НАТО делает ставку на долгий процесс перестройки ВПК и модернизации силового потенциала альянса

Статьи и рассылки / Themen / Mensch und Gesellschaft / Über die Politik
Information
[-]
Внешняя политика и международная безопасность  

***

В НАТО поставили на оборону

Большая война с Россией не имеет смысла. Распахнулось окно для мирных переговоров с Москвой, и Киев постепенно готовят к этому сценарию.

Улощеных господ, прибывающих на саммит НАТО в Вильнюс, была очень непростая задача: как, не теряя лица и мнимого сочувствия, рассказать странному человеку в военной форме, что он только что напрасно угробил сорок тысяч сограждан за сорок дней в «мясных штурмах» хорошо укрепленных позиций. Это была честная сделка западных цивилизаторов и восточных аборигенов. Саммит НАТО мог стать триумфом иностранного оружия и украинской верности атлантическим интересам. Но жертвы не конвертируются в успех, только победы. И потому президент Владимир Зеленский остался лишним на празднике НАТО.

Выбирая место для запятой во фразе «Украину принять нельзя отказать», США уверено и жестко поставили ее перед последним словом. При этом американские чиновники достаточно доходчиво объяснили, что они против втягивания своих и союзных им войск в военный конфликт. Но конечно, все было обставлено правильно. Украина не может в одночасье встать в общественном сознании в один ряд со Вьетнамом, Афганистаном, Ираком и прочими провалами внешней политики США. Грядущие президентские выборы не позволяют Белому дому пренебрегать медийной картинкой. Горькую пилюлю для Киева подсластили невнятными гарантиями безопасности от стран G7 и новыми пакетами военной помощи.

В сухом остатке: Альянс взял курс на восстановление силового потенциала для длительного противостояния с оппонентами, из которых Россия — противник ситуативный, а Китай — перспективный. Решить украинскую дилемму нахрапом не получилось. А значит, сторонникам заключения договоренностей с Москвой предстоят длительные перелеты и многочасовые переговоры.

НАТО или ЕС?

Относительно принятия Украины в НАТО в организации никогда не было единого мнения. Сторонниками такого варианта выступали Великобритания, Польша и страны Балтии. Представители Восточной Европы ратовали за создание условного буфера с Россией, который взял бы на себя основные военные риски. А Лондон давно ведет стратегию расширения конфликтной зоны на востоке для усиления давления на лидеров Центральной Европы. 

Логика этой группы стран сегодня предельно проста: членство Украины в НАТО означало бы безоговорочную победу Запада, поскольку Россия не сможет победить, воюя со всеми странами Альянса. Правда, здесь нужна и уверенность в том, что Москва не решится применить ядерное оружие. Владимир Путин же четко дал понять: вступление Украины в НАТО — это та красная черта, из-за которой России во многом и пришлось начать военные действия с Украиной (т.н. СВО). 

И если Россия не отступит, то странам Альянса придется отправлять своих солдат умирать на Украине, а все они станут законными военными целями для российской армии, в том числе ее ракетных войск. Бремя же основного противостояния ляжет на американцев. 

Вероятно, рассматривался и компромиссный вариант с принятием только части Украины в НАТО, тогда как территории Крыма, ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей могли бы получить особый статус или вовсе отойти к России. В этом случае угроза военного столкновения НАТО и России резко снижается, поскольку боевые действия теряют актуальность (возможно, на время) для обеих сторон конфликта. 

Однако против этого плана пока резко выступает все еще публичный и медийно ресурсный президент Зеленский. А значит, план «раздела» Украины влечет за собой серьезные репутационные риски для Запада, акцентировавшего задачу абсолютного поражения России. Это, впрочем, вопрос «подготовки» общественного мнения и самого Зеленского. 

Противники принятия Украины в НАТО представлены Вашингтоном и большинством стран Западной Европы. Советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что немедленное вступление Украины в НАТО «будет означать войну с Россией». И такой перспективы большинство представителей Альянса не желает, предпочитая жертвовать несчастными украинскими мобилизованными. 

Перед поездкой в Европу Джо Байден заявил: «Украина не готова к членству в НАТО сейчас, в разгар военных действий с Россией. Но Украине нужно предложить рациональный путь квалификации для вступления в НАТО. А пока Украина не в НАТО, США предоставят ей такие гарантии безопасности, как Израилю». 

Смысл «израильского сценария» в том, что, не будучи страной НАТО, еврейское государство не может рассчитывать на помощь в случае войны, однако США гарантируют долгосрочные поставки высокотехнологичного оружия. Последний десятилетний пакет военной помощи США для Израиля потянул на 38 млрд долларов до 2028 года. 

Однако есть существенные оговорки. Во-первых, у Израиля большая и крепкая экономика и собственный мощный ВПК, который способен производить новейшие вооружения и даже с успехом экспортировать некоторые его образцы. Украина же стремительно превращается в фейл-стейт и полностью зависит от внешних вливаний для поддержания социально-экономической ситуации на плаву. 

Во-вторых, у Израиля есть ядерное оружие, которое выступает сдерживающим фактором для многочисленных, но раздробленных арабских оппонентов (многие из них уже становятся союзниками). Украина же оказывается в конфликте с огромной ресурсообеспеченной Россией, и этот дисбаланс, в том числе банально в демографии, в перспективе сыграет свою роль, несмотря ни на какие поставки оружия. 

В качестве страховки, замещающей ядерную, некоторые игроки, в первую очередь Польша, предлагают ввести на Украину (только Западную) иностранный контингент. Однако гарантировать его безопасность возможно только под зонтиком НАТО. Иначе ничто не убережет западную миссию от российских ракет. 

Наконец, американские гарантии Израилю не принесли стране мир: ракеты продолжают лететь по мирным городам, а политики обсуждают планы ядерной войны с Ираном. Более того, эксперты указывают, что Израиль из-за «американских гарантий» потерял самостоятельность в выборе внешнеполитической стратегии и полностью зависим от игр Вашингтона в регионе. Возможно, это выбор нынешнего киевского режима, но вряд ли перспектива для украинского народа. 

В итоге получается, что предоставление Киеву «израильских гарантий» обойдется очень дорого для всех членов Альянса и даже для Вашингтона, так как переложить здесь все траты только на европейцев не получится. При этом эти вложения можно будет защитить, только накрыв ядерным зонтиком, то есть приняв Украину в НАТО. Однако риски такого сценария всем очевидны, и вроде бы от них планируют уходить, обменивая статус члена Альянса на некие гарантии. Замкнутый круг. 

Неудивительно, что на полях саммита обсуждался и другой вариант: отказ принять Украину в НАТО в обмен на полноценное членство в ЕС. К слову, похожий компромиссный сценарий еще полтора года назад предлагали в Москве. Здесь все очевидно: затраты на восстановление Украины возьмут на себя европейцы, американцы бесплатно продолжат геополитическую игру в регионе, а Киев подсчитывает жертвы и, вероятно, потерянные территории. Проблема одна: это очень дорогой план. 

Британский профессор и писатель Адам Туз так описывает создавшийся тупик: «Окончательная гарантия безопасности, предоставляемая НАТО, заключается в использовании американских средств ядерного сдерживания, которые обеспечивают экономию за счет масштаба. Это означает, что поддерживать Украину вне НАТО менее рискованно, но дороже. Однако это не работает в отношении членства Украины в ЕС. Существуют общие выгоды — “экономия за счет масштаба” в самом широком смысле — от расширения Евросоюза. Но с финансовой точки зрения расходы ЕС на новых членов резко возрастают после их вступления. Именно эта схема обозначила трудный путь, пройденный новыми восточноевропейскими членами в 1990-х годах, прежде чем они начали извлекать выгоду из крупномасштабных трансфертов после вступления в 2000-х годах. Ни одна страна не выиграла больше, чем Польша, с которой Украину часто сравнивают».

В итоге уже накануне саммита стало очевидно, что перед носом украинцев опять помашут морковкой. 

Итоги саммита НАТО для Украины

Когда Зеленский понял, что Украине откажут во вступлении в НАТО, он попытался шантажировать западные страны тем, что не приедет на саммит в Вильнюсе, если не будет «конкретного результата». А когда стало очевидно, что этот демарш ударит только по интересам Киева, украинский президент фактически обвинил союзников в предательстве. «Сейчас по пути в Вильнюс мы получили сигналы о том, что обсуждаются формулировки без Украины. И я хочу подчеркнуть: это формулировка только относительно приглашения, а не относительно членства Украины. Беспрецедентно и абсурдно — когда нет никаких временных рамок и для приглашения (!), и для членства Украины; и когда добавляется какая-то странная формулировка об “условиях” даже для приглашения Украины, — написал Зеленский в телеграм-канале. 

The Washington Post позже написала, что «члены американской делегации были в ярости от заявления Зеленского». А журналисту Deutsche Welle Константину Эггерту сообщили, что Вашингтон пригрозил сократить военную помощь Киеву, если он не умерит свои претензии. Но в итоге все успокоились и сыграли программу-минимум. 

Схема «поддержки» Украины была оформлена следующим образом: для Киева отменили План действий по членству в НАТО (ПДЧ). Он появился в 1999 году под массовый прием стран, которые приходилось «подтягивать» под заданные Альянсом параметры, в том числе с точки зрения ускоренной «демократизации». Конечно, когда встал вопрос о приеме в Североатлантический альянс «первосортных» Швеции и Финляндии, никто и не вспомнил о ПДЧ. А вот для Киева формальности пришлись ко двору. 

Таким образом, для Украины отменили фейс-контроль для прохода в НАТО, но в очередной раз захлопнули «открытые двери». Причем Альянс не гарантировал прием Украины в свои ряды даже после окончания военного конфликта, ограничившись заверениями, что это когда-то произойдет. 

Генсек альянса Йенс Столтенберг в качестве огромного достижения преподнес создание совета «Украина — НАТО», который «позволит вести диалог на равных». Ранее, правда, действовала комиссия «Украина — НАТО». Переименование комиссии в совет стало одним из главных шагов Альянса навстречу Киеву. 

При этом НАТО отказался предоставлять Украине гарантии безопасности как в ходе текущего военного конфликта, так и по его завершении. Вместо этого были предложены гарантии безопасности от G7. Однако юридически такой организации, как «Группа семи», или G7, не существует — это неформальный клуб для общения семи некогда ведущих стран мира. 

В этом документе указывается, что каждая из стран «будет работать с Украиной над конкретными двусторонними долгосрочными обязательствами и договоренностями в области безопасности». Но никаких конкретных обязательств текст не содержит, зато изобилует такого рода формулировками, как «обеспечение устойчивых мер, способных защитить Украину»; «поддержка дальнейшего развития оборонно-промышленной базы Украины»; «укрепление экономической стабильности и устойчивости Украины» и т. п. А в случае «будущего вооруженного нападения России» страны G7 «намерены немедленно начать консультации с Украиной, чтобы определить соответствующие дальнейшие шаги». 

Но на этом унижения Украины не закончились: в конце декларации G7 Киеву выдвинут ряд жестких условий. «Со своей стороны Украина обязуется: вносить положительный вклад в безопасность партнеров и укрепление мер прозрачности и подотчетности в том, что касается ее вклада в общую безопасность; продолжить реализацию реформ правоохранительных органов, судебной системы, антикоррупционных мер, корпоративного управления, экономики, сектора безопасности и государственного управления, которые подчеркивают ее приверженность демократии, верховенству закона, уважению прав человека и свободы СМИ, а также демонстрируют устойчивое развитие экономики; продвигать реформы в области обороны и ее модернизации, в том числе путем усиления демократического гражданского контроля над вооруженными силами и повышения эффективности и прозрачности в оборонных учреждениях и промышленности Украины». 

Иными словами, вопросы предоставления помощи увязываются с требованиями прекратить разворовывание западных поставок, что для Киева страшнее любого ПДЧ. Коррупционные скандалы на Украине вспыхивают регулярно, несмотря на жесткий информационный надзор: и в военкоматах, и на военных складах, и сегменте гуманитарной помощи. 

Не менее «прорывными» стали и внутренние решения об укреплении обороноспособности НАТО. Правильнее было бы сказать, что участники завизировали ранее обозначенные усилия, не предложив ничего нового. Из практичного — расширение группировки войск на восточном фланге Европы в рамках обещанной год назад численности в 300 тысяч солдат, подразделения ПВО в Балтии на принципах постоянной ротации, договоры об открытом небе для усиления разведывательного потенциала. 

Принят новый план военного развития, предусматривающий увеличение производства вооружения и военной техники, их совместных закупок и повышение операционной совместимости войск Альянса. Разговоры о необходимости принятия этих мер тоже ведутся не первый год. 

Но главный вопрос тот же — деньги. Согласно свежим договоренностям о повышении расходов на оборону, они должны составлять не менее 2% от ВВП стран-участниц. Однако это решение было принято еще в 2014 году, и до сих пор далеко не все союзники соответствуют этому критерию. 

Оборонные траты Германии в прошлом году — 1,57%, Франции — 1,94%, Испании — 1,2%, Италии — 1,38%. В целом по Европе рост есть, он составил 13%, но его тянет война и восточноевропейские милитаристы. Скажем, Польша наращивает закупки, траты составляют 4% ВВП страны. У воюющей России, по некоторым оценкам, 4,1%. 

К слову, под давлением госдолга и политических баталий в грядущем году ожидается сокращение военного бюджета США ниже 3% ВВП впервые с окончания холодной войны. На ее пике он был в три раза больше. У европейских союзников — в два раза больше. 

Все это красноречиво свидетельствует о том, что к большой войне здесь и сейчас ни НАТО, ни Запад в целом не готовится. Более того, столь ожидаемые планы существенного расширения производственных мощностей ВПК до сих пор не приняты, количество новых заводов исчисляется единицами. А существующая промышленность уже не обеспечивает даже потребности украинского фронта, не говоря о запросах собственных арсеналов. 

Нет никаких сомнений, что НАТО будет перестраивать военное производство и логистику, тем более что на фоне большого конфликта проблемы встали во весь рост. Однако, по всей видимости, решено не форсировать задачу, анализировать потребности и запросы современной армии, а также пройти непростой путь унификации вооружений участников Альянса, что вызовет неминуемое сопротивление в эпоху борьбы за производительный потенциал и рабочие места в каждой отдельной стране. 

К формальному успеху Альянса можно отнести разве что обещание президента Турции Реджепа Эрдогана дать согласие на вступление в НАТО Швеции. Стороны сторговались на возобновлении поставок турецкой армии западного оружия, а Анкара забыла о сожжениях шведами Корана и укрывательстве «курдских террористов». Однако, зная Эрдогана, можно предположить, что решение о согласии на вступление Швеции в НАТО не окончательное: а вдруг кто-то предложит более выгодную сделку? 

Зачем НАТО переговоры с Россией

В некотором смысле саммит НАТО в Вильнюсе подвел черту под осознанием Альянсом необходимости восстановить в первую очередь свой оборонительный потенциал — собственно, для этих целей он и создавался в эпоху большого блокового противостояния с СССР. После 1991 года НАТО пытались переформатировать под задачи проведения экспедиционных операций наступательного характера, однако в целом силовой компонент Альянса деградировал. 

Сегодня стало понятно, что под политическую консолидацию западных игроков, которой удалось достичь за последние полтора года, необходимо выстроить заново и военный базис. Большая война с Россией тут совсем некстати. Именно поэтому дальнейшие шаги по эскалации украинского кризиса непродуктивны и чрезвычайно дорогостоящи, даже если речь идет исключительно об использовании Украины в качестве воюющего форпоста. 

Другое дело, если бы удалось добиться значительных успехов за последние месяцы, нанести российской армии чувствительные поражения и спровоцировать внутреннюю смуту. Именно для этих целей в начале года Киеву передали исключительный пакет вооружений, и, как понятно сегодня, повторить эти объемы разово больше не получится. Разве что компенсировать потери и выравнивать потенциал за счет поставок авиации и ракет. 

Именно поэтому во многом ожидаемое, предсказуемое и обреченное наступление ВСУ в сторону Крыма на хорошо подготовленную российскую оборону все же произошло. Иными словами, это игра ва-банк в ситуации, когда исчерпаны иные решения. Стратегия «долгой войны» для Украины у натовских генералов наверняка есть, но она идет вразрез не только с вопросами экономии, но и с планами долгосрочного строительства ВПК Альянса. 

Надо отметить, что украинское наступление продолжается. В ходе первой фазы Украине удалось сохранить значительное количество западной техники, а ресурс «живой силы» далеко не исчерпан. Но уверенность в победном исходе пропала даже в западной прессе и в заявлениях американского генералитета. Поставки кассетных снарядов — от дефицита иных боеприпасов — никак не решат ситуацию, а по авиации до сих пор не принято решение. В Пентагоне прямо сказали, что не хотят передавать F-16 Украине из-за «обширных возможностей России в сфере ПВО» и «неидеальных условий для размещения самолетов». 

Предоставлять Киеву авиацию и дальнобойные ракеты Вашингтон не желает по целому ряду причин. Во-первых, это может привести к ударам в глубь российской территории и вызвать неуправляемую эскалацию конфликта. Во-вторых, эти вооружения стоят в десятки раз дороже той техники, которая поставляется Украине в настоящее время. А в-третьих, они могут понадобиться самим США и их союзникам в случае военного конфликта с Китаем. 

Усиление КНР — важный «отложенный» фактор в дискуссии о развитии противостояния с Россией. По словам главы ЦРУ Уильяма Бернса, хотя украинский конфликт и является вызовом сложившемуся миропорядку, в то же время единственной страной, которая обладает необходимой для глобальных изменений политической, дипломатической, экономической и военной мощью, является Китай. Бернс утверждает, что Китай — это самый главный соперник США в геополитике и разведке, а также важнейший долгосрочный приоритет для американских интересов. 

Косвенно о попытке перенаправить потенциал НАТО в Азиатско-Тихоокеанский регион свидетельствует возросшая переговорная активность лидеров Альянса с Японией. Предполагалось даже, что на саммите в Вильнюсе будет впервые объявлено об открытии офиса НАТО, вокруг которого соберется неформальный клуб партнеров Альянса (Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия, Япония). Однако в итоговом заявлении этот проект отсутствовал. 

Восточный «антикитайский» разворот НАТО, как известно, не очень нравится европейцам, намеревающимся сохранить плотные торговые отношения с КНР, прежде всего Франции и Германии. Они тем более апеллируют к украинскому конфликту и справедливо говорят, что два фронта Запад точно не потянет. 

Помимо этого Россия продолжает восприниматься американскими стратегами как противовес Китаю в Средней Азии, на Дальнем Востоке, в организациях ШОС и БРИКС. Если Россия ослабнет, влияние Китая усилится в этих регионах и объединениях. Владимир Путин, в свою очередь, заметил, что «не против обсуждения гарантий безопасности Украине, но при условии соблюдения гарантий безопасности России».

Вашингтон всегда осознавал опасность сближения Москвы и Пекина, но рассчитывал нанести российской армии быстрое военное поражение на Украине и мгновенно обрушить российскую экономику, не допустив полного сближения с Китаем. В идеале для США итогом давления на Россию должна была стать смена власти в Москве. Похоже, в Вашингтоне считали, что новая российская власть будет проамериканской, а не более радикальной и воинственной. Мятеж Евгения Пригожина немного отрезвил американских аналитиков.

В итоге нормализация отношений с Москвой становится все более приемлемым сценарием развития событий. А возможное возобновление торговых связей России с Европой предотвратит стремительную интеграцию российской и китайской экономик и неизбежную кооперацию в военной сфере. 

Приближающиеся президентские выборы в США вынуждают Белый дом спешить: Байдену позарез нужен внешнеполитический успех, а нынешняя ситуация на Украине таковым явно не выглядит. Пока трудно представить себе будущие договоренности, но саммит НАТО доказал, что США уже мало волнует мнение Киева по любым вопросам, а значит, вариантов урегулирования становится больше. 

Все это открывает окно для возможных переговоров по мирному разрешению украинского кризиса. Неформальные консультации с Москвой начались задолго до саммита НАТО. Так, директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин сообщил, что в конце июня провел часовой телефонный разговор с главой ЦРУ Уильямом Бернсом, в ходе которого обсуждались «темы и события вокруг Украины». 

Ранее газета Washington Post сообщила о тайном визите директора ЦРУ на Украину, в ходе которого он якобы предложил украинским властям не пытаться штурмовать Крым, а начать переговоры с Россией после приближения украинских войск к Крыму. По странному стечению обстоятельств Зеленский, который ранее ставил условием прекращение военных действий возвращение к границам 1991 года, допустил начало переговоров «когда Украина достигнет административной границы с временно оккупированным украинским полуостровом Крым». 

А в начале июня Белый дом подтвердил информацию NBC News о том, что бывшие высокопоставленные американские чиновники провели тайные переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и «другими россиянами» по вопросу окончания войны на Украине. 

На саммите Байден обозначил возможные договоренности. Президент США заявил, что Россия уже проиграла, а военный конфликт «не может длиться годами». То есть существующее де факто положение на фронте Вашингтон намерен выдать как свою победу. Владимир Путин, в свою очередь, заметил, что «не против обсуждения гарантий безопасности Украине, но при условии соблюдения гарантий безопасности России».

Авторы: Александр Смирнов; Петр Скоробогатый, заместитель главного редактора, редактор отдела политика журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2023/29/v-nato-postavili-na-oboronu/


Datum: 19.07.2023
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 141
Kommentare
[-]
 Baby Box Shop | 25.08.2023, 05:52 #
Welcome the new baby boy with a personalised touch. Our range of personalised baby boy gifts includes an array of charming items that can be customised with his name or initials. From cuddly blankets to playful onesies, these gifts are sure to make a lasting impression on the new parents and their bundle of joy.
 Vallee Real Estate | 14.09.2023, 11:21 #
Discover exquisite Lake Como Houses for Sale. Explore a range of charming houses for sale, offering breathtaking views of the serene lake and the surrounding Italian countryside. Nestled amidst breathtaking landscapes, these properties offer the perfect blend of luxury and tranquility.Your dream home by the water awaits in this picturesque destination.
 Tiptop-Einrichtung | 02.10.2023, 09:22 #
Barbershop Bedienplatz is the workspace within a barbershop where haircuts, shaving, and other services for male clients are carried out. This area typically includes a chair, mirror, and tools. The Barbershop Service Station is the heart of every barbershop, where skilled barbers work their magic to create fresh looks and maintain well-groomed appearances. This dedicated area is thoughtfully designed for both the barber's convenience and the client's comfort.

Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta