потому что считают, что после 2020 года даже минимальная политическая активность может принести нежелательные сюрпризы. "С одной стороны, это чрезмерная паранойя Лукашенко и режима. С другой стороны, их опасения вполне оправданы - на выборах в 2020 году оппозиция воспользовалась даже маленьким окном возможностей. Кроме того, внутренние проблемы, претензии, которые были у народа к власти, никуда не ушли", - комментирует она. При таком нестабильном фоне, говорит аналитик, при любой возможности снова могут возникнуть протесты, чего власти хотят избежать.

Появится ли партийная система? 

Катерина Глод напоминает, в течение всех лет правления Лукашенко партии не играли большой роли в политической жизни страны. Они могли проводить митинги и выдвигать кандидатов на выборах, но не более того. "Голосование на парламентских выборах всегда осуществлялось не по партийным спискам, а по мажоритарной системе. Так будет и на следующих выборах в феврале 2024 года", - говорит она.

Эксперт считает, что, хотя в парламенте и существуют номинально какие-то фракции, они никогда не играли существенной роли именно как партии - не создавали коалиции, не продвигали законы. Кроме того, согласно статистике, "партийных депутатов" в сегодняшнем составе Палате представителей лишь 19,1% или 21 человек.

"Я не думаю, что власти будут форматировать политическую систему, ведь все партии кроме "Белой Руси" очень маленькие. Еще до своей отставки Лидия Ермошина (экс-глава ЦИК - Ред.) говорила, что Лукашенко не одобрил выборы по партийным спискам. Я не вижу намеков на то, что власть будет как-то выстраиваться партийную систему, хотя не исключаю, что когда-то это может случиться", - считает Екатерина Глод.

Тем не менее появление "Белой Руси" как партии может быть истолковано как сигнал, что в будущем в Беларуси будет партия власти. "Но сейчас кажется, что это скорее попытка Лукашенко сформировать вокруг себя актив, чтобы чувствовать себя спокойнее, зная, что в районах на заводах есть люди, которые связаны с партией власти и будут контролировать, чтобы новый 2020 год не повторился", - говорит эксперт.

Повлияет ли сокращение числа партий на выборы-2024? 

Перерегистрация партий логично связана с  грядущими парламентскими и местными выборами в Беларуси, которые назначены на 25 февраля 2024 года. Уже очевидно, что из-за ликвидации оппозиционные партии не смогут выдвигать своих кандидатов по упрощенной процедуре, как раньше, и, соответственно, использовать выборы для общения с избирателями.

Советник Тихановской Александр Добровольский считает, что наличие только четырех провластных партий не повлияет на выборы, потому что выборами кампанию-2024 назвать нельзя. "Фактически список уже определен, будущие депутаты назначены. Никто не посмеет выдвинуться без согласования с властью, а кто посмеет - получит проблемы. Поэтому рассуждать об этом не имеет смысла, пока люди просто лишены права выбора, в этой ситуации это просто имитация", - говорит он.

Автор Александра Богуславская

Источник - https://p.dw.com/p/4ZXnu 

***

"Половина уничтожена". Что с гражданским обществом Беларуси? 

Параллельно с уничтожением почти полутора тысяч НКО власти Беларуси пытаются создать свое, "правильное" гражданское общество и уже зарегистрировали "Фонд первого". Подробнее - у медиакомпании DW. 

Политический кризис после президентских выборов 2020 года в Беларуси серьезно отразился на состоянии белорусского гражданского общества. Как сообщает правозащитная организация Lawtrend, за последние три года в Беларуси ликвидировано не менее 1457 некоммерческих организаций (НКО). Белорусские власти считают, что они "под видом благотворительности и другой общественной деятельности пытались в 2020 году раскачать обстановку в стране", и взамен уже пытаются очертить как должно выглядеть "правильное" гражданское общество - приняли специальный закон и даже создали "Фонд первого". Как сейчас работают организации гражданского общества в Беларуси - у медиакомпании DW.

За три года была уничтожена половина НКО 

Как рассказывает юрист и руководитель Lawtrend Ольга Смолянко, процесс зачистки организаций гражданского общества начался в июле 2021 года и с тех пор интенсивность этого процесса не особо снижается. "Мы ведем статистику как тех организаций, которые ликвидируются принудительно, так и тех, кто находится в процессе самоликвидации (таких сегодня 132 НКО), ведь даже в этом случае ликвидация происходит под давлением. Цифра стремительно приближается к полутора тысячам организаций, и каждый месяц продолжают ликвидироваться десятки организаций".

Довольно сложно понять, были ли зачищены все организации, ведь у правозащитников не было точной цифры, сколько всего было НКО зарегистрировано. "Мы знаем, что общественных объединений было чуть более 3 тысяч, плюс около 200 фондов. И, по нашим подсчетам, ликвидация коснулась порядка половины НКО. Честно говоря, это намного больше, чем мы предполагали", - говорит юрист и добавляет, что некоторые организации работают вообще без регистрации, что усложняет сбор статистики.

Уничтожение НКО в Беларуси шло постепенно и власти определенно ставят себе целью уничтожить все, считает социолог Геннадий Коршунов, который исследует гражданское общество Беларуси для Центра новых идей. "По динамике репрессий видно, что сразу власти накрыли самую активную часть третьего сектора - медиа и правозащитников. Затем взялись за наиболее заметные организации и те, у кого руководителями были гражданские активисты. Дальше уже зачищали всех остальных по целым направлениям".

Провластные организации не смогут заменить уничтоженный третий сектор 

Параллельно с зачисткой гражданского сектора власти пытаются показать, что такое "правильное гражданское общество" с помощью так называемых ГОНГО. Как поясняет Смолянко, четкого определения, что такое ГОНГО нет, но обычно под ними понимаются организации, которые финансируются государством и (или) следуют его идеологии. "В этом плане БРСМ, Белая Русь, Белорусский союз женщин и Фонд первого - классические ГОНГО. Хотя нужно понимать, что те организации, которые еще остаются работать в Беларуси, так или иначе вынуждены мимикрировать под ГОНГО, иначе просто не выживут".

Что касается недавно созданного "Фонда первого", Коршунов отмечает, что разговоры о нем ведутся с прошлого года и до сих пор, кроме регистрации юрлица, никаких подробностей нет. Действительно, в октябре 2023 года Александр Лукашенко рассказал, что "Фонд первого" пока не начал действовать и на его счету нет средств, однако он "гарантирует, что деньги не будут украдены".

"Нужно понимать, что НКО - это люди, которые действуют по собственной инициативе, исходя из своих ценностных позиций. Но то, что мы видим в деятельности ГОНГО - это, с одной стороны, симуляция, а с другой стороны - распил государственных денег. Маловероятно, что провластные структуры заменят организации третьего сектора с точки зрения пользы обществу", - считает Геннадий Коршунов.

Юрист Смолянко поддерживает этот тезис, добавляя, что НКО работали как раз в тех областях, где не дорабатывало государство, чтобы, в том числе, закрывать потребности уязвимых групп. "Но я не отрицаю, что где-то ГОНГО могут работать эффективно, ведь организации - это люди, и все зависит от их деятельности. Но нужно понимать, что когда организации создаются по указке, а не по инициативе людей, когда людей заставляют вступать в организацию, это вряд ли будет способствовать достижению цели". Кроме того, глава Lawtrend отмечает, что в случае с ГОНГО отсутствует оценка эффективности их деятельности, ведь публичной информации об их работе и результатах довольно мало.

Власти хотят, чтобы гражданский сектор защищал и финансировал режим 

Как добавляет Коршунов, рассчитывать на то, что созданные государством структуры могут компенсировать третий сектор - наивно, ведь сейчас у белорусского режима другие стратегические цели. "Задача государства - взять всю инициативу под контроль, поставить ее на службу государства и желательно потенциально сделать организации способными защищать режим", - говорит социолог. Лучшая демонстрация, по его словам, это деятельность Шуневича на посту руководителя "Белорусского общества охотников и рыболовов", который пытается милитаризировать организацию, превратив ее в подобие "дружин режима".

Кроме того, уже давно белорусские медиа сообщают, что власти используют провластные организации для репрессий против белорусов, которые после 2020 года "донатили" в "не те фонды". "Таким образом режим пытается монетизировать прощение, заставляя "донатить" в правильные фонды с пяти или десяти кратном размере. Главная задача власти сейчас - контроль и, как сказал однажды Лукашенко, "шлифовать жирок", то есть, по возможности тянуть из людей деньги", - говорит Коршунов.

То, что власти уничтожили так много организаций, безусловно очень плохо для страны и для целевых групп, говорит Ольга Смолянко. Но отвечая на вопрос о том, что делать белорусам в стране, которым нужна помощь, юрист подчеркивает, что все же есть организации, которые продолжают работать. По ее словам, некоторые социальные организации, общества людей с инвалидностью продолжают существовать, а также регистрируются новые организации, хотя и в меньшем объеме: "Более того, многие ликвидированные НКО не оставили свою деятельность, а продолжают работать с целевыми группами в условиях вынужденного отъезда".

Вместе с тем, какого-то конца репрессиям глава Lawtrend не видит. "Репрессивный механизм работает так, что ему очень сложно остановиться. Когда начался этот процесс, нам казалось, что 50 ликвидированных организаций - это невероятно много, а сейчас уже почти полторы тысячи. Это очень негативный процесс для нашей страны", - считает Смолянко.

Автор Александра Богуславская

Источник - https://p.dw.com/p/4ZQhi


Datum: 29.11.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 138
Kommentare
[-]

Kommentare werden nicht hinzugefügt

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta