Самообложение в России: выжать ещё немного с нищего населения?

Information
[-]

***

Проблемы самообложения в регионах страны

Самообложение, если говорить о термине, это добровольный разовый взнос на целевые нужды, который делает население по результатам референдума. В Татарии, например, тех, кто не хочет платить добровольный взнос, запугивают штрафами административные комиссии.

Татария — один из немногих регионов, где последние шесть лет активно внедряется такая схема привлечения средств населения на разные нужды местных бюджетов, как самообложение. Некоторые депутаты Госсовета решили расширить возможности и распространить действие «института самообложения» на жителей многоквартирных домов, чтобы на разрекламированный региональный проект «Наш двор» тратить не только деньги бюджета, но и жильцов этих домов. ИА REGNUM разбиралось, что происходит в сфере самообложения.

Об истории вопроса

Термин «самообложение граждан» встречается в федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В нём отмечается, что средства — разовые, взимаются на конкретные вопросы местного значения, а размер взноса определяется на местах и одинаков для всех участников. Исключение — некая группа граждан, которым взнос могут снизить, но их число не должно быть больше 30% жителей. То есть установление льгот и освобождение от уплаты такого взноса отдано на откуп местных властей и фактически никак не регламентировано. Решить вопрос о том, самооблагаться или нет, граждане могут на референдуме. Проводить его на сегодня могут «в населенном пункте, входящем в состав поселения, внутригородского района, внутригородской территории города федерального значения, муниципального округа, городского округа либо расположенном на межселенной территории в границах муниципального района». Чаще всего в Татарии это применяется на сельских территориях и в небольших поселениях городского типа.

Выглядит это следующим образом: местная власть инициирует референдум, определяет некую сумму единоразового взноса и список мероприятий, на которые собранные средства могут быть потрачены. Чаще всего это — содержание дорог, кладбищ, освещение улиц и другие нужды. Никаких расчётов или обоснования, почему именно эти работы попали в список, предварительно населению не предоставляют. Далее объявляется референдум, на котором жителям поселения предлагают проголосовать «за или «против» того, чтобы вносить определенную сумму на такие-то нужды. И если большинство поддержало идею, то и платить должны все, несмотря на позицию по данному вопросу. Мнение меньшинства в этом случае в расчёт никто не берёт.

Суммы варьируются в зависимости от года и населённого пункта, но, например, в Татарии в 2018 году в среднем платёж был 300−500 рублей, а в некоторых местах доходил и до 1 тыс. рублей.

Республика активно внедряет механизм самообложения, начиная с 2013 года. Результаты референдумов говорят, что население в большинстве своём «за», но вот ведь незадача: фактический объём внесённых средств отличается от прогноза, высоки проценты неплатежей. Настолько высоки, что года четыре назад кабинет министров РТ предлагал даже ввести санкции против неплательщиков. Однако натолкнулся на стену непонимания и недовольства со стороны населения и убрал идею под сукно.

А так как официальная поправка о наказании тех, кто добровольно скидываться на нужды не хочет, не прошла, то в регионе появилась порочная практика — административные комиссии на местах пытаются привлекать неплательщиков к ответственности на основании ч. 1 ст. 2.6 КоАП РТ («Неисполнение муниципальных правовых актов органов местного самоуправления»). Например, подобные случаи были в Зеленодольском районе, где восьмерых жителей привлекли по этой статье. Но в апреле 2018 года Зеленодольский городской суд прекратил административные дела жителей села, которые отказались вносить платёж, отменив решения местной административной комиссии и создав своего рода прецедент.

Простимулировали районы и внесли инициативу

Стимулом для местных властей стала формула, по которой каждый собранный рубль с населения обрастает ещё четырьмя, добавленными из республиканского бюджета. О том, что с таким источником пополнения казны на местах расставаться в Татарии не намерены, косвенно говорит и то, что тема самообложения стала одной из центральных в ежегодном послании Рустама Минниханова Госсовету, прозвучавшем 25 сентября 2019 года.

«В рамках программы самообложения граждан ведется работа по благоустройству территорий и мест массового отдыха, очистке рек и озер, обеспечению пожарной безопасности, содержанию мест захоронений и другие работы. На один рубль средств населения из республиканского бюджета направляется четыре рубля софинансирования. В этом году для этих целей предусмотрен один миллиард рублей», — напомнил районам Минниханов.

По итогам оглашения послания для Госсовета РТ составляется план задач по законотворчеству и пакет поручений для прочих ответственных лиц. Вероятно, своё отражение в нём найдёт и тема самообложения. Пока же некоторые свежеиспечённые депутаты выходят с собственными идеями. Так, глава комитета Госсовета по жилищной политике и инфраструктурному развитию Александр Тыгин 9 октября 2019 года на заседании обратился к минфину региона с просьбой изучить возможность использования «института самообложения» для благоустройства придомовых территорий в ходе республиканской программы «Наш двор». Эту программу осенью активно рекламировал Минниханов, не забыв о ней и в послании:

«Именно так, совместно с татарстанцами, мы планируем реализовать беспрецедентную по своему масштабу и подходам программу «Наш двор». Проделанная нами работа по благоустройству 1700 дворов получила хороший отклик у населения. С учетом поступивших предложений граждан за 3 года мы создадим комфортные условия во всех дворах многоквартирных домов республики. В порядок будут приведены еще 5 тыс. 980 дворов».

Казанский кремль, после того как идея Тыгина попала в медиаповестку, поспешил откреститься от того, что программу будут осуществлять в том числе за деньги населения. Представитель пресс-службы Лилия Галимова в комментариях «Коммерсанту» заявила, что «программа не подразумевает сбора денег с населения».

В этой истории интересен и сам инициатор — Александр Тыгин. До того как 8 сентября 2019 года избраться в Госсовет по списку «Единой России», он был мэром Зеленодольска. Многочисленные претензии к нему, как к мэру, имели жильцы аварийных домов, несогласные с низкой выкупной ценой, на которую невозможно было приобрести равноценное жилье. Небольшие клетушки, которые предлагали власти, даже прозвали «тыгинками». Именно во времена «мэрства» Тыгина в федеральную медиаповестку попала история 93-летней Марфуги Гадиевой, которая из-за этой мизерной выкупной цены чуть не осталась на улице.

Возвращаясь к теме самообложения, напомним, что одной инициативой Тыгина Госсовет не ограничивается. Ещё в мае 2019 года республиканские депутаты предложили расширить использование возможностей самообложения на федеральном уровне. Основная задумка — позволить проводить референдумы не только в рамках целого населённого пункта, но и его части. К слову, во время обсуждения этой инициативы её активно поддерживали представители Казани. Заместитель главы администрации Казани Людмила Андреева тогда заявила, что «принятие законодательных новаций позволит крупным городам, подобным столице Татарстана, намного эффективнее решать вопросы местного значения». Вот только население оказалось не очень то «за», если судить по отзывам на инициативу в соцсетях. А также: «Я против мата! Но тут!»: на инициативу властей Татарии по самообложению.

Что же не устраивает население?

Почему же население, которое, если судить по результатам референдумов, — «за», а по факту выходит, что против? Что не устраивает самообложенцев? Об этом жители активно рассказывают сами в преддверии очередных сборов.

Первая причина в том, что даже самые социально незащищённые категории, например, пенсионеры, не везде получают льготу и мало где имеют освобождение от этого взноса. Вопрос льгот на уровне законопроекта досконально не регламентирован, потому доходит до скандальных ситуаций. Например, граждан, что на день референдума находятся в местах не столь отдалённых, от платежа освобождают, а пожилых сельчан, у которых пенсии не у каждого дотягивают до средних 13 тыс. рублей, нет. Хотя фактически и после отбытия срока осужденные будут пользоваться теми же благами, на которые потрачены деньги пенсионеров, инвалидов и малоимущих односельчан.

Вторая причина — отсутствие проработанности самой инициативы и, как следствие, прозрачности расходов. К примеру, в Тетюшском районе Счётная палата РТ при проверке обнаружила, что собрав с населения деньги, власти их не потратили на оговоренные на референдуме нужды. Почти 9 млн рублей, что выделялись для решения вопросов с привлечением средств самообложения граждан, не были использованы в отдельных случаях более 3 лет. Подобное явление доверия к властям населению не добавляет. Возникает вопрос: «Зачем вы собираете деньги на что-то, если потом они лежат годами под сукном?»

Татария не единственная использует институт самообложения. Подобная практика есть, например, в Алтайском, Пермском краях, Оренбургской области, Мордовии и в ряде других регионов.

В некоторых регионах, например, в Воронежской области, использование кошелька населения проходит под термином «инициативное или партисипаторное бюджетирование», то есть непосредственное участие «населения в осуществлении местного самоуправления путем выдвижения инициатив по целям расходования определенной части бюджетных средств».

Автор: Анастасия Степанова

https://regnum.ru/news/society/2743400.html

***

Да не ссудимы будете. Сколько долгов накопилось у граждан

С 1 октября Центробанк ввел лимит на долговую нагрузку, то есть банки отказывают тем, за кем уже числятся долги, достигающие пороговых объемов. Общая сумма задолженности граждан известна — 16,19 трлн рублей. Она сопоставима с расходами бюджета на 2019 год (18,063 трлн рублей). Цифра впечатляет, да к тому же растет — почти на 5 процентов с прошлого года. Критична ли эта ситуация?

Есть эксперты, утверждающие, что все не так плохо. В качестве доказательств приводят следующие показатели. Отношение долга к ВВП — около 15 процентов, а ведь есть страны, в том числе развитые, где эта цифра достигает 50. Соотношение долга и годового дохода — 27 процентов, то есть это примерно три месячные зарплаты. И, наконец, отношение ежемесячного платежа по кредитам к средней зарплате — 10 процентов, то есть каждый десятый заработанный рубль принадлежит кредиторам. При этом половина от общей суммы долга приходится на обеспеченные займы — ипотеку и автокредиты. Иными словами, велики шансы вернуть деньги кредиторам. Вселяет оптимизм и тот факт, что россияне стали более щепетильны: просрочка по всем видам кредитов составляет всего 4,9 процента (по ипотеке меньше 1 процента). Все это дает право экспертам утверждать, что так называемого «кредитного пузыря» в России не наблюдается. Но значит ли это, что он в принципе не возникнет?

Да, «плохих» долгов (где просрочка по выплатам превышает 90 дней) стало меньше, но это прежде всего потому, что банки сбрасывают со своих балансов такого рода задолженности, передавая их коллекторам и судебным приставам. А упрощение процедур изъятия денежных средств должника в пользу кредитора уже привело к тому, что с банковских счетов и кредитных карт россиян эти суммы снимаются моментально по предъявлении соответствующих документов. И при всем этом объем невозвратных долгов, находящихся на исполнении по решениям судов, достиг рекордной суммы — 2 трлн рублей. О чем это говорит? О том, что денег у людей нет. Вот она — угроза!

Какой тип кредитов показывает самый оперативный рост в последние пару лет? Наличные займы, прежде всего в микрофинансовых организациях (МФО). Только за первые шесть месяцев этого года россияне получили в долг 2,2 трлн наличных рублей, а общий объем новых потребкредитов за этот же период достиг отметки 4,2 трлн рублей. При этом объем необеспеченных кредитов вырос, по данным ЦБ, в январе — мае на 25,7 процента, то есть на четверть. Чтобы понять, что происходит, достаточно вспомнить, на что берутся такого рода займы: ими, как правило, затыкают дыры в личных и семейных бюджетах. Собственно, ничего нового: на Западе тоже популярна идея «перехватить до получки», главное, чтобы эта самая получка с лихвой покрывала размер долга. Проблема, однако, в том, что в России этого нет: не растут доходы, тогда как цены растут и весьма активно. Жизнь дорожает, а зарабатывать удается все меньше: у 40 процентов россиян расходы превышают доходы на 10 тысяч рублей. На одну зарплату сегодня вообще живет только четверть населения, остальные или подрабатывают, или занимают.

Между тем потребкредиты частенько приводят к ухудшению материального положения заемщика, так как сопровождаются грабительскими процентами. И вовсе не случайно у этой категории займов самый низкий шанс на возврат — 20 процентов из них становятся просроченной задолженностью. А с чего отдавать? Отсутствие роста доходов россиян — главная проблема отечественной экономики. И решения у нее пока нет: обещанный правительством рост экономики в 1–1,5 процента ВВП больше напоминает статистическую погрешность. Да и прогноз по росту доходов россиян не лучше: в этом году он не составит даже процента, а только 0,1 процента. Тогда как уровень бедности по прогнозам вырастет до 12,5 процента. Хотя одними только низкими доходами проблема не исчерпывается. Пять лет кризиса измотают кого угодно. Россияне устали жить с опасением перед завтрашним днем и экономить. Часть потребкредитов используется на покупки и удовольствия, а иногда и на возврат взятых ранее сумм.

Согласно данным Объединенного кредитного бюро, более 15 млн россиян — серийные заемщики (два и более кредитов). А число потенциальных банкротов приближается к миллиону (долг каждого превышает полмиллиона рублей). Неудивительно, что в России не только появились, но и активно действуют клубы или общества анонимных должников, где можно хоть высказать наболевшее и найти единомышленников. В Минэкономразвития убеждены, что если меры Центробанка по ограничению темпов роста потребкредитования окажутся неэффективными, то через пару лет Россию ждет рецессия. При этом все понимают: трудно заставить не жить в долг, если иначе невозможно…

Автор: Светлана Сухова

https://www.kommersant.ru/doc/4127962

***

Дополнение. Страна низов, страна господ

Показатели российской экономики находятся «на очень хорошем уровне», сказал российский премьер-министр. С начала года доходы россиян выросли только на 0,2 %, сообщил Росстат, в то время как число долларовых миллиардеров в России выросло в полтора раза, было 76, стало 110, добавил банк Сredit Suisse в ежегодном Global Wealth Report. По скорости, с которой растет число богатых и ультрабогатых людей, Россия входит в тройку мировых лидеров.

В то же время, согласно данным того же Росстата, за 10 лет (с 2008-го по 2019-й) российская экономика выросла всего на 8,8 %. Это вдвое меньше, чем прибавили США, в 10 раз меньше, чем Китай, и в три с половиной раза меньше, чем выросла мировая экономика в целом. Это даже меньше, чем прибавлял СССР в самый-самый «застой», с 1979 по 1986 год. В те годы, согласно расчетам НИУ «Высшая школа экономики», подушевой ВВП рос процента на полтора в год.

«Если это все сопоставить, иногда это часто трудно объяснить. Наверное, лучше, чтобы социологи и ученые это и объясняли», — рассудительно заметил главный пресс-секретарь страны. Рекомендация абсолютно справедливая, и мы ей последуем. Объяснение лежит на поверхности: бешеное социальное расслоение, стремительный рост доходов правящей верхушки в сочетании со стагнацией доходов всех остальных на фоне слабого роста экономики и быстрого роста доходов правительства. Это признаки общества, где осуществляется последовательная политика расовой или социальной сегрегации.

Когда российский премьер-министр говорит, что в экономике все хорошо, он не лукавит. В той части экономики, которая работает на обеспечение привилегированного процента населения, все не просто хорошо — замечательно. 1 % наиболее состоятельных граждан России контролирует почти 60% всех материальных и финансовых активов. Куда еще лучше? По этому показателю у России нет соперников среди крупных экономик мира: так, в США 1% населения владеет 35 % богатства, в Китае — около 30 %, во Франции — чуть больше 20 %.

При этом медианный уровень благосостояния составляет в России всего 3683 доллара (то есть у 50 % населения состояние меньше, а у 50 % выше). И не надо думать, что начальство собирается заботиться о росте благосостояния подданных — обратите внимание, что во всех указах о «повышении» зарплат «бюджетников» говорится о том, что эти зарплаты должны быть «не ниже средних по региону». В этой детали и прячется дьявол — чем ниже средний уровень зарплаты, тем проще чиновникам выполнить требования указа. Никакой мотивации к повышению доходов населения у начальства просто нет. Напротив, начальники видят в повышении этих доходов прямую угрозу своему собственному благосостоянию — чем выше доходы обычных людей, тем больше начальству придется платить тем, кто призван их охранять и обслуживать.

Автор: Дмитрий Прокофьев

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/10/23/82472-strana-nizov-strana-gospod


Infos zum Autor
[-]

Author: Анастасия Степанова, Светлана Сухова, Дмитрий Прокофьев

Quelle: regnum.ru

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 01.11.2019. Aufrufe: 58

Kommentare
[-]
 ama | 04.11.2019, 05:40 #
Interested, click now.  >> slotxo
 Дмитрий Воробьевский | 04.11.2019, 13:17 #
Здравствуйте! Если за неуплату этого так называемого "самообложения" будет предусмотрено хоть какое-то наказание, то, очевидно, что это "самообложение" превратится просто в ещё одну дополнительную "обдираловку", т.е. в ещё один налог. А само существование налогов (во всяком случае -- их абсолютного большинства), на мой взгляд -- довольно сомнительное дело, мягко говоря. Подробнее об этом можно прочитать здесь -- http://maxpark.com/user/814874022/content/6902773 ( https://forum-msk.org/material/economic/15997341.html , https://krrramola.livejournal.com/12223.html , https://7x7-journal.ru/posts/2019/10/14/--1571055195 ):

     НАДО ЛИ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ ?

Этот вопрос, судя по "Евангелию", однажды задали Иисусу Христу, и он ответил на него, что, мол, "Богу -- Богово, а кесарю -- кесарево". Почему-то из этого принято делать вывод, что, мол, налоги непременно надо платить. (Налогом, как известно, называется часть зарплаты -- или прибыли, или дохода, -- принудительно изымаемая на какие-то, мол, "благие дела" одними людьми у других.)

Однако, даже если не сомневаться в том, что смысл вышеприведённого ответа был именно таким, и при многочисленных переводах и переписываниях "Евангелия" он ничуть не исказился, то всё равно из этого ответа Иисуса, очевидно, вовсе не следует вышеуказанный однозначный вывод. Скорее, данный ответ означает, что, мол, решайте сами, достоин ли "кесарь" (т.е. император или вообще правитель) получения тех денежных средств, которые он требует у народа в виде налогов, или не достоин.

То есть, даже с точки зрения, так сказать, ортодоксального христианства однозначного ответа на вопрос о выплате или невыплате налогов нет. (Разумеется, я имею в виду этот вопрос в, так сказать, высшем морально-правовом смысле, а не в формально-юридическом, присущем для какой-то конкретной страны в некий конкретный момент.)

Чтобы было понятнее, приведу в качестве примера Германию тридцатых и сороковых годов 20-го века -- т.е. в период гитлеровского правления. Интересно, хорошо ли поступали (в том числе -- с точки зрения христианства) те люди, которые тщательно и совершенно, так сказать, законопослушно выплачивали в той Германии абсолютно все налоги, включая и те, от выплаты которых могли бы без особого риска, так сказать, уклониться?...

На мой взгляд, ответ на этот вопрос -- очевиден, если учитывать, что чуть ли не половина (если не больше) германского государственного бюджета тратилась тогда на захватнические войны и на массовые убийства мирных жителей, включая Холокост... То есть, получалась довольно явная зависимость, заключавшаяся в том, что чем больше то германское государство получало налогов, тем больше оно убивало людей, абсолютное большинство которых были либо вообще совершенно ни в чём невиновными, либо, так сказать, "виновными" в вооружённом сопротивлении кровавому гитлеризму...

Разумеется, далеко не все даже сугубо диктаторские государства можно приравнять к той гитлеровской Германии или, например, к примерно столь же кровавому "СССР" времён сталинщины. Однако, увы, некоторые довольно существенные, так сказать, "элементы", характерные для тех двух чудовищных тиранических режимов, можно без особого труда обнаружить и чуть ли не во всех других государствах, особенно --  в тех, где власти планомерно искореняют всяческие зачатки демократии и настоящего либерализма.

Под этими вышеупомянутыми "элементами" я подразумеваю, в первую очередь, бесчисленные и разнообразные проявления очень серьёзного -- в том числе и как бы "узаконенного" -- государственного насилия по отношению к фактически ни в чём невиновным людям. Нередко и налоги, увы, имеют такой размер и такую форму, что их на все сто процентов можно причислить к этому очень серьёзному насилию над совершенно безвинными людьми.

Кстати, насколько я припоминаю, о существовании налогов мне впервые кто-то рассказал, когда я учился то ли в 1-ом, то ли во 2-ом или 3-ем классе (в начале семидесятых годов). Хорошо помню, что когда я узнал, что они изымаются государством у людей без их согласия, -- да и размер налогов тоже назначается государственными чиновниками без согласия с “налогоплательщиками”, -- то у меня сразу возникла такая мысль: “Так это же значит, что чиновники, изымающие налоги, -- просто бандиты, занимающиеся грабежом!”.

Эта мысль была настолько очевидной, что она ничуть не была поставлена мной под сомнение даже тогда, когда я вскоре узнал, что какая-то часть налогов тратится на полезные для большинства людей дела -- на строительство домов, школ, детских садов, дорог и т.п. (скорее, некоторое сомнение у меня вызывала полезность школ и детских садов, куда меня отправляли, разумеется, не особо интересуясь моим желанием или нежеланием туда идти)... Ещё припоминаю, что этому моему довольно отрицательному отношению к государству весьма поспособствовали и несколько чудовищно-отвратительных эпизодов, когда я увидел деятельность каких-то государственных работников (на которую тоже тратятся отнятые у людей деньги, т.е. налоги), в народе именуемых живодёрами, -- т.е. тех, кто отлавливает, и, как правило, убивает при этом, уличных собак и кошек...

Разумеется, никаким “вундеркиндом” я не был, да и не так уж интересовался подобными вопросами, однако помню, что даже в 1-ой половине моих школьных лет у меня уже было более-менее адекватное представление о том, на что тратятся государством собранные (или -- награбленные) с людей налоги, -- примерно третья часть их идёт на весьма безбедную жизнь всяческих государственных чиновников, милиционеров и т.п., ещё одна третья часть тратится на больницы, многоэтажные дома, дороги и вообще на более-менее полезные дела, а последняя треть -- на всякие гадости, вроде войн и атомных бомб, вроде тюрем для “спекулянтов” и прочих ни в чём невиновных людей, или вроде вышеупомянутого истребления кошек и собак.

Кстати, в те времена в “СССР” многие так называемые дефицитные товары нередко продавались “с нагрузкой” -- т.е. в комплекте с какими-нибудь залежавшимися и не очень нужными (либо слишком дорогими) товарами. Например, пачку дефицитного индийского чая иногда можно было купить лишь в комплекте с банкой “морской капусты”. Примерно такая же картина, как я понял ещё тогда, получается и с налогами.

То есть, если кто-то, вдруг, искренне захотел заплатить налоги, чтобы поспособствовать строительству больниц и дорог, или, например, борьбе с убийствами и грабежами, -- то ему надо иметь в виду, что в качестве “нагрузки” он при этом поспособствует также и продолжению многих отвратительных или просто бандитских дел, включая и те же грабежи или даже многотысячные убийства (а может быть -- поспособствует и приближению всемирной атомной войны)...

Ещё, на мой взгляд, надо иметь в виду и то, что вообще любое исполнение чьих-то требований, предъявленных к ни в чём невиновным людям в ультимативном порядке -- т.е. под угрозой того или иного насилия, -- почти всегда как бы поощряет склонных к насилию субъектов, и тем самым способствует процветанию и распространению разнообразного насилия в обществе. Например, если Вы регулярно и безропотно платите "дань" какому-то бандиту-рэкетиру, то, скорее всего, он и не подумает прекращать свою рэкетирскую деятельность, а с большой вероятностью, наоборот, будет пытаться её расширять... А находить различия между "работой" простых рэкетиров и сотрудников тех или иных "налоговых служб" нередко, увы, бывает очень проблематично.

Чтобы случайно не перепутать сбор налога с рэкетом, надо иметь в виду, что между этими весьма схожими процессами имеются две, так сказать, большие разницы. Во-первых, группа людей, причастных к сбору налогов, гораздо более многочисленна, организована и вооружена, чем любая банда рэкетиров, а во-вторых, представители этой группы периодически заявляют о том, что средства, отнимаемые в виде налогов, тратятся, мол, не на чьё-то халявное обогащение, а на самые благородные дела, которые, мол, столь благородны, что деньги на них можно добыть у народа лишь при помощи мощной вооружённой физической силы...

Правда, существуют разные виды налогов, и, на мой взгляд, не все они одинаково отвратительны. Например, одной из самых отвратительных их разновидностей, по-моему, могут служить таможенные пошлины, -- поскольку они не только являются, как говорится, грабежом на большой дороге, но, кроме того, они серьёзно нарушают естественное право людей на передвижение и, тем самым, весьма препятствуют взаимовыгодным связям между разными народами. А без таких тесных и взаимовыгодных связей, очевидно, не только экономика этих народов имеет гораздо меньше шансов на нормальное развитие, чем с ними, но и вероятность возникновения международных войн, увы, может сильно вырасти.

Однако, есть и такие разновидности налога, которые, по-моему, можно считать либо спорными, либо даже отчасти оправданными, так как налогами их можно назвать лишь условно, а по сути они близки к тому, чтобы именоваться компенсацией конкретного причинённого ущерба. К таким налогам относятся, например, те, которые платят нефте-газовые, лесозаготовительные или горнодобывающие предприятия, наносящие серьёзный ущерб природе и местному населению. Сюда же можно отнести и налоги, выплачиваемые государственными предприятиями (даже если они переименованы во всякие "АО" или "ООО") на содержание своих пенсионеров, создавших их в своё время под принуждением государства -- как косвенным, так и прямым. Правда, в подобных случаях может возникнуть вопрос о том, через какие структуры выплачивать эти налоги, чтобы они не "оседали" в них, а доходили по назначению...

Кстати, говоря о разнообразных государственных налогах, желательно иметь в виду и то, что само их существование явно способствует некоторым видам обычной уголовной преступности, в частности -- вышеупомянутому бандитскому рэкету. Многие бандиты-рэкетиры рассуждают примерно так -- почему, мол, государственным чиновникам можно грабить предпринимателей и торговцев, назначая для них какие угодно налоги, а нам, мол, нельзя?... Чем, мол, мы хуже?...

Между прочим, даже в общепризнанной экономической науке рэкет обычных уголовников и государственный сбор налогов уже довольно давно практически уравнены между собой, а уголовники-рэкетиры и сотрудники разных так называемых "налоговых служб" объединены под общим названием "стационарные бандиты". Если Вы, уважаемый читатель, не верите в вышесказанное, то можете набрать эти два слова, например, в Гугле или в Яндексе и прочитать по полученным ссылкам о весьма убедительной экономической теории многих университетских профессоров и прочих очень уважаемых учёных-экономистов (Мансура Олсона, Мартина Макгуайра и др.), приравнивающих, по сути, сбор налогов к бандитскому рэкету.

Добавлю, что есть, конечно, и множество экономистов (в основном -- сугубо придворных), придерживающихся других взглядов, однако их, так сказать, "экономическую науку", по-моему, правильнее было бы называть вовсе не "экономикой", а "искусством грабежа". То есть, главная цель этой придворной "науки" заключается в поисках наиболее эффективных способов, по сути, постоянного ограбления народа, в том числе -- в поисках наиболее, так сказать, оптимальных для этой цели размеров налогов.

А настоящей альтернативой грабительским налогам, по-моему, может служить только рынок (в самом широком смысле слова), дополненный благотворительностью. Например, даже такая структура, как  полиция, по-моему, вполне могла бы финансироваться добровольными отчислениями людей, если она реально предоставляет им стоящую этих отчислений услугу -- охрану от уголовников (конечно, нашлись бы и люди, отказавшиеся платить и обращаться в случае чего за полицейской помощью, но это, на мой взгляд, -- их личное дело). Медицинское и пенсионное страхование, строительство дорог и тому подобное -- всё это тоже вполне может финансироваться по чисто рыночным механизмам, что подтверждается в том числе и опытом многих западных стран.

Но есть, конечно, и такие вещи, которые едва ли могли бы финансироваться без налогов, т.е. на основе рынка или благотворительности. К этим вещам относятся и многочисленные печально известные "проекты века" вроде поворота вспять северных рек (с затоплением при этом многих сёл или даже городов), и огромнейший бюрократический аппарат, приносящий людям неизмеримо больше вреда, чем пользы, и бессмысленные чудовищные войны, переходящие в геноцид, и строительство так называемых "инженерных сооружений" (так на российском "новоязе" обычно называют ряды колючей проволоки) вдоль границ со странами бывшего "СССР", и многие другие порождения дьявольско-чиновничьей мысли.

В конце этой статьи могу на всякий случай заранее ответить на возможные обвинения меня в анархизме. Такие "обвинения" -- отчасти верны, однако, так сказать, "полноценным анархистом" я едва ли могу считаться, так как признаю необходимость структур (например, суда и полиции), предназначенных для противодействия уголовной преступности -- то есть, разным насильственным действиям и присвоению чужого имущества. Называть ли эти структуры государственными или какими-то ещё -- по-моему, не очень важно. Главное -- чтобы они были подконтрольны обществу и, разумеется, чтобы они не занимались теми самыми делами, с которыми должны бороться. К таким делам относится и грабёж, государственным разновидностям которого и посвящена эта статья.

А каков же всё-таки конкретный ответ на вопрос, приведённый в её заголовке? Увы, чёткого и подходящего при любых обстоятельствах ответа на этот вопрос не дал даже Иисус Христос, так что куда уж мне... Могу лишь сказать, что, во всяком случае, выплата налогов, в отличие от исполнения некоторых других так называемых "повинностей" (например, воинской), может повлечь за собой лишь косвенную, а вовсе не прямую ответственность за те или иные, по сути, бандитские дела, нередко творимые разными так называемыми "государственными структурами", финансируемыми за счёт этих налогов. А если, например, Вы, уважаемый читатель, живёте в какой-то такой стране, где все налоги тратятся исключительно на помощь сирым и убогим или на другие столь же благие дела, -- то тогда уж точно, как говорится, заплатив налоги, можете спать спокойно...

И в завершение -- в качестве, так сказать, иллюстрации к этой статье -- прилагаю одно своё небольшое стихотворение по данной теме, написанное (и опубликованное в нескольких малоизвестных газетах, например -- в "Крамоле" и "Свободном слове") ещё примерно лет двадцать назад -- во время невообразимо кровавой и абсолютно преступной войны в Чечне:

МОНОЛОГ НЕИЗВЕСТНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Я обещал, свидетель -- Бог,
Бандитам не платить налог.

С тех пор и пуля, и кинжал
Меня касались. Но держал
Я слово, данное тогда,
Ни разу не ответив "да"
Шпане ни мелкой, ни крутой...
Но нынче понял: кроме той...

Полнеба дыма и огня
Я вдруг увидел. То Чечня
Была в экране. А потом
Мелькнул разбомбленный роддом...

Я вспомнил многое теперь
И понял: нами правит зверь
В кругу такого же зверья...
Так на фига ж плачу им я
На их кровавый карнавал?
Ведь я ж когда-то слово дал.

Я обещал, свидетель -- Бог,
Бандитам не платить налог.

С наилучшими пожеланиями всем читателям, Дмитрий Воробьевский (г.Воронеж).
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta