Украинскиe военныe беженцы на рынке труда Германии. Кризис иммиграции в стране

Статьи и рассылки / Themen / Emigration und Immigration
Information
[-]
Миграционная политика страны  

***

Число украинских беженцев в ФРГ выросло до 1,65 млн человек

Согласно данным МВД ФРГ, это на четверть миллиона больше, чем в 2023 году. Немецкие политики предупреждают о перегрузке и призывают к более равномерному распределению беженцев в Европе.

В настоящее время в Германии зарегистрировано около 1,65 миллиона украинцев. По состоянию на 12 марта это приблизительно на 250 000 человек больше, чем в прошлом году, сообщает в пятницу, 22 марта, издание Der Spiegel со ссылкой на ответ федерального Министерства внутренних дел депутату от оппозиционного Христианско-демократического союза (ХДС) Александру Трому (Alexander Throm).

Согласно отчету, на который ссылается издание, количество граждан Украины, которые бегут от российской военной агрессии, сейчас превышает число просителей убежища в Германии из других стран. Тром считает в связи с этим фактом, что федеральное правительство обязано срочно работать над "более равномерным распределением" вновь прибывающих украинских беженцев в других странах Европы. "Германия достигла своего предела", - заявил он в интервью Der Spiegel.

По данным Федерального статистического ведомства, женщины составляют приблизительно 80 процентов украинских граждан в трудоспособном возрасте, которые, спасаясь от войны, нашли c 2022 года убежище в Германии.

До 6 млрд евро на пособия для украинских беженцев

Беженцы из Украины имеют в Германии право на получение так называемого "гражданского пособия" (Bürgergeld), которое выплачивается людям не имеющим работы. Одинокие люди получают 563 евро в месяц. Семейные пары - по 506 евро на человека.

Родители получают также пособие на детей - от 357 до 471 евро в месяц на ребенка, в зависимости от его возраста. Кроме того, государство покрывает расходы на медицинскую страховку, оплату жилья и часть коммунальных услуг, выделяет деньги на покупку мебели для дома и школьных принадлежностей, оплачивает языковые курсы. По оценке федерального министра финансов Кристиана Линднера (Christian Lindner), в бюджете на 2024 год только на пособия для украинцев в Германии будет выделено от 5,5 до 6 млрд евро.

От выпускников языковых курсов ждут быстрого трудоустройства

"Языковой барьер снижается. Настало время идти работать", - адресовал свое заявление беженцам из Украины на пресс-конференции в Берлине в октябре 2023 года министр труда ФРГ Хубертус Хайль (Hubertus Heil). Речь шла вообще о беженцах, имеющих реальную перспективу остаться в стране на длительный срок, но упор был сделан именно на украинцах. "Мы понимаем, что языковые знания важны. Но они не должны быть совершенными", - подчеркнул министр.

Хайль отметил, что в последнее время свыше 100 тысяч беженцев из Украины закончили языковые курсы, а еще примерно 100 тысяч завершат обучение в ближайшие месяцы. В аналогичной ситуации находятся еще 200 тысяч беженцев из других стран.

Автор Роман Сулима

Источник - https://p.dw.com/p/4e2QJ 

***

Украинцы находят работу в Германии реже, чем в странах ЕС

Интеграция украинских военных беженцев на рынке труда Германии происходит медленно по сравнению с другими европейскими странами.

По данным министерства труда Германии, к февралю 2024 года только 25% беженцев из Украины работали в Германии. В то же самое время в Дании – 78%, Чехии – 66%, Польше – 65%, Швеции и Великобритании – по 56%, Нидерландах –  50%. Причины такого положения лежат в мотивации потенциальных работников и в бюрократических препонах.

Финансовая поддержка

Большинство экспертов главную причину большого отставания Германии видят в меньшем уровне финансовой поддержки в других странах. Так, украинские беженцы в Чехии первоначально получают ежемесячную экстренную помощь в размере, эквивалентном 200 евро. Через пять месяцев сумма снижается до 130 евро. Медицинское страхование и расходы на проживание в коллективном общежитии покрываются только на ограниченный период времени.

В Польше по запросу может быть выплачена единовременная выплата в размере 66 евро, а также пособие на ребенка в размере 110 евро в месяц. Тот, кто проживает в коллективном жилье более четырех месяцев, должен покрыть половину расходов самостоятельно. Это означает, что беженцы вынуждены устраиваться на работу, обычно в низкооплачиваемом секторе.

В Германии эти финансовые стимулы значительно ниже. С июня 2022 года украинцы бессрочно получают Bürgergeld – обычную ставку гражданина, которая на данный момент составляет 563 евро для одиноких взрослых. За ребенка полагается еще сумма до 471 евро. При необходимости покрываются также расходы на жилье и дополнительные расходы.

Однако сравнительно щедрая социальная помощь может быть лишь одной из причин того, почему здесь работает так мало украинцев. Например, в Нидерландах и Дании, где финансовая поддержка аналогична той, что есть в Германии, большая часть беженцев сейчас трудоустроена.

Другая группа факторов связана с громоздкой немецкой бюрократией, которая работает медленнее, чем в других странах ЕС.

Высокие требования к владению немецким языком

Германия, в отличие от Польши и Чехии, полагается на языковые и интеграционные курсы. Около 60 процентов безработных украинцев сейчас проходят такие курсы. Обычно они длятся шесть месяцев или дольше.

Эксперты отмечают, что, с одной стороны, многие беженцы к этому привыкают и не торопятся искать работу, а с другой – эффективность этих курсов не бесспорна. В перерывах между занятиями украинские соотечественники общаются между собой, как известно, на родном языке. Нет, лучший способ выучить язык – это работать и осваивать язык в постоянном контакте с немецкими коллегами по работе, а не проводить месяцы или годы в школе. Кстати, аналогичная ситуация с устройством украинских беженцев на работу и в других немецко-говорящих странах: в Швейцарии – 18%, в Австрии – 14% (данные на октябрь прошлого года).

Квалификация беженцев

Примечательна высокая доля людей, иммигрировавших из Украины, с академическим образованием. Если посмотреть на людей в возрасте от 25 до 59 лет, находящихся на основном этапе трудоустройства, то 45% тех, кто иммигрировал из Украины с начала 2022 года, имели академическую профессиональную квалификацию технического колледжа или университета, а 28% – неакадемическую профессиональную квалификацию. Для сравнения: в общей численности населения Германии 27% людей этой возрастной группы имели академическую профессиональную квалификацию и 52% – неакадемическую.

Ни одной европейской стране до сих пор не удалось использовать хорошее образование украинских беженцев. В основном они работают в секторах с низкой заработной платой. Несмотря на нехватку врачей, медсестер, работников в сфере образования и т.д. Украинские беженцы с высшим образованием в Германии считаются сверхквалифицированными. Эксперты отмечают длительные процессы признания образования, прежде чем украинцам будет разрешено работать, например, врачами или фармацевтами.

А в Италии и Словакии, например, иначе: там им разрешили работать в системе здравоохранения с марта 2022 года.

Высокая доля женщин с детьми

Семь из десяти (69%) взрослых людей, проживающих в Германии и иммигрировавших из Украины с начала 2022 года, – женщины, и только трое из десяти (31%) – мужчины. Это связано с тем, что матери часто приезжали в Германию из Украины одни со своими детьми. Конечно, это обстоятельство затрудняет трудоустройство приезжих.

Правда, фактор этот действует как в Германии, так и в других странах.

Большие препятствия на пути к самостоятельной деятельности

Украинские беженцы, желающие работать самостоятельно, жалуются на длительные и сложные процедуры, в которых участвуют многие учреждения. В Польше, напротив, существует большое количество стартапов. Украинские женщины открывают бизнес в основном в сфере парикмахерского искусства и торговли, мужчины – в строительстве и управлении складами или в сфере информационных технологий.

Работа – ключ к интеграции

Низкая занятость вызывает беспокойство, говорит профессор Мюнстерского университета Дитрих Тренхардт (Dietrich Tränhardt), автор исследования «С распростертыми объятиями – кооперативный прием военных беженцев из Украины в Европе. Альтернатива режиму убежища?». И не только из-за проблем на немецком рынке труда и повышенной нагрузки на социальный бюджет принимающей страны. «Работа – ключ к интеграции. Если ты зарабатываешь собственные деньги, ты обретаешь уверенность в себе и уважение, имеешь контакты на одном уровне и, следовательно, быстрее выучишь язык», – убежден профессор.

Кроме того, постоянная работа может стать решающим преимуществом, если украинцы хотят остаться в Германии на длительный срок и хотят перейти на другой правовой статус после истечения срока временной защиты.

Вместо заключения

Украинские военные беженцы свободны в выборе страны пребывания. Ежемесячно Евростат подсчитывает, сколько украинских беженцев приняла каждая страна на душу коренного населения. С большим отрывом лидирует Чехия с 3,2% населения, каждый 30-й житель страны родом из Украины. В Польше, Эстонии, Латвии, Литве и Болгарии украинские беженцы составляют более двух процентов населения, в Словакии – 1,9 %, в Ирландии – 1,7 % и в Германии – 1,3 %. Средний показатель по ЕС составляет 0,9 %, замыкает список Франция с показателем 0,1 %.

Самое интересное то, что все ведущие страны платят меньше социальных пособий и более низкие зарплаты по сравнению с Германией. Такое развитие событий противоречит тезису о том, что социальные льготы являются главной привлекательностью и, скорее, говорит в пользу активности беженцев. Если описанные тенденции закрепятся, то нельзя исключить, что наиболее активные люди будут ориентироваться отнюдь не на Германию.

Автор Михаил Вайсбанд

Источник - https://partner-inform.de/partner/detail/2024/3/195/11629/ukraincy-nahodjat-rabotu-v-germanii-rezhe-chem-v-stranah-es#deteils

***

Приложение. Кризис иммиграции в Германии– cтрахи и надежды

«Боливар не вынесет двоих». Эта фраза из новеллы О. Генри становится формулой неприятия и критики миграционной политики современного руководства Германии.

Не надо забывать, что и в недавнем прошлом, при прежнем руководстве, летели аналогичные камни в правительственный огород. Страна, держащая ворота открытыми перед потоком беженцев, – не резиновая. Боливар не вынесет всех желающих ускакать на его спине от преследующих невзгод. Речь, конечно, не о «двоих». И даже не о двух миллионах беженцев – в последние годы их суммарный наплыв превысил и этот показатель.

Считается, что Германия – полюс притяжения беженцев, стекающихся в Европу. И что в Германии таким полюсом является Бавария. Истина, однако, не столь однозначна. Европейский и германский «атласы кризисной иммиграции» многополярные. Где-то пришельцев много – и это бросается в глаза. А где-то их еще больше – хотя в глаза почему-то не бросается.

Хроникальным штампом сегодняшней европейской иммиграции стали кадры с переполненными баркасами у берегов Лампедузы. Пришельцы из Африки, «проторившие путь» в Средиземном море. Их поток не сокращается.

Между тем, как показывает мониторинг агентства Frontex, охраняющего границы Евросоюза, поток через Лампедузу и Аппенинский полуостров почти не представляет проблем для Германии. Гораздо более проблематичен трафик через восточную акваторию Средиземного моря и через Балканы, стартующий в Турции, в Иране и в обширных прилегающих регионах. Это гораздо более насыщенный поток беженцев из Северной Африки и с Ближнего Востока, пополняемый выходцами из Афганистана, Пакистана и из более удаленных азиатских стран. Истинной целью для многих действительно является Германия, а прочие европейские государства – лишь зонами транзита. И, конечно, не сокращается сухопутный восточный трафик, это в первую очередь беженцы с Украины.

Точные цифры заслуживают самого серьезного анализа, без которого они становятся почвой для спекуляций и «булавами» для безответственного жонглирования. Сама по себе цифирь, если не улавливать ее подоплеки, может и убедить в чем угодно, и, наоборот, разубедить. Скажем, по одной методике подсчета Германия стоит на первом месте в Европе по числу принимаемых беженцев, а по другой – только на четвертом, тогда как на первом месте стоит (не удивляйтесь!) Кипр. Эстония принимает заявлений о признании статуса беженцев в шестьдесят с лишним раз меньше, чем Германия, а беженцами она «перегружена», при удельном подсчете, не только не меньше Германии, но примерно на десять процентов больше. В общем, нужен трезвый, а не митинговый подход к проблеме.

Трезвые цифры

Согласно Центральному регистру иностранцев, число беженцев (AZR), обосновавшихся в Баварии, приближается к 400 тысячам. На протяжении последнего десятилетия – неуклонный рост. В предыдущие десятилетия рост был более плавным. Да и порядок цифр совсем иным. Скажем, в 2008 году общее число беженцев в федеральной земле составляло 50 тысяч. А сейчас 50 тысяч – сложившаяся «норма» ежегодного их прироста. В 2015-2016 гг., во времена сирийского кризиса, число беженцев в Баварии приблизилось к 200 тысячам. Сейчас увеличилось в два раза. Сказалась война на Украине. Но не только. Скажем, до февраля 2022 года, то есть до вторжения на Украину, убежища в Баварии искали 280 тысяч человек. Дальнейший прирост (около 120 тысяч человек) в значительной, но не в полной мере обеспечен украинцами.

Примерно каждый третий из новоприбывших утверждает, что он бежит из Сирии, каждый пятый – из Афганистана. Хотя, в отличие от украинцев, их маршруты причудливо искривлены, пролегают в основном через Иран. Что, кстати, невероятно запутывает и вопрос о предоставлении статуса беженца, и возможную процедуру высылки из страны.

 

Куда высылать? Международные нормы предполагают депортацию непризнанных беженцев в страну, из которой они прибыли. Но де факто страны прибытия – ближайшее окружение Германии: Австрия, Чехия, Польша, через них пролегает трафик. Один этот факт делает нереалистичными лозунги популистов о принудительном «отселении» иммигрантов, пусть даже обладающих немецкими паспортами. Отселение сведется к взаимовыталкиванию внутри Европейского сообщества по принципу сообщающихся сосудов. Миграционных болячек Евросоюза это не излечит, и болячки будут по-прежнему ощутимы в Германии.

Тем не менее власти Баварии стараются сохранять прагматизм и, в частности, «затушевывают» имидж своей федеральной земли как социального оазиса. Бавария первой ввела платежные карты для беженцев (мы писали об этом в «Партнёре» 1 / 2024). Сейчас подобные карты вводят в других землях Германии.

Обитаемые острова

И все же самая «населенная» беженцами федеральная земля Германии – не Бавария. В Северном Рейне-Вестфалии наплыв еще больше. Но удивительно: в удельном значении Бавария и Северный Рейн-Вестфалия занимают соответственно 13-е и 14-е места в федеральной статистике. Если учитывать число поданных и рассматриваемых заявлений о предоставлении статуса беженца в расчете на 10 тысяч жителей, то на первое место выходит Берлин (34,4 заявления на 10 тысяч), на второе Бремен (34,1), на третье Саксония-Ангальт (32,5). В наиболее населенных землях – Северном Рейне-Вестфалии и Баварии – соответственно 26,5 и 26,3. Замыкают эту таблицу Мекленбург-Передняя Померания и Баден-Вюртемберг. При относительно небольшом населении здесь и самое низкое число претендентов на статус беженцев: 25,6 и 24,8. Все эти цифры можно найти в регистре AZR.

Словом, картина пестрая. Но в целом восточные земли Германии менее «переполнены» беженцами, чем западные. Так почему же именно на востоке особо активничают популисты-оппозиционеры, призывающие к ужесточению депортационных мер? Шумная погоня за призраками! Средние восточные показатели плотности расселения беженцев – 2-3 % от общего числа жителей. Выделяется, конечно, Берлин: 4,8 %. Для сравнения приведем несколько западных показателей: в Гиссене (Гессен) и в Зальцгиттере (Нижняя Саксония) 7,2 %; в Эссене, Бохуме (Северный Рейн-Вестфалия) и в Швайнфурте (Бавария) 6,6 %; в Бремене 6,2 %; в Ганновере (Нижняя Саксония) 6,1 %.

На востоке «переполненных» регионов значительно меньше, к тому же сами они характеризуются определенной «недозаселенностью». В округе Одер-Шпрее, в городах Шверин, Магдебург, Хемниц, Галле доля беженцев составляет от пяти до шести процентов населения. Но, скажем, общее число обрабатываемых заявлений на предоставление статуса беженца – не более 10-15 тысяч на город (округ). Еще одно сравнение с западом: в Ганновере обрабатываются 72 тысячи заявлений, в Дортмунде – 30 тысяч, в Гиссене – 20 тысяч.

А в упомянутом восточном округе Одер-Шпрее, площадь которого превышает площадь Дортмунда и Гиссена, вместе взятых, число обрабатываемых заявлений от силы 9 тысяч. Как правило, тут находят временное прибежище украинские беженцы. Большинство из них через месяц-два перемещаются далее на запад. Да и подавать заявление о предоставлении статуса беженца им не обязательно. Они априорно признаны беженцами в Европе. Что, с одной стороны, свидетельствует о европейском гуманизме, обостренной реакции на сам факт ведения войны в Европе, но, с другой стороны, осложняет миграционную ситуацию.

Фокусы статистики.

Статистика вообще становится порой с ног на голову. В глазах того, кто в ней не разбирается. Скажем, наивысшее за всю историю ФРГ месячное число поданных заявлений на предоставление статуса беженцев – 90 тысяч! – было отмечено в августе 2016 года. Тут всё понятно: война в Сирии. А во времена войны на Украине наибольшие значения: 29,4 тысячи (ноябрь 2022 года) и 31,4 тысячи (январь 2023 года). Парадокс? Вовсе нет. Украинцы получают статус не по заявлению, так сказать, автоматически. И значит, если вычесть этот фактор, «прочая» волна иммиграции не отличается повышенными значениями. Наоборот, в сравнении с 2015-1016 гг., когда среднемесячное число прибывающих беженцев составляло 50 тысяч, волна, можно сказать, улеглась. В 2023 году среднемесячно было 25 тысяч.

Статистика – вещь дотошная. И требует столь же дотошного разбора. Не надо представлять дело так, будто бы Германия взяла на себя (из-за правительственного-де головотяпства) невыносимое бремя альтруизма. У нас сейчас за год принимают к рассмотрению 19,2 заявления о предоставлении статуса беженца в расчете на 10 тысяч населения страны. Много? В соседней Австрии – 25 заявлений. Даже в крохотной Эстонии принимают больше, чем у нас: 19,4 заявления на 10 тысяч местных жителей. А на Кипре – 45.

Автор Олег Филимонов

Источник - https://partner-inform.de/partner/detail/2024/3/260/11632/krizis-immigracii-ctrahi-i-nadezhdy#deteils


Datum: 23.03.2024
Hinzugefügt:   venjamin.tolstonog
Aufrufe: 117
Kommentare
[-]
ava
muazmubeen786 | 24.03.2024, 04:53 #
Fume is a portable electronic device that vaporizes e-liquid for inhalation. Featuring sleek designs and various flavors, it offers convenience and discretion for vaping enthusiasts on the go.
 Zoya | 26.03.2024, 20:13 #
As Ukrainian war refugees seek opportunities on the German labor market, the country faces an immigration crisis. This influx presents both challenges and opportunities, requiring comprehensive strategies for integration and support. Insights from Dubai Mall Shop provide valuable perspectives on the economic and social ramifications of refugee integration, shedding light on the complexities of addressing humanitarian crises within the context of labor market dynamics and immigration policies.
Ihre Daten: *  
Name:

Kommentar: *  
Dateien anhängen  
 


Subjektive Kriterien
[-]
Статья      Anmerkungen: 0
Польза от статьи
Anmerkungen: 0
Актуальность данной темы
Anmerkungen: 0
Объективность автора
Anmerkungen: 0
Стиль написания статьи
Anmerkungen: 0
Простота восприятия и понимания
Anmerkungen: 0

zagluwka
advanced
Absenden
Zur Startseite
Beta