«Побьём камнями»: в немецких школах создаётся «параллельное общество». Кто строит школьный «халифат» в Германии

Статьи и рассылки / Themen / Ausbildung
Information
[-]
Школьное образование в стране  

***

Правила Корана для учеников-мусульман важнее законов Германии 

Согласно сообщениям немецких медиа, всё больше здешних школьников принимают ислам или, по крайней мере, исламские религиозные практики из страха стать изгоями в классе, где мусульмане по стечению обстоятельств составляют большинство. Однако насколько подобные сообщения отдельных СМИ соответствуют истине?

Заявления наподобие «Всё больше родителей обращаются в консультационные центры, потому что их дети-христиане хотят принять ислам, чтобы не быть аутсайдерами в школе» или «В большинстве случаев ученики-мусульмане ведут себя угрожающе и демонстративно жестоко, что создаёт настоящие параллельные общества в немецких школах» оставляют поистине пугающее впечатление и создают ощущение какой-то нереальности происходящего.

Впрочем, немецкие системные политики и мейнстримные СМИ в основном эту проблему игнорируют. Оценивать ситуацию помогают лишь некоторые данные, полученные германскими социологами. Согласно опросу школьников, проведённому Криминологическим исследовательским институтом Нижней Саксонии (KFN), около 68% из 786 опрошенных учеников-мусульман региона заявили: правила Корана для них важнее законов Германии».

Около 52% убеждены, что «только ислам способен решить проблемы нашего времени», а около 18% вообще считают, что насилие оправдано для распространения ислама. «Анализ исламистских настроений не может рассматриваться как репрезентативный для мусульманских школьников Нижней Саксонии», — пишут авторы в преамбуле исследования. Тем не менее религиозные проблемы в немецких школах являются частью повседневной жизни учителей, родителей и учеников. «Многие мусульманские школьники стали неотъемлемой частью этого общества и не имеют никакого отношения к описанным явлениям. Однако в некоторых школах, особенно там, где доля учеников-мусульман превышает 80%, есть заметные проблемы.

Конфликты часто начинаются с издевательств над учениками, которые считают, что принадлежат к другому набору культурных и религиозных ценностей. Такие вопросы, как самоопределение, выбор одежды и религии, могут привести к обесцениванию и травле», — объясняет психолог-исламовед Ахмад Мансур.

От этого страдают не только коренные немцы, не имеющие миграционного бэкграунда, но и ученики-алавиты, либеральные мусульмане и евреи. «Некоторые из этих учеников даже становятся жертвами насилия. Другие адаптируют свое поведение, а некоторые принимают ислам, чтобы легче справляться с повседневной школьной жизнью», — продолжает учёный. 

Эксперт по исламу сетует, что школьная администрация и учителя иногда закрывают глаза на подобные инциденты, игнорируют их или не знают, как с ними бороться, опуская руки от бессилия, и этот факт вызывает огромную тревогу. «Школы должны быть местом, где все ученики могут чувствовать себя комфортно и, прежде всего, безопасно, независимо от их религиозной или культурной принадлежности», — резюмирует Ахмад Мансур. 

В свою очередь, Штефан Дюлль, президент Ассоциации учителей Германии, не может подтвердить, что школьники в Германии массово переходят в ислам из-за страха, поскольку о подобных случая ассоциации ничего не известно. Дюлль не отрицает наличия некоторых проблем с исламским меньшинством в немецких школах, например на уроках сексуального просвещения, классных экскурсиях и занятиях по плаванию. 

Однако, по его комментарию, «аналогичные проблемы могут возникать и в семьях христиан-фундаменталистов». Хотя Дюлль откровенно старается преуменьшить масштаб проблемы, его предшественник Хайнц-Петер Майдингер еще в 2020 году говорил о сложившейся в немецких школах атмосфере запугивания. Дюлль уверяет, что в случае возникновения конфликтных ситуаций наподобие психологического давления или травли педагогический коллектив сначала пытается решить их через открытое общение.

Однако в арсенале немецких педагогов и социальных работников катастрофически мало инструментов, посредством которых можно было бы убедить или заставить не склонных к компромиссам детей и подростков с исламским культурным бэкграундом придерживаться базовых социальных норм немецкого общества. 

В настоящее время, по оценке министерства образования, в Германии насчитывается более миллиона учащихся мусульманского вероисповедания. Однако данные у ведомства есть только по семи федеральным землям из шестнадцати, поэтому названное число, вполне вероятно, можно умножать на два. Например, в земле Северный Рейн — Вестфалия, как пишет издание Mediendienst Integration, насчитывается 470 тысяч учеников мусульманского вероисповедания. Это около 19% всех школьников. 

Карстен Шталь, эксперт по предотвращению насилия и буллинга, подтверждает, что в школах с высокой долей иммигрантов может сложиться групповая динамика, которая приводит к тому, что ученики приспосабливаются, чтобы избежать маргинализации или ущемления. Некоторые ученики, по словам специалиста, могут сменить религию, чтобы их приняли или перестали считать жертвами. 

Влияние группы иногда может быть настолько сильным, что ученики готовы адаптировать свои убеждения, особенно если их окружает множество людей, разделяющих схожие взгляды. Усиливают накал страстей и социальные сети. Существуют каналы, на которых поп-звезды, исповедующие ислам, убеждают школьников, что они должны противостоять западному образу жизни и что только халифат является правильной формой правления. 

Новая реальность 

Менее чем в 50 километрах от города Эссена находится общеобразовательная школа Нордштадт в Нойсе. В январе стало известно, что четверо мусульманских учеников шестого класса якобы пытались ввести в ней правила, похожие на законы шариата. Среди прочего они требовали гендерной сегрегации на уроках, которая должна распространяться и на учителей, особенно во время занятий по плаванию. 

Мусульманам должно было предоставляться свободное от занятий время для пятничной молитвы, а девочки должны прикрывать руки и лодыжки. Сообщается, что юные поборники нравственности просили школьниц закрывать лица и угрожали побить их камнями, если они нарушат новые правила.  

Кроме того, на уроках они открыто заявляли о своем неприятии демократии и пытались убедить учеников и учителей в том, что в школе действуют законы шариата. Они также потребовали от школы создать молельную комнату. В ответ руководство школы в качестве компромиссного решения предложило им «комнату толерантности». 

По данным министерства образования земли Северный Рейн — Вестфалия, летом 2023 года ученики одной из боннских средних школ также заставили одноклассников одеваться в соответствии с исламскими нормами.

По сообщениям полиции Кёльна, только в 2022 и 2023 годах в школах кафедрального города произошло около 20 инцидентов, расследовавшихся в связи с подозрениями в злоупотреблениях на почве мусульманского радикализма. 

Отдельные группы учеников, как утверждается, имеют заметное родство с известными террористическими организациями, такими как «Исламское государство» (террористическая организация, запрещенная в РФ) или салафитские группировки. 

Гнетущую атмосферу в школах из-за растущего влияния радикальной исламской молодёжи подтверждает учительница истории из Оффенбаха, которая хочет сохранить своё имя в секрете. 

«На самом деле вам приходится постоянно пресекать попытки религиозного и культурного давления. Но когда я поднимаю этот вопрос в нашей школе, то получаю неприятности со всех сторон. Руководство школы, коллеги, родители радикально настроенных мусульманских учеников, которые, конечно же, сразу встают на защиту своих детей», — рассказывает она.

Учительница вспоминает экскурсию в археологический музей, на которую поехал класс начальной школы из Грисхайма под Франкфуртом чуть более трёх лет назад: «Поскольку здание раньше было монастырём, родители-мусульмане выступили против учительницы и обвинили её в растлении их детей». И тем не менее говорить о том, что все мусульмане в немецких школах агрессивны и отличаются тотальным неприятием немецкой культуры и социальных норм, неправильно и является явным передёргиванием фактов.

Не так давно автору довелось услышать историю, рассказанную одной русской немкой из Ростока (земля Мекленбург — Передняя Померания) — матерью 16-летней школьницы, чья дочь ездила с классом на экскурсию в Саксонию. «Когда мы с подругами пошли поздно вечером гулять по Дрездену, мы чувствовали себя в безопасности, только когда рядом с нами были наши турецкие одноклассники [граждане Германии турецкого происхождения. — Прим. ред.].

Мы знали, что в случае любого конфликта с арабской молодёжью агрессоры встретят жёсткий отпор, а парни не дадут нас в обиду. С нашими немецкими одноклассниками такого ощущения безопасности у нас, к сожалению, нет», — говорила девушка. И то, что она рассказала, заставляет задуматься о системным проблемах воспитания мальчиков в семьях коренных немцев.

Автор Грегор Шпицен

Источник - https://regnum.ru/article/3885234

***

Приложение. Кто строит школьный «халифат» в Германии

Растет число приверженцев исламизма среди немецких подростков.

Пищу для размышлений по поводу поведения современной генерации школьников и молодежи мусульманского вероисповедания в ФРГ дают публикации российских информационных агентств. Вот что сообщил корреспондент РИА Новости из Берлина: «Все больше и больше родителей в Германии обращаются в консультационные центры, потому что их дети-христиане хотят принять ислам, чтобы не стать аутсайдерами в школе, пишет немецкая газета Bild со ссылкой на сотрудника службы госбезопасности страны». Неназванный источник в интервью изданию сообщил о случаях проявления жестокости мусульманских детей в немецких школах. 

Есть еще такая настораживающая новость: «Треть опрошенных немецких подростков из числа мусульман «понимают насилие в отношении людей, оскорбляющих Аллаха или пророка Мухаммеда», о чем свидетельствуют результаты исследования криминологического института Нижней Саксонии (KFN). Один из пунктов исследования посвящен исламизму. 67,8% участвовавших в опросе школьников подчеркнули фразу: «Правила Корана для меня важнее, чем законы Германии». Почти половина респондентов из числа мусульман (45,8%) считают, что исламская теократия является лучшей формой правления. 35,3% отметили, что «понимают насилие в отношении людей, оскорбляющих Аллаха или пророка Мухаммеда». 

11 мая более 2 тыс. человек собрались в центре Гамбурга на демонстрацию, организованную экстремистским объединением Muslim Interaktiv. Об этом сообщило агентство DPA со ссылкой на полицию. Ранее, 27 апреля, в том же городе прошла массовая акция, участники которой потребовали создания на немецкой земле халифата. Организатором выступил 25-летний блогер Джо Ададе Боатенг. Тысячи людей подписаны на него в популярных соцсетях, где блогер выступает против Израиля и западных стран. 

Распространено мнение, что такие публичные акции и соцопросы отражают нынешние германские реалии. Есть опасения, что часть современной генерации мусульман, обучающихся в школах, будет пополнять ряды исламских радикалов в нарастающих масштабах, и это существенно расширит социальную базу внутригерманского и международного терроризма, станет одним из источников его формирования. Было бы большой наивностью считать, что юные жители Германии действовали исключительно по своей инициативе. Скорее всего их действия направляются взрослыми людьми, а причиной радикализации новых поколений многие считают массовую иммиграцию. 

Как оказались мусульмане в большом количестве на территории ФРГ? Хорошо известно о германском экономическом чуде. В середине 1950-х годов для того, чтобы это чудо продолжалось, необходим был дополнительный большой приток иностранной рабочей силы. Канцлер Конрад Аденауэр далеко не сразу стал вести переговоры с мусульманскими странами. Сначала официальный Бонн договорился с Римом, Мадридом, Афинами, а затем наступил черед Анкары, Рабата, Туниса. 

Аденауэром двигало стремление закрыть вопрос о рабочей силе. Ситуация осложнялась давлением на канцлера со стороны Объединения немецких профсоюзов и социальных комитетов Христианско-демократического союза. Они еще на заре становления ФРГ решительно выступили за введение 40-часовой рабочей недели вместо 48-часовой. На 1961 год были намечены парламентские выборы. Аденауэр понимал, что 40-часовая рабочая неделя должна быть введена до выборов. Так оно и произошло. Это стало одной из причин его победы на выборах. 

В 1960-е годы Турция, Марокко и Тунис заключили с ФРГ договоры, которыми предусматривалась отправка на германскую землю гастарбайтеров. Но в договорах есть нюансы. 

Первое: прописано ограничение пребывания рабочих из этих стран на территории ФРГ двумя годами и предусмотрительно введен все тот же ротационный принцип. Второе: если турок, марокканец, тунисец состоял в браке, имел семью, то с ним не мог быть подписан договор. 

В 1973 году грянул энергетический кризис. Четко обозначилась экономическая рецессия. Федеральное правительство поставило крест на программе найма иностранной рабочей силы. Но турки и югославы не хотели уезжать на родину. Обратились за помощью к юристам ФРГ. Последние указали на лазейки в законодательстве. Рабочие этим воспользовались. Гастарбайтеры не возвратились на родину и воссоединились со своими семьями. С середины 1970-х годов до 1991 года основную массу мигрантов на германском направлении составляли мусульмане. 

Для показа динамики роста диаспоры мусульман обратимся к статистике. Выделим семь контрольных точек: 6 тыс. в 1945 году, 500 тыс. в 1972 году, 1,2 млн в 1976 году, 3 млн в 2000 году, 3,8 млн в 2009 году, 4,3 млн в 2016 году, 5,3 млн в 2023 году. В 2014–2017 годах европейцы, и прежде всего немцы, столкнулись с миграционным потоком, который не имеет аналогов в истории Европы. 

Рост числа приверженцев ислама среди школьников немецкого происхождения идет на фоне омоложения участников террористической деятельности на германской земле. С 2016 по 2024 год лица школьного возраста совершили 48% всех терактов. Среди лиц, готовивших преступления, предотвращенные спецслужбами, этот процент несколько ниже, но все равно высокий – 44%. В обоих случаях приводятся личные подсчеты автора статьи. 

Вот несколько примеров таких преступлений. По сообщениям полиции Германии от 15 апреля с.г., группа подростков была задержана и заключена под стражу за то, что планировала «террористическую атаку по исламистским мотивам». Их целями предположительно были церкви и синагоги. Трое подростков, чьи имена не разглашаются из-за их возраста, были арестованы в Дюссельдорфе, а 16-летний юноша задержан в Баден-Вюртемберге, сообщило информационное агентство DPA. Его задержали отдельно по «подозрению в подготовке серьезного преступления, представляющего угрозу для государства». 

Случалось подобное и ранее. 26 февраля 2016 года было совершено нападение на полицейских в Ганновере. В указанный день 15-летняя девушка с марокканскими корнями Сафия С. нанесла кухонным ножом тяжелые ранения сотруднику полиции на железнодорожном вокзале. Террористка была арестована, предана суду. По данным следствия, девушка вступила в контакт с идеологами «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация) через интернет. 

18 июля 2016 года было отмечено атакой на пассажиров поезда в окрестности Вюрцбурга. 17-летний Риаз Кхан Ахмадзай, выдавший себя за беженца из Афганистана, вооружившись топором и ножом, совершил атаку на пассажиров регионального поезда, нанеся тяжелые ранения четырем пассажирам, а затем случайной прохожей после бегства из поезда. 

Что же делать? Давно настала пора для прорыва в деятельности Исламской конференции Германии (ИКГ). Она была образована 18 лет назад. Это детище тогдашнего федерального министра внутренних дел Вольфганга Шойбле. С момента основания функционирует под эгидой МВД ФРГ. Отец-основатель надеялся на то, что с помощью этого института удастся полностью интегрировать мусульман в германское общество. Шойбле имел всемерную поддержку со сторон федерального канцлера Ангелы Меркель. Прошло 18 лет, а воз и ныне там. 

Старший научный сотрудник Института Европы РАН Светлана Погорельская пишет: «Осознавая, что «ислам принадлежит Германии» и страна ответственна перед немецким населением за тех, кого завезла к себе, но не интегрировала, немецкая политика задалась вопросом, как урегулировать отношения с этой религией. Главной задачей для «государства политических партий», как официально называет себя германская демократия, было выработать единую надпартийную стратегию во взаимоотношениях с исламским сообществом Германии, представленным в объединениях и союзах. 

Выход был найден в создании института постоянного взаимодействия и диалога между государством и исламом. В нем, с одной стороны, были представлены федерация (в лице министра внутренних дел и возглавляемого им ресурса), а также земли и коммуны, а с другой – влиятельные и массовые исламские союзы. В итоге германской политике пока так и не удалось разработать единой концепции взаимоотношений государства с исламом, свободной от межпартийной конкуренции. Тем не менее концептуально Конференция – это, возможно, единственный вариант интеграции иммигрантского ислама в демократической стране с таким многообразием его направлений, как Германия». 

Конечно, в ИКГ входит явное меньшинство мусульманских организаций страны. Есть основания прогнозировать, что большинство германских мусульман будут отвергать идею полной интеграции. Вместе с тем диалог ИКГ и федерального правительства принес определенные плоды.

Во-первых, согласовано преподавание ислама в школах. Первый опыт: 2021/22 учебный год в Баварии. Подключились 350 школ самого крупного субъекта германской федерации. Параллельно в 10 университетах Германии на теологических факультетах получил статус обязательного предмет «исламская теология». На следующий учебный год в субъектах федерации с большой долей мусульманского населения дисциплину «исламская теология» изучали 610 тыс. школьников в 915 школах. Преподавание ведется на немецком языке. До 2021 года юные мусульмане изучали ислам в школах Корана при мечетях. В основном здесь проповедовали граждане мусульманских стран.

Во-вторых, произошли этапные события в области подготовки и оплаты труда мусульманских проповедников в Германии. Государство стало частично участвовать в выплатах имамам. В Оснабрюке открылся Исламский колледж, то есть стартовала подготовка собственных религиозных деятелей. Количество обучаемых – 40 человек. Федеральное правительство и правительство земли Нижняя Саксония профинансировали это важное дело. Давным-давно был сформулирован следующий принцип: религиозные общины и только они имеют право обучать свой персонал. Далеко не все германские мусульмане поддержали открытие учебного заведения. Но президент Исламского колледжа Эсниф Бегич сделал следующее заявление: «Не было абсолютно никакого влияния со стороны государства, оно не вмешивалось в разработку программ». «Обучение отличается двумя особенностями: мы хотим отразить реальность жизни мусульман в Германии и уроки проходят исключительно на немецком языке», – сообщил Бегич.

Автор: Михаил Стрелец – доктор исторических наук, профессор.

Источник - https://www.ng.ru/ng_religii/2024-05-14/9_572_germany.html


Datum: 05.05.2024
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 142
Kommentare
[-]
 One positive aspect of this situation | 08.05.2024, 02:25 #
One positive aspect of this situation is the potential for cultural exchange and understanding among students of different backgrounds. By embracing the rules of the Koran, Muslim students may offer insights into their faith and foster a richer, more diverse learning environment where mutual respect and acceptance can thrive. This can contribute to greater intercultural dialogue and empathy within the school community.
Follow: slice masters
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta