О влиянии пандемии ковида на социально-экономическую обстановку в Германии в 2021 году

Information
[-]

***

Германию ждет экономический подъем

Первые три месяца 2021 года не стали переломными в борьбе с пандемией коронавируса и прервали восстановление экономики ФРГ. Но теперь у населения страны и бизнеса есть весомые причины для оптимизма. Нынешний год будет лучше, чем пока кажется.

Со 2-го квартала устойчивый рост немецкой экономике обеспечат по меньшей мере пять факторов.

Oтложенный подъем и отложенный спрос. Нынешнюю ситуацию в немецкой экономике можно кратко охарактеризовать именно так. Но возможно и такое описание итогов только что закончившегося 1-го квартала: большой шаг назад перед сильным прыжком вперед. На языке цифр это выглядит следующим образом: за первые три месяца 2021 года валовой внутренний продукт Германии, по прогнозам экспертов, снизился в пределах 2%, что много, однако ученые уверены, что это не помешает ВВП по итогам всего года вырасти более чем на 3%, а то даже и на 4%.

Выход из кризиса: вместо V будет W. В результате немецкая экономика, сократившаяся в прошлом году почти на 5%, к концу нынешнего года еще не вернется на докризисный уровень, но заметно приблизится к этой цели и достигнет ее в первой половине 2022 года. От более оптимистичного прогноза, согласно которому Германия уже к концу 2021 года полностью восстановит свой ВВП, пришлось отказаться: вторая волна пандемии оказалась куда более мощной и смертоносной, чем первая, а потому второй локдаун, начавшийся в ноябре и принимавший различные формы, продолжался неожиданно долго и по сей день не закончился.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Из-за этого и не получилось того варианта быстрого выхода из кризиса, который ученые для наглядности изображают буквой V: за обвальным падением сразу же следует мощный отскок. Летом и ранней осенью прошлого года всё к этому и шло, но вторая волна Covid-19 навязала немецкой экономике другой вариант восстановления, который описывают буквой W: после падения следует отскок, но он оказывается недостаточно мощным, поэтому экономика вновь проседает (обычно не столь глубоко, как в первый раз) и лишь после этого делает решающий рывок, чтобы сначала вернуться на уже достигнутый до кризиса уровень, а затем продолжить прерванное им поступательное развитие.  

Именно это и будет происходить в Германии сейчас, со 2-го квартала и всё второе полугодие, уверены многие немецкие экономические институты и аналитические центры, например, IW, IWH, IMK, DB Research, Commerzbank. Но нет ли опасности, что таким же тормозом для экономики, каким вторая волна оказалась прошлой осенью и зимой, нынешней весной станет третья волна пандемии? Она началась в Германии, по оценке отслеживающего эпидемиологическую ситуацию в стране Института имени Роберта Коха (RKI), в марте и связана с быстрым распространением куда более заразной британской мутации коронавируса B.1.1.7.

Безусловно, третья волна способна замедлить экономическое оздоровление в апреле и в начале мая, особенно если сбудется тревожный прогноз RKI от середины марта, согласно которому число заболевших за сутки может оказаться после Пасхи выше рекордных показателей накануне Рождества. Тем не менее, можно привести по меньшей мере пять факторов, которые, даже в условиях третьей волны, уже в ближайшие месяцы будут обеспечивать Германии наращивание темпов роста ВВП.

Залог успеха:быстрая вакцинация. Самый первый и наиважнейший – это массовая вакцинация. В 1-м квартале ее темпы были, мягко говоря, неудовлетворительные. Можно спорить о том, в какой мере в этом виноваты или не виноваты Евросоюз, правительство Германии, министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан, земельные и местные власти, производители самих вакцин. В любом случае совершенно очевидно: главная причина пробуксовки состояла в январе-марте в элементарной нехватке доз для прививок.

В апреле-июне с дефицитом будет покончено. Это произойдет, во-первых, из-за увеличения числа производителей: если три месяца назад в ЕС были разрешены к применению всего две вакцины (BioNTech/Pfizer и Moderna), то теперь их уже четыре (прибавились Oxford/AstraZeneca и Johnson&Johnson), к тому же вскоре ожидается регистрация еще двух или трех (Novavax, CureVac и, возможно, "Спутник V"). Но не это сыграет решающую роль. Ведь, к примеру, нет уверенности в перспективах использования вакцины компании AstraZeneca, которая к тому же предупредила ЕС о значительном сокращении оговоренных объемов из-за производственных трудностей, и есть сомнения, что Johnson&Johnson сможет полностью предоставить запланированное на 2-й квартал количество доз.  

Дефицита, тем не менее, не будет потому, что, во-вторых, уже в марте BioNTech и Pfizer стали не просто быстро, а стремительно наращивать выпуск вакцины, которую в русскоязычной среде называют "пфайзеровской", хотя создала ее фирма из Майнца, а ее американский партнер организовал клинические испытания и обеспечивает значительную часть производства. У компании BioNTech прежде крупного предприятия в Германии не было, однако в сентябре она купила завод в Марбурге и в феврале после всеобъемлющей модернизации его запустила. Один только этот завод обещает за первое полугодие выпустить 250 миллионов доз, после чего выйдет на проектную мощность 750 миллионов доз в год.

А корпорация Pfizer в феврале завершила расширение своего завода в бельгийском Пуурсе, из-за чего он в течение месяца был вынужден работать в полсилы. К тому же временно выпускать для ЕС вакцину BioNTech/Pfizer будут сразу несколько крупных и средних фармацевтических компаний, прежде всего – французская Sanofi во Франкфурте-на-Майне, а также Novartis в Швейцарии. Короче, во 2-м квартале резко возрастет поток именно той вакцины, которую, судя по опросам, предпочитает абсолютное большинство немцев и на которую на данный момент приходится свыше 70% всех сделанных в ФРГ прививок от Covid-19. Ученые с помощью математических моделей подсчитали: теоретически привить всех желающих можно было бы до конца июня, а решить эту задачу до конца июля Германии уж точно под силу.  

Как бы то ни было, в предстоящие три месяца основной проблемой будет уже не нехватка доз, а бесперебойное обеспечение теперь уже действительно массовой вакцинации населения. И по мере того, как всё новые миллионы людей будут прививаться, в том числе с помощью врачей по месту жительства и по месту работы, ограничения будут сниматься, а потребительская и в целом экономическая активность будет повсеместно нарастать.

Экспорт, лето и бум потребления. Вторым ключевым стимулом для немецкой экономики, которая в значительной мере ориентирована на экспорт, станет массовая вакцинация населения на ее важнейших рынках сбыта, прежде всего – в странах Евросоюза, где этот процесс пока пробуксовывал, и в США, где он продолжает идти очень высокими темпами. Это, в частности, связано с тем, что мощности американских компаний Pfizer, Moderna и Johnson&Johnson пока сосредоточены на удовлетворении спроса внутри страны. Президент Джо Байден уже выдвинул лозунг отметить 4 июля не только национальный праздник, но и "День независимости США от коронавируса". Одновременно Вашингтон дал старт самой масштабной в американской истории программе стимулирования экономики, и это – большой шанс для продукции Made in Germany, в частности, для промышленного оборудования.  

Крупнейшим покупателем немецкой продукции после США является Китай, и там властям, судя по официальной информации, удалось взять вирус под надежный контроль. Во всяком случае, китайская экономика вновь быстро растет, что, кстати, обеспечивает не только увеличение экспорта в КНР, но и импорта оттуда, а он состоит как из потребительских товаров, так и из комплектующих для промышленности ФРГ, которая во время пандемии порой простаивала от перебоев в цепочках поставок.

Третьим фактором, который даст мощный импульс бизнесу и, прежде всего, очень сильно пострадавшему от двух локдаунов сектору общественного питания, обеспечивающему большое число рабочих мест и широкие возможности подработки для огромного числа студентов, станет наступление теплого времени года. Многочисленные кафе, пивные, рестораны быстро оживают, как только у них появляется возможность обслуживать клиентов под открытым небом. Это убедительно доказал прошлогодний опыт.

А клиентов будет много, в этом можно не сомневаться: жители Германии истосковались по выходам из дома, по общению. Тем более, что за время пандемии норма сбережения в ФРГ, согласно статистике, сильно выросла. Иными словами, у очень многих жителей страны накопились на банковских счетах не потраченные за время локдауна деньги (хотя есть, естественно, и те, кто материально сильно пострадал).

Этот отложенный спрос выплеснется теперь на потребительский рынок и станет четвертым фактором, который обеспечит ФРГ в этом году ускоренный рост ВВП. Денежный поток сначала придет в общепит и в непродовольственные магазины, затем, летом и осенью, по мере отступления коронавируса и снятия ограничений, в индустрию развлечений.

А также в туризм. Жители Германии мечтают о путешествиях, но в то же время в большинстве своем продолжают настороженно или даже с опаской относиться к дальним поездкам, особенно на самолете. Поэтому многие предпочтут, как и в прошлом году, провести отпуск там, куда можно добраться на своем автомобиле, и значительное число предпочтет отдыхать на немецкой территории. Бум внутреннего туризма станет в этом году еще одним, пятым мотором, вытягивающим экономику и тем самым всю страну из кризиса.

«Курс консалтинг» (Кёльн)

https://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/4/189/10372/germaniju-zhdet-jekonomicheskij-podem#deteils

***

Немецкое потребление падает, но воспрянет

Уровень потребления в ФРГ обрушился до пятидесятилетнего минимума и продолжает снижаться во время новой волны противопандемийных ограничений. Экономисты убеждены во временном характере тенденции.

Потребительская активность жителей Германии за минувшие 12 месяцев снизилась до уровня 1970 года, а средние расходы немецких домохозяйств за последние четыре квартала с учётом инфляции упали на 5% – такие неутешительные данные приводит Федеральное статистическое управление. К тому же нынешний уровень расходов немецких граждан значительно уступает аналогичным показателям периода 2008−2009 годов, когда высокие темпы потребления способствовали стремительному восстановлению экономики ФРГ. При этом критическим этапом для немецкого хозяйства стало первое полугодие 2020 года, запомнившегося падением доходов немецких отелей и предприятий сферы общественного питания сразу на 33% по отношению к схожему кварталу 2019 года, а траты жителей Германии на автобусные и железнодорожные перевозки, а также на авиаперелёты снизились на 28,6% в период с января по июнь прошлого года, после чего вновь сократились на 38,6% в последующие 6 месяцев.

Снижение покупательной способности населения ФРГ существенно ударило по немецкому автопрому, потерявшему более 20% от своих среднегодовых прибылей в первых двух кварталах 2020 года, но отыгравшего 10% за второе полугодие. Тем не менее эксперты статистического управления подчеркнули, что в целом интерес населения к местному автопрому в прошлом году также обновил абсолютные минимумы и, несмотря на государственную премию за покупку электромобилей, значительно уступает аналогичным параметрам на пике кризиса 2008−2009 годов. Согласно данным, в отдельных сегментах немецкой экономики всё же наблюдается некоторый подъём. Расходы жителей Германии на еду и напитки из супермаркетов в прошлом году увеличились более чем на 6,3%. Это в первую очередь связано с работой из дома и снижением спроса на продукцию кафе и ресторанов.

Решение федерального правительства о снижении НДС с 19% до 16% во втором полугодии 2020-го позволило снизить резкие темпы падения потребления внутри страны в долгосрочной перспективе и повысило спрос на товары длительного пользования. К примеру, во втором полугодии интерес к мебели и бытовой технике вырос сразу на 7% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Спрос на иные категории товаров и услуги длительного пользования (предметы роскоши, электроника) в первой половине прошлого года сперва обвалились более чем на 8,5%, но затем отыграли чуть более 7,8% в последующие два квартала 2020 года. «Как показала практика, временное снижение ставки НДС не оказало решающего влияния на покупку краткосрочных потребительских товаров, таких как одежда и обувь», – отметил глава Федерального статистического управления Георг Тиль (Georg Thiel). Чиновник пояснил, что спрос на товары этой категории сперва резко снизился в первом полугодии, но значительно замедлился во втором, сохранив тенденцию на небольшое снижение к концу 2020 года. Схожие данные в статистическом управлении зафиксировали по отношению к немецкому сектору услуг, постепенно восстанавливающемуся за счёт недавно введённых правительством послаблений.

Интерес к покупкам среди населения Германии находится на самом низком уровне с момента объединения страны – к такому выводу пришли экономисты аналитического бюро GfK Marktforschung, установившие, что в феврале нынешнего года барометр немецкого потребительского климата упал более чем на 15,6%, обновив абсолютные минимумы июня 2020 года. «Повторное закрытие предприятий сферы гастрономии и крупных центров розничной торговли нанесло сильный удар по карманам населения, сравнимый по своим последствиям с первой волной противоэпидемиологических ограничений», – считает эксперт Рольф Бюркл (Rolf Bürkl). Специалист напомнил, что резкий спад индекса потребительского климата сразу на 7,5% был зарегистрирован на территории ФРГ ещё в конце января 2021 года. В частности, резко снизилась готовность граждан совершать крупные долгосрочные покупки, в особенности мебель, компьютеры и автомобили. Потребительский климат в этих сферах торговли и вовсе обвалился на 36,6%. Экономисты убеждены, что причинами этого явления стало повторное закрытие торговых площадок и традиционный спад покупательной способности населения после рождественских праздников.

Косвенной причиной снижения потребительского потенциала немцев, по мнению экспертов GfK Marktforschung, стала предновогодняя волна сокращений штатных сотрудников, а также снижение квалифицированных вакансий на национальном рынке труда, вызвавшая у населения страх потерять работу. «В результате жёстких изоляционных мер число работающих неполный рабочий день (Kurzarbeit) может вновь вырасти, что непременно скажется на снижении среднего уровня доходов домохозяйств», – констатировал Бюркл. Помимо повторных ограничений для предприятий, занятых в сфере розничной торговли и опасении предпринимателей по поводу продолжения пандемии из-за новых мутаций коронавирусной инфекции, возврат НДС к прежним 19% также способен существенно замедлить рост потребления немецких граждан как минимум до середины нынешнего года. По словам экспертов, в ближайшие несколько месяцев постепенного роста потребительского климата ждать не стоит, более того, первый квартал нынешнего года станет решающим как для бизнеса, так и для потенциальных покупателей. Эксперт напомнил, что возвращение к прежнему уровню торговли возможно лишь при устойчивой динамике снижения ежедневного числа новых случаев инфицирования коронавирусом и последовательной отмене губительных для мировой экономики карантинных ограничений. «Рассчитывать на ожидаемые многими из нас послабления в этом году вряд ли стоит», – отметил Бюркл. По мнению экспертов GfK, стремительный рост покупательной способности немецкого населения с высокой вероятностью наступит только к середине 2022 года.

Ключевым фактором восстановления как немецкого, так и европейского бизнеса могут сыграть выросшие в период пандемии накопления граждан ЕС, о чём неоднократно писала «РГ/РБ». Только в минувшем году сберегательные счета граждан стран еврозоны пополнились на 585 млрд евро. Примечательно, что более 150 млрд евро лежит «в карманах» жителей ФРГ, а большая часть накоплений по старинке хранится в виде наличных денег, столь необходимых для возвращения немецкого общества к доизоляционному образу жизни.

Автор Виталий Сманцер

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=27633&Itemid=13

***

Пандемия меняет лицо торговых улиц немецких городов

В результате пандемии структурные изменения в розничной торговле ускорились примерно на 7−8 лет. На торговых улицах немецких городов теперь должны решаться новые бизнес-задачи, утверждают исследователи.

Крупные торговые сети, такие как MediaMarkt, Saturn, Douglas или Galeria Karstadt Kaufhof, до настоящего времени формировали имидж большинства немецких городских центров. Но всё больше и больше розничных сетей сокращают свои филиальные сети ввиду триумфального развития онлайн-торговли. «К 2023 году пятой части стационарных точек, то есть до 80 000 магазинов, придётся закрыть свои двери», – прогнозируют учёные из Кёльнского института исследований розничной торговли (IFH).

Разные фирмы по-разному ощущают на себе такое влияние. Например, Douglas, как MediaMarkt и Saturn, сравнительно хорошо справились с кризисом торговли во время пандемии. Но даже они существенно пострадали. MediaMarkt и Saturn, крупнейшие розничные продавцы электроники в Германии, планируют к осени 2022 года закрыть 13 из 419 магазинов и сократить до 1000 рабочих мест. По сообщению представителей компаний, в последнее время в Германии более половины розничных продаж электроники осуществлялись через интернет. Это вынуждает компании приспосабливать количество и размер стационарных магазинов к новым условиям. «На фоне пандемии закрытие этих магазинов неизбежно, – говорится в письме руководства к сотрудникам, которым располагает dpa. – Тщательный анализ показал, что пострадавшие филиалы не могут эксплуатироваться экономически в долгосрочной перспективе».

Крупнейшая парфюмерная сеть Германии Douglas хочет закрыть почти каждое седьмое отделение. «Закрытием около 60 из более чем 430 филиалов в Германии группа также реагирует на всё более быстрое переключение продаж в интернете», – заявила руководитель компании Тина Мюллер (Tina Müller). В результате около 600 из более чем 5200 сотрудников немецких филиалов потеряют работу. В других крупных фирмах в 2020 году дела обстояли ещё хуже. Компаниям Galeria Karstadt Kaufhof, Esprit и Gerry Weber в прошлом году пришлось значительно сократить свою филиальную сеть, некоторые из них проходят процедуру банкротства. Вероятно, последуют и другие закрытия. По крайней мере, так считают многие эксперты. Немецкая торговая ассоциация (HDE) опасается ликвидации до 120 000 магазинов. В результате широкие витрины на центральных улицах немецких городов окажутся пустыми, а красивые рекламные щиты могут вообще исчезнуть.

Наиболее сильно пострадала текстильная торговля. Согласно текущему исследованию консалтинговой компании KPMG и IFH, к 2030 году половину всей одежды в Германии будут покупать в интернете. Это удвоит рыночную долю интернет-магазинов – с соответствующими последствиями для торговых центров немецких городов.

Поэтому отраслевые эксперты предполагают, что в ближайшие несколько лет улицы крупных городов резко изменят свой облик. Там, где сегодня всё ещё доминируют торговля модной одеждой, ювелирными изделиями, электроникой и парфюмерией, могут появиться новые предприятия. «Ввиду роста онлайн-торговли в будущем потребуется новое сочетание покупок, жизни, услуг, торговли, культуры, досуга и образования», – считает Штефан Гент (Stefan Genth), управляющий директор Немецкой торговой ассоциации. «Модель внутреннего города далеко не устарела, – говорит он. – Но выглядеть он будет иначе».

Автор Виктор Фишман

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=27612&Itemid=13

***

Чтобы увидеть будущее автопрома ФРГ, надо посмотреть на бывшую ГДР

Восточная Германия после длительной деиндустриализации превращается в европейский центр производства электромобилей и аккумуляторных батарей. Особую роль предстоит сыграть Берлину.

Что общего у немецких городов Берлин, Цвиккау, Дрезден, Лейпциг, Эрфурт, Каменц, Биттерфельд-Вольфен? Все они находятся в Восточной Германии. И все они заняты - либо вскоре займутся - производством электромобилей или компонентов к ним. Бывшая ГДР, долго страдавшая от деиндустриализации после краха социалистической плановой экономики, стремительно превращается сейчас в европейский центр по выпуску автомобилей на электрической тяге. Иными словами, идет теперь в самых первых рядах по магистральному пути развития мировой автомобильной промышленности.

Этот индустриальный прорыв обеспечили восточногерманским федеральным землям Бранденбург, Саксония, Саксония-Анхальт и Тюрингия как немецкие автоконцерны Volkswagen, Daimler, BMW, так и иностранные инвесторы - от американской корпорации Tesla до китайских производителей аккумуляторных батарей.

Гигафабрика Tesla в Грюнхайде: Берлин - новый центр автостроения

Наиболее известный во всем мире пример новой промышленной специализации Восточной Германии - первая в Европе (и четвертая в мире) гигафабрика Tesla в бранденбургском местечке Грюнхайде под Берлином. Проектная мощность завода - 500 тысяч электромобилей в год, что автоматически превращает берлинский регион в новый центр немецкого и в целом европейского автомобилестроения.

Сооружение Gigafactory 4, начавшееся в 1-м квартале 2020 года, идет, несмотря на пандемию и неизбежные при столь крупных проектах трудности, рекордными для современной ФРГ темпами. Сейчас полным ходом устанавливают оборудование, и уже в июле здесь планируют приступить к серийному выпуску для стран Евросоюза и для экспорта за пределы ЕС компактного кроссовера Tesla Y, а затем и электромобиля среднего класса Model 3.

А рядом с автозаводом глава Tesla Илон Маск собирается развернуть крупнейшее в мире производство аккумуляторных батарей, которое могло бы стартовать в 2022 году. По данным информационного агентства dpa, американская корпорация, которой Германия гарантировала крупные субсидии, уже инвестировала в Грюнхайде порядка 6 млрд евро.

Первоначально Tesla намерена нанять 12 тысяч человек, но местные власти исходят из того, что в перспективе, к концу десятилетия, на предприятии, расположенном в 35 километрах к юго-востоку от центра Берлина, могут быть созданы до 40 тысяч рабочих мест. К тому же в самой столице Германии Илон Маск хотел бы открыть конструкторский и дизайнерский центр Tesla, но пока корпорация сосредоточена на завершении строительства завода.  

Старейший завод Daimler займется инновациями для электромобилей

Но даже если Берлин так и не станет местом, где проектируют новые "Теслы", здесь в любом случае будут создавать прототипы новых электрических "Мерседесов" и выпускать компоненты к ним. Такое решение принял в марте автоконцерн Daimler. Его подразделение Mercedes-Benz сворачивает на своем берлинском моторостроительном заводе продолжавшийся почти 120 лет выпуск двигателей внутреннего сгорания (ДВС). Впредь оно будет совместно с Siemens отрабатывать на этом предприятии, получившем название Digital Factory Campus Berlin, цифровые технологии автоматизированного производства электромобилей. А затем внедрять их на 30 своих автозаводах по всему миру, которые шаг за шагом будут отказываться от ДВС.

В известной мере Daimler возвращается к истокам немецкого автостроения, только на новом витке технологического развития. В 1902 году тогда еще молодая компания купила в берлинском районе Мариенфельде завод, на котором в то время, на заре автостроения, выпускали автомобили как с ДВС, так и с электрическими моторами. И вот теперь старейшему действующему предприятию Daimler предстоит стать в концерне самым инновационным.

Daimler, как и Siemens, вложит в модернизацию предприятия на юге Берлина порядка 60 млн евро, сообщают СМИ. При этом, правда, часть нынешних 2400 рабочих мест придется сократить. Однако отсюда всего 45 километров до гигафабрики в Грюнхайде, так что часть работников, возможно, последует примеру бывшего директора завода, который еще в прошлом году перешел на работу к Tesla.

Volkswagen ID.3 и ID.4: большие надежды на глобальный успех

Наряду с берлинским регионом ключевую роль в превращении Восточной Германии в центр производства электромобилей играет расположенный в трехстах километрах южнее саксонский город Цвиккау. В свое время он тоже стоял у истоков немецкого автомобилестроения: с 1904 года предприниматель Август Хорьх (August Horch) выпускал здесь сначала автомобили Horch, а затем Audi. Во времена ГДР национализированный автозавод производил микролитражку Trabant, ставшую одним из символов социалистической Германии, а в 1990 году, еще до формального воссоединения страны, предприятие фактически вошло в состав Volkswagen.

Сегодня крупнейший автоконцерн Европы решительнее и быстрее всех других немецких автостроителей переводит свою продукцию на электрическую тягу, причем его первым автозаводом (из 118 в 30 странах мира), полностью перешедшим на выпуск электромобилей, стало именно предприятие в Цвиккау. В июне 2020 года с конвейера сошел последний автомобиль с ДВС, с тех пор здесь производят как причисляемый к гольф-классу VW ID.3, первый серийный электромобиль Volkswagen, так и компактный электрический кроссовер VW ID.4. В 2022 году объемы производства планируется довести до 300 тысяч машин.

С этими двумя новинками Volkswagen связывает особые надежды: они призваны повторить огромный коммерческий успех легендарных массовых моделей "Жук" и VW Golf. С января 2021 года ID.3 выпускают также в ста километрах от Цвиккау, в саксонской столице Дрездене, в так называемой "Стеклянной мануфактуре", открытой в 2001 году. Здесь раньше осуществлялась сборка снятого теперь с производства лимузина премиум-класса VW Phaeton.

Третьей точкой производства электромобилей в восточногерманской земле Саксония является расположенный примерно в 80 километрах к северу от Цвиккау завод BMW в Лейпциге. Он был построен в 2005 году и уже с 2013 года выпускает чрезвычайно успешный по сей день электромобиль малого класса BMW i3: в октябре 2020 года число проданных экземпляров превысило 200 тысяч.

Крупные инвестиции в производство аккумуляторных батарей

Одновременно с выпуском собственно электромобилей сразу в нескольких точках Восточной Германии развивается производство аккумуляторных батарей к ним. В этой сфере ФРГ, и в целом Евросоюз, довольно долго отставали от США и особенно от азиатских стран - Японии, Южной Кореи и Китая, но теперь, в том числе благодаря целенаправленной промышленной политике ЕС, весьма быстро их догоняют.

У Daimler вот уже третий год работают на полную мощность сразу два завода по выпуску аккумуляторных батарей в саксонском Каменце близ Дрездена. В феврале этого года американская компания Microvast приступила к серийному производству в бранденбургском Людвигсфельде к югу от Берлина. На заводе BMW в Лейпциге оно должно начаться нынешним летом.

Тем временем китайский концерн CATL сооружает в Тюрингии под Эрфуртом один из крупнейших в мире заводов по выпуску аккумуляторных батарей стоимостью 1,8 млрд евро. Он обеспечит работой около 2 тысяч человек. Другая компания из Китая, Farasis Energy, вложила 600 млн евро в строительство завода в земле Саксония-Анхальт в городе Биттерфельде-Вольфене, традиционном центре восточногерманской химической промышленности. Оба предприятия планируется сдать в эксплуатацию в 2022 году, когда должно заработать производство батарей и на заводе Tesla в Грюнхайде.

Таким образом, на территории бывшей ГДР к югу от Берлина сейчас быстрыми темпами формируется целый кластер из более десяти крупных предприятий (не считая многочисленных поставщиков), занимающихся производством электромобилей и компонентов к ним. Можно исходить из того, что этот кластер во многом является прообразом того, как лет через 15, а то и раньше, будет выглядеть автомобильная промышленность всей Германии.

Автор Андрей Гурков  

https://p.dw.com/p/3rgr8

***

Иммигрантов стало меньше

В 2020 году число иммигрантов в Германии сократилось до рекордного за десятилетие уровня.

По данным на конец 2020 года, в Германии постоянно живут и работают 11,4 млн граждан иностранных государств. Немало таких и среди читателей «РГ/РБ», обладающих паспортами России, Украины, Беларуси, Молдовы и других стран постсоветского пространства. Германия привлекает людей со всего мира: кого-то – отличной социальной системой, кого-то – карьерными возможностями, а кто-то просто женится или выходит замуж за немецких граждан и приезжает строить семейную жизнь. Год за годом приехавших попытать счастья здесь становилось всё больше. Однако в 2020 году, по данным Федерального статистического агентства, число живущих в Германии иностранцев выросло лишь на 1,8% – это самый низкий показатель за последнее десятилетие.

В 2020 году в Германию приехали на постоянное место жительства 740 тысяч иностранцев, а 479 тысяч, наоборот, уехали. Таким образом, в прошлом году в стране прибавилась 261 тысяча новых жителей без немецкого паспорта. Для сравнения, в 2019 году «нетто»-число новоприбывших – разница между приехавшими и уехавшими – составляло 377 тысяч человек, в 2017 − 416 тысяч, а раньше – ещё больше.

Главной причиной, конечно, стала пандемия и последовавшие за ней ограничения на международные переезды, на выдачу виз, на работу, да и вообще на всю привычную жизнь. Особенно резко снизилась иммиграция из стран, не входящих в ЕС – она упала на 44%. Всего 157 тысяч неграждан Евросоюза приехали в Германию в 2020 году. Страной-антилидером по иммиграции стала Индия: если в 2019 году в ФРГ приехало 21 000 индийцев, то в 2020-м – всего 8000. Также впервые из Германии уехало больше постоянно проживавших здесь граждан Китая и США, чем приехало.

Иммиграция из стран ЕС, напротив, осталась почти в тех же цифрах, что и прежде: оттуда в 2020 году приехало около 107 000 человек, на 2,2% больше, чем в прошлом году – такой же рост стабильно поддерживался и в прошлые годы. Но теперь в статистику по Евросоюзу больше не входит Великобритания: королевство вышло из состава ЕС, и теперь его граждане проходят в статистике по параграфу «граждане третьих стран», куда входят все страны от Канады до Камбоджи.

Для Германии уменьшение иммиграции – не слишком хорошие новости. В стране со стареющим населением, где продолжительность жизни (а значит, и число неработающих пенсионеров) растёт, а рождаемость остаётся невысокой, иммиграция – важный источник поддержания числа жителей страны. Статистическое агентство констатировало, что и в 2021 году прироста населения страны не предвидится: рождаемость остаётся стабильно низкой, что является нормой для развитых стран, а приток иммигрантов, как видим, упал. Примерно с 1972 года иммиграция была главным источником пополнения рядов германского народонаселения – тогда смертность среди немцев начала превышать рождаемость, и с тех пор ситуация не менялась.

Но благо иммиграции не только в том, что население страны в целом растёт, а в первую очередь в том, что она обеспечивает необходимый приток новой молодёжи и людей среднего возраста, то есть уже готовых рабочих рук. Вопреки распространённому мнению, большинство иммигрантов приезжают не чтобы «сидеть на пособии», а чтобы «пахать». Среди них есть и программисты, и учёные, и люди рабочих профессий. Нередко они ценятся больше, чем местные. Самым известным был случай ровно год назад, когда с приходом Spargelzeit – весеннего сезона сбора спаржи – из-за пандемии в страну не смогли въехать рабочие из Восточной Европы, прежде всего Румынии и Польши, которые традиционно приезжали каждую весну на спаржевые поля. Фермеры пытались нанимать вместо них немецких безработных, но были разочарованы: во-первых, у тех не было опыта сбора урожая (поляки и румыны за годы практики уже успели стать мастерами своего дела), а во-вторых, те просто были не мотивированы работать с полной отдачей. Сейчас в Германии снова начинается Spargelzeit, и снова возникнут неувязки с тем, кто сможет успешно и качественно её собирать, чтобы на немецких столах появились традиционные весенние блюда: суп «шпаргельзуппе» и спаржа под голландским соусом. И это лишь один пример.

Автор Анна Матвеева

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=27621&Itemid=13


Infos zum Autor
[-]

Author: Курс консалтинг, Виталий Сманцер, Виктор Фишман, Андрей Гурков, Анна Матвеева

Quelle: partner-inform.de

Added:   venjamin.tolstonog


Datum: 12.04.2021. Aufrufe: 43

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta