Обрабатывающая промышленность в России продолжает расти: в мае 2023 г. позитивная динамика сохранилась, хотя интенсивность спала

Статьи и рассылки / Themen / Wirtschaft und Recht
Information
[-]
Экономика страны в условиях санкционного давления Запада  

***

Распробовали производство

Обрабатывающая промышленность обновила рекорды — и дело не только в маховике ОПК. Большое число отраслей либо уже на пике, либо активно восстанавливается, отвечая на спрос со стороны населения и предприятий.

Согласно данным Росстата, в мае выпуск увеличился на 0,7% к апрелю против 1,7% прироста месяцем ранее. А по итогам первых пяти месяцев текущего года объем промышленного производства превысил прошлогодний уровень на 1,8%. «Налицо V-образная траектория восстановления обрабатывающего производства, — комментирует Владимир Сальников, руководитель направления Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). — Если брать объем промышленного производства, мы уже фактически завершили траекторию: спад компенсирован, мы уже вышли на докризисный максимум (по Росстату). По оценке ЦМАКП, которая не включает в себя военную промышленность, мы даже немного превысили докризисный максимум».

Локомотивом вопреки обыкновению выступает не добыча, а обработка. Более того, обрабатывающая промышленность уже превысила показанный до СВО максимум. Большинство экспертов связывают такой рост с развитием оборонно-промышленного комплекса, однако вклад ОПК в прирост выпуска в последние месяцы составляет примерно 60‒65%. Так что сводить все только к ОПК нельзя.

Май 2023 года действительно стал одним из самых сильных месяцев по объемам производства: ряд отраслей вышли на свои исторические пики индекса производства. Это, например, производство мебели, резиновых и пластмассовых изделий, электрического оборудования и прочих транспортных средств. 

Исторического пика достигло и производство готовых металлических изделий (канистры и ведра, гвозди, болты и гайки, металлические предметы домашнего обихода, металлические крепления, судовые винты и якоря, сборные крепления для железнодорожных путей и другие). Безусловно, оборонный комплекс стал своего рода драйвером роста многих отраслей — так, в раздел готовых металлоизделий в том числе входят боеприпасы, а электроника и оптика активно используются в военной технике. 

Но развитие промышленности происходит не только за их счет, о чем говорит рост таких отраслей, как производство лекарственных средств и материалов, мебели, резины, химпрома. Аналитики ИБ «Синара» отмечают, что высокие темпы роста в обработке — следствие главным образом роста машиностроения (+44,6% год к году в мае) и металлургии (+14,7% год к году). Резко прибавило производство автотранспортных средств (+86,3% год к году), а максимальный прирост выпуска зафиксирован в автопроме — в 11 раз по сравнению с маем 2022-го. 

Тут надо оговориться: автомобильная промышленность действительно растет, но в основном из-за крайне низкой базы 2022 года. «В мае наблюдался сильный рост производства в автопроме — выше 10 процентов со снятой сезонностью к апрелю, хотя объем выпуска в целом достигает лишь около 60 процентов к докризисному уровню февраля 2022 года», — рассказывает Валерий Миронов, замдиректора института «Центр развития» НИУ ВШЭ. Он также предупреждает, что рассчитывать на локализацию китайских автомобилей особо не приходится в силу особенностей стратегий автопроизводителей из КНР, которые не склонны к созданию сборочных производств и передаче технологий. 

Владимир Сальников подтверждает: вклад восстанавливающегося автопроизводства не будет играть особой роли в развитии промышленности, так как автотранспортные средства в России вообще занимают в промышленности небольшую долю: в 2021 году, например, чуть меньше 1,5% от добавленной стоимости промышленности. «Даже если производство автомобилей вырастет раза в полтора (столько им нужно для восстановления), то это даст не так много — меньше одного процентного пункта на промышленность в целом, — говорит Сальников. — И даже для этого процента сектор должен полностью восстановиться. Не факт, что это произойдет в ближайшее время. Тем более что нужно понимать: “в штуках” производство не всегда означает рост добавленной стоимости. Например, тот же “Москвич”: по сути, это китайский автомобиль, добавленная стоимость российская очень маленькая. Даже если будет рост числа выпускаемых автомобилей, влияние на экономику окажется, увы, минимальным». 

Но, как мы уже видели, растет производство и во множестве других секторов. Так или иначе растет большая часть отраслей, говорит Сальников. «Конечно, где-то этот рост имеет восстановительный характер (например, в автопроме, деревообработке), однако далеко не везде, — объясняет эксперт ЦМАКП. — В большинстве отраслей он вышел за пределы восстановительного. Есть также секторы, в которых снижение есть, но оно не может быть охарактеризовано как негативное. Например, в производстве табачных изделий снижение есть, но ничего критичного за этим не стоит. И может даже означать что-то положительное — например, снижение курения среди населения (с точностью до ухода части сектора в тень)». 

Владимир Сальников также подчеркивает, что свою роль сыграло импортозамещение, хотя не стоит переоценивать этот фактор, так как импортозамещение работает точечно. Например, локально в пищевых производствах, в производстве бумажных изделий, резины и пластмассы, немного в машиностроении. Но отчасти это и просто органический рост рынка, считает он. Как пример Сальников приводит пищевую промышленность, которая всегда традиционно растет. «Итого формула такая: оборонка плюс импортозамещение плюс органический рост», — резюмирует экономист. 

Спрос толкает вверх

Причина роста обработки — повышенный потребительский и инвестиционный спрос, а они, в свою очередь, обязаны своей динамикой росту доходов населения и расходов госбюджета. Сейчас, как отмечает главный аналитик ПСБ Денис Попов, важное влияние на расширение внутреннего потребительского спроса оказывают рост доходов населения (реальная зарплата в апреле выросла на 10,4% в годовом выражении) и то, что граждане перешли от модели сбережения к активному потреблению: население покупает то, что не было возможности купить раньше. 

Валерий Миронов добавляет: рост потребительского спроса поддерживается дефицитом на рынке труда и снижением нормы сбережений, что связано как с активизацией розничного кредитования, так и с адаптацией населения к геополитическому и геоэкономическому стрессу. 

Что же касается инвестиционного спроса, то дело не только в госрасходах. Он естественным образом проистекает из масштабной перестройки экономики. «После роста во второй половине 2022 года и в первом квартале 2023-го рост инвестиций продолжился — об этом можно пока судить только по косвенным и опросным данным (импорт оборудования, рост внутреннего производства материалов инвестиционного назначения и так далее), — говорит Миронов. — В частности, в мае наблюдалось продолжение активного роста в производстве стройматериалов (3,7 процента в мае после 3,5 в апреле и 2,3 процента в марте с достижением уровня выше февраля 2022 года с учетом сезонности на четыре процентных пункта). Наблюдается также продолжение сильного роста выпуска электрооборудования (плюс 3,6 процента в мае после 6,3 в апреле и 7,5 в марте), в результате которого объем производства (с поправкой на сезонность) также существенно, на 12 процентов, превысил докризисный уровень февраля 2022 года». 

Используя накопленные в 2021‒2022 годах беспрецедентные прибыли, компании в условиях санкционного кризиса перестроили свои инвестиционные планы под задачи структурной перестройки экономики, включая производство комплектующих и запчастей, оборудования, создание ремонтных мощностей. «Кроме того, в условиях ограничения доступа отечественных производителей к внешним рынкам сбыта продукции часть товарных потоков, которые раньше шли на экспорт, перенаправлена на внутренний рынок, частично выдавив импорт и удовлетворяя возросший внутренний спрос. Таким образом, и традиционно экспортно ориентированные отрасли (например, металлургия) активно участвуют в развития внутренней экономики», — отмечает Денис Попов. 

О том, что промышленный рост подстегивает спрос, говорят и опросы менеджеров по закупкам, которые S&P сводит в индекс PMI, — в мае 2023 года индекс PMI обрабатывающих отраслей составил 53,5 пункта, поднявшись с апрельских 52,6, а в июне опять опустился до 52,6. Напомним, PMI выше 50 пунктов указывает на рост деловой активности, ниже — на ее снижение. 

По данным S&P Global, в июне расширение производства продолжилось, объем выпуска рос одиннадцатый месяц подряд на фоне притока новых заказов и новых клиентов. «Увеличение числа новых заказов поддерживалось внутренним спросом наряду с возобновившимся ростом продаж на внешние рынки. Импортозамещение, диверсификация экспортных рынков и инвестиции в поиск клиентов способствовали июньскому расширению новых заказов (замедлившемуся с мая, но ставшему одним из самых быстрых за чуть более четыре года)», — говорится в обзоре агентства. 

Причины для оптимизма

По поводу продолжения роста обработки у экономистов противоречивые мнения. Есть сильное движение скептиков: они считают, что мы этой весной наблюдали некую аномалию, удачное сочетание ряда факторов. Дальше обработка продолжит расти, но уже не так быстро. «Рост за последние три месяца составил почти четыре процента, то есть порядка 15‒16 процентов годовых. Очевидно, что этого быть не может, нет никаких основания для подобного роста, — уверен Владимир Сальников. — В ближайшие месяцы стоит рассчитывать на торможение. Важно понимать: это не означает, что рост исчерпывается. Это просто конъюнктурные фазы, волны: ускорение сменяется замедлением. Это может происходить даже из-за случайных факторов. Такие колебания скорости роста происходят всегда. В годовом выражении рост, конечно, будет». 

Негативно смотрят на ситуацию эксперты Института экономики РАН: по их оценке, в 2023 году спад промышленного производства составит 0,9%, а рост возможен только в 2024 году. Валерий Миронов из Центра развития НИУ ВШЭ, напротив, уверен, что обработка продолжит расти. «Учитывая снижение спросовых ограничений в связи с уходом с российского рынка конкурентов, рост обработки и ВВП продолжится и во втором полугодии 2023 года, и в 2024 году, если не будет мирового экономического кризиса (признаки возможного наступления которого сохраняются). О продолжении роста сигнализируют, в частности, и разные опросные индикаторы, и сильный рост в мае выпуска в автопроме, который исторически коррелировал с общеэкономической активностью», — отмечает он. Более того, Миронов считает, что не помешает этому даже сокращение госрасходов: рост инвестиционного спроса все равно продолжится — за счет необходимости восстановления товарно-материальных запасов, уровень которых, судя по опросам, находится ниже нормы. 

И, похоже, оптимизм сейчас более оправдан. На днях Банк России опубликовал очередной мониторинг финансовых потоков, из которого следует, что и в июне рост экономической активности продолжился, о чем свидетельствует динамика финансовых потоков. Объем входящих платежей, проведенных через платежную систему Банка России, за июнь 2023 года был выше среднего уровня первого квартала на 9,5%. Наиболее активный рост продолжился в отраслях, ориентированных на внешний спрос и государственное потребление. Правда, увеличение объема платежей относительно среднего уровня предыдущего квартала наблюдалось во всех укрупненных группах отраслей, кроме ориентированных на инвестиционный спрос, — это расходится с опросами насчет инвестиций, на которые опирается «Центр развития» НИУ ВШЭ.

Данные опросов S&P Global также свидетельствуют, что бизнес полон оптимизма и активно тратит: производственные затраты в июне продолжали расти заметными темпами, и компании фиксировали самые высокие операционные расходы с апреля 2022 года. Более того, закупочная активность в обработке росла самыми быстрыми темпами с февраля 2008-го, а занятость в отрасли увеличивалась восьмой месяц подряд на фоне притока новых заказов. 

«Компании по итогам опроса июня отмечали высокую степень оптимизма относительно перспектив производства в следующие 12 месяцев, — констатируют в S&P Global. — Позитивные настроения были подкреплены запланированными инвестициями в новые линейки продуктов, надеждами на рост клиентского спроса и выход на новые экспортные рынки».

Авторы: 

Александр Турунцев;

Евгения Обухова, редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/28/rasprobovali-proizvodstvo/

***

Приложение. Первый результат новой экономической политики России

«Люди живут все хуже, а машин в городе все больше, и они все лучше и лучше», — жалуется товарищ, проводя автомобильную экскурсию в Ижевске. На вопрос, почему люди стали жить хуже, отвечает: «Раньше у меня было два-три заказа на изготовление кухонь, но по миллиону, а теперь по 150 тысяч рублей, но их очень много». Когда нас обгоняет паркетник Bentley, абсолютный кич для города, где не живет и миллиона человек, мой спутник замечает: в городе таких уже несколько, а его двухлетний VW Tiguan уже старый, и надо бы его поменять.

Ижевск тем временем превратился в сплошную стройплощадку. Если еще пять лет назад строили много, но это были проекты на единицы многоквартирных домов, то теперь стандартный ЖК — не менее десятка многоэтажек. Так много, как сейчас, в городе не строили никогда, даже в тот короткий период, с 1984 по 1987 год, когда столица Удмуртии носила гордое название Устинов — это было время самого активного развития Ижевска при СССР. Поля и пустыри, примыкающие к городу, расхватываются девелоперами как горячие пирожки. Старые одноэтажные кварталы сносятся, на их местах стоят башенные краны, прокладываются новые дороги, модернизируются старые, возводится терминал международного аэропорта.

Ижевск — один из городов-бенефициаров военных действий РФ в Украине, тот самый «тыл, обеспечивающий фронт». Это здесь делают стрелковое оружие, системы ПВО, беспилотники, для организации производства которых срочно пришлось перепрофилировать один из торговых центров. Главная проблема экономики города — острая нехватка кадров. Зарплаты растут. Заводы, работающие в три смены для выполнения гособоронзаказа, переманивают друг у друга квалифицированных специалистов. Другие готовы нанимать людей без образования и опыта работы, обучать их за свой счет несколько месяцев — лишь бы заполнить вакансии.

Напротив ушедшего на простой Ижевского автозавода висит рекламный баннер Воткинского завода, предлагающего работу, достойный заработок и соцгарантии. Сарапульский электрогенераторный ищет людей в районе вокзала. Оба завода работают на оборонку. Вносит свою лепту в нехватку кадров не только ГОЗ, но и контрактация со стороны Министерства обороны. Оно не только оттягивает на себя мобильных граждан, но и задает уровень желаемых зарплат: люди готовы переехать или работать на вахте при доходе от 200 тыс. рублей в месяц.

Старые промышленные центры страны, три десятилетия отстававшие от добывающих регионов, ощутили на себе огромный государственный спрос: Удмуртия, Свердловская, Курганская, Тульская области, Пермский край, Санкт-Петербург. Список можно продолжать долго. Тренд, когда заводы-гиганты теряли площади и персонал, внезапно развернулся. Жизнь закипела.

Ощущают этот рост не только промышленные регионы. Огромные средства из госбюджета, выделяемые на ГОЗ и военные действия РФ в Украине, в итоге превращаются в зарплаты и потребительский спрос. При этом опасения инфляции, которые долгие годы пестовали монетарные власти страны, так и не оправдались. По итогам года она не превысит пяти процентов. Наполненная бюджетными деньгами экономика демонстрирует удивительные вещи — десятикилометровые пробки на Крымском мосту, 400 тысяч рублей за «квадрат» недвижимости в Сочи, нехватка мест в маринах Черного и Балтийского морей для стоянки яхт. Бум в производстве ширпотреба, в строительстве, в сфере развлечений и отдыха.

В одночасье российская экономика вернулась к стремительному росту, в основе которого не добывающие отрасли, а обрабатывающие производства, требующие много труда. Это значит, что такой рост более равномерный, устойчивый и гармоничный. Уровень безработицы в стране вновь обновил исторический минимум, достигнув 3,1‒3,2%. Нет свободных рабочих рук: чтобы человека нанять на работу, его необходимо где-то уволить. Рост ВВП за пять месяцев составил 0,6%, по итогам года достигнет 2% (прогноз правительства), но мы считаем, что при сохранении текущих темпов роста промышленности он может выйти и на 4%. И это в условиях жесточайших санкций, замороженных активов и эмбарго со стороны Запада, рухнувшего экспорта газа, и невысоких цен на нефть. Это ли не экономическое чудо? Секрет этого чуда прост: доля госпотребления в ВВП достигла исторического максимума в 24,7% в начале этого года против средних 18,2% за последнее десятилетие.

Важнейший результат военных действий РФ в Украине в том, что они вынудили российские финансовые власти отойти от кудринских догм накопления резервов, тотальной экономии и откачки денег из экономики с последующей выдачей займов западным государствам. Результат такой многолетней политики сегодня очевиден: экономика стагнировала, а резервы оказались замороженными. Не изъятые из экономики деньги, а наоборот, вкачанные в нее сотворили экономическое чудо: ВВП растет даже в условиях упавшего почти на 60% (первый квартал, год к году) чистого экспорта.

Однако Минфин опять пытается вернуться к старой политике «денежного зажима». Самое страшное, что сейчас может сделать государство, — начать экономить деньги, секвестровать бюджет. Это сразу же затормозит рост экономики, а проблем бюджетного дефицита не решит. Из года в год российский бюджет выходит на цифру доходов 18,4% ВВП. Простые расчеты показывают, что при достижении темпов роста 4% ВВП по итогам этого года наш ВВП превысит 165 трлн рублей, а налоговые доходы — 30,4 трлн рублей при плановом значении 26,1 трлн рублей и тратах бюджета 29 трлн рублей. То есть рост экономики теоретически позволит вывести бюджет в профицит уже в этом году.

Допустим, 4% — это слишком смелое заявление. Пусть при сохранении мощного бюджетного импульса экономика в этом году прирастет на 2%, лишь в следующем — на 4% и на 5% в 2025-м. Тогда доходы бюджета составят за все три года 98,2 трлн рублей — против 95 трлн, которые бюджет получит за трехлетку, если сократит расходы и тем самым опустит темпы роста до 1,5% в год. Кстати, по плану до 2025 года расходы федерального бюджета должны оставаться на уровне 29 с небольшим триллионов, что означает их уменьшение с учетом инфляции.

Автор: Евгений Огородников, редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/28/perviy-rezultat-svo-novaya-ekonomicheskaya-politika-rossii/


Datum: 10.07.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 175
Kommentare
[-]
 Baby Box Shop | 17.07.2023, 06:04 #
Discover a delightful selection of baby gifts perfect for celebrating the arrival of a precious little one. From cute and cuddly plush toys to charming keepsakes, our collection offers a range of options to suit every taste and occasion. Whether you're looking for a practical gift or a heartfelt gesture, we have the perfect baby gift to bring joy to both parents and their bundle of joy.
 Vallee Real Estate | 20.09.2023, 06:23 #
Trust our dedicated and experienced real estate team to guide you through every step of the buying or selling process. These teams are often formed to leverage the diverse skills and expertise of their members to better serve their clients' needs.We prioritize your interests and ensure a smooth transaction.

 Test Backlink | 22.11.2023, 06:52 #
Revolutionize with cutting-edge technology, seamlessly blending innovation and efficiency to propel us into a future where possibilities are limitless
 Find my phone by clap whistle | 27.11.2023, 06:56 #
Revolutionize with cutting-edge clap phone finder.  Clap to Find My phone uses the device's microphone to detect a user's clapping or whistling sound & trigger an alarm on a missing phone.
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta