В политической жизни Германии нужна альтернатива

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Внутриполитическая обстановка в стране  

***

Есть ли у ведущих политических партий альтернатива «Альтернативе»?

Сенсация последних недель – бурный рост популярности AfD. Впрочем, сенсация ли? Грядку, на которой растет правый популизм, старательно вскопали, разрыхлили и удобрили партии, называемы «традиционными» и даже «народными». Теперь традиционалисты-народники эту грядку продолжают поливать, одновременно удивляясь – с чего это на ней так буйно заколосилось растение, которое они считают сорняком и против которого они же химичат пестициды в лаборатории, называемой «Ведомство по защите конституции» (Verfassungsschutz)? 

Результаты опросов

Результаты июньских опросов заставили «красных» позеленеть от досады, а «зеленых» – покраснеть от стыда. Немудрено – ведущие партии правящей коалиции растранжирили тот политический капитал, который они нажили во время федеральной кампании.

Согласно последнему опросу института изучения общественного мнения Insa, лидером на просторах федерации остается Союз CDU/CSU– 27%. А вот на второе место поднялась «Альтернатива для Германии» – 19,5%. Прибавка в полпроцента в совокупности с сопоставимой потерей социал-демократов поменяла эти две партии местами. Всё ниже сползают «зеленые» – 13%. Третий участник правящей коалиции, FDP, имеет рейтинг 8%, то есть партии «Светофора», будь выборы сегодня, набрали бы вместе 39% голосов и о большинстве в парламенте не помышляли бы. Ну, а Левые не дотягивают даже до «проходного балла» для создания фракции – 4,5%.

В персональном рейтинге политиков, согласно барометру тенденций RTL, федеральный министр обороны Борис Писториус (BorisPistorius, SPD) продолжает лидировать с явным отрывом, набрав 59% доверия. Из членов федерального правительства в десятку популярных политиков входят министр труда Хубертус Хайль (Hubertus Heil, SPD), канцлер Олаф Шольц (SPD), министр иностранных дел Анналена Бербок (Annalena Baerbock, «зеленые») и министр здравоохранения Карл Лаутербах (Karl Lauterbach, SPD). 

 Красный, желтый и зеленый – это как лебедь, рак и щука?

Правящая коалиция проявляется на людях в основном с размолвками. Прежде всего, новый Закон об отоплении «имени Роберта Хабека» вызвал недовольство депутатов от FDP, которые заблокировали его и потребовали внести изменения. Ломаются копья в бундестаге вокруг федерального бюджета и поисков компромисса в теме предоставления убежища. И еще – Роберт Хабек (Robert Habeck) стал звездой не только дебатов об отоплении, но и влип в историю с непотизмом (проще говоря, кумовством) – его обвинили, что он устроил синекуры своим родственникам, друзьям, родственникам друзей и друзьям родственников – всего в количестве девяти облагодетельствованных персонажей. Популярности партии «дело Хабека», конечно, добавило, но со знаком минус.

Винфрид Кречманн (Winfried Kretschmann), единственный в Германии «зеленый» премьер-министр земли (Баден-Вюртемберг) считает публичные споры коалиционных партий основной причиной роста рейтинга AfD. Коалиция, которая непрерывно спорит, получает фатальные последствия, – сказал Кречманн, – и самым фатальным является то, что люди перестают воспринимать то, чем на самом деле занимается правительство. 

Лидер партии «зеленых» Рикарда Ланг (Ricarda Lang) обвиняет CDU/CSU в том, что они намеренно нагнетают общественное мнение. Заняв жесткую линию в отношении «Светофора», «союзники» волей-неволей поднимают акции «Альтернативы». Стратегия заигрывания с правыми в конечном итоге не идет на пользу консерваторам, а наоборот, усиливает крайне правых, и это опасно для нашей демократии.

Ланг призвала все демократические партии сплотиться. Учитывая нынешние хорошие результаты AfD в опросах, не стоит показывать друг на друга пальцем. Каждая партия несет ответственность за укрепление доверия к демократическим институтам и за то, чтобы предотвратить сдвиг вправо.

Ветер протестов дует в паруса «Альтернативы». Левые настолько разобщены, что они больше не способны вести оппозиционную работу, которая имела бы силу для широкой аудитории. AfD, с другой стороны, удалось захватить оппозиционные позиции, которые противоречат жесткому консенсусу в консервативном лагере.

Союз оказался в «вилке». Критиковать правительство – подыгрывать «Альтернативе». А не критиковать правительство противоречит самой природе оппозиции, в которой сейчас находятся консерваторы. 

Что не так с Законом об отоплении?

Зима 2022-23 стала самой дорогой для тех потребителей, которые отапливают дома газом. И не только для них. И это при том, что зима была мягкой, а государство оказало помощь. Такая ситуация ясно указала на необходимость модернизации отопительных систем – они не только по эффективности олицетворяют вчерашний день, но и пагубно влияют на климат. Это – двуединая задача. Нужно обновление систем отопления действующего жилищного фонда и четкие регламенты в новом строительстве. Новые правила начнут действовать, начиная с 2024 года, и это очень своевременно с точки зрения достижения климатической нейтральности к 2045-му году.

Системы отопления рассчитаны на 20-30 лет, то есть системы, устанавливаемые сейчас, будут работать до этого самого 2045-го. Если не провести модернизацию быстро, Германия не выполнит своих обязательств в борьбе с глобальным потеплением. 

Звучит убедительно, только есть одно НО. Такая модернизация влетит в копеечку частным домовладельцам, ведь половина домовладений в Германии сегодня отапливается газом, еще четверть – мазутом. Переход примерно двух третей на отопление из возобновляемых источников обойдется гражданам в 9 млрд евро в год в течение пяти лет. Правительственные эксперты утверждают, что экономия превысит расходы (не буду утомлять цифрами), но убедить в этом могут далеко не всех, причем не только рядовых домовладельцев, но и общественные организаций. Федеральное объединение жилищных компаний представило свою калькуляцию, в которой расходы домохозяйств будут на 35% выше, чем утверждает правительство, поскольку нужно включить расходы на модернизацию систем, которые считаются экологичными и эффективными, о чем составители правительственных смет скромно умолчали.

Есть о чем спорить в коалиции, и уж тем более есть где разгуляться оппозиции, особенно популистской ее части – «Альтернативе» и Левым. Но Левым сейчас не до гулянок – у них завелся внутренний вирус, съедающий партию изнутри. Так что давайте переведем взгляд влево. 

Левые ищут примирения с Сарой Вагенкнехт

Что же с Левыми, которые настолько разобщены, что выпали из большой политики?

Шторм, который вызвала Сара Вагенкнехт (Sahra Wagenknecht), едва не пустил на дно корабль Левых. Она одна оказалась «тяжелее» всей партии и перетянула всё внимание на себя. Сообразив, что со дна подняться будет тяжелее, чем с полводы, Левые включили заднюю.

Гезине Лётцш (Gesine Lötzsch), заместитель председателя фракции Левых в бундестаге, выступая на канале ZDF, высказалась против решения федерального исполнительного комитета партии рекомендовать Саре Вагенкнехт сдать депутатский мандат и выразила обеспокоенность по поводу судьбы партии. 

В Левой партии не слишком много людей, а слишком мало, – сказала Лётцш, – парламентская фракция тоже слишком мала, поэтому партии необходимо объединить все свои силы. По мнению Лётцш, решение руководства не приведет к усилению партии, к тому же не исполком Левых будет решать, сдавать ли Саре Вагенкнехт свой мандат в бундестаге. Решать будет только она сама.

Никто не может отрицать, что личность Вагенкнехт привлекает многих людей, сказала далее Лётцш, – Левые на самом деле должны быть заинтересованы в том, чтобы сохранить Сару Вагенкнехт и использовать то, что у нее хорошо получается, для политической работы. Лётцш опасается раскола фракции в бундестаге, потому что это сильно ограничит возможности Левых оказывать влияние на общественность. 

Есть еще один аспект. Левые, не высказывая прямой поддержки Кремлю, активно продвигают российские нарративы – переговоры, перемирие, прекращение поставок вооружений. Да, они срывают аплодисменты на митингах единомышленников. А что с электоральными перспективами? Счет, как говорится, на табло – 4,5%. 

«Зеленые» взяли слишком круто, а канцлер – слишком вяло

Вернемся к словам Винфрида Кречманна о пагубности публичных споров в коалиции. Может быть, пагубны не столько сами споры, как причины, вызвавшие эти споры? Коалиционные партии обещают проводить модернизацию отопления поэтапно и без больших потрясений. А ведь скольких потрясений можно было бы избежать, не ставя крест на атомной энергетике и не проводя всякого рода экологических новаций методом ломки через колено.

Другая проблема – лидер коалиции, SPD, бремя лидерства (пока?) не тянет. Партия, из рядов которой избран канцлер ФРГ, никогда так низко не опускалась в глазах избирателей. Если бы локомотив коалиции имел достаточную тягу, он вытянул бы за собой и своих партнеров. Собственно, и стартовая позиция канцлера Олафа Шольца была самой слабой в истории – никто не садился в главное чиновничье кресло с 25-ю с копейками процентов, полученных на выборах. Сейчас эта цифра стала значительно ниже, а значит, не тянет и сам канцлер. 

Так на чем же поднялась AfD?

Что интересно, единого взгляда на это нет и в самой «Альтернативе». Собственно, как всегда и во всем.

Сопредседатели партии, Тино Хрупалла (Tino Chrupalla) и Алисе Вайдель (Alice Weidel), объясняют рекордный подъем рейтинга правильно избранным курсом, то есть хвалят себя любимых. Парламентская фракция видит причины успеха AfD в том, что в правительстве нет единства в проведении своей политики и, что очень важно, министерства не умеют рассказать народу, чем они занимаются. Олафа Шольца подводит ровно то, на чем он выиграл выборы – тогда он ловко воспользовался ошибками конкурентов, сейчас он делает бильярдные «подставки» оппозиции. Плохую службу сослужила канцлеру его нелюбовь к публичности, неумение пользоваться предоставленной трибуной. Это распространяется и на многих его соратников по правительству. Исключение составляют Писториус, Бербок и, пожалуй, Хайль с Лаутербахом. Соответственно, см. выше на рейтинги этих членов правительства.

Сейчас верхушка «Альтернативы» взвешивает, на какую карту поставить в ближайшем будущем. Закон об отоплении? Снижение благосостояния? Гендерно-нейтральная лексика? Миграция? «Остановить войну»? Всё сразу? 

А что же лидер рейтинга?

История учит, что слабость власти дает большой шанс лидерам оппозиции. А что мы видим у самой крупной оппозиционной фракции? У Маркуса Зёдера осенью выборы в Баварии, и его не особенно видно на федеральном уровне. Работу Фридриха Мерца положительно оценивают не более трети электората. Так можно дожить до дня, когда «Альтернатива» выйдет и на первое место...

Подъем правых популистов мы видим не только в Германии – этот процесс идет во всей Европе и вообще в мире. Демократия показала себя более хрупкой, чем об этом было принято думать. Рядовым гражданам можно предложить рецепт от графа Монте-Кристо – ждать и надеяться. А лучше – рецепт от Марка Аврелия: делай, что должно, и будь, что будет. 

Автор Александр Кротов

Источник - https://www.partner-inform.de/partner/detail/2023/7/170/11311/est-li-u-vedushhih-partij-alternativa-alternative#deteils

***

Мнение немецкого  Института INSA: «Правеет» ли немецкое общество?

Как минимум дважды в неделю Институт изучения общественного мнения INSA проводит опрос на актуальные темы, в том числе по вопросу, за кого отдали бы свой голос граждане Германии на выборах в Бундестаг.

Как уже сообщала «РГ/РБ», результат последнего опроса показал, что за правых популистов из «Альтернативы для Германии» (АдГ) отдали бы свой голос 19% из 1001 респондента, что на 2% больше показателя двухнедельной давности. Сползает ли немецкое общество постепенно вправо? Такой вопрос задают себе аналитики. Этот вопрос связан с тем, что 62% опрошенных боятся сдвига общества и общественно-политических структур вправо. 33% граждан страны не боятся такого сдвига вправо. 6% не могут или не хотят это комментировать. Для более чем половины (55%) участников опроса партию АдГ вообще нельзя считать «нормальной партией».

И всё же война в Украине не является преобладающей темой для немецких избирателей. Тема, которая в настоящее время оказывает наибольшее влияние на решения граждан при голосовании, – защита климата: её назвали таковой 23% всех участников опроса, за ней следуют инфляция – 21%; миграция, в том числе связанная с беженцами из-за войны в Украине, −16%; темы экономики и образования составляют 14% и 12% соответственно. С другой стороны, тема гендерного языка, упомянутая председателем ХДС Фридрихом Мерцем (Friedrich Merz), отстаёт от темы образования всего на три процента. 8% избирателей также заявляют, что ни один из этих вопросов не влияет на их решение о голосовании.

Все избиратели ощущают на себе подорожание продуктов питания, рост цен на энергоносители, отопление и другие хозяйственные услуги. Однако 30% участников опроса не обвиняют в создавшемся положении ни одну из партий в отдельности, перенося вину на все партии в равной степени. Недовольные называют виноватыми из всех партий чаще всего «зелёных» (29%); за ним следует вся правящая коалиция в целом (13%), СДПГ (10%), СвДП (6%), АдГ (4%) и Левая партия (1%). 8% не могут или не хотят высказать своё мнение по этому поводу. Все остальные группы избирателей, напротив, имеют абсолютное большинство различных взглядов (60−89%), что свидетельствует об отсутствии единого мнения в немецком обществе.

Автор Виктор Фишман

Источник - https://www.rg-rb.de/praveet-li-nemeczkoe-obshhestvo/

***

Мнение российского политолога: «Настроение в Германии полностью изменилось. Общество в стране готово к смене внешнеполитического курса»

Германия является ключевым звеном в новой трансатлантической стратегии безопасности, где главным врагом прав и свобод и источником угроз для Европы определяется Россия с ее «реваншистскими амбициями». На втором уровне — подготовка европейских стран к возможному глобальному противостоянию с Китаем.

Поддержка Украины и ее цена

Антироссийская коалиция западных стран ни в военном, ни в экономическом (санкционном) плане невозможна без Германии, просто в силу значительного материально-технического базиса, которым она обладает. Уже сегодня значительная часть финансовой и материальной поддержки киевского режима ложится на плечи немецких налогоплательщиков. Здесь нужно учитывать, что без поддержки Германии были бы невозможны пусть и формальные, но в совокупности многочисленные военно-технические поставки Украине со стороны восточноевропейских стран.

Взамен отдаваемым ВСУ образцам еще советского вооружения они получают современное вооружение натовского образца, в том числе от немецкого ВПК. В то же время военные поставки Киеву со стороны Германии носят ключевой характер. Украине больше всего нужны артиллерия и системы ПВО, и именно их поставляет немецкая сторона. «Германия будет продолжать свои усилия по поддержке Украины столько, сколько потребуется» — не так давно заявил канцлер Олаф Шольц в своей программной статье «Глобальный «поворотный момент».

Немецкая поддержка Украины также включает противотанковые средства, бронетранспортеры, зенитные орудия, ракеты и контрбатарейные радиолокационные системы. В то же время Германия остается и самым слабым звеном в системе давления глобального Запада на Россию. И дело здесь не в том, что Германия как-либо отказывается выполнять свои обязательства перед американскими партнерами. Все санкционные инициативы в отношении России Берлин поддержал, военные поставки Киеву пусть и с задержкой и некоторым нежеланием также выполняются. Включенность Германии в евроатлантические структуры оказалась для Москвы неприятным сюрпризом и фактически одним из главных провалов внешней политики.

Все понимали, что газопроводы «Северный поток» были не только и не столько экономическим, сколько геополитическим проектом. Давая крупнейшему европейскому игроку энергетическую стабильность и дешевое сырьё для экономики (не только газа), Москва рассчитывала как минимум на нейтралитет Берлина (а по факту всей Европы). Фактически Россия во внешней политике делала ставку и вложения в европейский суверенитет, рассчитывая, что рано или поздно Европа пожелает большей самостоятельности и конкурентные противоречия с заморскими партнерами возьмут верх.

Но получилось, что получилось.

Правительство Германии в лице Олафа Шольца взяло курс на полную солидаризацию с интересами США, соучастие в крупном вооруженном конфликте (впервые с 1945 года!) и на деиндустриализацию страны в угоду мифическим «зеленым» идеям и надуманным угрозам общеевропейской безопасности. Немецкие предприятия покидают Европу по направлению в Северную Америку и Азию. Тот же Китай, получая российскую (и не только) нефть со значительной скидкой, является наиболее выгодной площадкой для релокации европейских производителей.

Китайская экономика в последний год стала особенно привлекательна для западных промышленных предприятий. В качестве примера можно привести недавний шаг немецкого концерна BASF по сокращению основного завода в Людвигсхафене и перенос химических производств в Чжаньцзян. 

«Северный поток» и новая оппозиция 

В немецком обществе все эти процессы отражаются пусть не драматически, но очень болезненно. Перемены к худшему ощущают на себе бизнес-элита и, что важно, средний немецкий бюргер. В среднесрочной перспективе возможен если не разворот внешнеполитического курса Германии, то значительная его коррекция в сторону нейтралитета (который, например, во многом избрала для себя соседняя Австрия). 

Показательным, при этом невидимым для внешнего наблюдателя, но всё же триггерным моментом для немецких политических элит (как правых, так и левых) стал эпизод с подрывом газопроводов «Северный поток». Правительство Шольца показало свою полную уязвимость для внешнего влияния, во-первых, допустив сам факт диверсии и, во-вторых, затем пытаясь сокрыть данные факты от собственной и мировой общественности. 

Ральф Томас Нимайер, известный журналист, политик, а также друг России, которого с нашей страной связывает бизнес и во многом общие взгляды на политическое будущее двух стран, заявил, что немецким обществом стало гораздо сложнее манипулировать после подрыва газопроводов. Более того, «настроение полностью изменилось», считает политик. 

Учитывая, что сам Ральф Нимайер является лидером «Оппозиционной группы за немецкий суверенитет и Конституцию», косвенно связан с ультраправыми группами в Германии, водил личное знакомство с Михаилом Горбачевым и близко взаимодействовал по партийной работе (СДПГ) с Герхардом Шредером, — к этому мнению стоит прислушаться. Знаковый момент заключается также в том, что бывшей супругой господина Нимайера является Сара Вагенкнехт, одна из лидеров немецкой оппозиции. 

Понятно, что речь идет о взглядах, нехарактерных для нынешнего политического мейнстрима, но они находят отклик среди всё большего числа политических элит и бизнес-элит Германии. Этому способствует как внутренний кризис традиционной политической модели Германии последних десятилетий (конкуренция христианских демократов и социал-демократов), так и внешние факторы (пандемия, вооруженный конфликт, экономический кризис и давление Штатов). 

Дело Шольца 

Недовольство курсом правительства Олафа Шольца имеет под собой серьезную почву. Среди рабочих сценариев формирования оппозиции, способной сместить действующее правительство, возможен вариант создания новых политических платформ, вобравших в себя наиболее здоровые элементы традиционных политических групп. 

Повод для столь неожиданного развития событий может найтись вполне объективный и далекий от изначальных причин недовольства действующим правительством. Правоцентристская оппозиция Германии сегодня пытается воздействовать на репутацию канцлера Олафа Шольца, начав парламентское расследование его предполагаемой причастности к крупному скандалу с уклонением от уплаты налогов. 

Расследование началось более пяти лет назад, когда Шольц еще был мэром города Гамбурга. Оно связано с более широким расследованием по делу Cum Ex, в рамках которого немецкое государство было обмануто банковскими мошенниками на более чем 30 миллиардов евро. Некоторые банки, компании и частные лица требовали от властей возмещения налогов за предполагаемые расходы, которые так и не были произведены. 

Скандал уже нависал над предвыборной кампанией политика в 2021 году, но в конце концов мало повлиял на него, поскольку потенциальное участие Шольца в деле о мошенничестве оставалось неясным. Теперь обстановка снова накаляется после появления новых подробностей, ставящих под сомнение его предыдущую защиту. Региональный парламент Гамбурга планирует в ближайшее время вызвать Шольца в третий раз в следственный комитет, ведущий расследование скандала. 

Эти обстоятельства вполне могут стать реальным основанием для отставки Олафа Шольца. Место канцлера, согласно законодательству, займет Роберт Хабек (вице-канцлер, министр экономики и проблем климата, один из лидеров «зеленых»), что неминуемо приведет к обострению политического кризиса, выходом из которого может стать назначение досрочных выборов. 

Немецкое общество и единство западных элит 

Нормализация российско-немецких отношений сегодня кажется нереальной, прежде всего в силу отсутствия у Берлина политической воли и ресурсов, чтобы проводить самостоятельную политику. Украинские националисты и представители властей Киева уже не скрывают своего презрения к политическим элитам Германии, публично надсмехаясь над ними и называя их «политическими импотентами». 

Самое смешное, что с 2014 по 2020 год Германия являлась крупнейшим источником частных инвестиций и государственной помощи для Украины. А с момента военных действий России в Украине Германия увеличила свою финансовую и гуманитарную поддержку Украины и фактически взяла на себя координацию международной помощи Киеву. Украинцам не привыкать принимать доброту за слабость. Но это уже несколько иная история. 

Нам же интересно немецкое общество само по себе, которое в среднесрочной перспективе способно удивить своих партнеров по антироссийской коалиции. И тут мы возвращаемся к фигуре политика Сары Вагенкнехт, способной объединить вокруг себя протестный электорат. Во-первых, у нее есть имидж последовательного непримиримого критика немецкого политического мейнстрима. С другой стороны, у нее есть способность говорить как с левым, так и с умеренно правым избирателем на одном языке. 

Например, Вагенкнехт — одна из немногих левых политиков, которая не боится говорить о проблемах миграционной политики в Германии. Она остается крайне популярным оппозиционным политиком, комплиментарным для самых различных политических сил, — под ее знаменами могут стать и наиболее сдержанные представители Социал-демократической партии Германии, и сторонники левой Die Linke, и антиваксеры из dieBasis. А учитывая ультраправый крен ее экс-супруга Ральфа Нимайера, к новой политической силе могут примкнуть и наиболее независимые элементы от Христианско-демократического союза и даже от «Альтернативы для Германии». 

Последние заявления Вагенкнехт о том, что она думает об основании партии вне левых (ныне она является депутатом бундестага от Левой партии Германии), говорят в пользу этой версии. Конечно, пока еще бытует представление о единстве западных элит, которое на самом деле может оказаться очередным мифом. Вернемся к программной статье Шольца, которая выдержана в воинственном духе такого единства: «Мир не должен позволить Путину добиться своего; российский реваншистский империализм должен быть остановлен. Решающая роль Германии в данный момент состоит в том, чтобы стать одним из основных поставщиков безопасности в Европе, инвестируя в наши вооруженные силы, укрепляя европейскую оборонную промышленность, усиливая наше военное присутствие на восточном фланге НАТО, а также обучая и оснащая Вооруженные силы Украины».

Всё большее число сторонников сильной и независимой Германии понимают, что за этими, казалось бы, сильными словами кроется лишь пустая риторика и зависимость правительства Шольца от внешних игроков. Германия как необходимый элемент суверенной Европы и как ее потенциал сегодня расходуется в чужой игре.

Автор Виктор Васильев

Источник - https://regnum.ru/article/3797774

***

О рейтингах популярности системных политических сил ФРГ

Выступающая за нормальные отношения с Россией немецкая партия AfD догнала партию СДПГ Олафа Шольца.

Последние замеры рейтингов популярности системных политических сил ФРГ заставили многих политологов схватиться за сердце. AfD — партия «правых популистов», «правых экстремистов» и «почти нацистов» вышла на уверенное второе место, догнав старейшую в Германии политическую силу — Социал-демократическую партию Германии. На минуточку: партию канцлера Олафа Шольца и основную силу правящей «светофорной» коалиции.

В последнем исследовании ARD «Deutschlandtrend» уровень популярности «Альтернативы для Германии» составил 18%, достигнув, таким образом, своего исторического максимума с сентября 2018 года. Forsa видит его на уровне 17%, и это рекорд: согласно замерам данного института, рейтинг партии никогда раньше не поднимался выше 16%.

Рост происходит по всей Федеративной Республике, хотя в этом отношении Германия остается разделённой страной: на востоке AfD приблизилась к отметке в 30%, а в Саксонии, Тюрингии и Мекленбурге — Передней Померании она является самой сильной партией, согласно текущим опросам. В западных федеральных землях показатели AfD составляют меньше половины от пиковых значений на востоке, но и там наблюдается рост.

У данного явления, столь неприятного для носителей идей немецкой либеральной демократии, достаточно много причин и предпосылок. Однако наличие у AfD внятной политической программы и лидеров с зашкаливающей харизмой к их числу явно не относится. Ни Тино Хрупалла, ни Алиса Вайдель — так называемые национальные представители AfD, наиболее «медийные» в сравнении со своими партийными товарищами, откровенно не тянут на роль политиков, способных объединить и повести за собой нацию.

Впрочем, возможно всё дело в том, что медиа ФРГ настроены в подавляющем своем большинстве к «Альтернативе для Германии» откровенно враждебно. А потому материалы, в которых осмысливается рациональное зерно в программе партии, в мейнстримных немецких медиа попросту невозможны. В отличие от статей и сюжетов, мажущих AfD самыми тёмными красками и появляющихся в ведущих германских СМИ с завидной регулярностью. 

Рост экономических проблем и наличие проблемы беженцев (в настоящее время 65% сторонников AfD назвали миграцию самой важной причиной своего решения на выборах): именно такой взаимосвязью исследователи выборов объясняют подъем «Альтернативы для Германии». Сильнейшей движущей силой является возросшая потребность её электората (в котором преобладают мужчины) голосовать в знак протеста. В этом на руку партии играет и то, что ни социал-демократы, ни ХДС/ХСС, ни уж тем более «Зелёные» и «Свободные демократы» не знают, как решить проблемы, которые сейчас стоят перед Германией. 

Мероприятие партии АДГ

Помимо упомянутой проблемы беженцев, это и падение уровня жизни, и галопирующая инфляция, и рост цен на электроэнергию, продолжающийся благодаря мудрым инициативам по внедрению «инновационных решений» в области зелёной энергетики. Сюда же можно добавить и отказ от совместных с Россией проектов, из-за чего Германия (в основном Восточная) уже потеряла миллиарды евро и тысячи рабочих мест. 

Например, газопровод «Северный поток», ветки которого оканчивались в Грайфсвальде и Любмине, в случае запуска на полную мощность приносил бы земле Мекленбург — Передняя Померания несколько миллиардов евро в год и во многом решал проблему с безработицей в регионе. 

Сотрудники нефтеперерабатывающего завода в городе Шведт, снабжающего топливом Берлин и столичный регион Бранденбург, из-за отказа от работы с компанией «Роснефть» постоянно находятся под угрозой сокращений. Благосостояние простых рабочих во многом зависит от нормальных отношений с Россией. Им, откровенно говоря, нет дела до большой политики и тонкостей специфики украинской демократии, и они активно пополняют электоральную базу AfD. 

«В Восточной Германии ситуация в плане сдерживания AfD безвыходная. В Берлине ощущается едва скрываемая беспомощность. Если так пойдёт и дальше, то изменение климата будет далеко не самой большой проблемой, стоящей перед немцами», — пишет Die Zeit. Кроме того, AfD может заявить о себе за счёт федерального правительства, антипопулярность которого также достигла рекордного уровня. Все три правящие партии теряют одобрение. 

Популярность правительства низка 

СДПГ и СвДП сейчас значительно ниже тех уровней, которых они достигли на федеральных выборах 2021 года. «Зелёные», которые были чрезвычайно популярны во время создания «светофорной коалиции» и достигали на пике 25% в опросах, тем временем вернулись на уровень около 15%. Этот спад можно объяснить непопулярными решениями, принятыми «светофором». Они могут быть необходимы с точки зрения климатической политики, но, согласно опросам, большинство населения их отвергает. Как, например, закрытие последних атомных электростанций, отказ от использования автомобилей с двигателями внутреннего сгорания в масштабах ЕС с 2035 года или противоречивый закон о тепловых насосах для обогрева помещений. 

По данным ARD-Deutschlandtrend, только 20% немцев довольны правительством. Большая коалиция при Ангеле Меркель никогда не достигала такого низкого показателя. И только чёрно-желтая коалиция из ХДС/ХСС и «Свободных демократов» летом 2010 года добилась несколько худших результатов. Постоянные споры между собой или с федеральными землями не позволяют правительству выглядеть суверенным. С другой стороны, плохой имидж также связан с тем, что партнёрам по коалиции требуется слишком много времени для принятия решений. Постоянные препирательства раздражают более 80% опрошенных. И вина за это, безусловно, лежит на главе правительства. 

84% опрошенных считают, что Олаф Шольц должен более чётко определять направление деятельности своего правительства. Этот показатель, прямо противоречащий заявлениям канцлера о лидерстве, бремя которого он готов на себя взять, должен его встревожить. Тем не менее, судя по опросам, Шольц по-прежнему остается на третьем месте в рейтинге немецких политиков. Впереди него только Борис Писториус и Анналена Бербок, оба также министры светофорной коалиции.

У лидера AfD Алисы Вайдель, например, показатели гораздо хуже. То же самое относится и к лидеру партии ХДС Фридриху Мерцу, чья личная кривая также направлена немного вниз. Он продолжает довольно явно проигрывать дуэль с Шольцем в прямых опросах.

Подсмотрели у оппонентов

Интересно, однако, что ХДС/ХСС в своей политической риторике пытается перенимать кое-что у своих соперников из AfD. Так, например, совсем недавно христианские демократы обвинили министра экономики Роберта Хабека в том, что он хочет использовать «энергетическую Штази» при переходе на тепловые насосы. Имеется в виду его предложение о том, что граждане должны следить за тем, достаточно ли экологичные источники для обогрева помещений используют их соседи.

ХДС/ХСС перенимает темы и формулировки у AfD и в других дебатах. Например, Мерц предостерег от «проснувшейся культуры отмены» как «самой большой угрозы свободе выражения в Германии». ХСС с гордостью подчеркивает, что хочет возглавить «борьбу против wokeness».

«Раньше подобные фразы в лучшем случае исходили от AfD, но теперь ХДС/ХСС делает их подходящими для мейнстримного политического дискурса», — сетуют немецкие политологи. По их мнению, это также даёт AfD толчок к развитию. Впрочем, второе место в рейтингах вряд ли что-то изменит в перспективах AfD. Главные политические партии Германии, привыкшие формировать правительственные коалиции, договариваясь между собой, явно не готовы к какому бы то ни было диалогу с «правыми популистами» и «почти нацистами».

Поэтому даже если рейтинги AfD взлетят до условных 30% и она станет самой популярной партией в Германии, в стране может сложиться парадоксальная ситуация, подобная которой долгое время складывалась, например, в Латвии: партия, получившая больше всех голосов избирателей на выборах, остаётся в оппозиции, потому что не может сформировать большинства.

Автор Грегор Шпицен

Источник - https://regnum.ru/article/3811022

***

Политическую партию AfD признали экстремистами, но запрещать боятся

В разгар высокого электорального роста партии «Альтернатива для Германии» (AfD) Немецкий институт прав человека публикует исследование, в котором делается вывод, что AfD является «расистской и правоэкстремистской» партией — а значит, требования для её запрета формально выполнены.

Хотя Ведомство по охране Конституции (которой в Германии на самом деле нет) копает под партию уже давно, сейчас, после того как в рейтингах электоральных предпочтений немцев AfD обошла социал-демократов, германский политический мейнстрим просто рвёт и мечет. Но странное дело: даже политические конкуренты AfD предостерегают от подобного шага, понимая, к каким негативным последствиям для немецкой демократической системы может привести подобный запрет.

Согласно результатам последнего соцопроса от ARD-DeutschlandTrend, жители ФРГ несколько устали от непредсказуемой политики Евросоюза, приносящей стране не только экономические бонусы, как крупнейшей экономике, занимающейся эмиссией евро и поглощающей слабые национальные рынки более мелких стран-членов, но и существенную головную боль.

Конечно, немцы в целом пока ещё далеки от идеи Dexit — выхода из ЕС вслед за Великобританией, однако подобные идеи уже начинают закрадываться в отдельные германские головы. Как раз косвенным признаком этого и является повышение популярности AfD. Выход из ЕС или по крайней мере сокращение зависимости от Брюсселя — один из элементов её политической платформы.

«Альтернатива для Германии» начинала как «партия профессоров», критикующая ЕС и ратующая за выход из ЕС, возврат от евро к немецкой марке и тому подобные конструктивные инициативы, напоминающие о здоровом национализме. В этих программных тезисах не было ничего такого, чего бы чуть позже Британия не проделала бы на практике. Тем более что Великобритания даже евро никогда не вводила и до последнего отнекивалась от стандартизации мер и весов, сохраняя верность старому доброму английскому фунту (в обоих смыслах этого слова).

Почуяв конкуренцию (а такие идеи нашли достаточно много сторонников), немецкий политический истеблишмент стал двигать AfD в сторону нацистов и отчасти в этом преуспел, особенно когда в это поверили сами нацисты и пошли в партию.

Теперь былых профессоров в партии практически не осталось, AfD превратилась в обычную европейскую партию право-популистского толка. Такие партии вполне нормально приходят к власти в других европейских странах, «переобуваясь в воздухе» и отказываясь от своих предвыборных лозунгов, а потом так же тихо из власти уходят. Наглядный пример подобной партии, встроившейся в системную политику — «Братья Италии» — «Национальный Альянс» итальянского премьера Джорджи Мелони.

Парадокс нынешнего немецкого политического ландшафта в том, что в Германии нет здоровой политической силы, которая была бы с народом и за народ. «Христианские Демократы» и «социал-демократы» растеряли статус «народных» партий и не имеют ни харизмы, ни внятной политической программы, которые в попытке заигрывания с новыми сегментами аудитории настолько перемешались, что отличить, где программа СДПГ, а где ХДС/ХСС, порой не под силу и политологу с учёной степенью. Левые потерялись в борьбе за права меньшинств, но не пролетариата, и потеряли огромный кусок своего коренного электората в попытке заигрывать с «зелёной» повесткой. Молодёжь они не привлекли, а старшую аудиторию, исправно голосовавшую за них с начала 1990-х, оттолкнули. «Свободные Демократы» (они же «либералы», а в некоторых случаях и «либертарианцы») всегда были партией зубных врачей и прочих капиталистов средней руки, торгующей своим влиянием при коалиционных переговорах и готовых подстроиться под любого сильного партнёра ради парочки министерских портфелей.

В общем, для немца, придерживающегося здоровой патриотической позиции и консервативных ценностей, на выборах оставалась лишь партия AfD — не идеальная, но вызывающая чуть меньше отвращения, чем её конкуренты. Интересно, что во время пандемии AfD оставалась чуть ли не единственной политической силой, которая напоминала о верховенстве основного закона и законодательства, избирательно применяемого при наложении ограничений на проведение массовых мероприятий.

Теперь эту партию в Германии хотят запретить, что может стать огромной ошибкой. Если люди, ищущие отдушину своему консервативно-патриотическому мировоззрению в системной политической силе, будут окончательно стигматизированы, а сама партия запрещена, они вполне могут превратиться в реальных нацистов, которые уйдут в подполье и будут там ждать своего часа, строя подземные бункеры и запасаясь оружием. Этого Германии точно не нужно. Как ни странно, это прекрасно понимают здравомыслящие политики (а такие в Германии ещё остались) вне зависимости от политической ориентации.

Представитель СДПГ по внутренней политике в Бундестаге Себастьян Хартманн не сомневается в справедливости обвинений AfD в правом экстремизме. Он заявляет, что «AfD является «антиконституционной организацией» с «всё более быстрой спиралью радикализации», а потому на полном основании находится под наблюдением управления по защите Конституции. Однако он полагает, что справиться с этой угрозой следует политическими, а не репрессивными методами: «Нашей главной целью остается поставить AfD на место в политическом плане, чтобы она больше не избиралась в наши парламенты».

Заместитель председателя парламентской группы ХДС/ХСС Андреа Линдхольц считает, что «дискуссия о запрете AfD ведёт в неправильном направлении. В конечном итоге от этого выиграет только сама AfD, потому что она сможет снова представить себя в роли жертвы». Она также настаивает на том, что политические методы борьбы еще не исчерпаны: «Необходима политическая дискуссия: мы должны снова и снова разъяснять людям, что AfD проводит исключительно деструктивную политику».

В унисон звучат и заявления заместителя председателя парламентской фракции СвДП Константина Кюхле: «Было бы неправильным вносить предложения о запрете в связи с высокими результатами AfD в опросах. Задача всех демократических партий — вернуть избирателей AfD с помощью своих программ и коммуникации».

Однако «свободный демократ» высказывает и опасения относительно того, что и политические методы борьбы должны иметь свои ограничения: «Необходимо чётко понимать: избирателей AfD нельзя вернуть любой ценой. Потому что иначе вы погрешите против демократического и социального центра». Имеется в виду, что старые системные партии не должны сдвигаться слишком далеко вправо, брать на вооружение идеи «Альтернативы», чтобы переманить немцев, симпатизирующих такой программе.

Если либералы боятся дрейфа вправо, то левые используют каждый удобный случай, чтобы напомнить о своих программных тезисах. Так, Ян Корте, парламентский директор парламентской группы «Левые», так же выступает против запрета своих прямых идеологических оппонентов и говорит о политических методах борьбы.

Но при этом он считает, что дискуссия о репрессиях против AfD лишь отвлекает общество от «реальных проблем». Депутат напоминает, что рейтинги AfD «всегда растут, когда усиливается неопределенность. Вместо того чтобы лечить население «сверху вниз», <…> политика должна снова позаботиться о низшем и среднем классах. Лучшей непосредственной мерой против AfD было бы сильное государство всеобщего благосостояния».

Автор Грегор Шпицен

Источник - https://regnum.ru/article/3812231


Datum: 06.07.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 144
Kommentare
[-]
  golf betting | 13.07.2023, 08:22 #
Your article is a perfect article without a hitch. Thank you. My site:   golf betting tips
 Dropwarez | 29.08.2023, 08:14 #
Experience the freedom of Ecommerce Automation Passive Income. Our innovative solutions streamline your operations, from order processing to customer engagement, allowing you to generate revenue with minimal effort. Discover how automation empowers you to create sustainable income streams while enjoying more time for what you love.
 BT MAKEHOME | 01.12.2023, 12:13 #
The families of three Palestinian students shot on Saturday in the US state of Vermont have urged police to investigate the attack as a hate crime.   บริษัทรับสร้างบ้าน 
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta